Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Маркова, М. Г.
Договор об охране социалистической
собственности вневедомственной сторожевой
охраной при органах милиции /М. Г. Маркова.
//Правоведение. -1965. - № 1. - С. 151 - 155
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Договор об охране социалистической собственности вневедомственной сторожевой охраной при органах милиции.
      Маркова, М. Г.

      Договор об охране социалистической собственности вневедомственной сторожевой охраной при органах милиции

      М. Г. Маркова, кандидат юридических наук

      Договор об охране объектов — это до­говор, в силу которого в соответствии с обязательным для обеих сторон админист­ративным актом вневедомственная сторо­жевая охрана при органе милиции обязует­ся организовать охрану и обеспечить со­хранность материальных ценностей социа­листической организации, обязующейся правильно содержать имущество, создать условия для осуществления охраны и пла­тить установленное вознаграждение за ох­рану. Правовая регламентация данного до­говора осуществлена Положением о вневе­домственной сторожевой охране при орга­нах милиции, согласованным с Государст­венным комитетом Совета Министров СССР но вопросам труда и заработной платы. Министерством финансов СССР и ВЦСПС, объявленным 16 января 1960 г. приказом МВД СССР, и Типовым договором об ох­ране объектов, принятым 12 февраля 1960 г. Государственным арбитражем при Совете Министров СССР с участием пред­ставителей заинтересованных организаций.

      Поскольку договор об охране является разновидностью гражданскоправовых обя­зательств, на него должны распространять­ся общие положения об обязательствах, закрепленные в ст.ст. 33—38 Основ граж­данского законодательства СССР и союз­ных республик, и нормы соответствующих разделов ГК. союзных республик.

      В Основах гражданского законодатель­ства и в гражданских кодексах нет норм, специально посвященных договору охраны социалистической собственности силами вневедомственной сторожевой охраны мили­ции, Типовой договор по ряду вопросов не­достаточно обоснован и четок. Правовая литература уделяет незаслуженно мало внимания исследованию этого института,[1] хотя значение его в регулировании имуще­ственных отношений социалистического общества велико. Все сказанное показывает настоятельную необходимость исследования правовой природы этого договора.

      Так как предметом анализируемого дого­вора является осуществление охраны социа­листической собственности, он может быть отнесен к группе гражданскоправовых до­говоров, направленных на выполнение ра­бот и оказание услуг. Однако было бы не­правильно считать договор об охране разно­видностью каких-либо конкретных широко известных закону и практике договоров о выполнении работ или оказании услуг (под­ряда, хранения, поручения). Это — само­стоятельный гражданскопразовой договор.

      Первой особенностью его является спе­цифический субъектный состав; участниками договора могут быть только социалистиче­ские организации, причем не любые, а стро­го определенные. В качестве стороны, осу­ществляющей охрану, выступает отдел (от­деление) охраны при органе милиции, ко­торый Типовым договором и на практике именуется сокращенно «охрана». Обычно отдел вневедомственной охраны создается при каждом райотделе милиции, иногда образуются межрайонные отделения ох­раны. Другой стороной являются социали­стические организации, обязанные в соот­ветствии с постановлением правительства сдавать объекты для охраны. К ним отно­сятся промышленные предприятия, строи­тельные, торговые, кооперативные органи­зации, учреждения. Типовой договор называет эту сторону «хозорганом»; вряд ли, однако, можно признать такую терминоло­гию удачной, поскольку в качестве участ­ников правоотношения здесь выступают не только хозяйственные организации, но и учреждения.

      152

      Вторая особенность данного договора со­стоит в том, что охране подлежат мате­риальные объекты, физические свойства ко­торых не дают возможности переносить их с места на место (заводы, строительные участки, магазины, базы, ателье и т. п.). Они не переходят во владение охраны, в ее хозяйственную сферу, сохранность их обес­печивается по местонахождению.

      Третья особенность договора состоит в том, что он подлежит обязательному заклю­чению. Правоотношение по охране возникает из сложного фактического состава: из административного акта и договора. Акт компетентного государственного органа (Совета Министров союзной республики, Со­вета Министров автономной республики, ис­полнительного комитета краевого и област­ного Совета депутатов трудящихся и др.), устанавливающий перечень объектов, под­лежащих охране вневедомственной охраной при органах милиции, является необходи­мым юридическим основанием заключения договора. Вневедомственная охрана не мо­жет вступать в гражданскоправовые отно­шения с организациями, объекты которых не включены в указанные перечни. Если, на­против, объект входит в перечень, заклю­чение договора обязательно как для соот­ветствующей организации, так и для «ох­раны».

      Договор охраны относится к числу дву­сторонних, ибо каждая сторона в нем наде­лена и правами, и обязанностями. Содер­жание обязанностей, возлагаемых на контр­агентов, определяет и возмездный характер этого договора, по которому каждый участ­ник получает встречное имущественное удо­влетворение от другой стороны: социалисти­ческая организация — в виде оказанных ей услуг по охране социалистической собствен­ности, «охрана» — в виде вознаграждения. Договор об охране следует рассматривать как консенсуальный, он считается заклю­ченным в момент достижения соглашения между сторонами без передачи материаль­ных ценностей «охране». Причем, в отли­чие от других консенсуальных договоров, перехода имущества здесь от одного контр­агента к другому вообще не происходит (ни в стадии заключения, ни в стадии исполне­ния). С передачей имущества нельзя отож­дествлять сдачу-приемку объектов под ох­рану, которая не влечет перехода имуще­ства социалистической организации во вла­дение охраны. Поскольку приемка и сдача объектов является обязанностью сторон (в соответствии с пп. 5 и 6 Типового договора стороны должны ежедневно производить сдачу и приемку объекта под охрану и из-под охраны), это лишь подтверждает консенсуальный характер данного договора.

      Анализируемый договор существенно от­личается от других гражданскоправовых договоров, направленных на выполнение ра­боты или оказание услуг. От договора под­ряда он отличается тем, что не связан с фи­зическим воздействием на вещи, не пресле­дует цели достижения какого-либо материально осязаемого результата (изменения, создания, ремонта вещи и т. д.). Договор охраны имеет своей задачей сохранение прежнего положения, обеспечение статики; договор же подряда регулирует динамиче­ский процесс. У них и разное юридическое содержание: договор подряда направлен па выполнение работы, договор охраны — на оказание услуг. Нельзя поэтому согласиться с мнением, что «договор подряда лежит в основе договоров на охрану объектов».[2]

      Договор об охране следует отличать и.от договора хранения, хотя регулируемые им is отношения чрезвычайно близки по своему содержанию: оба они направлены на ока­зание услуг фактического характера, в фор­ме обеспечения сохранности имущества. Но этим, хотя и чрезвычайно важным обстоя­тельством, ограничивается их сходство. В отличие от договора хранения, в договоре об охране объектов имущество, подлежа­щее сохранению, не передается во вла­дение стороне, осуществляющей охрану; ох­рана имущества производится в хозяйст­венной сфере другого контрагента. Объектом договора хранения может быть не только социалистическая, но и личная собствен­ность, договора об охране — только социа­листическая. Если договор хранения может совершаться по свободному волеизъявлению сторон, то заключение договора об охране предрешено административным актом. Участниками первого договора (как храни­телем, так и поклажедателем) могут быть и социалистические организации, и граж­дане, во втором же договоре участие граж­дан вообще исключается, а круг организа­ций, управомоченных сдавать имущество под охрану, строго определенен: стороной, осуществляющей охрану, могут быть лишь органы вневедомственной охраны милиции. Наконец, договор хранения, как правило, реален, может быть и возмездным и безвоз­мездным, договор охраны — консенсуален и всегда возмезден. Существенно отличаются они друг от друга и в вопросах ответствен­ности.

      Договоры об охране объектов силами вне­ведомственной охраны милиции следует от­личать и от трудовых договоров, заключае­мых для обеспечения сохранности социали­стической собственности. Участником тру­дового правоотношения выступает граж­данин, а в договоре охраны стороной, осу­ществляющей охрану, является юридиче­ское лицо. В отличие от гражданина, охра­няющего имущество по трудовому согла­шению, «охрана» самостоятельна по отноше­нию к своему контрагенту, она сама орга­низует охрану, инструктирует своих сторо­жей, контролирует и т. д.

      Поскольку исследуемый договор напра­влен на охрану социалистической собст­венности, важно определить его место среди других правовых способов защиты права

      153

      социалистической собственности. От иных гражданскоправовых договорных способов обеспечения сохранности социалистической собственности договор об охране отличается тем, что охрана собственности является его непосредственным исключительным содер­жанием (так же, как и договора хранения). В других же договорах вопросы охраны занимают второстепенную роль наряду с главными обязанностями по договору (на­пример, подряд, имущественный наем и др.). Что жe касается договора хранения, то, хотя он, так же как и договор охраны, на­правлен непосредственно на охрану иму­щества, фактически по объему охраняемых ценностей он играет гораздо меньшую роль в охране социалистической собственности.

      Договор об охране объектов силами вне­ведомственной сторожевой охраны является одной из форм участия учреждений МООП в обеспечении сохранности социалистиче­ской собственности. Милиция выступает в этом случае не как орган государственного управления, а как участник гражданского правоотношения. В силу этого и охрана со­циалистической собственности характери­зуется здесь гражданскоправовыми чертами: при необеспечении сохранности вверенного ей имущества вневедомственная охрана за счет своих средств возмещает материаль­ный ущерб, причиненный социалистической организации в результате кражи.

      Наряду с другими формами деятельности МООП по охране социалистической собст­венности данный договор играет большую роль в предупреждении преступных посяга­тельств на социалистическую собственность. Однако предупредительная функция здесь осуществляется особыми свойственными гражданскому праву способами — путем установления определенных договорных обязанностей и имущественной ответствен­ности за их неисполнение. Прежде всего, договор об охране побуждает социалистиче­ские организации правильно содержать имущество (следить за исправностью поме­щений, где хранятся материальные ценно­сти, наличием замков и т. д.) и таким об­разом направлен на устранение условий, способствующих совершению краж. Это сти­мулирование обеспечивается установлением невыгодных для социалистической органи­зации последствий за несоблюдение дого­ворной обязанности по правильному содер­жанию объекта в виде освобождения охра­ны от ответственности, применения принци­па смешанной ответственности, расторже­ния договора. Милиция в лице вневедом­ственной охраны во исполнение обязанности по договору осуществляет непосредствен­ную охрану социалистической собственно­сти, являясь в данном случае участником гражданскоправового отношения, она не за­нимается раскрытием и расследованием пре­ступлений. Вместе с тем нельзя не отметить, что исполнение некоторых договорных обя­занностей охраны содействует раскрытию и расследованию преступлений (обеспече­ние неприкосновенности объекта до прибытия на место происшествия представителей органов следствия или дознания, участие в составлении акта о краже, акта о снятии остатков товаро-материальных ценностей).

      Из изложенного вытекает, что анализи­руемый договор выполняет три основные функции в охране социалистической собст­венности: предупредительную, восстанови­тельную и функцию содействия раскрытию и расследованию краж социалистической собственности.

      Охрану социалистического имущества си­лами вневедомственной сторожевой охраны при органах милиции следует отличать от других отношений по осуществлению сох­ранности имущества учреждениями МООП- -хранения находок, вещественных доказа­тельств. Обязательства по хранению этих вещей возникают не из договора, а из за­кона или административного акта.

      В силу двусторонности договора охраны права и обязанности его участников имеют взаимный характер, а поэтому при их рас­смотрении можно ограничиться анализом обязанностей «охраны» и социалистической организации.

      Основные обязанности «охраны». «Охра­на» обязана организовать и обеспечить со­хранность имущества от краж, осуществлять приемку объекта под охрану и сдачу его после охраны соцорганизации. Охрана про­изводится ежедневно в часы, установлен­ные договором, а в выходные и празднич­ные дни — круглосуточно. Не реже одного раза в квартал должно производиться об­следование охраняемых объектов с целью проверки их укрепленности. В обязанности -«охраны» входит также осуществление про­пускного и внутриобъектового режима в соответствующих организациях, контроли­рование вывоза (выноса) товаро-материаль­ных ценностей с территории охраняемого объекта по материальным пропускам, раз­работка совместно с соцорганизацией ме­роприятий по усовершенствованию охраны. При возникновении пожара охрана обяза­на принять необходимые меры по его лик­видации и немедленно сообщить в ближай­шую пожарную команду.

      Обязанности социалистической организа­ции. Организация должна ежедневно сда­вать объекты под охрану и принимать их после окончания охраны. Сдача-приемка обычно производится под расписку в книге приема-сдачи.[3]

      Организация должна обеспечить правиль­ное содержание объекта. Стены, крыши, по­толки, двери помещений, где хранятся мате-

      154

      риальные ценности, должны быть в исправ­ном состоянии. Двери и витрины должны закрываться на прочные замки и пломбиро­ваться. Обязанностью организации является также установление на объектах техниче­ских средств охраны (связи, сигнализации, освещения и др.) и содержание их в исправ­ном состоянии, обеспечение контрольно-про­пускных пунктов объектов с пропускным режимом образцами пропусков и подписей лиц, имеющих право подписывать мате­риальные пропуска. Организации должны своевременно вносить плату за охрану со­гласно установленным тарифам. Организа­ция, далее, обязана: оснащать объекты противопожарным инвентарем; предостав­лять охране при необходимости карауль­ные помещения, а также помещения для со­держания служебных собак; сообщать ох­ране о производстве капитального ремонта, переоборудовании объектов и о проведе­нии других мероприятий, имеющих значе­ние для организации охраны, и т. д.

      Имущественная ответственность «охраны» в силу ряда особенностей ее правового регу­лирования вызывает серьезный теоретиче­ский и практический интерес. Типовой дого­вор содержит значительные отступления от общих правил гражданскоправовой от­ветственности за неисполнение или ненад­лежащее исполнение договорных обязанностей как в условиях, так и объеме ответст­венности охраны.

      Причинная связь между неправомерным поведением охраны (необеспечение сохран­ности социалистического имущества) и убытками, выступая в целом как необходи­мое основание ответственности, имеет неко­торые особенности. Кража считается со­вершенной в период выполнения обязан­ности по охране, если она была выявлена в этот период. И, напротив, кража, зафикси­рованная позже или в отсутствие сторожа, предполагается совершенной не во время осуществления охраны (п. «е» ст. 17 Ти­пового договора). Типовой договор не до­пускает специального доказывания момента кражи; здесь имеет место неопровержи­мость наличия или отсутствия данного факта. Юридически значимым является та­кое неисполнение обязанности по охране, которое повлекло причинение вреда строго определенным способом (например, кра­жей со взломом или кражей, происшедшей в результате нарушения работниками охра­ны установленного на охраняемом объекте порядка вывоза (выноса) товаро-материальных ценностей (ст. 12 Типового договора). Правовое признание получают лишь те убытки, которые возникли вслед­ствие указанных причин и выразились в стоимости похищенных вещей (ст. 15 Типо­вого договора), причем в пределах, не за­тронутых изъятиями ст. 17. Типового дого­вора. За прочие убытки и за убытки, при­чиненные иными действиями, «охрана» гра­жданскоправовой ответственности не несет (например, убытки причинены не кражей, а хулиганскими, действиями; убытки выразились не в стоимости  похищенного, а в  по­вреждении имущества и т. д.).

      Общий принцип гражданской ответствен­ности за вину применительно к исследуе­мому договору имеет некоторое своеобра­зие. Ответственность «охраны» наступает лишь в определенных, указанных в Типовом договоре случаях (при краже со взломом или краже, совершенной вследствие нару­шения работниками «охраны» установлен­ного на охраняемом объекте порядка вывоза-выноса товаро-материальных цен­ностей,— ст. 12). Для освобождения ох­раны от ответственности Типовой договор предусматривает исчерпывающий перечень обстоятельств (стихийные бедствия; напа­дение на сторожа; кража денег; кража из­делий с драгоценными камнями или дра­гоценными металлами, оставленных на объ­екте вне сейфа; кража из витрин выставлен­ных товаров при отсутствии их описи и дру­гие специально указанные случаи — ст. 17).

      Следовательно, при причинении вреда в случаях, предусмотренных ст. 12, за преде­лами изъятий, установленных ст. 17, «охра­на» предполагается виновной. Напротив, если вред причинен при наличии обстоя­тельств, исключающих ответственность «ох­раны», последняя считается невиновной. Эти презумпции являются неопровержимыми, так как доказывания противного не допу­скаются.

      Обстоятельства, не включенные в перечень ст. 17 Типового договора, даже при отсут­ствии вины не могут служить основанием для освобождения «охраны». Так, в разъяс­нении Госарбитража при Совете Министров РСФСР от 8 сентября 1961 г.[4] по делу о краже винно-водочных изделий из столовой, не имевшей права их хранения, указано, что, так как перечень ст. 17 не предусмат­ривает освобождения охраны от ответствен­ности за кражу винно-водочных изделий из столовых, охрана должна возмещать убыт­ки. Следовательно, «охрана» отвечает не только за ее вину, но и за случай, если по­следний не входит в перечень фактов, исключающих ответственность.

      С другой стороны, анализ обстоятельств, исключающих ответственность «охраны», по­казывает, что в ряде случаев, указанных в перечне, возможна ее вина, так как кра­жа денег, изделий из драгоценных метал­лов, кража из витрин сами по себе не ис­ключают вины охраны. Следовательно, в не­которых случаях «охрана» не несет ответст­венности даже при наличии ее вины.

      В связи с выявлением указанных особен­ностей в условиях ответственности «охраны» закономерно встает вопрос, соответствуют ли они Основам гражданского законода­тельства и Гражданскому кодексу? По­скольку, согласно ст. 37 Основ и ст. 222 ГК РСФСР, ответственность наступает «лишь при наличии вины, кроме случаев, предус­мотренных законом или договором», допу-

      155

      щение Типовым договором ответственно­сти за случай вполне сообразуется с Ос­новами и ГК. Нельзя согласиться с автора­ми, полагающими, что типовые договоры не могут устанавливать такие отступления, так как ст. 37 Основ говорит о законе или соглашении сторон.[5] Представляется, что термин «закон» употребляется Основа­ми в широком смысле как любой норматив­ный акт, к каковым относится и Типовой договор.

      Непривлечение же охраны к ответствен­ности при наличии ее вины противоречит Основам. А. Л. Маковский в обоснование допустимости такого отступления (приме­нительно к ст. 116 KТM, в которой речь идет об освобождении от ответствен­ности за навигационные ошибки[6]) ссылает­ся на ст. 37 Основ. Однако ст. 37 касается условий ответственности, а не оснований освобождения от нее. Ст. 37 разрешает де­лать исключения из общего правила, ею же установленного. Поскольку общим пра­вилом является наличие вины как условия ответственности, то исключением является ответственность без вины, а не освобожде­ние от ответственности при наличии вины. Непривлечение к ответственности при на­личии вины не только противоречит Осно­вам и Гражданскому кодексу, но и имеет отрицательные практические последствия, поскольку в ряде случаев не стимулирует охрану принимать все зависящие от нее меры для сохранения социалистической соб­ственности. В силу изложенного представ­ляется целесообразным заменить неопро­вержимую презумпцию невиновности пре­зумпцией опровержимой. Социалистической организации должно быть предоставлено право доказывать вину охраны в тех пере­численных в ст. 17 Типового договора слу­чаях причинения вреда, которые находятся в причинной связи с неисполнением охра­ной ее договорной обязанности. Давая пе­речень обстоятельств, освобождающих охрану от ответственности, Типовой дого­вор должен содержать оговорку: «.. .если соцорганизация не докажет в этих случаях вину охраны».

      Объем ответственности «охраны», в отли­чие от общего правила Основ и ГК РСФСР о полном возмещении убытков, носит огра­ниченный характер, что в принципе соответ­ствует ст. 36 Основ и ст. 220 ГК РСФСР, допускающим введение ограниченной ответ­ственности по отдельным видам обяза­тельств. «Охрана» освобождена от возмеще­ния убытков в виде неполученных соцорганизацией доходов, которые последняя должна была получить, если бы обязатель­ство было исполнено. Убытки, выразившиеся в уменьшении наличного имущества, воз­мещаются лишь в части утраты имущества (стоимость похищенных вещей). Не подле­жат взысканию другие убытки, выразившие­ся в уменьшении наличного имущества (на­пример, расходы, произведенные соцорганизацией на восстановление поврежденного, но не похищенного имущества). Наконец, да­же убытки, наступившие в результате утра­ты имущества (стоимость похищенных товаро-материальных ценностей), возмеща­ются охраной лишь частично. Она не несет ответственности за некоторые виды похи­щенного имущества: деньги; товары и из­делия, выставленные на витринах, если от­сутствовала их опись; изделия с драгоцен­ными камнями из золота, платины и палладия, часы в золотых, платиновых и се­ребряных корпусах, которые были оставле­ны вне сейфов, железных сундуков и шка­фов.

      Некоторые из указанных ограничений объема ответственности охраны предста­вляются неосновательными. Так, изучение арбитражной и претензионной практики по­казывает, что при совершении краж со взломом соцорганизациям причиняются большие убытки в форме повреждения иму­щества, которое не похищается (разбитые витрины, взломанные сейфы, двери и т. п.). Причем эти убытки нередко превышают стоимость похищенных вещей. Так, в резуль­тате кражи со взломом одному из ленин­градских универмагов был причинен ущерб в размере 199 руб. — стоимость похищенных товаров и 1329 руб. — расходы на восста­новление зеркальных витрин, разбитых при совершении данного преступления. Госар­битраж при Ленгорисполкоме решением от 11 января 1963 г. отказал универмагу во взыскании 1329 руб., сославшись на Типо­вой договор, согласно которому «ответст­венность за повреждение имущества не предусмотрена».

      Такое положение представляется непра­вильным. Поскольку убытки, вызванные по­вреждением имущества и связанные с вос­становлением поврежденного имущества, со­стоят в непосредственной причинной связи с кражей товаро-материальных ценностей, ох­рана должна нести за них ответственность.

      Нуждается в изменении и правило, осво­бождающее охрану от ответственности за кражу денег (п. «а» ст. 17), независимо от того, имела ли право организация хранить эти деньги у себя, хранила ли их с соблю­дением предусмотренных правил, устано­влен ли факт кражи денег органами дозна­ния или следствия. Следует согласиться с разъяснением Госарбитража при Совете Ми­нистров СССР[7] о возложении на органы охраны ответственности за кражу денег, хранившихся у соцорганизации в пределах установленного для нее лимита, и это по­ложение следует закрепить в Типовом до­говоре.

      [1] Данный вопрос затрагивается лишь в некоторых работах (см.: Н. П. Волошин. Договор об охране объектов силами вневе­домственной сторожевой охраны при орга­нах милиции. Учебное пособие. M., I962; Его же. Глава в учебнике «Советское гражданское право» для средних юридиче­ских учебных заведений. М., 1963; Е. Д. Ш е ш е н и н. Договор на осуществление охраны по советскому гражданскому праву. «Вопросы государства и права» (Материа­лы теоретической конференции). Сверд­ловск, 1964.

      [2] Советское гражданское право. Учебник для средних юридических школ. М., 1959, стр. 395.

      [3] При приемке некоторых объектов (на­пример, односменных объектов) в практике ленинградских органов охраны применяется упрощенный порядок сдачи-приемки. Сто­рож принимает эти объекты по внешнему осмотру и при обнаружении неисправностей обязан вызвать директора магазина и от­ветственного представителя охраны. Отсут­ствие такого вызова считается принятием объекта под охрану.

      [4] Арбитражная практика. «Советская юс­тиция», 1961, № 22, стр. 32.

      [5] Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. Под ред. проф. С. Н. Братуся и проф. Е. А. Флейшиц. М., Госюриздат, 1962, стр. 182.

      [6] Там же, стр.  292.

      [7] Арбитражная практика. «Советская юс­тиция», 1963, № 7, стр. 32.

    Информация обновлена:31.10.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru