Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Елисейкин, П. Ф.
Р. Ф. Каллистратова. Установление юридических
фактов судом. М. : Госюриздат, 1958, 118 с. :[
Рецензия] /П. Ф. Елисейкин.
//Правоведение. -1960. - № 1. - С. 158 - 160
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Р. Ф. Каллистратова. Установление юридических фактов судом. М. : Госюриздат, 1958, 118 с.
      Елисейкин, П. Ф.

      Рецензии

      Р. Ф. Каллистратова. Установление юридических фактов судом. Госюриздат, М., 1958, 118 стр.

      Судебная практика по установлению юридических фактов приобретает все боль­шее значение и интерес. И это понятно. Судебное установление юридических фак­тов представляет собою деятельность со­ветского суда, направленную на оказание помощи советским гражданам в деле осу­ществления гарантированных им консти­туционных прав: на наследование личной собственности, на материальное обеспече­ние в старости, на случай болезни, потери трудоспособности и т. п. Правильное, т. е. соответствующее объективной истине и нор­мам материального права, судебное под­тверждение наличия (или отсутствия) юри­дических фактов призвано также защищать имущественные интересы Советского госу­дарства, социалистических организаций и граждан от неправомерных притязаний от­дельных недобросовестных лиц, намерен­ных использовать судебный порядок под­тверждения юридических фактов в корыст­ных целях.

      Между тем библиография по этому во­просу исчерпывается отдельными стать­ями[1] да несколькими авторефератами кан­дидатских диссертаций и пособиями.[2] По­этому издание рецензируемой работы Р. Ф. Каллистратовой следует расценить как положительное явление.

      Автору названной работы удалось обоб­щить обширную судебную практику, про­анализировать имеющуюся литературу по этому вопросу, а также сделать выводы, представляющие известный интерес в свя­зи с намечаемым принятием Основ граж­данского судопроизводства СССР и ГПК союзных республик.

      Среди предложений, сделанных автором, нам представляется заслуживающим вни­мания прежде всего выдвигаемый ею кри­терий определения круга фактов, подле­жащих установлению в судебном порядке. Закрепление этого принципа в будущем гражданском процессуальном законода­тельстве, несомненно, поможет судам избе­жать нарушения правил судебной подве­домственности по рассматриваемым делам и в связи с этим ущемления прав и инте­ресов как отдельных граждан, так и Со­ветского государства в целом.

      Представляется бесспорным, что судеб­ный порядок установления юридических фактов по сравнению с административным обеспечивает наибольшие возможности осу­ществления гражданами действительно-принадлежащих им субъективных прав. В свете сказанного необходимо приветство­вать предложение автора о расширении компетенции судебных органов по уста­новлению юридических фактов за счет со­ответствующего сокращения компетенции административных органов. Учитывая зна­чение судебных выводов по делам об уста­новлении юридических фактов, следует так же согласиться с мнением Р. Ф. Каллистратовой и других процессуалистов о необходимости закрепления в будущем гражданском процессуальном законодательстве положения, в силу которого суды должны будут выносить по этой категории дел не определения, а решения.

      Наряду с отмеченными достоинствами пелось бы указать и на отдельные недостатки новой работы.

      Автор почти не уделяет внимания сущности судопроизводства по установлению актов, имеющих юридическое значение, именно с этого вопроса и следовало бы начать изложение книги. Отдельные высказывания автора, касающиеся этого вопроса, разбросаны по всей книге, и поэтому читателя не, создается цельного представления о причинах возбуждения (возникновения), о предмете судебного разбирательства и задачах суда в этом виде особого производства.

      Просьба заявителя об установлении в одностороннем, бесспорном порядке факта, имеющего юридическое значение для его имущественно-правового положения, просьба, являющаяся предметом судебного разбирательства в таких делах, определяет и задачи суда в этом производстве. Не случайно, что суды в настоящее время нередко выходят за пределы своей задачи, обсуждая вопрос о праве заявителя, обу­словленном данным фактом. Отсюда нарушение прав и интересов заявителя, в одних случаях, государства и различных со­циалистических организаций — в других. Поэтому работа Р. Ф. Каллистратовой вы­играла бы, если бы в ней была подчеркнута ближайшая, конкретная задача суда, включающаяся в установлении в соответ­ствии с объективной истиной и нормами материального права наличия (или отсут­ствия) факта, о существовании которого утверждает заявитель, а не в решении су­дом вопроса о его правах.

      Раскрытие сущности судопроизводства по установлению юридических фактов по­могло бы автору подойти и к более точно­му решению вопроса о возможности раз­решения спора о факте в делах этой кате­гории.

      Выше уже отмечалось правило определе­ния подведомственности дел об установлении юридических фактов, которое форму­лирует Р. Ф. Каллистратова. Такое пред­ложение, на наш взгляд, должно быть при­нято при рассмотрении будущих ГПК со­юзных республик и общесоюзных Основ гражданского судопроизводства. Вместе с тем нельзя не отметить противоречивости в высказываниях Р. Ф. Каллистратовой. В одном месте говорится о необходимости закрепления в будущих Основах граждан­ского судопроизводства СССР правила, в силу которого суду подведомственно уста­новление любого юридического факта, за исключением случаев, когда закон преду­сматривает иной порядок установления данного факта. Создается впечатление, что в будущем законодательстве не должно содержаться какого бы то ни было перечня юридических фактов, подлежащих судеб­ному установлению. Рассматривая вопросы специфики подведомственности суду от­дельных категорий дел об установлении юридических фактов, автор делает иные выводы, а именно: такой перечень должен иметь место в будущем законодательстве, но его необходимо лишь усовершенствовать. Автор делает правильные, на наш взгляд, выводы относительно действия принципа; диспозитивности и его особенности приме­нительно к производству по установлению юридических фактов. Но Р. Ф. Каллистра­това этот вопрос не разрешила до конца. Так, в книге обойден молчанием вопрос о возможности вторичного обращения граж­дан с просьбой об установлении одного и того же факта, в одних и тех же целях. Однако в судебной практике возникают вопросы такого рода. Президиум Ленин­градского городского суда в случае выне­сения народными судами определений no-заявлениям граждан, вторично обращаю­щихся за установлением одного и того же факта, в одних и тех же целях, отменяет такие определения и, прекращая производ­ство по этим делам, ссылается на ст. 2 ГПК РСФСР или же на «отсутствие права на иск».

      Совершенно очевидно, что вторичное об­ращение граждан с просьбой об установле­нии одного и того же факта, в одних и тех же целях недопустимо. Но недопустима при этом ссылка на ст. 2 ГПК РСФСР; не может быть и речи в таких случаях и об «отсутствии права на иск». Ст. 2 ГПК РСФСР и «правом на иск» можно опериро­вать лишь в исковом производстве, но не в особом, каковым является производство по установлению юридических фактов.

      В судебной практике наблюдается и иное нарушение принципа диспозитивности при рассмотрении дел об установлении юриди­ческих фактов, заключающееся в том, что суды по своему усмотрению изменяют факт, об установлении которого просит за­явитель, или цель, преследуемую заявите­лем. Правильное разрешение этих вопросов находится в прямой зависимости от раз­решения вопроса о действии принципа дис­позитивности применительно к производ­ству по установлению юридических фактов.

      Мы считаем, что суд в силу принципа диспозитивности по своей инициативе не может изменять не только предмет иска в исковом производстве, но и факт, подле­жащий судебному установлению в порядке особого производства, а также цель уста­новления факта. Допускать обратное - зна­чит предоставлять право суду распоря­жаться по своему усмотрению, без просьбы на то заявителя, теми материальными пра­вами заявителя, которые он намерен осу­ществить, добившись судебного признания интересующего его юридического факта.

      Однако при этом нельзя забывать, что в условиях действия социалистического принципа диспозитивности суд занимает активное положение и поэтому не может ограничиваться лишь поступившим заявлением и объяснениями заявителя. Суд и в производстве по установлению юридических фактов должен стремиться к установлению объективной истины по делу, к оказанию всемерной помощи советским гражданам в деле реализации ими своих личных и иму­щественных прав, к охране интересов го­сударства и социалистических организа­ций. Суд должен разъяснять обращающим­ся к нему гражданам последствия возбуж­даемых ими ходатайств, помогать им в ис­правлении ошибок и т. п. Если, скажем, заявитель просит признать его племянни­ком умершего за тем, чтобы получить при­читающуюся ему долю наследственного имущества, ошибочно полагая, что такой факт может повлечь за собою возникнове­ние желаемых для него правоотношений, суд должен не просто отказать ему в при­еме заявления, но и разъяснить, что такой факт родства не может породить для него право на получение наследства. Не исклю­чена возможность нахождения заявителя на иждивении умершего заявителя, как это часто наблюдается на практике; в таком случае суд должен предложить заявителю изменить указываемый им в заявлении факт. Но это ни в коей мере не должно означать, что суд по своей инициативе мо­жет изменять факт, об установлении кото­рого просит заявитель, а также цель уста­новления факта.

      Нельзя согласиться с мнением Р. Ф. Кал­листратовой, полагающей, что процессуаль­ное положение заинтересованных лиц и ор­ганизаций аналогично процессуальному по­ложению заявителей. В широком смысле и те, и другие, действительно, заинтересо­ваны в исходе дела. Но характер заинтере­сованности этих участников процесса раз­личен. Если установление судом юридиче­ского факта может создать определенные права на стороне заявителя, то подтверж­дение того же факта судом создает на сто­роне заинтересованных лиц и организаций правовые обязанности: выделить долю на­следства заявителю, назначить ему пенсию или государственное пособие, выдать ему необходимый документ (свидетельство о рождении, браке и т. п.) либо ограничить права этих лиц и организаций.

      Заинтересованность заявителей, как пра­вило, носит материально-правовой харак­тер. Иной характер носит заинтересован­ность лиц и организаций, принимающих участие в процессе по установлению юри­дических фактов. Заинтересованные лица так же, как и заявители, обладают мате­риально-правовой заинтересованностью. Заинтересованные организации обладают и материально-правовой и государственно-правовой заинтересованностью (выплатить пенсию, блюсти имущественные интересы государства и т. п.); отдельные же орга­низации обладают лишь государственно-правовой заинтересованностью (например, органы загса, обязанные выдать заявителю основании судебного определения со­ответствующее свидетельство).

      Конкретные процессуальные права и обя­занности и соответственно этому характер процессуальных действий заявителя и за­интересованных лиц и организаций раз­личны. По этим соображениям мы прихо­дим к выводу о различии процессуального положения заявителя и заинтересованных лиц и организаций.

      Нельзя не согласиться с критикой Р. Ф. Каллистратовой неудовлетворитель­ного участия прокуратуры в делах по уста­новлению юридических фактов. Но вместе с тем следовало бы указать на право про­курора возбуждать производство по этим делам, когда этого требуют интересы от­дельных граждан, социалистических орга­низаций и Советского государства. Правда, Р. Ф. Каллистратова говорит мельком о такой возможности, но, тем не менее, оста­ется непонятным, может ли прокурор воз­буждать по своей инициативе производство по этой категории дел.

      Рассматривая вопросы, связанные с су­дебным определением по делам об уста­новлении юридических фактов, автор ре­цензируемой работы высказывает мнение, близкое по своей сути к утверждению Г. К. Крючкова, который полагает, что оп­ределение суда может быть использовано не только в тех целях, которые указаны в нем, но и в иных, не указанных в нем.[3] Такое указание мы находим не совсем пра­вильным. Определение суда об установле­нии юридического факта нахождения на иждивении в большинстве случаев может быть использовано только в тех целях, ко­торые в нем указаны: для получения на­следства или для возбуждения ходатайст­ва о назначении пенсии по случаю потери кормильца. Такое положение находит свое объяснение в том, что суду приходится вы­яснять различные вопросы при установле­нии факта нахождения на иждивении, яв­ляющегося основанием возникновения на­следственных правоотношений, и факта иж­дивения, являющегося основанием возник­новения правоотношений по пенсионному обеспечению.

      Отмеченные недостатки не снижают цен­ности книги Р. Ф. Каллистратовой. Книга написана простым и живым языком, с ис­пользованием большого количества приме­ров из судебной практики. Книга может вызвать не только профессиональный ин­терес, но и интерес массового читателя.

      Несомненно, книга поможет практиче­ским работникам суда, прокуратуры и дру­гих органов юстиции в исправлении имею­щихся ошибок, в изучении вопросов су­допроизводства по установлению юридиче­ских фактов.

      П. Ф. Елисейкин, аспирант

      ______________________________

      [1] См. И. Рапопорт. Судебное установление фактов. «Социалистическая закон­ность», 1946, № 1—2, стр. 37—42; Н. Б. Зейдер. Судебное признание фактов, имеющих юридическое значение. Ученые труды ВИЮН, вып. IX. М., 1947, стр. 382—394; С. И. Вильнянский. Судеб­ная практика по делам об установлении фактов. Уч. зап. Харьковского юридич. ин-та, вып. 8. Харьков. 1957. стр. 78—96.

      ­[2] М. А. Кабакова. Особое производство по установлению фактов, имеющих юридическое значение, в советском граж­данском процессе. Автореферат кандидат­ской диссертации. Л., 1951; С. В. Бырдина. Особое производство в советском гражданском процессе по судебному уста­новлению фактов, имеющих юридическое значение. Автореферат кандидатской дис­сертации. Саратов, 1954; С. Н. Абрамов. Судебное установление юридических фак­тов. М., 1948; Г. К. Крючков. Судебное установление фактов. М., 1956.

      [3] Г. К. Крючков, ук. соч., стр. 56—57.

    Информация обновлена:14.09.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru