Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Г. И. Вольфман. Борьба со спекуляцией по советскому законодательству. Изд. Саратовского ун-та, 1963, 133 стр. :


Солодкин, И. И.
Г. И. Вольфман. Борьба со спекуляцией по
советскому законодательству. Изд. Саратовского
ун-та, 1963, 133 стр. :[Рецензия] /И. И.
Солодкин.
//Правоведение. -1966. - № 3. - С. 144 - 146
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Г. И. Вольфман. Борьба со спекуляцией по советскому законодательству. Изд-во Саратовского универститета, 1963, 133 с.
      Солодкин, И. И.

      Г. И. Вольфман. Борьба со спекуляцией по советскому законодательству. Изд. Саратовского ун-та, 1963, 133 стр.

      В рецензируемой книге, написанной на основе глубокого теоретического исследо­вания действующего уголовного законодательства РСФСР и других союзных республик, Г. И. Вольфман подвергает обстоятельному анализу советскую юридическую литера­туру по вопросам уголовно-правовой борьбы со спекуляцией, значительное внимание уделяя при этом спорным вопросам.

      Автор предпринял серьезную попытку путем изучения и обобщения практики судебно-прокурорских органов дать не только теоретическое исследование вопросов борьбы со спекуляцией, выявить имеющиеся недостатки в судебной практике, но и по­казать условия, способствующие совершению этого преступления.

      Тщательно и глубоко проанализировав юридические признаки состава спекуля­ции, Г. И. Вольфман подвергает обоснованной критике позицию тех авторов, которые отрицают в рассматриваемом составе преступления наличие двух самостоятельных, взаимосвязанных объектов. Только признание советской торговли и интересов потре­бителя в качестве объектов спекуляции дает возможность правильно оценить общест­венную опасность данного преступления и выявить направленность преступных дей-

      145

      ствий и круг тех общественных отношений, на которые они посягают. Правильное и точное определение непосредственных объектов посягательства дает возможность от­граничить спекуляцию от других смежных составов преступлений.

      На основе теоретических исследований и анализа большого практического мате­риала (постановлений и определений Верховных Судов СССР и РСФСР и их коллегий) автор правильно, на наш взгляд, подвергает критике позицию тех ученых, которые, считая, что под «потребителями» нужно понимать только отдельных граждан, исклю­чают социалистические организации из числа «потребителей».

      Исследуя признаки состава спекуляции, автор подчеркивает важность установления необходимых элементов объективной стороны — скупки и перепродажи товаров или иных предметов. Отсутствие скупки исключает возможность применения ст. 154 УК, а отсутствие перепродажи при наличии прочих признаков свидетельствует о том, что налицо покушение на спекуляцию.

      Г. И. Вольфман пишет, что «по характеру общественно опасного деяния в составе спекуляции конкретный результат (ущерб советской торговле) не может быть точно установлен, хотя он имеется... Характер ущерба при спекуляции не является обстоя­тельством, влияющим на квалификацию. Последствия в этом составе лежат за его пределами» (стр. 22). Это, конечно, так, но, как правильно указывает и сам автор, одним из объектов посягательства при спекуляции являются интересы потребителей. Причем в зависимости от ущерба, нанесенного этим интересам, и различаются виды спекуляции. По каждому делу должен устанавливаться конкретный ущерб, причиненный интересам покупателей, а это дает возможность говорить, что посягательства, направ­ленные на этот объект, могут входить в состав данного преступления.

      В ряде мест книги (стр. 25, 72—75) автор исследует такой признак квалифициро­ванной спекуляции, каким является промысел. Однако его позиция, на наш взгляд, вызывает ряд возражений.

      Г. И. Вольфман не проводит различия между двумя самостоятельными поня­тиями— «систематичность» и «промысел». Он пишет: «систематическая скупка и пере­продажа, т. е. спекуляция в виде промысла...» (стр. 25), т. е., с его точки зрения, в любом случае систематической спекуляции можно говорить о спекуляции в виде про­мысла, т. е. о квалифицированной спекуляции (ч. II ст. 154 УК). Однако автор непо­следователен. Так, на стр. 73 он указывает: «нередки случаи, когда суды понятие „про­мысел" подменяют понятием „неоднократность", или, иначе говоря, отождествляют его с понятием „систематичность", что приводит к неосновательному применению ч. II ст. 154 S'K». Автор присоединяется к мнению тех ученых, которые спекуляцией в виде про­мысла считают такую, «которая является для виновного основным или дополнитель­ным источником его существования» (стр. 75). А если это так, то «промысел» и «систе­матичность» — различные понятия.

      При конструировании составов преступлений против собственности, интересов потребителей и т. п. законодатель отказался от применения термина «систематич­ность», заменив его понятиями «повторности» и «неоднократности». Термин «система­тичность» в действующем законодательстве РСФСР употребляется лишь для раскрытия некоторых преступлений против личности (ст. 113), против общественного порядка (ст. 209) и в отдельных случаях — воинских преступлениях. По нашему мнению, поня­тие промысла уже понятия систематичности.

      На наш взгляд, недостаточно убедительны доводы автора по одному из спорных вопросов судебной практики: как следует квалифицировать скупку и перепродажу това­ров или иных предметов по повышенной цене, произведенные виновным для третьих лиц и на средства последних (стр. 27—28). Автор видит признаки спекуляции в этих случаях в том, что, во-первых, причиняется ущерб не только гражданам, но и интере­сам торговли; во-вторых, «между продавцом и покупателем появляется посредник в виде дельца», наконец, в-третьих, у виновного имеется цель извлечения нетрудового дохода. Такая характеристика действий лица, покупающего товары или другие пред­меты на средства каких-либо лиц и перепродающего их этим лицам по повышенной цене, свидетельствует, что налицо коммерческое посредничество, а не спекуляция. Ведь сам автор на стр. 97 в качестве одного из признаков, разграничивающих составы преступлений, предусмотренные ст. 154 и ч. II ст. 153 УК, указывает, что при коммер­ческом посредничестве, в отличие от спекуляции, виновный не является собственником товаров.

      Много внимания уделяет Г. И. Вольфман рассмотрению одного из основных признаков состава — субъективной стороны. Подробному и тщательному исследова­нию подвергаются вопросы вины, мотива и цели при спекуляции. Эти вопросы решены автором в полном соответствии с законом. Автор, основываясь на положениях Общей части УК и практике Верховного суда РСФСР, правильно подвергает критике взгляды тех исследователей, которые полагают, что цель наживы как обязательный элемент состава может возникнуть как при скупке товаров, так и при их перепродаже. Автор приходит к правильному выводу, что различие целей, которыми руководствовались

      146

      исполнитель и другие соучастники, не меняет природы соучастия и для признания лица соучастником в спекуляции необходимо установить, что он сознавал цель пре­ступной деятельности исполнителя и способствовал ему в ее достижении.

      В заслугу автору следует поставить и то, что он попытался подробно разобраться в механизме образования корыстного мотива, в значении его для характеристики лич­ности виновного и индивидуализации наказания.

      Вопрос о субъекте спекуляции раскрывается на основе широкого привлечения статистических данных, что позволило автору дать общую характеристику лиц, зани­мающихся спекуляцией.

      Представляет интерес предпринятое Г. И. Вольфманом исследование вопроса о субъекте мелкой спекуляции. На основе анализа норм уголовного законодательства административно-правовой литературы автор пришел к правильному, на наш взгляд, выводу, что к ответственности за мелкую спекуляцию могут привлекаться не только частные, но и должностные лица (стр. 53 и сл.).

      Нам кажется спорным содержащееся в книге положение о необходимости нака­зывать покушение на мелкую спекуляцию, ответственность за которую предусмотрена не только в уголовном, но и в административном законодательстве. Сам автор неодно­кратно указывает, что одной из особенностей нового уголовного законодательства является смягчение ответственности за деяния, не представляющие большой общест­венной опасности. Мы полагаем, что мелкая спекуляция относится к таким деликтам и поэтому применения мер общественного воздействия за покушение на мелкую спе­куляцию, как правило, является достаточным.

      В этой же связи следует обратить внимание на нечеткость следующей формули­ровки автора: «УК ряда союзных республик предусматривают ответственность за мелкую спекуляцию, совершенную впервые. Повторное совершение этого деяния рас­сматривается как деяние уголовно-наказуемое» (стр. 62). Уголовно-наказуемой является лишь повторная мелкая спекуляция и за нее в УК предусмотрена ответственность. По­этому указание на то, что ответственность по УК наступает и за впервые совершен­ную мелкую спекуляцию, не основано на законе.

      Интересен последний раздел работы «Предупреждение спекуляции», в котором автор рассматривает и некоторые условия, способствующие совершению спекуляции. Однако два положения вызывают возражение. Правильно указывая на общие при­чины преступности, автор не рассматривает конкретных причин спекуляции, хотя сам пишет, что «законодатель в ст. ст. 21, 68, 321 УПК РСФСР... имеет в виду не только... общие причины преступности (влияние капиталистического мира и наличие пережит­ков капитализма в сознании людей), но и более конкретные причины. Необходимо по каждому делу определить, во-первых, конкретные причины рассматриваемого пре­ступления и, во-вторых, условия, способствующие его совершению» (стр. 123). В книге же рассматриваются только некоторые условия, способствующие совершению данного преступления.

      Г. И. Вольфман полностью исключает объективные причины существования преступности в нашей стране. Даже такую причину преступности, как живучесть пере­житков капитализма в сознании людей, автор видит только в «особенностях несоциа­листической идеологии отдельных лиц» (стр. 129). Не правильней ли было сказать, что причины корыстных преступлений таятся иногда и в нарушении принципа распре­деления по труду, создающем почву для появления преступных побуждений у лиц, кото­рые в результате антиобщественных взглядов и привычек стремятся жить не по труду?

      Подводя итог изложенному, следует сказать, что Г. И. Вольфман в целом успешно справился с теоретическим исследованием вопросов, связанных с анализом такого опасного преступления, каким является спекуляция, с отграничением этого состава от других смежных и с показом наиболее типичных ошибок, допускаемых в процессе применения законодательства. Рекомендации автора окажут существенную помощь нашей практике. Сделанные выше замечания касаются главным образом спорных вопросов и не влияют на общую положительную оценку книги Г. И. Вольфмана. Она является известным вкладом в дело исследования актуальных проблем уголовного законодательства и ее несомненно с пользой для себя прочтут как практические, так и научные работники.

      И. И. Солодкин, кандидат юридических наук

    Информация обновлена:02.10.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru