Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Вихарев, С. Р.
К. Маркс и Ф. Энгельс об идее
демократического централизма /С. Р. Вихарев.
//Правоведение. -1973. - № 6. - С. 64 - 72
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • К. Маркс и Ф. Энгельс об идее демократического централизма.
      Вихарев, С. Р.

      С. Р. Вихарев, доктор юридических наук

      К. Маркс и Ф. Энгельс об идее демократического централизма

      Основоположники научного коммунизма, К. Маркс и Ф. Энгельс, не оставили в наследство мировому революционному движению окон­чательно сформулированного принципа демократического централизма. Они объективно не могли выполнить эту задачу потому, что в своей политической деятельности и борьбе еще не опирались, как указывал В. И. Ленин, «ни на какую рабочую организацию».[1] Однако идея де­мократического централизма выражена в многочисленных трудах К. Маркса и Ф. Энгельса, которые неизменно руководствовались ею в своей работе по мобилизации, сплочению и укреплению прогрессив­ных сил трудящихся во главе с пролетариатом.

      Первоначально идея демократического централизма была выдви­нута классиками марксизма под воздействием практической потребно­сти создания рабочим классом своей боевой, единой, целеустремлен­ной, политической руководящей организации. Подобно идеологии на­учного коммунизма в целом, эта идея родилась отнюдь не случайно. Она явилась закономерным следствием классовой борьбы пролетариа­та против эксплуататоров и необходимости выработки в ходе борьбы таких форм, методов и средств, тактики и стратегии, используя кото­рые рабочий класс мог бы безошибочно и уверенно действовать, а в конечном итоге успешно и с наименьшими жертвами победить своих врагов — помещиков и буржуазию.[2] Экономической основой возникно­вения идеи демократического централизма, как и самой классовой борь­бы, явилось коренное противоречие между общественным характером способа производства и частнокапиталистическим присвоением продук­тов труда.[3]

      65

      В истории революционного рабочего движения идея демократи­ческого централизма имела исключительно важное прогрессивное зна­чение, К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что она пригодна не только для организационного построения рабочей партии, но и для успешного ведения ею своей политической борьбы, а также для руководства другими, поддерживающими ее демократическими силами.[4]

      Достаточно ясно идею демократического централизма К. Маркс и Ф. Энгельс впервые сформулировали еще в 1846 г. В письме Г. А. Гетгену от 15 июня этого года они указывали, что «немецкие комму­нисты должны покончить с существующей до сих пор между ними раз­общенностью и установить постоянные взаимоотношения».[5] Как видно из содержания письма и других документов, Маркс и Энгельс уже в то время много внимания уделяли объединению и централизации дей­ствий в целях улучшения организованности пролетариата, воспитания в нем классового самосознания, выработки форм и усиления его рево­люционной борьбы за свои интересы.[6]

      Идею демократического централизма К. Маркс и Ф. Энгельс пре­творили в жизнь в 1847 г., положив ее в основу организационного по­строения и деятельности созданного ими «Союза коммунистов». Офи­циально она была закреплена в Уставе, принятом на Конгрессе Союза 8 декабря 1947 г. Согласно Уставу «Союз коммунистов» являлся по­следовательно централизованной организацией. Вместе с тем эта ор­ганизация, по словам Энгельса, была «насквозь демократическая, с выборными и в любое время сменяемыми комитетами.. .».[7] Союз со­стоял из общин (первичных организаций), округов, руководящих ок­ругов, Центрального Комитета и Конгресса.[8]

      Устав «Союза коммунистов» определял взаимоотношения отдель­ных частей и органов Союза. Так, во главе общин стояли избираемые староста и его помощник. Общины объединялись в округ, руководя­щим органом которого являлся окружной комитет. Последний пред-

      66

      ставлял собой исполнительную власть, обязательную для всех подчи­ненных ему общин. Различные округа провинции (или отдельной стра­ны в целом) подчинялись руководящему округу, исполнительная власть которого распространялась на все округа провинции (страны). Руко­водящий округ был звеном, которое подчинялось и было подотчетно непосредственно ЦК. Центральный же Комитет являлся исполнитель­ной властью Союза в целом и отчитывался перед Конгрессом. Высшая, власть в Союзе принадлежала Конгрессу.[9]

      В соответствии с уставом «Союз коммунистов» ставил перед со­бой четкую и конкретную цель. В ст. 1. Устава говорилось: «Целью Союза является: свержение буржуазии, господство пролетариата, унич­тожение старого, основанного на антагонизме классов буржуазного общества и основание нового общества, без классов и без частной соб­ственности».[10] Успешному осуществлению этой цели и призвана была активно способствовать идея демократического централизма, положен­ная в основу организации и функционирования Союза и его органов.

      История «Союза коммунистов» показывает, что он был школой подлинной революционной деятельности. Его Устав предусматривал, в частности, обязательность регулярных отчетов руководящих лиц перед членами Союза, нижестоящих организаций — перед вышестоящи­ми. Наряду с этим члены Союза имели право в любое время в уста­новленном порядке ставить вопрос о переизбрании и переизбрать не только окружные комитеты, но и ЦК, обычно избираемый на год. Устав определял также порядок выявления, поддержания, развития и оформления инициативы каждого члена Союза вплоть до постановки вопроса о дискуссии и широком обмене мнениями относительно любой проблемы. Это усиливало активность членов Союза и во многом рас­ширяло их участие в его деятельности. Одновременно устанавлива­лось, что, если дискуссия или широкий обмен мнениями по той или иной проблеме затронут интересы всего Союза, то они должны про­водиться обязательно под наблюдением ЦК.[11]

      Таким образом, созданный как боевая, централизованная, классо­вая организация с твердой внутренней дисциплиной «Союз коммунис­тов» в то же время основывался на началах обязательного активною и широкого участия в работе всех его членов. Это свидетельствует о том, что идея демократического централизма получила в построений и функционировании Союза свое достаточно последовательное практи­ческое воплощение.

      После революционных событий 1848—1849 гг. в Германии дея­тельность «Союза коммунистов» и его внутренние организационные связи, отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, в силу ряда причин стали слабее.[12] Поэтому в Первом Обращении ЦК к членам Союза, написан­ном в марте 1850 г. и намечавшем пути укрепления рядов и повыше­ния роли Союза, Маркс и Энгельс вновь отмечают необходимость строгого проведения в жизнь идеи демократического централизма.[13]

      Одновременно К. Маркс и Ф. Энгельс предостерегали и против увлечения чрезмерной централизацией. Они указывали, что объедине­ние рабочих клубов под руководством единого органа должно быть осуществлено на основе демократических начал, с соблюдением усло­вий, обеспечивающих постоянные связи руководящих центров и дея-

      67

      телей с массами и способствующих привлечению всех членов рабочих клубов к активному участию во всех их делах, а также в выработке политики и практическом осуществлении стоящих перед клубами за­дач. По мысли Маркса и Энгельса, всякая организация, построенная на основе неоправданной централизации, не признающая демократи­ческих начал, противоречит самой сущности рабочего движения, его целям, формам и методам руководства им.[14]

      В дальнейшем идея демократического централизма была практи­чески применена К. Марксом и Ф. Энгельсом в построении и деятель­ности основанного ими в сентябре 1864 г. Международного товарище­ства рабочих, известного в истории как Первый Интернационал. В пункте первом написанного Марксом Временного Устава этой орга­низации говорилось: «Настоящее Товарищество основано для того, чтобы служить центром сношений и сотрудничества между рабочими обществами, существующими в различных странах и преследующими одинаковую цель, а именно — защиту, развитие и полное освобожде­ние рабочего класса».[15] Претворение в жизнь идеи демократического централизма здесь прямо и непосредственно связано с целями рево­люционного рабочего движения и с необходимостью фактического осу­ществления этих целей. Анализируя содержание Временного Устава Международного товарищества рабочих и, в частности, его первого пункта, В. И. Ленин писал: «Превосходно и популярно о программе и тактике Интернационала (contra Бакунин)».[16]

      Окончательно утвержденные Женевским Конгрессом 5—8 сентяб­ря 1866 г., Устав и Регламент Международного товарищества рабо­чих полностью подтвердили все положения Временного Устава.[17]

      Согласно Уставу, принятому на Женевском Конгрессе, Верховным органом Международного товарищества рабочих являлся Конгресс. Собираясь ежегодно, он вырабатывал, формулировал и выдвигал об­щие цели организации и всего рабочего движения, предпринимал меры, направленные на успешное осуществление деятельности Товарищест­ва, принимал и изменял его Устав. В период между Конгрессами по­стоянно действующим центральным органом Товарищества был Гене­ральный Совет. В состав этого выборного органа входили рабочие различных стран, представленных в Товариществе. Из своей среды Совет избирал для ведения дел необходимых должностных лиц: пред­седателя, секретаря, казначея, секретарей для разных стран. Ежегод­но Генеральный Совет представлял Конгрессу отчет о годичной дея­тельности Товарищества. Первичными организациями Товарищества были местные секции. В границах одной страны они возглавлялись центральной национальной организацией. Решения, принимаемые Ге­неральным Советом, являлись обязательными для всех секций. В свою очередь, секциям предоставлялось право поднимать и обсуждать не только вопросы своей внутренней жизни, но и вопросы, представляю­щие общий для всего Товарищества интерес.[18]

      По своей роли, назначению и деятельности Международное това­рищество рабочих, как указывали Маркс и Энгельс, не должно было противопоставлять себя уже существующим непартийным организа­циям пролетариата. Напротив, опираясь на эти организации, оно бы-

      68

      ло призвано объединять их деятельность и цели борьбы. Поэтому Ус­тав вменял в обязанность Генерального Совета добиваться усиления единства действий рабочих не только отдельно взятой страны, но и различных стран. Вопросы, представляющие общий интерес, должны были обсуждаться во всех национальных секциях Товарищества. В этих случаях Генеральному Совету вменялось в обязанность действо­вать строго согласованно, он мог вносить предложения по любому вопросу. Исключительно важную задачу Генсовета составляло объеди­нение местных организаций конкретно взятой страны в единую нацио­нальную организацию, которую мог бы представлять в Товариществе Центральный Совет страны. Наряду с этим Генсовету строго предпи­сывалось осуществлять объединение в соответствии с точным учетом особенностей и законов каждой страны.[19]

      Все это показывает, что в деятельности Международного товари­щества рабочих единство в основном, существенном сочеталось с ини­циативой и проявлением активности отдельных секций и националь­ных организаций, входящих в его состав. Говоря о структуре и харак­тере взаимоотношений составных частей Товарищества, К. Маркс пря­мо указывал, что «форма его организации предоставляет как раз наи­большую свободу местной самодеятельности и независимости... Това­рищество не предписывает определенную форму политических движе­ний; оно только требует, чтобы эти движения были направлены к од­ной цели».[20]

      Вместе с тем следует особо подчеркнуть, что Устав, принятый на Женевском Конгрессе, строго оберегал, а Маркс и Энгельс твердо отстаивали нераздельное единство Международного товарищества ра­бочих и не допускали внутри его каких-либо секций или обществ на правах самостоятельных организаций. Так, когда в конце 1868 г. Ба­кунин обратился в Генеральный Совет с предложением принять в со­став Товарищества в качестве самостоятельной организации создан­ный им так называемый Альянс социалистической демократии, Маркс добился, чтобы это предложение было отвергнуто.[21] К. Маркс и Ф. Эн­гельс считали, что Международное товарищество рабочих должно быть также независимым. Рабочая партия, писали они еще в июне 1850 г., при известных условиях вполне может использовать для своих целей другие партии и фракции, но «она не должна подчиняться никакой другой партии».[22]

      Состоявшаяся в сентябре 1871 г. Лондонская конференция утвер­дила Общий Устав Международного товарищества рабочих и его Ор­ганизационный Регламент.[23] Обобщив опыт Парижской Коммуны, Ус­тав и Регламент нацелили революционное рабочее движение на созда­ние в каждой стране самостоятельной, независимой классовой проле­тарской партии. В Уставе и Регламенте, указывал Ф. Энгельс, была сформулирована Программа Первого Интернационала.[24]

      Принятие общего Устава и Организационного Регламента Товари­щества означало дальнейшее развитие идеи демократического центра­лизма. В частности, в них детальнее определены состав, полномочия и обязанности Генерального Совета, права национальных централь­ных Советов, формы и методы деятельности местных секций и даже

      69

      отдельных членов. Достаточно указать, что согласно Общему Уставу каждый член Товарищества имел право избирать и быть избранным.[25] Историческое значение Общего Устава и Регламента также в том, что принятые в них решения по организационным вопросам по существу в том же виде перешли к последующим поколениям борцов за созда­ние классовой пролетарской партии.

      К. Маркс и Ф. Энгельс выступали за применение идеи демократи­ческого централизма не только в построении и деятельности, полити­ческих рабочих организаций, но и в области государственного устрой­ства будущего пролетарского государства. Уже в работе «Принципы коммунизма», написанной в октябре-ноябре 1847 г., Ф. Энгельс указы­вал, что всякая действительно пролетарская революция должна со­здать прежде всего демократический строй и тем самым — политиче­ское господство пролетариата. Демократия, по словам Энгельса, была бы совершенно бесполезна, если ею не воспользоваться немедленно, как средством для проведения широких мер, обеспечивающих полно­властное существование пролетариата как класса.[26] Здесь, таким обра­зом, достаточно ясно высказана мысль о том, что идея демократиче­ского централизма должна быть положена в основу государственного строительства с первых же дней существования пролетарского госу­дарства.

      Ту же мысль, но более четко и разносторонне К.Маркс и  Ф. Энгельс обосновывают в написанном ими в декабре 1847—январе 1848 гг. «Манифесте Коммунистической партии». Первым шагом рабочей рево­люции, подчеркивается в Манифесте, является превращение пролета­риата в господствующий класс и одновременно — установление под­линно пролетарской демократии. Это значит, что завоеванная проле­тариатом в ходе революции государственная власть должна, по мысли Маркса и Энгельса, основываться на началах демократического цент­рализма. «Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, центра­лизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролета­риата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил».[27] Идея демократиче­ского централизма здесь распространяется уже не только на область государственного строительства, но и на экономические отношения в условиях будущего пролетарского государства.

      Пристальное внимание идее демократического централизма при­менительно к государству К. Маркс уделил также в работе «Восем­надцатое брюмера Луи Бонапарта» (декабрь 1851—март 1852 гг.). Непременным требованием государственной централизации, писал он, является разрушение военно-бюрократической правительственной ма­шины.[28] Тем самым Маркс показал, что централизм будущего проле­тарского государства несовместим с бюрократическим централизмом эксплуататорского общества. Напротив, он должен быть выработан в борьбе с бюрократическим государственным механизмом, в результа­те уничтожения последнего, на его развалинах.

      Сказанное подтверждает, что уже в этих работах К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривали идею демократического централизма во взаи­мосвязи с различными сторонами устройства будущего пролетарского государства. Однако отсутствие необходимой в тот период практики

      70

      еще не позволило им сформулировать эту идею как одно из ведущих, коренных начал государственного строительства.

      Наиболее развернутую схему практического использования идеи демократического централизма в условиях пролетарского государства К. Маркс и Ф. Энгельс выдвинули на основе анализа и оценки исто­рического опыта Парижской Коммуны. В работе «Гражданская война во Франции» (1871 г.) К. Маркс, характеризуя сложившиеся в усло­виях Коммуны новые учреждения, которыми восставший пролетариат заменил разбитую бюрократическую машину буржуазного государст­ва, показал прежде всего исторические пути возникновения и роль го­сударственной централизации. Централизованная государственная власть с ее армией, полицией, бюрократией и т. п. существует, писал он, со времен абсолютной монархии. Она служила сильным орудием нарождавшейся буржуазии в ее борьбе с феодализмом. Централиза­ция является одним из решающих условий стабильной и твердой го­сударственной власти. Пролетариат призван не только воспринять, но и еще больше усилить ее. «Коммунальное устройство, — указывал К. Маркс, — ошибочно считали попыткой заменить союзом мелких го­сударств, о чем мечтали Монтескье и жирондисты, то единство, кото­рое— у крупных наций, — хотя и создано было первоначально поли­тическим насилием, стало теперь могущественным фактором общест­венного производства. — Антагонизм между Коммуной и государствен­ной властью ошибочно считали преувеличенной формой старой борьбы против чрезмерной централизации».[29]

      К. Маркс научно доказал, что Парижская Коммуна коренным об­разом изменила сущность государственной централизации: она поста­вила ее на службу пролетариату. Отбросив бюрократический центра­лизм буржуазного государства, Коммуна предприняла попытку на де­ле провести в жизнь идею демократического централизма. По своей структуре Парижская Коммуна состояла из выборных на основе все­общего избирательного права городских гласных. Последние были строго ответственны и в любое время сменяемы. В результате этого общественные должности перестали быть собственностью ставленни­ков центрального правительства. Городское управление и вся инициа­тива в вопросах общественно-политической жизни, составлявшие ра­нее прерогативу государства, всецело перешли к Коммуне.[30]

      В силу кратковременности существования Парижская Коммуна не разрешила полностью задачи практического создания всех своих орга­нов и вследствие этого не довела до конца осуществление идеи демо­кратического централизма. Однако, проанализировав уже созданную Коммуной систему учреждений, характер взаимоотношений между ними, порядок их образования, формы и методы выполнения ими сво­их обязанностей, Маркс теоретически показал, какой в конечном итоге должна быть система коммунального устройства. При этом он после­довательно придерживался уже проявившей в условиях Коммуны свою положительную роль идеи демократического централизма.

      Если бы коммунальный строй, писал К. Маркс, установился в Париже и второстепенных центрах, старое централизованное прави­тельство уступило бы место самоуправлению. В этом случае Коммуна должна была бы стать политической формой даже самой маленькой деревни. В свою очередь деревни подлежали объединению в округа. Собрание делегатов, заседавшее в главном городе округа,

      71

      должно бы­ло заведовать общими делами всех сельских коммун данного округа. Окружные собрания со своей стороны посылали бы депутатов в Национальную делегацию, которая заседала в Париже. В итоге у цент­рального правительства остались бы лишь очень немногие и только наиболее важные функции. Исполнявшие эти функции коммунальные чиновники, как и делегаты собраний, будучи строго ответственными, должны были точно придерживаться инструкции своих избирателей и могли быть сменены во всякое время. «Единство нации, — заключал К. Маркс, — подлежало не уничтожению, а, напротив, организации посредством коммунального устройства. Единство нации должно было стать действительностью посредством уничтожения той государствен­ной власти, которая выдавала себя за воплощение этого единства, но хотела быть независимой от нации, над нею стоящей».[31]

      B работе «Гражданская война во Франции» К. Маркс не ограни­чился изложением лишь схемы органов Коммуны, построение и струк­тура которой последовательно соответствовали бы идее демократиче­ского централизма. Он убедительно продемонстрировал ее преимуще­ств, перед бюрократической системой управления существовавших в то время буржуазных государств. Коммунальное устройство, писал Маркс, вернуло бы общественному организму все те силы, которые пожирает паразитический нарост — буржуазное государство, сущест­вующее за счет общества и задерживающее его свободное развитие. Уничтожение одного только этого паразитического нароста быстро двинуло бы вперед возрождение всего действительно прогрессивного и демократического. Одним из преимуществ системы органов Комму­ны Маркс считал также то, что эта система с необходимостью обеспе­чила бы тесную взаимосвязь пролетариата и крестьянства. В резуль­тате коммунальное устройство привело бы сельских производителей под духовное руководство главных городов каждой области и создало бы там, в лице городских рабочих, естественных союзников их интере­сов. Только какому-нибудь Бисмарку, разъяснял Маркс, заканчивая характеристику преимуществ системы органов Парижской Коммуны, могло прийти в голову, что она стремилась к такому устройству, ко­торое будто бы низводит управление до второстепенных колес госу­дарственного механизма.[32]

       Обобщая в целом опыт Парижской Коммуны в вопросах устройства пролетарского государства, К. Маркс  приходит  к  следующему заключению: «Самое уже существование Коммуны вело за собой, как нечто само собой разумеющееся, местное самоуправление, но уже не  в качестве противовеса государственной власти...  Коммуна создала (для республик и фундамент действительно демократических  учреждений... Ее настоящей тайной было вот что: она была, по сути дела, правительством рабочего класса, результатом борьбы производитель­ного класса против класса присваивающего; она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда».[33] Этот вывод имеет методологическое значе­ние для выявления роли и смысла идеи демократического централизма, развитой Марксом в связи с рассмотрением государственного устрой­ства будущего пролетарского государства.

      В дальнейшем К. Маркс и Ф. Энгельс неоднократно высказывались за последовательное осуществление идеи демократического централизма, рассматривая ее как необходимое начало государственного  устройства. По существу именно данной идее большое внимание уделил

      72

      Ф. Энгельс в статье «Об авторитете» (1874 г.). В этой статье он науч­но разъяснил необходимость постоянного разумного сочетания власти и авторитета с широкой инициативой и самодеятельностью отдельных индивидов, особо подчеркнув при этом, что такое сочетание и его пре­делы с неизбежностью предписываются теми условиями, в которых происходит общественное производство и обращение продуктов.[34] Ясно и конкретно Ф. Энгельс высказался за использование идеи демокра­тического централизма также в своем примечании к Первому Обраще­нию ЦК к членам «Союза коммунистов» (1885 г.). Местное и провин­циальное самоуправление, отмечал он, совершенно не противоречит политической национальной централизации.[35]

      Научно обоснованная К. Марксом и Ф. Энгельсом, практически испытанная в деятельности «Союза коммунистов», Международного товарищества рабочих и Парижской Коммуны, идея демократического централизма встретила, однако, активное сопротивление со стороны противников единства сил и организованности рабочего класса. Речь идет прежде всего о сторонниках политической доктрины анархизма в лице, главным образом, прудонистов и бакунистов. Они выдвинули теорию неограниченной свободы и абсолютной независимости индиви­да, требуя на этом основании полного безначалия в рядах пролета­риата. Необходимость ограничения интересов личности интересами об­щества анархисты объявили одной из основ угнетения людей как в прошлой, так и в современной им истории.

      Особенно резко против идеи демократического централизма как организационного начала построения и деятельности пролетарских ор­ганизаций выступил М. Бакунин.

      Главной причиной эксплуатации и угнетения анархисты считали существование государства. «Государство, — утверждал, например.. Бакунин, — каким бы народным его ни делали по форме, всегда оста­нется институтом господства и эксплуатации».[36] При этом анархисты совершенно не учитывали обусловленность государства соответствую­щим экономическим базисом. Подавлением и насилием они объявляли всякую государственную власть, не ставя вопроса о том, диктатурой какого конкретно класса эта власть является. Характерным для их взглядов было также полное безразличие к формам, и средствам по­литического господства и осуществления власти эксплуататоров. Основной своей целью анархисты считали уничтожение лишь государствен­ной власти, ее бюрократизма и централизации, сохраняя нетронутыми буржуазные общественные отношения и частную собственность на ору­дия и средства производства.

      Вскрыв антинаучный характер анархистских теорий, прикрывае­мых революционным фразерством, К. Маркс и Ф. Энгельс показали, что анархисты, в частности Бакунин, не понимали действительных пу­тей ликвидации буржуазного строя, а следовательно, и роли бюрокра­тического централизма, являвшегося одним из неотъемлемых принци­пов устройства буржуазного государства. В результате этого сторон­ники анархизма и оказались не в состоянии понять роль пролетарской классовой организации, а также уяснить объективную потребность практического использования идеи демократического централизма как действенного начала в борьбе рабочего класса против эксплуататоров, за свое политическое господство.

      [1] В.И. Ленин. Полн. собр. соч, т.10, стр.133.

      [2] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.4, стр.355,437—438,443,445—447; см. также: В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т.4, стр.375—376; т.15, стр.50—52; т.26, стр.355; т.39, стр. 65—67; т.41, стр.6—7; т.25, стр.249—251.

      [3] Поэтому нельзя признать правильной точку зрения, в соответствии с которой демократический централизм является будто бы порождением лишь Великой Октябрьской социалистической революции и советского  общественного и  государственного строя  (см. об этом, например:  Г.  Евстафьев.  Ленинский принцип демократического централизма и его осуществление в управлении социалистической промышленностью. В кн.:  «Преимущества социалистической системы  хозяйства».  М.,  Соцэкгиз, 1959,  стр.73. В.И. Ленин теоретически обосновал и практически применил этот принцип в построении и деятельности Коммунистической партии нашей страны  еще задолго до Великой Октябрьской революции и установления Советской власти. С другой стороны, нельзя согласиться и с мнением, будто принцип демократического централизма выработан еще «в применении к парламентарной республике» в условиях буржуазного общества. Такая мысль проводятся, в частности, И.Д. Левиным (см.: И.Д. Левин. Советская федерация — государственно-правовая форма разреше­ния национального вопроса в СССР. В кн.: «Вопросы Советского государства и пра­ва». М., Изд. АН СССР, 1957, стр.227). Фактически в условиях эксплуататорского общества демократический централизм никогда не был и не может быть принципом государственного строительства. При буржуазных порядках этот принцип может быть использован и последовательно осуществлен как организационная основа построения и деятельности лишь коммунистических и рабочих партий.

      [4] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.37, стр.274—277.

      [5] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.4, стр.19.

      [6] В этой связи необходимо подчеркнуть, что в вопросе о том, когда Маркс и Энгельс впервые выдвинули идею демократического  централизма, среди  советских авторов до сих пор нет единства. Так, С.Р. Гершберг связывает первое высказывание К. Марксом и Ф. Энгельсом этой идеи с разработкой в декабре 1847 г. Устава «Союза коммунистов» (см.: С.Р.  Гершберг.  Борьба В.И. Ленина за демократи­ческий централизм  в хозяйственном строительстве.  «Вопросы истории»,  1957, №3, стр.43). В.А. Смирнов считает, что впервые идея демократического централизма высказана К. Марксом в 1864 г. в написанном им Временном Уставе Международного товарищества рабочих  (см.: В.А.  Смирнов.  Из истории создания программных документов  Первого  Интернационала   (октябрь  1871—август  1872 гг.).  В кн.:  «Из истории марксизма и международного рабочего движения». М., Госполитиздат, 1963, стр.317—319). Н.Н. Кучинский утверждает, будто идею демократического централиз­ма  Маркс  выдвинул  впервые  лишь в  работе  «Гражданская война во Франции», 1871  г.  (см.: Н.Н. Кучинский.  Демократический централизм как  организа­ционный принцип  Советского государства. Автореф.  канд.  дисс.  М.,  1952,  стр.6. Расхождения в трактовке данного вопроса у различных авторов, как видим, весьма значительные. Это и обусловило необходимость еще более тщательного выяснения его настоящей статье.

      [7] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.21, стр.224.

      [8] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.4, стр.524—529.

      [9] См. там же.

      [10] Там же, стр.524.

      [11] См. там же, стр.526.

      [12] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.7, стр.257.

      [13] См. там же, стр.264.

      [14] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.16, стр.445; т.17, стр.394,426-427,478.

      [15] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.16, стр.13.

      [16] В.И. Ленин. Конспект  «Переписки  К. Маркса  и  Ф. Энгельса, 1844—1883 гг.». М., Госполитиздат, 1959, стр. 90—91.

      [17] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.16, стр.545—549.

      [18] См. там же, стр.545—547.

      [19] См. там же.

      [20] К. Маркс и  Ф. Энгельс. Соч., т.17, стр.634—635.

      [21] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.16, стр.767.

      [22] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.7, стр.325; см. также: т.17, стр.421—422; т.18, стр.194, 478.

      [23] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.17, стр.445-460.

      [24] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.18, стр.112.

      [25] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.17, стр.445—448.

      [26] См.: К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.4, стр.332.

      [27] Там же, стр.446.

      [28] См.: К. Mapкс и Ф. Энгельс. Соч., т.8, стр.243.

      [29] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.17, стр.344.

      [30] См. там же, стр.342—343.

      [31] Там же, стр.344.

      [32] См. там же, стр.345.

      [33] Там же, стр. 345—346.

      [34] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс.  Соч., т.18, стр.302—305.

      [35] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.7, стр.266.

      [36] М. Бакунин. Избр. соч., т.5. Пг. — М., 1920, стр.19.

    Информация обновлена:16.02.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru