Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Мулукаев, Р. С.
Из истории строительства рабоче-крестьянской
милиции в советских республиках, 1918 - 1924 гг.
/Р. С. Мулукаев.
//Правоведение. -1973. - № 4. - С. 83 - 90
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Из истории строительства рабоче-крестьянской милиции в советских республиках, 1918 - 1924 гг.
      Мулукаев, Р. С.

      Р. С. МУЛУКАЕВ

      Из истории строительства рабоче-крестьянской милиции в советских республиках, 1918 - 1924 гг.

      В последние годы опубликованы работы, посвященные главным образом истории милиции отдельных советских республик и даже от­дельных областей и городов.[1] Однако важное значение имеет изучение и обобщение материалов (как уже опубликованных, так, в особенно­сти, и неопубликованных), которые позволяют рассматривать станов­ление рабоче-крестьянской милиции в советских республиках как еди­ный процесс.

      Строительство рабоче-крестьянской милиции в независимых советских республиках и ее взаимоот­ношения с милицией РСФСР. Исторический опыт советского государственного строительства показал, что для успешной охраны со­циалистического общественного порядка необходим централизованный постоянный штатный орган государства. Таким органом стала совет­ская рабоче-крестьянская милиция, образованная в РСФСР, а затем и в других советских республиках. Рабоче-крестьянская милиция стала действенным орудием упрочения социалистического общественного по­рядка в каждой советской республике.

      Опыт организации рабоче-крестьянской милиции в РСФСР имел большое значение для других советских республик и широко исполь­зовался ими. Прежде всего учитывались организационно-правовые формы построения и правовые основы деятельности милиции. Совет­ские республики использовали нормативный материал РСФСР, регу­лировавший деятельность органов милиции, двумя способами: распро­страняя действие нормативных актов РСФСР на территорию своих республик и используя нормативный материал РСФСР для разработки своих нормативных актов, регулировавших организацию и деятель­ность милиций.

      Первый способ в наибольшей степени применялся в 1919—1920 гг. Латвийской, Белорусской и Азербайджанской советскими республи­ками.

      Характерен приказ НКВД Азербайджанской ССР от 11 мая 1920 г., в котором указывалось, что рабоче-крестьянская милиция Азербайд­жана строится «по правилам и штатам, установленным постановлени­ем Народного Комиссариата по внутренним делам Российской Социа­листической Федеративной Советской Республики от 20 октября 1918 г. (имеется в виду инструкция НКВД и НКЮ РСФСР «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции».[2] — Р. М.), сообразуясь с ме­стными условиями жизни Азербайджанской Советской Социалистиче­ской Республики».[3] Текст данной инструкции НКВД и НКЮ РСФСР был разослан во все органы милиции Азербайджанской ССР для ру­ководства и исполнения.[4]

      Второй способ получил распространение в Украинской, Литовской, Армянской, Грузинской союзных республиках. В частности, принятая в феврале 1919 г. в Украинской ССР инструкция по организации ра­боче-крестьянской милиции в значительной мере строилась на основе положений инструкции .НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции».

      И в последующие годы образцом для правового регулирования ор­ганизации и деятельности милиции УССР служило законодательство РСФСР. Так, основой Постановления Совета Обороны Украинской ССР от 30 июля 1919 г. «О военизации милиции» и Положения от 14 сентября 1920 г. «О рабоче-крестьянской милиции УССР» явился под­писанный В. И. Лениным 3 апреля 1919 г. декрет СНК РСФСР «О со­ветской рабоче-крестьянской милиции РСФСР», а также Положение «О рабоче-крестьянской милиции РСФСР» от 10 июня 1920 г.[5] Закреп­ленные этими декретами принципы военизации милиции воспроизведены в указанных выше нормативных актах Украинской ССР.[6]

      Опыт РСФСР позволил другим республикам в короткий срок за­ложить правовые основы строительства и упрочения аппарата мили­ции. Они были избавлены от поисков организационных форм выработ­ки принципов деятельности, определения круга задач и функций ми­лиции.

      Одной из сложных проблем, стоявших перед органами милиции всех без исключения советских республик, являлась острая нехватка кадров. Однако эти трудности постепенно преодолевались. И решаю­щая роль в этом принадлежала органам рабоче-крестьянской милиции РСФСР. Хотя проблема кадров была крайне острой и в РСФСР, по­следняя тем не менее оказала большую помощь милиции других со­ветских республик (Латвийской, Литовской, Белорусской, Украинской и др.).

      По просьбе ЦК КП(б) и Совета Народных Комиссаров УССР в 1919—1920 гг. на Украину была направлена большая группа сотрудников милиции РСФСР.[7] Подавляющее большинство этих со­трудников (3610 чел.) прибыло на Украину в 1920 г. из одиннадцати губерний РСФСР.[8]

      В Киев прибыло 150 сотрудников петроградской милиции, 120 из которых были коммунистами. В тесном контакте с партийными орга­низациями они проделали большую работу по строительству милиции на Украине. С их помощью в двенадцати районах (отделениях) мили­ции организованы коммунистические ячейки. Для укомплектования милиции напечатаны воззвания к рабочим и крестьянам с целью при­влечь их в ряды милиции,[9] поскольку предварительно была проведена чистка органов милиции от враждебных и недостойных элементов.

      В общей сложности в 1920 г. Главное управление милиции РСФСР направило на Украину, Кавказ и Туркестан около восьми тысяч мили­ционеров и лиц командного состава.[10]

      В течение 1918—1920 гг. сотрудничество органов милиции совет­ских республик не получило правовой регламентации, их взаимоотно­шения складывались путем прямых контактов между руководящими органами милиции республик.

      После окончания гражданской войны с особенной силой прояви­лось стремление всех советских республик к объединению во многих областях государственной жизни, в том числе и в органах охраны об­щественного порядка.

      В обстановке мирного хозяйственного строительства обеспечение общественного порядка и законности приобретало важнейшее значе­ние для укрепления социалистического строя во всех советских респуб­ликах.

      Двухсторонние союзные договоры, которые заключались в тот, пе­риод между советскими республиками, не предусматривали объедине­ния наркоматов внутренних дел. Однако единство задач, стоящих перед органами милиции всех республик, требовало тесного контакта между органами милиции.

      Существовавшие ранее, фактические отношения получили юриди­ческое оформление в виде договоров, которые заключались между цен­тральными органами милиции союзных республик.

      В наиболее крупных республиках (РСФСР и Украинской ССР) 22 марта 1922 г. было заключено соглашение между политсекретариатами милиции РСФСР и УССР.[11] Соглашением предусматривался обмен при­казами, инструкциями по ведению политико-просветительной работы, программами школ, курсов; предоставление права делегированным ра­ботникам политсекретариатов лично знакомиться с постановкой работы на местах; обмен ежемесячными докладами и статистическими отче­тами. Это соглашение свидетельствовало о том, какое огромное внима­ние уделялось повышению политического сознания личного состава ор­ганов милиции.

      27 ноября 1922 г. договор о сотрудничестве заключили главные управления милиции РСФСР и Украинской ССР.[12]

      Договор охватил различные стороны деятельности органов мили­ции РСФСР и УССР и предусмотрел установление единства организа­ционных форм построения аппарата и методов его работы. Это еще одно свидетельство авторитета русского революционного пролетариата в деле государственного строительства советских республик. Хотя ор­ганы милиции РСФСР формально не становились обще федеративными и органы милиции Украины им не подчинялись, фактически деятель­ность центральных органов милиции РСФСР (прежде всего норматив­ная) приобретала межреспубликанский характер. Договор устанавли­вал, что милиция Украинской ССР должна была «в кратчайший срок принять единые со всей милицией РСФСР организационные формы». Все последующие изменения организационной структуры милиции РСФСР являлись обязательными для милиции УССР. Допускались, естественно, отступления, вызывавшиеся местными условиями, но в каждом отдельном случае Главное управление милиции УССР должно было доводить обо всех отступлениях до сведения Главного управле­ния милиции РСФСР, мотивируя принятые решения.

      Милиция Украинской ССР устанавливала единые с милицией РСФСР методы административно-исполнительной работы. Главному управлению милиции РСФСР были предоставлены некоторые конт­рольные функции в отношении местных органов милиции Украины.

      Договор послужил образцом для аналогичных соглашений между РСФСР и другими союзными республиками.

      С образованием Союза Советских Социалистических Республик управление внутренними делами было отнесено к компетенции союз­ных республик. Конституцией СССР 1924 г. не предусматривалось со­здание общесоюзного органа по управлению внутренними делами. Од­нако жизнь потребовала дальнейшей координации и объединения дея­тельности органов НКВД и прежде всего милиции всех союзных рес­публик.

      Основной формой сотрудничества органов милиции союзных рес­публик становятся совещания наркомов внутренних дел республик, входящих в Союз ССР. Эти совещания были консультативными, они вырабатывали единые формы и методы деятельности органов внутрен­них дел. Совещания явилась основой централизованной работы орга­нов внутренних дел, в частности, в борьбе с преступностью.

      Первое совещание- наркомов внутренних дел республик, входящих в Союз ССР, состоялось 13 - 16 июня 1924 г. в Москве. На нем обсуж­дался вопрос «О контакте в работе НКВД союзных республик в об­ласти милиции и уголовного розыска».[13] На совещании принята резо­люция о согласовании деятельности НКВД союзных республик в об­ласти административной и милицейской деятельности. Признано необ­ходимым установить общие начала в вопросах строевой и постовой службы, дисциплины, учебной и специальной подготовки, порядка про­хождения службы.

      На всей территории Союза ССР вводилась единая дактилоскопиче­ская система, которая была принята научно-техническим подотделом уголовного розыска Центрального Административного Управления, НКВД РСФСР. На Центральное регистрационное бюро НКВД РСФСР возлагались функции общесоюзного органа, объединявшего деятель­ность по розыску преступников.

      Совещание приняло решение об улучшении отчетности в органах внутренних дел всех республик, что давало возможность производить взаимные сравнения и исследования и составлять сводки по всему Союзу. Предусматривался в последующем обмен законопроектами, оперативными сводками, проектами кодексов.

      Реализация решений привела к установлению регулярных и тес­ных контактов между органами милиции всех союзных республик, что способствовало улучшению дела охраны общественного порядка в мае-штабе всего Советского Союза. Такая форма сотрудничества сохрани­лась до создания общесоюзных органов милиции.

      Строительство органов милиции в автономных республиках и автономных областях РСФСР и их взаимоотношения с центральными органами федерации. Одна из особенностей автономного национально-государст­венного строительства в первые годы Советской власти состояла в том, что правовой статус автономных государственных образований не по­лучил четкого оформления. Поэтому в некоторых областях государст­венного управления автономные республики осуществляли функции, присущие союзным республикам.[14]

      Это имело место, в частности, и в области правового регулирова­ния организации и деятельности советской милиции в первых совет­ских автономных республиках — Терской и Туркестанской, возникших весной 1918 г. Обе республики образовались как неразрывные состав­ные части Российской федерации, официально признали верховенство органов власти и управления РСФСР. Однако практика государствен­ного строительства в них с самого начала отличалась довольно значи­тельной самостоятельностью. И в Терской, и в Туркестанской автоном­ных республиках в течение определенного периода организационное построение милиции и основы ее деятельности регулировались право­выми актами, изданными государственными органами этих республик.

      Организация советской милиции в Терской автономной республике получила юридическое оформление в изданном в июле 1918 г. Временном положении о Терской областной милиции. Положение учитывало местные особенности и предусматривало централизованное построение милиции. Создаваемые на местах органы милиции непосредственно подчинялись Народному комиссариату внутренних дел республики. На­чальники районов милиции назначались и смещались наркомом внут­ренних дел. Комплектовалась милиция из трудовых элементов русского населения и горцев.[15]

      Правовой основой организации и деятельности милиции Туркестан­ской АССР явилось Положение о милиции Туркестанской республики Российской Федерации,[16] согласно которому общее руководство мили­цией республики осуществлял Народный комиссар по внутренним и иностранным делам и состоявшая при нем коллегия. Непосредственно делами милиции ведал Главный инструктор милиции Республики, вхо­дивший со своим аппаратом в состав Наркомата по внутренним и ино­странным делам.

      Организационное построение милиции в Терской и Туркестанской автономных республиках отличалось от ее структуры в РСФСР и ре­гулировалось не обще федеративными правовыми актами. Объясняется это следующим.

      Во-первых, чрезвычайная обстановка интервенции и гражданской войны привела к тому, что обе республики оказались территориально, оторванными от остальной части РСФСР и не всегда имели система­тическую, прочную связь с центральными органами федерации.

      Во-вторых, как уже отмечалось, правовой статус автономных об­разований в составе РСФСР в то время не получил еще своего четко­го выражения и законодательного закрепления. Это произошло позд­нее, в 1920 г.

      Однако практика государственного строительства с неизбежно­стью приводила к сближению автономных образований с центром фе­дерации и необходимости использования и распространения действия общефедеративного законодательства на территории субъектов феде­рации. Это осуществлялось в различных сферах государственной и об­щественной жизни, в том числе и в области правового регулирования организации и деятельности советской милиции.

      В Терской республике в конце 1918 г. были намечены конкретные меры по введению в действие инструкции НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. «Об организации советской рабоче-крестьянской ми­лиции» и перестройке аппарата милиции в соответствии с инструк­цией.[17]

      Однако указанные мероприятия до конца осуществить не удалось. В начале 1919 г. военное положение республики резко ухудшилось, а в феврале 1919 г. она пала под ударами деникинских войск.

      В Туркестанской автономной республике в течение 1919—1920 гг. издан ряд правовых актов, из которых наиболее важным является «По­ложение о советской рабоче-крестьянской милиции», утвержденное СНК Туркестанской республики в апреле 1919 г. Построение милиции республики было приведено в соответствие с принципами, закреплен­ными в инструкции НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции» и в декрете СНК РСФСР «О советской рабоче-крестьянской милиции» от 3 апреля 1919 г.[18]

      Подобным же образом оформлялся правовой статус рабоче-кре­стьянской милиции в Башкирской АССР. Отдел милиции комиссариата внутренних дел Ревкома республики, начиная строительство аппарата милиции, обратился с просьбой в НКВД РСФСР «о присылке всех декретов, циркуляров и инструкций Центральной рабоче-крестьянской власти по милиции».[19]

      На основе нормативных актов центральных органов РСФСР было разработано и 31 июля 1919 г. утверждено Ревкомом республики «По­ложение о Башкирской рабоче-крестьянской милиции».[20] Важнейшими источниками явились инструкция НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октяб­ря 1918 г. «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции» и декрет СНК РСФСР от 3 апреля 1919 г. «О советской рабоче-крестьян­ской милиции».

      Положение воспроизводило содержание вышеуказанных актов РСФСР, однако устанавливалось, что в соответствии с административ­но-территориальным делением республики аппарат милиции состоит из кантонных управлений.

      Вскоре после провозглашения Татарской АССР, в сентябре 1920г., когда начал организовываться аппарат Народного Комиссариата внут­ренних дел республики (в том числе и аппарат рабоче-крестьянской милиции), коллегия НКВД Татарии в своем постановлении указала: «В основу организации Татвнудела будет положено строение (НКВД— Р. М.) дружественной Российской Социалистической Федеративной Советской Республики».[21] Позднее, в ноябре 1920 г., коллегия НКВД Татарской АССР приняла решение о строительстве милиции в респуб­лике «согласно Положению о рабоче-крестьянской милиции, утвер­жденному Президиумом ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1920 года».[22]

      Советская милиция Казахстана (в тот период — Киргизской АССР) строилась на основе инструкции НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. «Об организации советской рабоче-крестьянской ми­лиции». Главное управление милиции Киргизской АССР в августе 1920 г. подчеркнуло значение указанного акта: «милиция должна ра­ботать на основе указаний, изданных и издаваемых Советской властью..».[23] (Имелась в виду центральная власть органов РСФСР. — Р. М.).

      В последующем милиция Казахстана была военизирована и пере­строена в соответствии с декретом СНК РСФСР от 3 апреля 1919 г. «О советской рабоче-крестьянской милиции» и «Положением о рабоче-крестьянской милиции РСФСР» от 10 июня 1920 г.[24]

      При строительстве милиции Казахстана учитывались и местные особенности. В частности, при определении штатного состава милиции принимались во внимание большие степные пространства с низкой плотностью населения. В таких районах исходили из расчета один ми­лиционер на 1—1,5 тыс., а не 3—4 тыс. человек, как в обычных районах РСФСР.[25]

      В практической организации милиции в автономных государствен­ных образованиях работникам Главного и губернских управлений ми­лиции РСФСР принадлежала исключительная роль. Эти органы на­правляли в автономные республики и автономные области (нередко по просьбе последних) своих лучших работников.

      28 июля 1920 г. Чувашский Ревком обратился в Главное управле­ние милиции РСФСР с просьбой «командировать... одного опытного работника по уголовному розыску для организации отдела уголовного розыска».[26]

      Аналогичная просьба 31 августа 1920 г. выражена Управлением милиции Башкирской АССР в связи с острой нуждой в опытных со­трудниках и руководителях «для создания более твердой охраны рес­публики».

      По указанию Главного управления милиции РСФСР в Чувашию и в Башкирию были направлены опытные работники уголовного розы­ска.[27]

      Строительство милиции Туркестанской АССР также проходило при активном содействии центрального и губернских аппаратов мили­ции РСФСР. Работники, направляющиеся из центра, изучали состоя­ние дел на месте, проводили конкретные мероприятия по укреплению туркестанской милиции.

      После окончания интервенции и гражданской войны развернулся интенсивный процесс строительства автономных государственных обра­зований в РСФСР и других союзных республиках. К 1924 г. в РСФСР насчитывалось 7 автономных республик и 12 автономных областей.

      Система органов внутренних дел автономных республик и автоном­ных областей строилась на тех же основах, на каких был организован аппарат по союзной республике в целом. Деятельность органов внут­ренних дел автономных единиц регулировалась нормативными актами союзных республик.

      Автономным республикам и областям оказывалась разносторонняя помощь, в том числе в деле организации и деятельности милиции. Од­ной из ее форм явились совещания наркомов внутренних дел автоном­ных республик в НКВД РСФСР, целью которых было достижение максимального единства в деятельности общефедеративных органов внутренних дел и органов внутренних дел автономных республик, со­четавшегося с учетом местных особенностей последних. Кроме того, совещания служили средством обмена опытом работы органов внутрен­них дел автономных республик.

      Особый авторитет решениям таких совещаний придавало то, что в ряде случаев они должны были одобряться ЦИКами автономных рес­публик и ВЦИК. В частности, имеются в виду соглашения между НКВД РСФСР и НКВД каждой из автономных республик, входящих в Российскую Федерацию. Они заключались по решению первого со­вещания наркомов внутренних дел автономных республик, которое со­стоялось 10—12 июня 1924 г. в Москве.

      Совещание не исключало учета в организации и деятельности ми­лиции национальных и бытовых особенностей,[28] но высказалось за еди­ный подход к решению наиболее важных вопросов. Речь шла о соответ­ствии структуры руководящих органов милицейских объединений административному делению каждой автономной республики и поряд­ке hxi подчинения, а также о той части деятельности милиции, которая касалась борьбы с преступностью среди населения, учета и прописки населения, содействия ведомствам постовой службы и дисциплины.[29]

      Практика созыва совещаний наркомов внутренних дел автономных республик РСФСР продолжалась и в последующие годы. Потребность в существовании подобной организационной формы обусловливалась остротой разрешения национального вопроса в стране, необходимостью особого внимания к государственному строительству в национальных районах.

      Советская рабоче-крестьянская милиция, рожденная Великим Октябрем, с самого начала утвердилась как орган глубоко интернацио­нальный по своей природе. Она стала надежным стражем социалисти­ческого общественного порядка во всех советских республиках.

      Тесное и всестороннее сотрудничество, сложившееся в 20-е годы между органами милиции советских республик, явилось важным фак­тором становления органов охраны общественного порядка в СССР.

       

      1 См., например: Из истории милиции Советской Украины. Киев, 1965; A.M. Му­ха медов. 50 лет на переднем крае. Ашхабад, 1967; Я. Мотыле в, Е. Лысен­ко. Солдаты порядка. Душанбе, 1967; А. Скилягин, В. Лесов, Ю. Пименов, И. Савченко. Дела и люди Ленинградской милиции. Л., 1967; А. П. Ходосевич. Милиция таежного края. Хабаровск, 1969; Г. А. Богомолов, В. С. Гольд-м а н, Я. А. Здир, П. И. Туник. Вехи трудных будней. Саратов, 1967; П. Ф. Ни­колаев. Советская милиция Сибири (1917—1922).. Западно-сибирское книжное из­дательство, 1967.

      2 СУ РСФСР, 1918, № 75, ст. 813.

      3 ЦГАОР Азербайджанской ССР, ф. 410, оп. 1а, д. 38, л. 28.

      4 Там же. л. 30.

      5 СУ РСФСР, 1919, № 13, ст. 133; СУ РСФСР, 1920, № 79, ст. 371.

      6 Подобные факты имели место и в других республиках. Например, 31 января 1919 г. Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Социалистиче­ской Советской республики Литвы утвердило Инструкцию по организации рабоче-крестьянской городской и сельской охраны (Партийный архив при ЦК КП Литвы, ф. 77, он. 2, д. 27, л. 24). 6 марта 1919 т. НКВД Латвийской советской республики принял постановление «О советской милиции» (ЦПА Коммунистической партии Лат­вии, ф. 35, оп. 12, д. 201, л. 3). В основу этих правовых актов также положена инструкция НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. В декабре 1920 г. с учетом опыта РСФСР была военизирована рабоче-крестьянская милиция Армянской ССР. Ревком республики выдвинул задачу превратить милицию в «особую часть Красной Армии, столь же дисциплинированную, столь же политически сознательную» (ЦГАОР Армянской ССР, ф. 116, оп. 3, д. 7, л. 72).

      7 ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 15, д. 3, л. 7; см. также: Из истории милиции Со­ветской Украины. Киев, 1965, стр. 18.

      8 См.: Сборник отчетов Народных комиссариатов УССР, уполномоченных народ­ных комиссаров РСФСР при Совнаркоме УССР и Центральных учреждениях Украи­ны. Харьков, 1921, стр. 13.

      9 ЦГАОР УССР, ф. 6, оп. 1, д. 9, лл. 8—9.

      10 См.: ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 23, д. 7, л. 69.

      11 См.: ЦГАОР УССР, ф. 6, оп. 2, д. 29, л. 2.

      12 См. там же, д. 581, л. 41.

      13 См.: Совещание Народных комиссаров внутренних дел  республик,  входящих в ССР, 13-16 июня 1924 года. М., 1924

      14 Подробнее об этом см.: О. И. Чистяков. Национально-государственное строительство в РСФСР в годы гражданской войны (1918—1920). Изд. МГУ, 1964, стр. 7—8, 79—80.

      15 См.: «Народная власть», 1918, 26 ноября.

      16 См.: Т. Джалилов. Верные Отчизне. Из истории рабоче-крестьянской ми­лиции в Туркестане (1917—1924). Ташкент, 1968, стр. 35—36.

      17 ЦГА Северо-Осетинской АССР, ф. 296, д, 45, л. 813.

      18 ЦГА Узбекской ССР, ф. 25, оп. 1, д. 193, л. 5; ф. 17, оп. 1, д. 207, лл 33—40:. ф. 39, оп. 1, д. 6а, л. 178; а также ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 23, д. 93, лл. 4—5.

      19 ЦГА Башкирской АССР, ф. 402, оп. 1, д. 13, л. 366.

      20 Там же, д. 2, лл. 1—4.

      21 ЦГА Татарской АССР, ф. 5852, оп. 1, д. ПО, л. 2.

      22 Там же, л. 8.

      23 См.: ЦГАОР Казахской ССР, ф. 1392, оп. 1, д. 8, л. 31.

      24 См. там же, ф. 14, оп. 1, д. 59, лл. 6—7.

      25 См. там же, ф. 1392, оп. 1, д. 8, л. 31.

      26 ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 23, д. 187, л. 9.

      27 См. там же, л. 10 и 12. ,

      28 См.: Резолюции совещания народных комиссаров внутренних дел автономных республик РСФСР 10—12 июня 1924 года. М., 1924.

      29 См. там же.

    Информация обновлена:28.06.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru