Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Каллистратова, Р. Ф.
Гражданский процессуальный кодекс Российской
Федерации /Р. Ф. Каллистратова.
//Советское государство и право. -1964. - № 8
. - С. 24 - 31
  • Статья находится в издании «Советское государство и право :»

  • Материал(ы):
    • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации.
      Каллистратова, Р. Ф.

      ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

      Кандидат юридических наук

      Р. Ф. КАЛЛИСТРАТОВА

      11 июня 1964 г. третья сессия Верховного Совета РСФСР шестого со­зыва приняла новый Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, вводимый в действие с 1 октября 1964 г.

      Действующий ГПК РСФСР был принят в 1923 г. Естественно, что в настоящее время этот акт, бесспорно сыгравший большую роль в регла­ментации порядка отправления правосудия по гражданским делам, зна­чительно устарел.

      Некоторые статьи и целые главы ГПК РСФСР 1923 г. фактически утратили силу и не применяются в связи с теми изменениями, которые произошли в экономической, политической и культурной жизни страны, и с появлением многочисленных новых нормативных актов. В качестве примера можно назвать: положение ст. 1 ГПК, касающееся «учрежде­ний, снабженных судебными функциями»; нормы о единоличном рас­смотрении дел судьей (ст. 24-а, 270); гл. 26 «Об освобождении от воен­ной службы по религиозным убеждениям»; многие статьи раздела 2 гл. 29 «Пересмотр судебных решений в порядке надзора»; гл. 37 «О не­состоятельности частных лиц физических и юридических» и др.

      Анахронизмом, не понятным поколению, выросшему при социализ­ме, выглядят положения ряда норм ГПК РСФСР, касающиеся: концес­сионных предприятий (п. «в» ст. 21, п. 2 ст. 22), кредитной кооперации (примечание к ст. 82, ст. 271-д), смешанных акционерных обществ с преобладанием кооперативного капитала (п. «в» ст. 265), частных пред­приятий (ст. 288), кулацких хозяйств (п. «б» ст. 300), исков о праве на земельные участки и предприятия (ст. 29), стачечных фондов и фон­дов для безработных (ст. 271-6) и т. п. Вместе с тем накопилось мно­жество норм гражданско-процессуального характера, не инкорпориро­ванных в ГПК.

      Все эти обстоятельства вызывали значительные трудности в практике применения ГПК РСФСР.

      Нельзя не учитывать и того, что ГПК РСФСР 1923 г. несет на себе отпечаток и несовершенства теории гражданского процессуального пра­ва тех лет, когда советской юридической наукой еще не был накоплен достаточный материал для создания полной и стройной системы граж­данско-процессуальных норм. В период подготовки первого ГПК РСФСР господствовало мнение о делении гражданского процессуального права на три отрасли. Действующий кодекс состоит из трех больших разделов, группирующих нормы, регулирующие исковое, особое и исполнительное производство. Как справедливо отмечалось в юридической литературе, неизбежными недостатками такого построения кодекса явились отсутст­вие внутренней связи между отдельными процессуальными институтами, непоследовательность в расстановке ряда норм, неполнота общей первой части кодекса и др.[1].

      25

      Судебная практика и изучающая ее теория советского гражданского процессуального права постепенно выявили недостатки ГПК РСФСР 1923 г., неясности и неточности в изложении отдельных правил, а так­же нормы, которые по тем или иным причинам нуждаются в изменении. Так, действующий ГПК РСФСР содержит лишь отрывочные сведения об отдельных принципах советского гражданского процессуального права (ст. 2—5, 9 и др.). Совершенно не регламентирован в нем поря­док судебного заседания; мало норм, касающихся важнейшей стадии процесса — судебного разбирательства; о встречном иске лишь вскользь упоминается в ст. 33-а и в примечании к ст. 81; не урегулирован пово­рот исполнения решения и т. д. Об обязательном участии прокурора в процессе в тех случаях, когда суд признает это необходимым, говорится почему-то в главе «Представительство» (ст. 12). Ряд неточностей со­держит ст. 193, предоставляющая судье, а не суду право прекратить производством дело особого производства в тех случаях, когда при рассмотрении его заинтересованным лицом будет возбужден спор и др.

      Основы гражданского судопроизводства во многом восполнили про­белы гражданских процессуальных кодексов РСФСР и других союзных республик, точно определив, в частности, круг дел, отнесенных к судеб­ной компетенции, дав полный перечень основных принципов советского гражданского процесса. Однако по своему характеру этот акт не мог и не должен был регламентировать детали конкретных гражданских процессуальных отношений. Более того, с появлением ряда новых норм Основ число пробелов в ГПК союзных республик увеличилось, так как они, естественно, не могли дать ответа, например, на такие вопросы: в каком порядке следует рассматривать новую категорию дел — дела о признании граждан недееспособными; как практически реализовать правило о применении принципа гласности в стадии пересмотра дел в порядке надзора и т. д.

      Все эти обстоятельства вызвали к жизни новый ГПК РСФСР.

      Этот акт, состоящий из 6 разделов, 42 глав и 438 статей, является результатом многодневного труда большого коллектива работников раз­личных учреждений Российской Федерации, итогом многолетнего обоб­щения судебной практики в работах советских процессуалистов с уче­том разнообразных потребностей Советского государства и интересов его граждан.

      В работе над проектом приняли непосредственное участие сотрудники ведущих правовых институтов и вузов: ВНИИСЗ, ИГПАН СССР, МГУ, ВЮЗИ и др. В рабочую комиссию входили представители Юридической комиссии при Совете Министров РСФСР, Верховного суда РСФСР, Мо­сковского городского суда, Прокуратуры РСФСР, ВЦСПС. В создании этого акта большое участие принимали сотрудники Юридического от­дела Президиума Верховного Совета РСФСР.

      Проект кодекса широко обсуждался на страницах юридических жур­налов, а также на специально созванном республиканском совещании научных и практических работников по вопросам кодификации граж­данского и гражданско-процессуального законодательства. Замечания и предложения, высказанные на этом совещании, были учтены при до­работке проекта. Учтены также замечания и предложения министерств и ведомств, которым проект был направлен для ознакомления (Мини­стерства финансов РСФСР, Госарбитража при Совете Министров РСФСР, Российской конторы Государственного банка СССР, Всесоюз­ной торговой палаты).

      При окончательной подготовке проекта в рабочей комиссии были учтены рекомендации Юридической комиссии при Совете Министров

      26

      СССР, консультативной группы при Юридическом отделе Президиума Верховного Совета СССР, а также замечания и предложения депутатов Верховного Совета РСФСР, Президиумов Верховных Советов автоном­ных республик, исполкомов областных и краевых Советов депутатов трудящихся.

      Сохранив все апробированные прежней практикой нормы ГПК РСФСР 1923 г., опираясь на положения Основ гражданского судопро­изводства, составители кодекса создали новый полный, соответствующий духу нашего времени и состоянию науки советского процессуального права нормативный акт, который, несомненно, сыграет серьезную роль в деле дальнейшего совершенствования работы суда по охране полити­ческих, гражданских, трудовых, колхозных и семейных прав граждан, а также интересов юридических лиц.

      Широкая работа по кодификации гражданского процессуального за­конодательства, проводимая ныне во всех советских социалистических республиках в соответствии с п. «х» ст. 14 Конституции СССР и в раз­витие Основ гражданского судопроизводства, является претворением в жизнь решений XX съезда КПСС о дальнейшем укреплении социалисти­ческой законности в стране и всемерной демократизации всех форм жизни советского общества.

      Совершенство гражданского процессуального законодательства, его полнота, ясность, доступность широким массам — необходимая предпо­сылка успешного осуществления принципа социалистической законности в области правосудия по гражданским делам.

      Очень важной в связи с этим является ст. 10 нового кодекса, воспро­изводящая норму ст. 12 Основ гражданского судопроизводства: требо­вание к суду строго соблюдать законность. Суд обязан разрешать дела на основании законов и других нормативных актов. В случае отсутствия закона, регулирующего спорные отношения, суд применяет закон, регу­лирующий сходные отношения, а при отсутствии такового — исходит из общих начал и смысла советского законодательства.

      В ст. 2 раздела I в соответствии со ст. 2 Основ гражданского судо­производства четко определены задачи гражданского судопроизводства, чего не было в старом кодексе. Правильное и быстрое рассмотрение и разрешение гражданских дел, цель гражданского судопроизводства — всемерно содействовать укреплению социалистической законности в стране, предупреждению правонарушений, воспитанию граждан в духе неуклонного исполнения законов и уважения правил социалистического общежития — могут быть достигнуты лишь при условии детальной ре­гламентации порядка гражданского судопроизводства. Новый ГПК РСФСР отвечает этому требованию в полной мере.

      Из 39 глав ГПК РСФСР 1923 г. 15 вообще не вошли в новый ко­декс в связи с тем, что давно утратили силу (гл. 21—26, 35—39), или из-за того, что были поглощены другими его разделами (гл. 14—17). Остальные главы в значительно трансформированном по своему содер­жанию и месторасположению виде получили отражение в новом кодексе. Кодекс содержит новые главы и разделы, которые появились в нем в развитие Основ гражданского судопроизводства. К ним относятся: «Гражданские процессуальные права иностранных граждан и лиц без гражданства. Иски к иностранным государствам, судебные поручения и решения иностранных судов. Международные договоры и соглаше­ния»; главы «Состав суда. Отводы»; «Подведомственность»; «Лица, участвующие в деле»; «Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству»; «Прекращение производства по делу»; «Оставле­ние иска без рассмотрения»; «Определение суда» и др.; раздел —

      27

      «Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений».

      Благодаря включению в ГПК ряда новых разделов, составители ко­декса инкорпорировали в нем весь более поздний нормативный мате­риал, касающийся дел, возникающих из административно-правовых от­ношений и дел особого производства. Исключение составляют дела, возникающие в связи с лесонарушениями и потравами посевов или на­саждений. По действующему законодательству дела о лесонарушениях и потравах рассматриваются в порядке, установленном постановлением ЦИК и СНК СССР от 11 апреля 1937 г. Следует согласиться с тем, что одновременно с принятием новых ГПК целесообразно изменить союзное законодательство и отнести указанные дела к категории обычного иско­вого производства, рассматривая их как иски, вытекающие из обяза­тельств вследствие причинения вреда [2].

      Новый ГПК РСФСР не инкорпорировал также нормы союзного за­конодательства о расторжении брака, исходя из того, что действующие правила нуждаются в серьезных изменениях, а вправе это сделать лишь союзное законодательство. Несомненно, желательно самое быстрое решение этого давно наболевшего вопроса в Основах законодательства о браке и семье Союза ССР или отдельным специальным актом.

      Как известно, в процессе подготовки проектов ГПК союзных респуб­лик большие споры вызвал вопрос о системе кодекса. Структура и об­щее расположение материала в ГПК РСФСР соответствуют Основам гражданского судопроизводства, но не повторяют системы Основ це­ликом, как предлагали некоторые авторы [3].

      Отличие структуры нового ГПК РСФСР от структуры Основ заклю­чается в том, что права и обязанности лиц, участвующих в деле, регу­лируются в кодексе не самостоятельным разделом, а помещены в одну из глав раздела «Общие положения», а нормы, регламентирующие кас­сационное производство и производство в порядке надзора, помещены в самостоятельные разделы. Аргументы в защиту такого решения вопро­са высказывались в ходе обсуждения проектов [4].

      Таким образом, система нового ГПК РСФСР правильно отражает систему действующего гражданского процессуального права, соотноше­ние его частей и институтов. Первая часть кодекса содержит основные положения, принципы, в равной мере относящиеся ко всем стадиям и большинству институтов процессуального права. Затем материал распо­ложен по этапам движения дела в суде. Раздел II «Производство в суде первой инстанции» содержит подразделы: исковое производство; про­изводство по делам, возникающим из административно-правовых отно­шений; особое производство. Раздел VI без каких-либо дополнений по­вторяет раздел VI Основ гражданского судопроизводства.

      К кодексу даны три приложения: 1) Перечень видов имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполни­тельным документам; 2) Восстановление утраченного судебного или ис­полнительного производства; 3) Положение о третейском суде.

      По содержанию все нормы нового ГПК можно разбить на три боль­ших группы: нормы, текстуально повторяющие положения Основ граж-

      28

      данского судопроизводства (все нормы Основ вошли в ГПК РСФСР); нормы, развивающие и конкретизирующие Основы; нормы, непосредст­венно не связанные с Основами.

      Наибольший интерес в настоящее время представляет собой вторая группа правил, содержащихся в ГПК, поскольку именно здесь сосре­доточены наиболее существенные новеллы республиканского процессу­ального законодательства. Кодексом решены все те вопросы, которые в соответствии с Основами подлежат компетенции союзных республик. При этом сохранены многие испытанные временем нормы ГПК РСФСР 1923 г. и закреплены новые положения, выработанные судебной практи­кой и советской юридической наукой, направленные на дальнейшую демократизацию процесса, на усиление судебной защиты нарушенных прав.

      Основы гражданского судопроизводства обеспечили прочные гаран­тии прав советских граждан в области правосудия по гражданским де­лам. Принятие новых ГПК союзных республик — еще один этап в деле реализации требований Программы КПСС, подчеркнувшей, что «пере­ход к коммунизму означает всемерное развитие свободы личности и прав советских граждан». Гражданский процессуальный кодекс РСФСР — яркое тому доказательство.

      Повторив все сформулированные Основами принципы советского гражданского процесса, ГПК РСФСР развил и конкретизировал мно­гие из них применительно к отдельным институтам и нормам.

      Красной нитью через весь кодекс проходит принцип диспозитивности, для которого характерно осуществление защиты субъективных гражданских прав не только по инициативе их непосредственных обла­дателей, но и по инициативе определенных государственных и общест­венных организаций (а иногда и граждан). В нормах ГПК РСФСР, кон­кретизирующих правила ст. 6, 29, 30 Основ гражданского судопроизвод­ства, нашло свое выражение требование В. И. Ленина о необходимости расширения вмешательства государства в «гражданские» отношения, в гражданские дела [5].

      Государственные и общественные организации, возбуждающие дела в защиту прав других лиц или представляющие суду свои заключения, призваны обеспечить охрану общегосударственных интересов в конкрет­ном гражданском споре. В то же время их участие в процессе является одной из гарантий защиты субъективных прав граждан. Статья 42 но­вого ГПК РСФСР наделяет широкими процессуальными правами органы государственного управления и общественные организации, предъявля­ющие иск в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц и представляющие заключение по делу. Но в новом кодексе нет четкого перечня случаев, когда государственные органы, общественные орга­низации и граждане могут обращаться в суд за защитой прав и инте­ресов других лиц [6].

      В связи с тем, что в Основах прямо не предусматривается право суда возбудить производство по своей инициативе, при разработке про­ектов ГПК высказывалось мнение о невозможности наделения суда таким правом по отдельным категориям дел. Подобное буквальное тол­кование Основ носит сугубо формальный характер, не соответствует многолетней практике применения ст. 2-а и 172-а действующего ГПК,

      29

      противоречит всему строю гражданско-процессуальных норм, обеспечи­вающих активное и инициативное положение суда в гражданском процессе. Принятый ГПК РСФСР не стоит на такой неправильной позиции. В этом отношении характерны две его новые нормы: ст. 407 и 340.

      В целях усиления охраны права на труд ст. 407 ГПК РСФСР уста­навливает, что в случае неисполнения администрацией предприятия, учреждения, организации решения суда о восстановлении на работе неправильно уволенного работника убытки, причиненные организации выплатой вознаграждения за вынужденный прогул, могут быть взыска­ны по инициативе суда с должностного лица, виновного в неисполнении решения суда о восстановлении на работе.

      Для расширения гарантий защиты интересов государства и прав граждан ч. 3 ст. 340 устанавливает, что в случаях конфискации имуще­ства, взыскания денежных сумм в доход государства, взыскания ущер­ба, причиненного преступлением государственному, кооперативному или общественному имуществу, взыскания алиментов, взыскания возмеще­ния вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, взыскания денежных сумм с должностных лиц, виновных в неправильном увольнении или переводе работника либо в неисполнении решения суда о восстановлении на работе, суд по своей инициативе направляет исполнительный лист для исполнения, о чем извещает соответственно финансовый орган или взыскателя.

      Интерес представляет также ст. 260 кодекса, которая предостав­ляет суду право принудительного направления на судебно-психиатрическую экспертизу гражданина, о признании недееспособным которого возбуждено дело. В исключительных случаях, при явном уклонении больного от экспертизы, суд в заседании при участии прокурора и психи­атра может вынести определение о принудительном направлении граж­данина на судебно-психиатрическую экспертизу. Это правило имеет большое практическое значение, так как случаи уклонения от экспер­тизы весьма распространены, что затрудняет работу суда и препятст­вует быстрому и правильному рассмотрению дел о признании граждан недееспособными.

      Обеспечивая реализацию принципа объективного рассмотрения спо­ров в главе «Состав суда. Отводы», новый ГПК РСФСР предусматри­вает правило о недопустимости повторного участия судьи в рассмотре­нии дела. Статья 19 устанавливает, что судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде кассационной инстанции или в по­рядке судебного надзора. Не допускаются также участие судьи в рас­смотрении дела в кассационной инстанции, если он принимал участие в рассмотрении этого же дела в порядке судебного надзора, а равно участие в рассмотрении дела в надзорной инстанции, если он ранее участвовал в рассмотрении того же дела в кассационной инстанции.

      Статья 36 Основ гражданского судопроизводства отражает ленинскую идею о широком привлечении общественности к работе судов7. ГПК РСФСР определяет процессуальное положение представителей общественности в гражданском процессе, используя опыт, накопленный судебной практикой и исследованный в правовой литературе. Статья 147 устанавливает, что представители общественных организаций и кол­лективов трудящихся имеют право знакомиться с материалами дела, присутствовать на всех судебных заседаниях, представлять доказатель-

      30

      ства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы уча­ствующим в деле лицам, свидетелям и экспертам, представлять свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разби­рательства вопросам, участвовать в судебных прениях.

      Из сопоставления этого перечня с перечнем, данным в ст. 30 ГПК РСФСР, можно сделать вывод о том, что процессуальные права пред­ставителей общественности уже прав лиц, участвующих в деле (им не предоставлено право жалобы, они могут участвовать лишь в заседании суда первой инстанции, не вправе делать выписки и снимать копии с материалов дела).

      Теоретическое обоснование такого рода ограничений, вытекаю­щих из смысла раздела II Основ, не относящего представителей общественности к лицам, участвующим в деле, дано в работах советских процессуалистов [8]. Однако не исключено, что в будущем, когда эта фор­ма участия общественности в рассмотрении гражданских дел приобре­тет самое широкое распространение, встанет вопрос о необходимости сближения этой группы участников процесса с лицами, участвующими в деле. Здесь уместно вспомнить историю появления ст. 30 Основ граж­данского судопроизводства. Как известно, вопрос о праве жалобы орга­нов государственного управления и общественных организаций, пред­ставляющих заключение по делу, долгое время был спорным.

      Статья 147 ГПК РСФСР предусматривает такой порядок оформле­ния полномочий представителей общественности для участия в судебном заседании, при котором перед судом будут выступать лица, действитель­но выражающие мнение определенного коллектива по существу спора.

      Статья 21 ГПК РСФСР предусматривает возможность отвода пред­ставителя общественности, если он лично прямо или косвенно, заинте­ресован в исходе дела или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности.

      Новый кодекс весьма подробно регламентирует права лиц, участвую­щих в деле, и прежде всего сторон на всех стадиях движения процесса. Так, ст. 141 нового ГПК РСФСР, значительно полнее, чем ГПК РСФСР 1923 г., определяет права лиц, участвующих в деле в стадии предвари­тельной подготовки (см. п. 3—5 этой статьи). Кодекс устанавливает, в частности, обязанность судьи при подготовке дела к слушанию разъ­яснять сторонам возможность обратиться для разрешения спора в тре­тейский или товарищеский суд и последствия такого процессуального действия. Эта же обязанность суда в стадии рассмотрения дела по суще­ству предусмотрена ст. 155. Статья 36 нового кодекса в развитие ст. 26. Основ значительно полнее, чем это делает ст. 166 действующего ГПК, регулирует порядок замены ненадлежащей стороны. Новый ГПК РСФСР устанавливает процессуальный порядок оформления прекраще­ния производства по делу и оставления иска без рассмотрения, что так­же является одной из гарантий прав лиц, участвующих в деле, при рас­смотрении дела в суде первой инстанции.

      Статья 282 нового ГПК в точном соответствии со ст. 44 Основ предо­ставляет возможность обжалования решений суда по всем категориям дел гражданского судопроизводства, кроме решений Верховного суда СССР и Верховных судов союзных республик. В новый кодекс не вошло правило ст. 182 действующего ГПК РСФСР, запрещающее приносить частные жалобы на определения суда об отсрочке, рассрочке или изме­нении способа исполнения решения. Отказ от этой нормы — еще одна

      31

      гарантия полноты и ясности акта правосудия и всемерной охраны инте­ресов граждан.

      Основы отнесли к компетенции союзных республик установление срока на обжалование решения суда, порядок вручения лицам, участ­вующим в деле, копий жалоб и протестов и порядок извещения их о времени и месте рассмотрения дела в кассационной инстанции. В соот­ветствии с этим новый ГПК РСФСР сохранил 10-дневный срок на обжа­лование решений суда со дня его вынесения (ст. 284), установил, что копии кассационных жалоб или протестов направляются лицам, участ­вующим в деле, судом, в который поступили жалоба или протест, с из­вещением их о времени и месте рассмотрения дела в кассационной инстанции. О времени рассмотрения кассационной жалобы или протеста в Верховном суде РСФСР извещение лицам, участвующим в деле, на­правляет Верховный суд (ст. 289).

      Несколько иначе этот вопрос разрешается в стадии пересмотра дел в порядке надзора. ГПК РСФСР не предусматривает обязательного из­вещения лиц, участвующих в деле, о времени рассмотрения дела в над­зорной инстанции, кроме тех случаев, когда суд, рассматривающий дело в порядке надзора, найдет это необходимым. Если извещенные лица явились, суд заслушивает их объяснения (ст. 325, 328). Таким образом, составители кодекса не пошли по пути развития нормы ч. 6 ст. 49 Основ, хотя в литературе делались обоснованные предложения о необходимости дальнейшего расширения демократизма судопроизводства при пересмот­ре дел в порядке надзора. В частности, предлагалось включить в проект норму, разрешающую заинтересованным лицам, явившимся на заседа­ние надзорной инстанции, принять участие в рассмотрении дела, даже если им предварительно извещение не направлялось [9].

      В соответствии с Основами ст. 335 ГПК РСФСР устанавливает сроки обращения и порядок пересмотра дел по вновь открывшимся обстоя­тельствам. В отличие от действующего ГПК РСФСР, в этой статье го­ворится, что заявление о пересмотре подается лицами, участвующими в деле, в суд, вынесший решение, определение или постановление, в трех­месячный срок со дня, когда стало известно или должно было стать известным обстоятельство, являющееся основанием к пересмотру реше­ния, определения или постановления.

      Все перечисленные положения нового ГПК Российской Федерации свидетельствуют о дальнейшем усилении процессуальных гарантий прав граждан и юридических лиц в гражданском судопроизводстве.

      Принятие новых гражданских процессуальных кодексов РСФСР и других союзных республик ставит большие задачи перед судебными органами, обязывает их тщательно изучить и неуклонно применять на практике новые законоположения, касающиеся порядка гражданского судопроизводства. Серьезные задачи встают перед советской правовой наукой — необходимы глубокое теоретическое обоснование «важнейших положений кодексов и популяризация их в широких массах. С этой точки зрения, желательна прежде всего подготовка квалифицированного комментария к ГПК РСФСР. Вместе с тем в целях дальнейшего посто­янного совершенствования гражданского процессуального законодатель­ства следовало бы провести сравнительное исследование новых ГПК всех союзных республик и практики их применения.

      32

      [1] См., например, Я.А. Чечина, Д.М. Чечот, К вопросу о системе Гражданского процессуального кодекса РСФСР («Вопросы кодификации советского права», вып.1, изд. ЛГУ, 1957, с. 68—69).

      [2] См  В.К. Пучинский, О системе нового ГПК («Советское государство и право», 1963, № 12, с. 141).

      [3] Так, например, Я.Я. Гуреев считал, что «ни один из разделов Основ не может быть исключен из системы ГПК» («Советское государство и право», 1963, № 2, с. 109).

      [4] См. В.К. Пучинский, Основы гражданского судопроизводства СССР и ГПК союзных республик («Ученые записки» ВИЮН, вып.12, М., 1961); Я.Я. Гуреев, цит. соч., с. 109 .

      [5] См. В. И. Ленин, Соч., т. 33, с. 177.

      [6] Обоснованные предложения о помещении в ГПК такого перечня делались неко­торыми авторами. См., например, Н.И. Авдеенко, М.А. Кабакова, А.С. Муравьева, Н.А. Чечина, Д.М. Чечот, Основы гражданского судопроизводства и вопросы процес­суального законодательства союзных республик («Правоведение», 1962, № 2, с. 67).

      [7] См. В.И. Ленин, Соч., т. 27, с. 111.

      [8] См., например, А.С. Муравьева, Ф.Ф. Никитинский, Н.А. Чечина, Участие об­щественности в рассмотрении судами гражданских дел, Госюриздат, М., 1963, с. 33—34.

      [9] См, например, В.К. Пучинский, О системе нового ГПК («Советское государство и право», 1963, № 12, с. 142).

    Информация обновлена:21.12.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru