Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Пионтковский, А. А.
М. Н. Гернет, История царской тюрьмы, в пяти
томах, изд. 3, Госюриздат, М., т. 1 (1762 - 1825
), 1960, 384 c. ; т. 2 (1825 - 1870), 1961, 582
с. ; т. 3 (1870 - 1900), 1961, 430 с. ; Т. 4.
Петропавловская крепость (1900 - 1917), 1962,
302 с. ; т. 5. Шлиссельбургская каторжная тюрьма
и Орловский каторжный централ (1907 - 1917),
1963, 340 с. :[Рецензия] /А. А. Пионтковский.
//Советское государство и право. -1964. - №
10. - С. 149 - 152
  • Статья находится в издании «История царской тюрьмы Том первый. 1762 - 1825.»
  • Статья находится в издании «История царской тюрьмы Том пятый, Шлиссельбургская тюрьма и Орловский каторжный централ. 1907 - 1917»
  • Статья находится в издании «История царской тюрьмы Том третий. 1870 - 1900.»
  • Статья находится в издании «История царской тюрьмы Том второй. 1825 - 1870.»
  • Статья находится в издании «История царской тюрьмы Том четвертый, Петропавловская крепость. 1900 - 1917.»
  • Статья находится в издании «Советское государство и право :»

  • Материал(ы):
    • М. Н. Гернет, История царской тюрьмы, в пяти томах, изд. 3, Госюриздат, М., т. 1 (1762 - 1825), 1960, 384 c. ; т. 2 (1825 - 1870), 1961, 582 с. ; т. 3 (1870 - 1900), 1961, 430 с. ; Т. 4. Петропавловская крепость (1900 - 1917), 1962, 302 с.; т. 5. Шлиссельбургская каторжная тюрьма и Орловский каторжный централ (1907 - 1917), 1963, 340 с. :[Рецензия].
      Пионтковский, А. А.

      М. Н. Гернет, История царской тюрьмы, в пяти томах, изд. 3, Госюриздат, М., т. 1 (1762-1825), 1960, 384 с.; т. 2 (1825-1870), 1961, 582 с.; т. 3 (1870-1900), 1961, 430 с.; т. 4. Петропавловская крепость (1900-1917), 1962, 302 с.; т. 5. Шлиссельбургская каторжная тюрьма и Орловский каторжный централ (1907-1917), 1963, 340 с.

      Монументальная работа проф. М. Н. Гернета «История царской тюрьмы», вышед­шая третьим изданием, знакомит читателя не только с реакционной карательной поли­тикой царизма и классовой сущностью царского законодательства, но и с героической борьбой против царского самодержавия огромной массы революционных крестьян и ра­бочих, дворянских революционеров, русских революционных демократов, профессиональ­ных революционеров — членов большевистской партии, стойких борцов против царизма, которых не останавливали ни чудовищный тюремный режим, ни система утонченных пыток, ни массовые казни революционеров.

      Работа М. Н. Гернета — плод упорного труда историка на протяжении нескольких десятилетий. Им был собран и обобщен огромный архивный материал, относящийся к истории царской тюрьмы почти за два века. Широко использованы в работе тюремное - законодательство царской России, многочисленные воспоминания бывших политических заключенных, обширный статистический материал, соответствующая историческая и историко-юридическая литература. Автор с полным основанием указывал, что историю царской тюрьмы можно было писать только в условиях советского строя, когда Великая Октябрьская социалистическая революция открыла перед исследователем сокровенные тайники царских архивов тайной канцелярии, третьего отделения «собственной его величества канцелярии», министерства внутренних дел, Петропавловской и Шлиссель-бургской крепостей, монастырских тюрем, Орловского каторжного централа, общеуго­ловных тюрем.

      В предисловии к первому тому «Истории царской тюрьмы», изданному в 1941 г. М. Н. Гернет следующим образом формулировал свой подход к изучению истории цар­ской тюрьмы: «Тюремная политика — очень большая и важная часть уголовной поли­тики, а эта последняя тесно и неразрывно связана со всей общей политикой государства. Классовый характер государства, политическое и экономическое состояние страны, борь­ба классов в ней ярко отражаются на организации всей карательной системы и в осо­бенности мест лишения свободы, на режиме и составе заключенных. С этой точки зрения, история российского царизма с его многовековым политическим и экономическим гнетом самодержавия, со всем его феодально-крепостническим строем, с властью бур­жуазии, угнетением различных национальностей, стеснением свободы неправославных вероисповеданий есть история царской тюрьмы. Все этапы классовой борьбы отзывались громким эхом под сводами крепостей и тюрем, где в одиночку и стройными рядами проходили и умирали борцы революционного движения». На этой широкой социально-политической основе построены все пять томов работы М. Н. Гернета.

      Историю царской тюрьмы автор начинает с екатерининской эпохи, с шестидесятых годов XVIII столетия. Первый том охватывает период с 1762 г. до 182Е г.— года вос­стания декабристов. В этом томе дается характеристика уголовной политики и тюрем­ного законодательства царского самодержавия второй половины XVIII — первой чет­верти XIX в. Автор показывает классовое неравенство отдельных сословий перед зако­ном и судом, описывает, иллюстрируя это конкретными примерами судебной практики, судопроизводство той эпохи, применение смертной казни и телесных наказаний, сожже­ние «пасквилей», исследует действовавшее уголовное законодательство и тюремное законодательство, разоблачает лжелиберализм в этой области императрицы Екате­рины II, обстоятельно излагает историю создания, состояние и тюремный режим Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей, монастырских и общеуголовных тюрем.

      Автор дает подробное изложение уголовных дел узников Петропавловской и Шлис­сельбургской крепостей, в том числе дела писателя-революционера А. Н. Радищева, писателя Н. И. Новикова и других прогрессивных мыслителей и революционных деяте­лей, подвергнутых гонению и репрессиям со стороны царского самодержавия. На основе богатого фактического материала М. Н. Гернет в конце первого тома с полным основа­нием мог написать: «Все наши материалы, и в частности найденные нами архивные за период второй половины XVIII и первой четверти XIX века характеризуют царскую тюрьму как находившееся в руках самодержавия средство произвола и всяческого угне­тения и подавления революционного, общественного и национального движения в Рос­сии» (с. 368).

      Второй том охватывает период от восстания декабристов 1825 г. до 1870 г. Уголов­ная и тюремная политика царизма в этот период определялась разложением феодально-крепостнического строя под влиянием капиталистических отношений. Автор дает обстоя­тельные сведения о тюремном законодательстве, о строительстве Петропавловской крепости, подробно знакомит читателя с судебными делами ее узников. В этот период царское самодержавие осуществляло террористическую расправу со многими участни­ками революционного движения. Заключенные в Петропавловской крепости были по преимуществу политическими заключенными.

      150

      Много ранее неизвестных материалов использовано автором при описании след­ствия и суда над декабристами, их пребывания в Петропавловской крепости, в крепостях и тюрьмах Сибири, а также пребывания жен декабристов в Сибири. Автор посвящает специальную главу следствию, суду и заключению в Петропавловской крепости и в тюрьмах 43-х участников по делу Петрашевского, среди которых был и великий русский писатель Ф. М. Достоевский. В главе «Писатели — революционные демократы 60-х го­дов в Петропавловской крепости» излагаются материалы о предварительном заключении, суде и отбывании наказания М. И. Михайловым, В. А. Обручевым, Д. И. Писаревым, Н. В. Шелгуновым и Н. Г. Чернышевским. С особой подробностью автор прослежи­вает судьбу Н. Г. Чернышевского. М. Н. Гернет знакомит и с другими политическими узниками Алексеевского равелина, в частности Каракозовым, покушавшимся на царя.

      За первые два тома «История царской тюрьмы» М. Н. Гернету в 1947 г. была при­суждена Государственная премия.

      Третий том (1870—1000 гг.) «охватывает полностью тот исторический период, когда центральной фигурой революционного движения был разночинец-народник, и начало нового исторического периода в истории революционного движения, когда на авансцену политической борьбы выдвигается новый класс — пролетариат». В первой главе дана подробная характеристика истории тюремного законодательства. Автор собрал, обобщил и ярко изложил огромный фактический материал о судебной и внесудебной расправе царского самодержавия с революционным движением за эти годы. Подробно освещены процесс нечаевцев и Нечаева, процесс долгушинцев; суд над участниками демонстрации на площади Казанского собора в Петербурге 6 декабря 1876 г.; процесс 50-ти в 1877 г. с главным обвиняемым рабочим Петром Алексеевым, слова которого на суде о грядущей победе пролетариата В. И. Ленин назвал «великим пророчеством»; процессы 193-х, Южно-российского союза рабочих и северного союза русских рабочих; процесс Веры Засулич; процесс о покушении на жизнь Лорис-Мелихова; процесс по делу 1 марта 1881 г.; целая серия процессов народовольцев.

      Автор продолжает в этом томе также историю Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей и других политических тюрем, их режима, судьбы их обитателей, в част­ности дает описание Трубецкого бастиона Петропавловской крепости и его узников (Веры Фигнер, участников процесса по делу 1 марта и др.); рассказывает о строитель­стве Алексеевского равелина. Одним из первых узников Алексеевского равелина был известный революционер-народоволец Сергей Нечаев, выданный швейцарским прави­тельством русскому правительству как уголовный преступник. Он был осужден к 20 го­дам каторжных работ, но росчерком пера Александра II ссылка в Сибирь была ему заменена заключением в Алексеевский равелин «навсегда», где он и умер на десятом году заключения, показав поразительный пример революционной пропаганды среди охранявших его жандармов, которых он использовал для поддержания регулярных сно­шений с «Народной волей».

      Специальный параграф автор посвящает пребыванию в Шлиссельбургской крепости женщин-революционерок Веры Фигнер, Людмилы Волькенштейн, Софии Гинзбург, рас­сказывает о самоубийстве Софии Гинзбург после 37 дней заключения в крепости, о каз­ни Зинаиды Коноплянниковой, осужденной по делу об убийстве «усмирителя» москов­ского вооруженного восстания командира Семеновского полка полковника Мина. В этой же крепости были казнены Балмашев, осужденный за убийство министра внут­ренних дел Сипягина, Калаев, осужденный за убийство великого князя Сергея Ро­манова.

      В главе о тюрьмах «третьего отделения собственной его императорского величества канцелярии» говорится о том, как в связи с ростом революционного движения для осужденных за революционную пропаганду были созданы первые каторжные полити­ческие централы, Новоборисоглебский и Новобелгородский централы, политические пере­сыльные тюрьмы в Вышнем Волочке и Мценске, для политических пересыльных были переоборудованы башни Бутырской тюрьмы в Москве, Карийская политическая каторж­ная тюрьма.

      Четвертый том посвящен специально истории Петропавловской крепости за 1900— 1917 гг. Вводная глава к этому тому содержит очерк о положении царских тюрем в на­чале XX в. Автор рассказывает о тюремном режиме в Петропавловской крепости, Тру­бецком бастионе и Екатерининской куртине. В последующих главах описана деятель­ность царской юстиции, поставлявшей заключенных в Петропавловскую крепость, военно-полевых и военно-окружных судов; история содержания в Трубецком бастионе борцов рабочего движения, в частности большевиков Ногина и Лепешинского, Максима Горь­кого, бывших шлиссельбуржцев, революционных рабочих и солдат.

      В этом же томе приводятся сведения о пребывании в Петропавловской крепости различного рода «высокопоставленных» заключенных изменников родины и шпионов, в частности освещается процесс контр-адмирала Небогатова, сдавшего без боя русскую эскадру японцам. Небогатов и три других высших морских офицера были приговорены судом к смертной казни, но сам же суд ходатайствовал перед царем о замене смертной казни десятилетним заключением в крепости. Фактически же Небогатов пробыл в кре-

      151

      пости при исключительно льготном режиме немногим более двух лет. Еще легче отде­лался за не оправданную боевой обстановкой сдачу японцам Порт-Артура генерал Стессель. Приговоренный к смерти, Стессель фактически в качестве наказания провел в крепости один год и два месяца в условиях, напоминавших домашний арест. Инте­ресные сведения приводит автор о заключении в Петропавловской крепости накануне революции 1917 г. царского военного министра Сухомлинова.

      В конце тома помещен очерк «Петропавловская крепость, превращенная Советской властью в музей». Предисловие к четвертому изданию было написано М. Н. Гернетом в январе 1953 г. Но издан этот том был уже после его смерти. М. Н. Гернет умер 16 ян­варя 1953 г. на 79-м году жизни.

      Пятый том посвящен истории Шлиссельбургской каторжной тюрьмы и Орловского каторжного централа за последнее десятилетие существования царской монархии {1007—1917 гг.). М. Н. Гернет собрал громадный фактический материал, значительная часть которого была взята им в архивах, и успел по заранее разработанному плану написать часть этого тома. Лишь смерть прервала работу М. Н. Гернета над собиранием и обработкой материала.

      Для пятого тома М. Н. Гернет написал 12 печатных листов из 18, собрал и частично обработал большой архивный материал и сделал набросок плана всего тома с указа­нием и распределением материала по главам. В связи с тем, что пятый том еще не был подготовлен к печати при жизни автора, эту работу завершили кандидаты исторических наук Ю. И. Кораблев и О. А. Иванова, пополнившие том недостающими материалами. Общее научное редактирование тома было осуществлено проф. А. А. Герцензоном, напи­савшим предисловие к этому тому.

      Первые семь глав посвящены истории строительства Шлиссельбурской каторжной тюрьмы, созданному в ней тюремному режиму, судьбе заключенных в ней и тем политическим процессам, в результате которых они оказались в казематах этой тюрьмы. Таким путем М. Н. Гернет воссоздает картину борьбы царизма с нарастающим ре­волюционным движением в стране в последнее десятилетие существования царской власти.

      Перед читателем проходят матросы и солдаты, активные участники Севастополь­ского восстания 1905 г., революционеры-большевики, члены боевой организации Риж­ского комитета РСДРП, участники «Горловского дела», процессов боевой организации при Петербургском комитете РСДРП, а также других судебных процессов. Автор сооб­щает интересные данные об узниках Шлиссельбургской каторжной тюрьмы — Серго Орджоникидзе, Е. Ярославском, Ф. Н. Петрове, братьях Трилиссеров и др.

      В Шлиссельбургской каторжной тюрьме, наряду с политическими заключенными, содержались и общеуголовные преступники. По приблизительным подсчетам одного из узников Шлиссельбургской тюрьмы, 3/5 заключенных были лица, осужденные за тяжкие уголовные преступления. М. Н. Гернет рассказывает о двух заключенных этой группы, дела которых представляют определенный интерес. Первый — похититель «чудотворной иконы» Казанской божьей матери Чайкин — вор-рецидивист. Он воспользовался дра­гоценностями, находившимися на иконе, саму же икону разрубил и сжег в печи. Последнее он старался скрыть, боясь усиления наказания за святотатство. Дело представляет интерес по тому вниманию, которое было уделено этому процессу высшими царскими чиновниками, церковными властями и членами царской фамилии. Для укрепления «авто­ритета» религии среди населения, они, не брезгуя связью с уголовными элементами, хотели во что бы то ни стало инсценировать возвращение «чудотворной» иконы. Второй заключенный — некий де Ласси, член «высшего» петербургского общества, осужденный по нашумевшему в свое время процессу об отравлении миллионера Бутурлина. Процесс вскрыл глубокое разложение в правящем слое царской России. Убийце-аристократу, приговоренному к каторжным работам, был создан исключительно привилегированный режим в тюрьме; он стал консультантом начальства по вопросам тюремного строитель­ства и, узнав случайно о наличии в тюрьме нелегальной политической библиоте­ки, поспешил донести о том начальству, за что и получил новые льготы тюремного режима.

      Последняя глава пятого тома посвящена Орловскому каторжному централу. Автор рассказывает о строительстве этой каторжной тюрьмы, приводит сведения о составе заключенных, о чудовищном режиме, постоянных избиениях и издевательствах над заключенными. Около 20% всех заключенных Орловского каторжного централа были политическими заключенными. Из Шлиссельбургской каторжной тюрьмы сюда перево­дили «для исправления» наиболее стойких и непокорных узников царизма. Многие заключенные Орловского каторжного централа погибли от болезней, умерли в результате пыток и избиений, сошли с ума, кончили жизнь самоубийством. Реакцией на этот звер­ский режим были случаи расправы заключенных со своими тюремщиками-мучителями. Автор излагает дело об убийстве в Орловском каторжном централе надзирателя Вет­рова, рассмотренное Московским военно-окружным судом в 1911 г. Тюремщики за убийство надзирателя жестоко расправились со всеми заключенными под видом подав­ления «беспорядков» в тюрьме. Они убили троих заключенных и десятки покалечили, а остальных зверски избили. Группа тюремщиков-садистов из Орловского каторжного

      152

      централа после Великой Октябрьской социалистической революции были осуждены   в 1924 г. по приговору Верховного суда РСФСР.

      В Орловском каторжном централе в годы первой мировой войны содержался Ф. Э. Дзержинский. Он более года провел в его камерах, где вел активную борьбу с тюремным произволом и беззаконием. Тюремный режим централа тяжело отразился, на состоянии его здоровья.

      Мы лишь в самых общих чертах изложили содержание пятитомной «Истории цар­ской тюрьмы» М. Н. Гернета. Насыщенная богатым фактическим материалом, написан­ная ярким литературным языком, работа М. Н. Гернета с интересом читается не только специалистами-юристами, но и историками, советской молодежью, живо интересующейся прошлым нашей страны, и вообще .самыми широкими слоями читателей. Об этом сви­детельствуют три издания этой работы; последнее из них распространялось по предва­рительной подписке.

      Пять томов «Истории царской тюрьмы» М. Н. Гернета повествуют о тех громадных, жертвах, которые понес русский народ, чтобы свергнуть царское самодержавие. В цар­ской России, как справедливо говорил один из литературных героев Горького, каждый честный человек не мог не быть революционером. Бесконечный поток честных русских, людей прошел через царские тюрьмы. Живые образы многих из них воскрешены на страницах труда М. Н. Гернета. Работа М. Н. Гернета поэтому является данью уваже­ния советских людей к поколениям революционеров, которые жертвою пали в борьбе роковой за честь, жизнь и свободу рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции, наро­дов Российской империи. Принесенные жертвы не были напрасными. Подвиг многих поколений революционеров содействовал гибели царской монархии — победе народа в Октябре 1917 г.

      Необходимо сказать и о самом авторе «Истории царской тюрьмы» — проф. М. Н. Гернете, девяносто лет со дня рождения которого исполнилось в текущем году. М. Н. Гернет родился 12 июля 1874 г. в семье революционера, привлеченного к ответственности, по делу Каракозова и познавшего «прелести» заключения в Петропавловской крепости. Как ученый-криминалист, М. Н. Гернет сложился еще задолго до Октябрьской рево­люции. Это был прогрессивный ученый, который в своей научной работе в области уго­ловного права ставил проблемы, имевшие большое общественное значение: социальные причины преступности, проблема детоубийства, борьба со смертной казнью.

      После Октябрьской революции М. Н. Гернет не только ведет большую научную работу в области уголовной статистики (или, как тогда называли, «моральной стати­стики»), но участвует и в практической работе — заведует отделом моральной статистики в Центральном статистическом управлении. В 1922—1931 гг. он издал три капитальных монографии по уголовной статистике: «Моральная статистика» (1922 г.), «Преступность и самоубийства во время войны и после нее» (1927 г.), «Преступность за границей и в СССР» (1031 г.). В 1928 г. М. Н. Гернету в связи с тридцатилетием его научной деятельности первому среди советских ученых-юристов, было присуждено звание заслу­женного деятеля науки РСФСР.

      Начиная с 1937—1938 гг., М. Н. Гернет полностью переключился на изучение истории царской тюрьмы. Результатом 15-летнего упорного и кропотливого труда М. Н. Гернета явилась его пятитомная «История царской тюрьмы». Чтобы оценить по достоинству этот поистине подвижнический труд, нужно иметь в виду, что у М. Н. Гернета уже с нача­ла 20-х годов обнаружилось тяжелое заболевание зрения, а в начале 30-х годов он окон­чательно ослеп. Однако научный энтузиазм М. Н. Гернета, увлеченность исследователь­ской работой помогли ему преодолеть тяжкий недуг и создать основанную на громадном архивном материале монументальную работу — «Историю царской тюрьмы». Каждый настоящий ученый, как и писатель, и после смерти продолжает жить в своих работах.

      С уверенностью можно сказать, что работа М. Н. Гернета «История царской тюрь­мы» выдержит испытание временем. Всякий, кто интересуется прошлым нашей Родины, революционной борьбой многих поколений с царским самодержавием за лучшее будущее нашей страны, не пройдет мимо пятитомного труда М. Н. Гернета. История царской России не может быть полной без истории царской тюрьмы. Хотя уже прошло более десяти лет со дня смерти М. Н. Гернета, тем не менее он и сегодня находится в строю советских ученых — историков и юристов — и своей работой активно участвует в вос­питании нового поколения советских людей в духе непримиримой ненависти к миру эксплуатации, насилия и произвола.

      Заслуженный деятель науки, профессор А. А. Пионтковский

    Информация обновлена:24.12.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru