Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Поцелуев, Е. Л.
Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория
права. Учебник. СПб. : Изд-во юрид. ф-та СПбГУ,
2005. 472 с. :[Рецензия] /Е. Л. Поцелуев.
//Правоведение. -2005. - № 4. - С. 225 - 239
  • Статья находится в издании «Общая теория права :»
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права. Учебник. СПб.: Изд во юрид. ф та СПбГУ, 2005. 472 с.
      Поцелуев, Е. Л.

      Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права. Учебник. СПб.: Изд‑во юрид. ф‑та СПбГУ, 2005. 472 с.

      В 1993–2005 гг. по теории государства и права опубликовано более 60 только известных нам учебников, учебных и учебно-методических пособий, курсов лекций и академических курсов (это разные жанры; последние, к примеру, требуют монографического подхода). Обилие учебной литературы способно вызвать раздражение и растерянность у части преподавателей и студентов, но такая ситуация вполне закономерна: в России много маститых ученых, способных написать учебники, которые рассчитаны на различную аудиторию. Как отмечал еще И. В. Михайловский, наука, лежащая в основе всех специальных юридических наук, возбуждает бесконечные споры почти по всем входящим в ее область вопросам. «При таком положении дела ученый, добросовестно и с любовью проработавший над этой наукой более двадцати лет и посвятивший преподаванию ее с кафедры почти десять лет, имеет право публиковать результаты своих трудов: при всех неизбежных недостатках такая книга не будет простым пережевыванием уже раньше написанного, она может прибавить новый камень к строящемуся зданию одной из важнейших и интереснейших областей знания».[1]

      Кстати, в досоветский период и первые послереволюционные годы насчитывались десятки учебников по общей теории права, не считая книг по энциклопедии и философии права.[2]

      Среди части преподавателей существует мнение: все учебники по этой дисциплине одинаковы, один автор «перепевает» другого. М. Н. Марченко еще в 2000 г. заметил, что учебники содержат устаревший стандартный материал.[3] Конечно, основания для подобных утверждений имеются, особенно это касается небольших по объему работ, содержащих устоявшийся, традиционный набор сведений.[4] В большинстве учебников одинаково или очень похоже характеризуются предмет теории государства и права, ее методы и функции, классические теории происхождения государства и т. п. Практически все специалисты конституционную (парламентскую) монархию рассматривают в первую очередь на примере Англии, парламентскую республику — Италии и ФРГ, президентскую — США. Но классификация методов познания у разных ученых различна; не все ограничиваются традиционными теориями происхождения государства; третий элемент формы государства у одних исследователей — политический режим, у вторых — государственный, у третьих — государственно-правовой; форму правления Австрии, Франции и особенно России характеризуют также по-разному[5] или вообще не определяют. Различная характеристика дается такому источнику (форме) права, как нормативный договор.[6] Одни авторы не делают сносок,[7] другие используют данный элемент научного аппарата; в одних работах есть схемы и список рекомендуемой литературы ко всему курсу и (или) отдельным темам, в других этой полезной для студентов и преподавателей информации нет. Разные названия книг: теория государства и права, общая теория государства и права, теория права и государства, общая теория права и государства; теория государства[8] или теория права[9]— отражают разные приоритеты авторов. Не совпадают объем, структура и последовательность изложения материала.

      Некоторые различия обусловлены тем, кто написал учебник — один-два автора или коллектив. В условиях глубокой дифференциации научного знания даже крупному ученому сложно быть в равной мере сведущим во всех вопросах своей отрасли, поэтому в авторских учебниках какие-то темы порой вообще не затрагиваются, зато в них наличествует мировоззренческое и стилистическое единство.[10] Хотя и у одного автора могут быть разные по глубине подачи материала учебные издания: от начального курса до философии права.[11] Кстати, мы не знаем ни одного написанного в соавторстве учебника по энциклопедии, общей теории и философии права, вышедшего в свет в досоветский период и в первые годы после революции. Кажется, так же обстояло дело и с учебной литературой по истории права, государственному, административному (полицейскому), уголовному, уголовно-процессуальному и международному праву, по цивилистике.[12] В учебниках, подготовленных авторскими коллективами, также можно проследить единство правопонимания, так как их ядро составляют, как правило, приверженцы одной научной школы.[13] Но в целом авторы учебной теоретико-правовой литературы относятся к различным направлениям в теории государства и права, имеют различное мировоззрение: В. М. Сырых — представитель правового этатизма; Н. В. Варламова, В. С. Нерсесянц, В. А. Четвернин — выразители либертарного течения; Р. З. Лившиц — сторонник широкого понимания права, А. Ф. Черданцев — противник подобного подхода; А. В. Поляков — создатель коммуникативной теории права[14] и т. д.

      Таким образом, в современных работах по теории государства и права проявляется плюрализм взглядов, подходов, типов правопонимания. Но все-таки книжный рынок учебной литературой по теории государства и права в значительной мере не насыщен, поэтому не случайно в последнее десятилетие появился ряд новых учебников по проблемам теории государства и права, хрестоматий по теории государства и права.[15] Очевидно также, что уже изданные учебники будут дополняться и перерабатываться, авторы одних учебников будут «кооперироваться» с авторами других[16] или создавать новые творческие тандемы,[17] как в случае с рецензируемым изданием.

      В предисловии к учебнику А. В. Полякова и Е. В. Тимошиной отмечено, что он существенно отличается от изданного в 2004 г. курса лекций А. В. Полякова упрощенной формой изложения, появление новых разделов и краткого словаря научных терминов (с. 7); новая книга почти в два раза меньше, заметно сократился объем примечаний, в несколько раз сокращены списки дополнительной литературы после каждой главы, а основная учебная литература ко всем главам включает всего 22 наименования (с. 462–463) работ, опубликованных преимущественно в 2001–2004 гг. Правда, сразу возникает два вопроса. Во-первых, почему рекомендуется двухтомник С. С. Алексеева 1981–1982 гг., разве написанные в последние годы работы слабее публикаций советского периода? Во-вторых, почему рекомендуется, к примеру, произведение Я. М. Магазинера, но не Н. Н. Алексеева, И. А. Ильина, Е. Н. Трубецкого и других ученых, труды которых недавно переизданы: сочинения этих авторов заслуживают внимательного изучения.

      Учебник А. В. Полякова и Е. В. Тимошиной состоит из 19 глав (книга А. В. Полякова — из 19 лекций). Структура нового учебника не претерпела кардинальных изменений. Остались такие темы, как «Правогенез» (гл. III и лекция 3), «Право и ценности» (гл. V и лекция 5), «Правосознание» (гл. VI и лекция 6), «Правовая культура» (гл. VII и лекция 7), «Право и государство» (гл. VIII и лекция 9), «Действие права» (гл. XI и лекция 12), «Нормы права» (гл. XIII и лекция 14), «Правовые отношения» (гл. XV и лекция 15), «Применение права» (гл. XVI и лекция 16), «Интерпретация (толкование) правовых текстов» (гл. XVII и лекция 17), «Правонарушение и юридическая ответственность» (гл. XVIII и лекция 18), «Законность и правопорядок» (гл. XIX и лекция 19) — вполне логично завершить изложение общей теории права именно этой проблемой. Две темы сформулированы различно в книге А. В. Полякова и в рассматриваемом учебнике: «Право в государстве: концепт правовой государственности» (лекция 11) и «Политико-правовая идеология правового государства» (гл. X, название стало проще, но не лучше); «Правовые тексты как источники права» (лекция 13) и «Источники права» (гл. XII, опять более привычное, традиционное название вместо герменевтического по формулировке подхода), — но суть их не изменилась. Если в учебнике А. В. Полякова в лекции, посвященной нормам права, рассматривалась и их система, то в новой книге ее анализу отдана самостоятельная XIV глава. Кроме того, появились главы «Общая теория права в системе социально-гуманитарного знания» (гл. I), «Форма государства» (гл. IX), исчезла лекция «Право и закон». И по-прежнему отсутствует тема «Правовые системы современности» (вероятно, авторы считают, что она входит в предмет учебной дисциплины «Сравнительное правоведение» или что вполне достаточно материала, который дается в теме «Источники права», так как правовые системы и особенно правовые семьи отличаются, в частности, источниками (формами) права).

      Будучи доступнее для восприятия студентов-первокурсников, новая книга отражает прежнюю концепцию, так как ее создатели — сложившиеся ученые, со своим типом правопонимания и значительным педагогическим стажем.

      Изумляет эрудиция авторов: используется дореволюционная, советская и современная учебная и научная литература не только по теории государства и права, но и по философии и социологии права, сравнительному правоведению, конституционному, гражданскому, международному праву, а также по философии, социологии, психологии, истории, семиотике, лингвистике, кибернетике, синергетике, культурологии, политологии и коммуникологии. Создатели учебника ссылаются на работы отечественных ученых, которые входят в «золотой фонд» российской науки: Н. Н. Алексеева, С. С. Алексеева, М. И. Байтина, М. М. Бахтина, Н. А. Бердяева, С. Н. Братуся, Б. П. Вышеславцева, Ю. С. Гамбарова, С. И. Гессена, А. Я. Гуревича, А. Д. Градовского, И. А. Ильина, Ю. М. Лотмана, А. Ф. Лосева, Я. М. Магазинера, В. С. Нерсесянца, П. И. Новгородцева, Л. И. Петражицкого, И. А. Покровского, В. С. Соловьева, П. А. Сорокина, М. С. Строговича, Е. В. Спекторского, Л. Р. Сюкияйнена, Ю. А. Тихомирова, Н. С. Трубецкого, Н. В. Устрялова, П. А. Флоренского, С. Л Франка, А. С. Ященко, — а также труды бывших и настоящих коллег по факультету, признанных специалистов по социологии права, уголовному и административному праву и, конечно, по теории права: Ю. И. Гревцова, Н. М. Кропачева, Д. И. Луковской, В. Д. Сорокина, Л. И. Спиридонова, Л. С. Явича; на работы других известных правоведов: В. К. Бабаева, Р. С. Байниязова, Г. Н. Ветровой, Н. В. Витрука, В. Г. Графского, И. Н. Грязина, Т. В. Кашаниной, Н. М. Колосовой, В. В. Лазарева и С. В. Липеня, И. И. Лукашука, А. В. Малько, Г. В Мальцева, Л. С. Мамута, Н. И. Матузова, В. Д. Перевалова, В. Н. Протасова, И. Н. Сенякина, А. А. Тилле, В. Е. Чиркина, А. Ф. Черданцева, И. Л. Честнова, Н. А. Ушакова, В. Ф. Яковлева и др. Немало ссылок и на труды зарубежных философов, социологов, политологов, юристов и т. д.: Э. Агацци, Г. Бермана, П. Бергера и Т. Лукмана, Г. Брэбана, М. Вебера, Э. Гуссерля, Р. Давида, Э. Дюркгейма, Р. Иеринга, Ж. Карбонье, Г. Кельзена, Ж. Маритена, Ш. Монтескье, Э. Мунье, Ф. Ницше, Г. Радбруха, П. Рикера, В. Фокса, Л. Фридмэна, К. Юнга, М. Элона, Й. Хейзинги, Дж. Холла и т. д. Поэтому учебник послужит пополнению не только юридических, но и общегуманитарных знаний вдумчивого читателя.

      А. В. Поляков и Е. В. Тимошина четко определяют предмет и объект науки (с. 30–31), интересно размышляют об эволюции предмета научного познания — от классического типа научной рациональности через неклассическую науку к постнеклассическому типу научной рациональности — и приходят к вполне закономерному выводу о том, что «современная постнеклассическая теория права развивается как междисциплинарное знание» (с. 32). Если комплексность присуща любой отрасли права,[18] следовательно, она в той или иной мере свойственна и любой юридической науке, тем более — общей теории государства и права.

      Глубоко раскрыты классические (юснатурализм, этатизм, социологический подход) и особенно неклассические типы правопонимания (прежде всего интегративная юриспруденция).[19] Жаль, что характеристика теории правового нормативизма Г. Кельзена дается в примечании, причем весьма кратко и неполно (с. 46). Удивительно, что авторы не называют ни одного представителя социологической юриспруденции (Е. Эрлих, Ф. Жени, Л. Дюги с его теорией солидаризма[20] и др.), ни одной работы ученых этой школы (с. 48–49). Правда, наиболее видные отечественные представители социологического направления в общей теории права М. М. Ковалевский, Н. М. Коркунов и С. А. Муромцев (с. 62–63) упомянуты в параграфе о формировании последней в России (с. 59–73), который наверняка заинтересует читателя. Но чтобы познакомиться с их идеями, нужно обратиться к сочинениям дореволюционных ученых либо к диссертации или книге А. В. Полякова (с. 147–152). Генезису теории государства и права в последнее время уделяют внимание многие отечественные исследователи,[21] причем отмечается роль энциклопедии и философии права в становлении общей теории права.

      Правогенез А. В. Поляков и Е. В. Тимошина освещают в духе антропологии права,[22] т. е. связывают появление права с догосударственным, потестарным обществом (с. 75). Придерживаясь, как и авторы учебника, интегративного подхода к праву,[23] полагаем, что оно появляется вместе с социумом. Ubi societas, ibi jus («где общество, там и право») — говорили древние (с. 81). А. В. Поляков считает, что современному правопониманию нужен антропологический ракурс, т. е. необходимо исследовать право как человекоразменный фактор, как психо-социокультурную систему.[24]

      В рамках интегративной теории А. В. Поляков исповедует коммуникативный подход к праву,[25] что проявляется при раскрытии всех тем. Так, «эйдетическая структура права указывает на его социальное бытие в качестве системы правовых коммуникаций, т. е. такой системы отношений, субъекты которых на основе интерпретации различных социально легитимированных текстов нормативно взаимодействуют между собой путем реализации принадлежащих им прав и обязанностей» (с. 109). Основные признаки права — «наличие у субъектов коммуникации взаимообусловленных (коррелятивных) прав и обязанностей» и «наличие общепризнанных и общеобязательных правил поведения (правовых норм), конституирующих права и правообязанности субъектов» (с. 109). Поэтому ученые не согласны с тем, что право может существовать и реализовываться помимо правоотношений, ибо такой взгляд игнорирует коммуникативную природу права (с. 110). Для нас же очевидно наличие «мертвого права», которое де-юре существует, но в силу различных причин не реализуется.

      Заслуживает внимания выделение индивидуального (социально-гражданского) права, которое присуще любому обществу, поскольку в любом социуме существуют индивиды, обладающие свободой воли (с. 119). В духе психологической теории права Л. И. Петражицкого (с опорой на идеи испанского мыслителя, автора спортивной теории происхождения государства Х. Ортега-и-Гасета) выделены такие разновидности социального права, как игорное и спортивное (с. 121–123). Игорное право называется также самостоятельной разновидностью права корпоративного; убедительно доказывается, что особой разновидностью последнего является каноническое (церковное) право (с. 123–124).

      В контексте учебника вполне логичным выглядит деление права на официальное, конституированное правовыми текстами, которые были манифестированы (публично объявлены) какими-либо социальными структурами (для децентрализованного права) или государством в качестве стандарта» и на неофициальное, которое указанными признаками не обладает (с. 126).

      Нам импонирует ценностный (аксиологический) подход к праву (с. 128–130), поскольку, вслед за С. С. Алексеевым, мы полагаем, что право — величайшее изобретение человечества.[26] А. В. Поляков и Е. В. Тимошина отмечают различное отношение к праву в западной (индивидуалистической) и восточной (коллективистской) правовой культуре (с. 129–130).

      Важное значение для будущих юристов, для формирования их правосознания и, следовательно, правовой культуры имеют темы «Понятие, виды, иерархия ценностей» (с. 131–134) и «Понятие и виды правовых ценностей» (с. 134–144). Бесспорно, теория государства и права не сводится к юридической догматике. Являясь самой мировоззренческой из юридических наук, она должна вырабатывать правовые идеалы, что невозможно без набора ценностей. Их анализ — пограничный с философией и социологией раздел теории, нередко именуемый философией права.[27]

      «Основная правовая ценность — субъективные права», — утверждают и доказывают А. В. Поляков и Е. В. Тимошина (с. 135). На наш взгляд, первостепенная, главнейшая ценность — это фундаментальное, неотчуждаемое право человека на жизнь. За редкими исключениями субъективные права возникают и прекращаются с рождением и смертью человека. Кроме того, самые суровые санкции в демократических государствах установлены именно за преступные посягательства на жизнь человека при отягчающих ответственность обстоятельствах, например за геноцид.

      Авторы затрагивают вопрос о нравах и обыкновениях как особых социальных феноменах, имеющих сходство как с правом, так и с моралью (с. 149–151). Здесь чувствуется влияние дореволюционной правовой мысли, для которой эта тема была традиционной, в современных же учебниках по теории права нравы и обыкновения, как правило, даже не упоминаются.

      В структуре правосознания А. В. Поляков и Е. В. Тимошина выделяют правовую онтологию — «познание и знание того, 1) что есть право вообще, т. е. каковы его всеобщие признаки и свойства; 2) что есть право в конкретном обществе, т. е. какие возможности оно предоставляет субъектам и что от них требует» (с. 158), правовую аксиологию и правовую праксиологию (с. 157), последняя из которых представляет совокупность правовой политики и правовых установок (с. 167–170). Кроме того, помимо предложенной авторами классификации правовой политики на реформистскую, консервативную, радикальную (революционную); либеральную и авторитарную; национально ориентированную и космополитичную (с. 167), ее можно разделить в зависимости от сферы осуществления на конституционную, уголовную, семейно-брачную и т. п. (т. е. по отраслям права и законодательства); в зависимости от содержания — на законодательную, исполнительную, судейскую, прокурорскую, нотариальную и др.; в зависимости от целей — на текущую и перспективную; в зависимости от функций — на праворегулятивную и правоохранительную и пр.[28]

      В главе «Правосознание» содержится интересный материал о правовой совести, подсознании, архетипах, личном бессознательном; правовой ментальности, которая отражается во всех элементах структуры правосознания и раскрывается в специфике «правопонимания, правочувствования, правовидения» (с. 164); об основных типах правовых идеологий: антропоцентристском (либеральный и волюнтаристский виды), теоцентристском (прежде всего консерватизм) и коллективистском (разновидности — солидаризм, коммунизм, национализм) (с. 170–180). О большевистской, коммунистической, фашистской, национал-социалистической идеологии мы говорим студентам, когда характеризуем тоталитарные политические и государственные режимы.

      Ценности в праве; соотношение права и морали, религии, обычая, идеологии; методология познания, генезис, формы и система права; правосознание и его парадигмы; идея права; цель в праве; сущность и природа права; право и власть; правовое государство — классические темы философии права.[29] Их появление в рецензируемой книге обусловлено тем, что общая теория права рассматривается А. В. Поляковым в качестве раздела философии права.[30]

      Раскрывая тему «Правовая культура»,[31] авторы учебника использовали философское наследие П. А. Флоренского (трансцендентный подход, с. 182–183), аксиологический подход П. А. Сорокина (с. 183–184), семиотическую концепцию культуры Ю. М. Лотмана (с. 184–185), идеи Й. Хейзинги об условиях, необходимых для существования культуры как общекоммуникативного пространства (господство над природой, равновесие духовных и культурных ценностей, наличие общественного идеала — с. 185–186). Авторы анализируют идеальный (С. С. Алексеев), деятельностный (Е. А. Лукашева), качественный (А. П. Семитко) и ценностный, в том числе эталонный (В. П. Сальников), подходы и трактовки в рамках классической научной рациональности (с. 186–188). Придерживаясь информационно-семиотической концепции правовой культуры, А. В. Поляков и Е. В. Тимошина утверждают, что она имеет знаковую, текстуальную и коммуникативную природу и «ее можно определить как самоорганизующуюся систему по созданию, хранению, воспроизводству и трансляции текстов правовой действительности, содержащих социально значимую информацию» (с. 188–189). О трансляции культуры писал в свое время Г. П. Федотов. Полагаем, перспективным является изучение профессиональных (правовая культура сотрудников ОВД сравнительно неплохо изучена), конфессиональных или этнических субкультур, маргинальных и деликвентных (преступных) субкультур (с. 191), что усилит прикладной характер теории права и ее прогностическую функцию.

      С интересом читается параграф о типах правовых культур, характеристика идеациональной (религиозной) культуры. Авторы учебника, очевидно, разделяют вывод П. А. Сорокина: «...без перехода к идеациональной этике и праву, без новой абсолютизации ценностей общество не сможет выйти из... тупика» (с. 200). Однако, если в этой культуре главная ценность — Бог, то как это соотносится с утверждением, что первое место в иерархии ценностей занимают субъективные права человека? Разве, если понимать под ними в первую очередь право верить во Всевышнего. Русскую правовую культуру петербургские исследователи понимают как евразийскую, отмечая подчинение права более высоким, нравственным и религиозным, ценностям (с. 201), что вообще-то характерно для восточной культуры и восточных цивилизаций и для Западной Европы до эпохи Просвещения.

      В главе «Право и государство» авторы подчеркивают неразрывную связь этих институтов и утверждают, что существование права без государства возможно, но государство без права существовать не может (с. 211). Мы не можем согласиться с тем, что законодательство восточных деспотий, тоталитарных режимов XX в. можно назвать правом. Кроме основных признаков государства, указываются и атрибутивные: гимн, флаг, герб, девиз, государственные символы (с. 213), но разве первые три не относятся к государственно-правовой символике? Авторы придерживаются сравнительного узкого подхода к понятию «механизм государства», отождествляя его с деятельностью государственного аппарата по осуществлению своих функций (с. 220). Неясно, почему в механизм государства не включаются государственные учреждения и предприятия.

      Весьма познавательна глава «Форма государства», где «задействованы» идеи многих мыслителей: от Платона и Аристотеля до М. Вебера и К. Юнга. Советуем обратить внимание на небольшой материал о сеньориальной, или сюзерениальной, монархии (с. 227), идеократической форме правления (с. 230–231), региональном государстве (с. 232), «плебисцитарной демократии» (с. 237–238). Рецензент солидарен с учеными, признающими существование современных неограниченных монархий в Бахрейне, Катаре, Кувейте и Омане (с. 226). К сожалению, читатель не найдет ответа на вопросы о форме правления, виде федерации и государственном режиме применительно к России. Нет ни одного примера симметричных и ассиметричных федераций (с. 233). Непонятно мнение авторов о наличии в настоящее время конфедераций. Европейский Союз, Бенилюкс, СНГ — это конфедерации или нет?

      А. В. Полякову и Е. В. Тимошиной удалось глубоко раскрыть политико-правовую идеологию правового государства (гл. Х). Заслуживает внимания наблюдение о завышенных требованиях к правовому государству в российском посттравматическом правосознании, о мифологизации его образа (с. 245). При характеристике принципов правового государства делается оговорка о том, что речь идет о реальной практике его идеологического (ценностного) понимания и воплощения в жизни западного общества в соответствии с идеями классического либерализма (с. 246), поэтому не случайно § 2 этой главы называется «Признаки либерального правового государства». Отмечается, что идет четвертый этап формирования прав человека, но эти права сводятся лишь к экологическим и информационным (с. 247). Это не совсем так, поскольку есть еще «медицинские» права (право на эвтаназию, трансплантацию органов, суррогатное материнство, клонирование и др.), право на заключение однополых браков, на употребление легких наркотиков и т. п. Убедительно аргументировано выделение президентской власти и контрольной власти (с. 249–250). Заслуживает внимания анализ различных концепций социального государства (с. 251–256).

      Правовую систему (гл. XI) авторы трактуют «как целостность правовых коммуникаций, включающую два блока — информационный и деятельностный, функционирующие в рамках единого пространства правовых коммуникаций» (с. 259). Интересным и оправданным выглядит деление норм и правоотношений на «сильные» и «слабые» (с. 264), выделение ненормативного регулирования (с. 269). Вслед за С. А. Комаровым и рядом других ученых авторы доказывают, что правовое воздействие — понятие более широкое, чем правовое регулирование (с. 270 и сл.), в чем мы с ними полностью согласны. Полагаем, что напрасно А. В. Поляков и Е. В. Тимошина ограничились характеристикой лишь двух основных методов правового регулирования, императивного и диспозитивного, и не проанализировали поощрительный (стимулирующий) и рекомендательный (с. 272–273).

      Под механизмом правового регулирования авторы понимают, во-первых, социопсихический механизм действия права, т. е. механизм информационно-ценностного восприятия, интерпретации, легитимации правовых текстов, во-вторых — нормативно-поведенческий правовой механизм, а в целом — механизм действия правовой системы (с. 279).

      В главе «Источники права» особенно интересно выделение источников в генетическом смысле (необычная терминология), т. е. причин, обусловивших возникновение права (с. 282), различение внетекстуального и текстуального источников (с. 283 и сл.), деление правовых текстов на первичные и вторичные (с. 284–287), а последних — на гетерономные и автономные. Важным представляется указание на существование претекстов и контекста, т. е. наличие интертекста (с. 287). Необычным, в потоке позитивистской литературы, выглядит признание мифа (мифологии) пусть вторичным, но все же источником права в современных обществах (с. 288–289), а также упоминание профессиональных правовых обычаев охотников, спортсменов и др. (с. 291). На наш взгляд, следовало подчеркнуть, что правовой обычай остается самым распространенным источником (формой) права в странах Восточной и Экваториальной Африки, т. е. в семье традиционного (обычного) права,[32] а также то, что это источник «номер два» международного права. К сожалению, в учебной литературе по теории права до сих пор ничего не говорится про быстрый обычай в международном праве (право государств запускать на околоземную орбиту спутники, космические корабли и станции, не присоединяться к военным блокам и т. п.).

      Интересно раскрыт судебный прецедент, выделяются креативные и интерпретативные прецеденты (с. 295). Авторы правильно указывают, что Палата лордов с 1966 г. не связана собственными прецедентами, но хотелось бы отметить, что Апелляционный суд Англии имеет это право с 1944 г. К сожалению, ничего не говорится про теории прецедентного права: «созидательную» Остина и «деклаторную» Блэкстона, про соотношение статутного и прецедентного права.

      Отдельным источником права признается судебная и административная практика (с. 296–297), но краткость изложения не позволила авторам сколь-нибудь подробно рассмотреть аргументы сторонников и противников существования этого источника права в правовой системе России.

      А. В. Поляков и Е. А. Тимошина доказывают, что правовая практика — вторичный, но все же источник права (с. 297–298).

      Сравнительно подробно дана характеристика правового акта и его видов (актов-действий и актов-документов, в том числе нормативных и ненормативных) (с. 301–309). Единственное возражение вызывает расположение правовых актов: законы субъектов оказались выше уставов краев, областей, автономных образований и городов федерального значения (где конституции республик и Степное уложение Калмыкии — вообще непонятно), а ратифицированные международные договоры и признанные нормы — стандарты международного права, замыкающие список, оказываются ниже даже актов представительных органов местного самоуправления (с. 309).

      Авторы осветили различные способы систематизации законодательства, но не привели ни одного примера консолидации, а один из примеров кодификации — Свод законов Российской империи 1832 г. (с. 316), полагаем, не самый удачный, так как вошедшие в него законы подвергались лишь незначительным изменениям: устранялись длинноты, повторы, неточности и т. п., иными словами, Свод законов является примером инкорпорации по предметному принципу. Кроме того, петербургские ученые почему-то не выделяют комплексный вид кодификации.

      А. В. Поляков и Е. В. Тимошина считают возможным выявить в общей структуре любой правовой нормы логическое содержание (что предписывает норма), ценностное значение (социальная оправданность наделения субъектов конкретными правами и обязанностями), поведенческое значение (как необходимо поступать для того, чтобы реализовать права и обязанности) и текстуальную привязку (отсылка к правовым текстам, явившимся основанием для интерпретации и легитимации правовой нормы) (с. 336). При классификации норм права ученые, помимо традиционных для современной науки видов, приводят старинное деление всех когнитивных норм по последствиям их нарушения на совершенные, более чем совершенные, менее чем совершенные и несовершенные (с. 355–356). Характеристику данных норм можно найти в учебниках Н. М. Коркунова, Ф. В. Тарановского и других дореволюционных ученых по энциклопедии, философии и общей теории права.

      Нельзя не согласиться с идеями, изложенными в главе, посвященной системе норм права. Удивляет лишь то, что в системе права не указан такой элемент, как субинститут (с. 357–360).

      Правовое отношение (гл. XV) авторы рассматривают как «коммуникативное социальное отношение, субъекты которого соотносят свое поведение с принадлежащими им общезначимыми (общепризнанными) правами и обязанностями» (с. 372). Ученые, со ссылкой на Ж. Маритена, раскрывают фиктивность представления о государстве как субъекте права, а также констатируют, что «понятие юридического лица является одним из наиболее спорных в правоведении» (с. 386), но, к сожалению, этой констатацией и ограничиваются. Авторы освещают монистическую и плюралистическую теории объектов правоотношений, последнюю, по их мнению, следовало бы назвать ценностной (с. 387). Данное утверждение имеет, конечно, определенные основания, но название «плюралистическая», во-первых, уже утвердилось в юридической литературе, во-вторых, демонстрирует принципиальное отличие этой теории от теории монистической. В структуре субъективного права (с. 390–391) почему-то не выделяется четвертый элемент — право беспрепятственно пользоваться полученным благом — и соответственно не выделяется четвертый элемент юридической обязанности — обязанность не мешать управомоченному лицу пользоваться полученным благом. Очевидно, эти элементы ученые считают факультативными, но ведь возможность требовать и правопритязание (вместо этого термина они используют другой — возможность требовать социальной защиты) также появляются не всегда.

      Поскольку в рецензируемом учебнике нет специальной главы, посвященной юридической технике, то юридические презумпции и юридические фикции рассматриваются соответственно как предположения о существовании юридических фактов и как своеобразные юридические факты (с. 401–403).[33] При этом если материал о презумпциях весьма интересен, то о фикциях сказано очень кратко, не показано, что они зародились в Древнем Риме, не дана их классификация.

      В главе XVI «Применение права» обращаем внимание читателя на уточнение, которое делают авторы: речь идет о применении норм права, а не права как целостного явления (с. 406). Полезен для будущих юристов материал о применении аналогии права в современной России (с. 412–413).

      Большое познавательное значение, как теоретическое, так и прикладное, имеет следующая глава — «Интерпретация (толкование) правовых текстов», в том числе анализ объекта и способов толкования: лексического, грамматического, включающего морфологическое и синтаксическое, функционального (социологического) и др. (с. 418–425). А. В. Поляков и Е. В. Тимошина, как и большинство авторов учебников по теории государства и права, к сожалению, не выделяют официозный (полуофициальный) вид толкования норм права.

      Интересно, порой даже увлекательно рассказано о понятии «правонарушение» (с этатитских и юснатуралистских позиций), о таком его признаке, как общественная опасность в социально-психологическом смысле (с. 428–433), о делении правонарушений на преступления и проступки (с. 436–437). Авторы дают характеристику только гражданско-правовым, административным и дисциплинарным проступкам, хотя и признают, что теоретически можно выделить и иные виды проступков (с. 438). Между тем студентам необходимо давать информацию также о конституционных деликтах, процессуальных и международных правонарушениях, нарушениях уголовно-исполнительного права и др.

      Авторами затронут ряд важных и доныне дискуссионных вопросов: о возможности применения мер правовой ответственности без вины (с. 442), о позитивной и ретроспективной (негативной) правовой ответственности, которые «представляют собой разные реальности (виртуальную и актуальную) и не могут быть совмещены в едином понятии правовой ответственности» (с. 443) и т. д. Радует, что помимо гражданско-правовой, административной и дисциплинарной ответственности, ученые раскрывают международную (материальную и политическую), а также конституционную ответственность (с. 445–446). Поэтому логичнее выделять международные правонарушения и конституционные деликты, а список литературы дополнить публикациями, посвященными различным аспектам юридической ответственности, в том числе конституционной.[34]

      В последней главе «Законность и правопорядок» полезно обратить внимание на освещение правовой законности (с. 449),[35] признание основными внутренних (духовных) гарантий законности (с. 456).

      Таким образом, книга А. В. Полякова и Е. В. Тимошиной представляет не только пример высококачественной дидактической литературы, но и оригинальный научный труд. Все темы рассмотрены сквозь призму коммуникативного подхода, и потому работа получилась очень цельной, концептуальной. По сравнению с авторским учебником А. В. Полякова материал более адаптирован к уровню современного студента-первокурсника. Правда, в результате некоторые вопросы оказались освещены схематично, что, однако, можно компенсировать изучением другой учебной и научной литературы, а также таких дисциплин, как «Сравнительное правоведение» и «Проблемы теории государства и права».

      Е. Л. Поцелуев, кандидат истор. наук, доцент Ивановского госуд. ун‑та.


      [1] Михайловский И. В. Очерки философии права. Т. 1. Томск, 1914. С. I.

      [2] Алексеев Н. Н. 1) Введение в изучение права. М., 1918; 2) Общее учение о праве. Симферополь, 1919; Виноградов П. Г. Очерки по теории права. М., 1915; Гредескул Н. А. Общая теория права. Лекции, читанные в С.‑Петербургском политехническом ин‑те на первом курсе экономического отделения в 1908–1909 году. СПб., 1909; Гримм Д. Д. Энциклопедия права с приложением Краткого очерка истории философии права. СПб., 1895; Дегай П. Пособия и правила изучения Российских законов. М., 1831; Деларов П. Очерки энциклопедии права. Т. 1. СПб., 1878; Зверев Н. А. Энциклопедия права. М., 1903; Ефимов Е. Н. Курс законоведения. Ч. 1. Элементарные понятия о государстве и праве. М., 1917; Капустин М. Юридическая догматика. М., 1868; Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1886; Кузнецов К. А. Очерки по теории права. Одесса, 1915; Лебедев В. И. Общая теория права. СПб., 1909; Неволин К. Энциклопедия законоведения. Т. 1. Киев, 1839; Палиенко Н. И. Учение о существе права и правовой связанности государства. Харьков, 1908; Петражицкий Л. И. 1) Философия права. Вып. 1. Основы психологической теории права. Обзор и критика современных теорий на существо права. СПб., 1900; 2) Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 1907; Понтович Э. Э. Философия права. Ч. 1. Общее учение о праве. Кинешма, 1920; Ренненкампф Н. К. Юридическая энциклопедия. Киев, 1913; Рождественский А. А. 1) Общая теория права. Курс лекций, читанных на Высших женских курсах в осеннем полугодии 1908–1909 академ. года. М., 1909; 2) Основы общей теории права. М., 1912; 3) Основы общего учения о праве и государстве. Ярославль, 1917; Сорокин П. А. Элементарный учебник общей теории права в связи с учением о государстве. Ярославль, 1919; Спекторский Е. В. Пособие к лекциям по энциклопедии права. Вып. 1. Киев, 1917; Суворов Н. С. Лекции по энциклопедии права. М., 1907; Тарановский Ф. В. Учебник энциклопедия права. Юрьев, 1912; Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. 5‑е изд. М., 1919; Чичерин Б. Н. Философия права. М., 1900; Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Вып. 3. М., 1912; Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. М., 1914; и др.

      [3] См.: Жуков В. Н. Место теории государства и права, философии права и истории политических учений в системе высшего юридического образования (научно-практич. конф.) // Государство и право. 2000. № 12. С. 99.

      [4] См., напр.: Жаркой М. Э., Кривачев А. А. Теория права и государства. Лекции в тезисах, определениях, блок-схемах. Учеб.-метод. пособ. М., 2003.

      [5] См., напр.: Поцелуев Е. Л. Проблема понимания формы правления в современном российском государствоведении // Актуальные проблемы теории и истории государства и права. Материалы 4‑й междунар. науч.-практич. конф. С.‑Петербург, 24 дек. 2004 г. / под общ. ред. В. П. Сальникова, Р. А. Ромашова, Н. С. Нижник. СПб., 2004. С. 76–80.

      [6] См., напр.: Поцелуев Е. Л. Нормативный договор как источник (форма) права (Обзор учебной литературы по теории права) // Источники (формы) права. Межвуз. сборн. науч. труд. / отв. ред Е. Л. Поцелуев. Иваново, 2003. C. 9–18.

      [7] Наверное, их авторы разделяют позицию И. В. Михайловского, считавшего, что сноски — схоластический прием, необходимый только в некоторых специальных монографиях, не увеличивающий научную ценность книги и не облегчающий студентам ее чтение (Михайловский И. В. Очерки философии права. С. II). Действительно, читать проще без сносок или когда их немного, но именно они позволяют увидеть, кто из ученых какой проблематикой занимается, а пытливые читатели сами изучат заинтересовавшую их литературу.

      [8] Ракитская И. Ф. Теория государства. Конспект лекций. СПб., 1999.

      [9] Алексеев С. С. Теория права. М., 1994; Лившиц Р. З. Теория права. М., 1994.

      [10] Абдулаев М. И. Теория государства и права. Учебник для вузов. СПб., 2003; Венгеров А. Б. Теория государства и права. Учебник для юрид. вузов. М., 1998; Комаров С. А. Общая теория государства и права. Курс лекций. 2‑е изд., испр. и доп. М., 1998; Марченко М. Н. 1) Теория государства и права. Учебник. М., 1996; 2) Теория государства и права. Учебник. 2‑е изд., перераб. и доп. М., 2004; Морозова Л. А. Теория государства и права. Учебник. М., 2003; Назаренко Г. В. Общая теория права и государства. Учебный курс для вузов. М., 2003; Нерсесянц В. С. 1) Общая теория права и государства. Учебник для юрид. вузов и факультетов. М., 2000; 2) Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. Учебное пособие для юрид. вузов и факультетов. М., 1999; Оксамытный В. В. Теория государства и права. Учебник для студентов вузов. М., 2004; Поляков А. В. 1) Общая теория права. Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2‑е изд., доп. СПб., 2003; 2) Общая теория права. Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода. Курс лекций. СПб., 2004; Протасов В. Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства. 2‑е изд., перераб. и доп. М., 2001; Радько Т. Н. 1) Теория государства и права. Учебное пособие. М., 2001; 2) Теория государства и права. Учебник для вузов. М., 2004; Раянов Ф. М. Проблемы теории государства и права (юриспруденции). Учебный курс. М., 2003; Ромашов Р. А. Теория государства и права. Конспект лекций. Учебное пособие. СПб., 2004; Соколов А. Н. Теория права и государства: опорный конспект. Учебное пособие. Калининград, 2002; Сорокина Ю. В. Государство и право: философские проблемы. Курс лекций. М., 2004; Спиридонов Л. И. Теория государства и права. Учебник. М., 1995; Сырых В. М. 1) Теория государства и права. Учебник для вузов / отв. ред. С. А. Чибиряев. М., 1998; 2) Теория государства и права. Учебник. 3‑е изд., перераб. и доп. М., 2004; Черданцев А. Ф. Теория государства и права. Учебник для вузов. М., 2000.

      [11] Наиболее показательный пример — работы С. С. Алексеева. Ср.: Алексеев С. С. 1) Самое святое, что есть у Бога на земле. Иммануил Кант и проблемы права в современную эпоху. М., 1998; 2) Философия права. М., 1998; 3) Право: азбука — теория — философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999; и др.

      [12] Исключение составляет учебник по гражданскому праву, посвященный, кроме прочего, вопросам семейного права и гражданского процесса: Вольман И. С., Марков Н. Ф., Никольский П. Д. и др. Гражданское право. СПб., 1909.

      [13] Общая теория государства и права. Академический курс. В 2 т. / отв. ред. М. Н. Марченко. М., 1998; Общая теория права и государства. Учебник / под ред. В. В. Лазарева, М., 1994; Теория государства и права. Схемы и комментарии. Учебное пособие / под ред. Р. А. Ромашова. СПб., 2000; Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 1997; Теория государства и права. Учебник для юрид. вузов / под общ. ред. А. С. Пиголкина. М., 2003; Теория права и государства. Учебник для вузов / под ред. Г. Н. Манова, М., 1995. — По нашим подсчетам, соотношение единоличных и коллективных работ примерно два к одному.

      [14] См., напр.: Коммуникативная концепция права: вопросы теории. Обсуждение монографии А. В. Полякова. СПб., 2003.

      [15] Абдулаев М. И., Комаров С. А. Проблемы теории государства и права. Учебник. СПб., 2003; Керимов Д. А. Проблемы общей теории права. М., 2000; Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. Учебник. М., 2001; Проблемы общей теории права и государства. Учебник для юрид. вузов / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М., 1999; Проблемы теории государства и права. Учебное пособие / под ред. М. Н. Марченко. М., 1999; Проблемы теории права и государства. Курс лекций / под общ. ред. В. П. Сальникова. СПб., 1999; Протасов В. Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства; Раянов Ф. М. Проблемы теории государства и права (юриспруденции); Теория государства и права. Хрестоматия. В 2 т. / авт.-сост. В. В. Лазарев, С. В. Липень. М., 2001; Хрестоматия по теории государства и права, политологии, истории политических и правовых учений: для вузов, юрид. и гуманитарных факультетов / автор-сост. Ф. Т. Мухаев. М., 2000; Хропанюк В. Н. Теория государства и права. Хрестоматия. Учебное пособие. М., 1998.

      [16] Бабаев В. К., Баранов В. М. Общая теория права. Краткая энциклопедия. Н. Новгород, 1997; Бабаев В. К., Баранов В. М., Толстик В. А. Теория права и государства в схемах и определениях. Учеб. пособие. М., 1998; Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права. Учеб.-метод. пособие. Краткий учебник для вузов. М., 2000; Любашиц В. Я. Мордовцев А. Ю. и др. Теория государства и права. Учебник. М.; Ростов/Д., 2003; Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. Учебник. М., 2003.

      [17] Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права. Учебник для вузов. М., 1998.

      [18] Толстой Ю. К. К 80-летию Виктора Павловича Мозолина: штрихи к портрету // Правоведение. 2004. № 3. С. 271.

      [19] Оба петербургских ученых, особенно А. В. Поляков, — известные специалисты по правовым теориям, доктринам, школам юридической мысли России. См., напр.: Поляков А. В. 1) К критике методологических основ школы возрожденного естественного права в России (П. И. Новгородцев) // Вестник ЛГУ. 1986. Сер. 6. Вып. 2; 2) Естественно-правовая концепция В. С. Соловьева // Правоведение. 1987. № 4; 3) Памяти Е. В. Спекторского // Право. 1991. № 1; 4) Либеральный консерватизм Б. Н. Чичерина // Правоведение. 1993. № 5; 5) Может ли право быть неправым? (Некоторые аспекты дореволюционного российского правопонимания) // Правоведение. 1997. № 4; 6) Политико-правовое учение Чичерина // Чичерин Б. Н. Избр. труды / сост., вступ. ст. и коммент. А. В. Полякова. СПб., 1997; 7) Философия права Льва Петражицкого // Кодекс. Правовой научн.-практич. журн. 2000. № 1; 8) Петербургская школа философии права и задачи современного правоведения // Правоведение. 2000. № 2.

      [20] Характеристика солидаризма Л. Дюги дается в гл. VI «Правосознание» как разновидности правовых идеологий коллективистского типа (с. 173–174).

      [21] См., напр.: Кузнецов Э. В., Сальников В. П. Наука о праве и государстве. СПб., 1999. С. 237–250; Оксамытный В. В. Теория государства и права. С. 19–30.

      [22] См., напр.: Ковлер А. И. Антропология права. Учебник для вузов. М., 2002. С. 104–137; Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для вузов / пер. с фр.; отв. ред. В. С. Нерсесянц. М., 1999. С. 69–74.

      [23] Поляков А. В. Возможна ли интегральная теория права? // Государство и право на рубеже веков (материалы Всерос. конф.). Проблемы теории и истории. М., 2001; Поцелуев Е. Л. 1) Интегративное понимание права или “рациональное зерно” в многообразии теорий права // Правовые категории. Межвуз. сборн. науч. труд. / отв. ред. Е. Л. Поцелуев. Иваново, 2001. С. 5–19; 2) Интегративное понимание права // Труды МГЮА. № 10. М., 2003. С. 206–208; 3) Интегративное понимание права в России и на Западе // Зарубежный опыт и национальные традиции в отечественном праве. Материалы Всерос. семинара. С.‑Петербург, 28–30 июня 2004 г. / под общ. ред. В. П. Сальникова, Р. А. Ромашова. СПб., 2004. С. 45–51; Поцелуев Е. Л., Павлов А. А. Интегративное понимание права: идея и норма // Российская нака права: история и современность. Межвуз. сборн. науч. труд. / отв. ред. А. А. Павлов, Е. Л. Поцелуев. Иваново, 2004.

      [24] Чекунов Н. А. Права человека: вопросы истории и теории // Правоведение. 2004. № 3. С. 224 (обзор науч.-теоретич. конф. на юрид. ф‑те СПбГУ).

      [25] Поляков А. В. 1) Вступительное слово А. В. Полякова // Коммуникативная концепция права: вопросы теории. С. 8–18; 2) Коммуникативная концепция права (генезис и теоретико-правовое обоснование). Дисс. ... д‑ра юрид. наук в форме науч. доклада. СПб., 2002. С. 8–11, 51 и сл.

      [26] Алексеев С. С. Самое святое, что есть у Бога на земле. С. 2.

      [27] См. подр.: Мартышин О. В. Проблема ценностей в теории государства и права // Государство и право. 2004. № 10. С. 5–14.

      [28] Малько А. В. Современная российская правовая политика и правовая жизнь // Правовая политика и правовая жизнь. 2000. № 11. С. 16.

      [29] Алексеев С. С. Философия права. С. 53–78; Гурвич Г. Д. Философический опыт и плюралистическая философия права // Гурвич Г. Д. Философия и социология права. Избр. соч. / пер. М. В. Антонова, Л. В. Ворониной. СПб., 2004. С. 217 и сл.; Закомлистов А. Ф. Юридическая философия. СПб., 2003. С. 45–159; Малахов В. П. 1) Философия права. Альбом схем. Учеб. пособие. М., 2001. С. 15 и сл.; 2) Философия права. М., 2002. С. 54 и сл.; Керимов Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). 2‑е изд. М., 2001. С. 87 и сл., 345 и сл.; Нерсесянц В. С. Философия права. Учебник для вузов. М., 1997. С. 17–31, 53–67 и др.; Радбрух Г. Философия права / пер. с нем. М., 2004. С. 11–17, 49–59 и др.; Тихонравов Ю. В. Основы философии права. Учеб. пособие. М., 1997. С. 51 и сл.

      [30] Поляков А. В. Общая теория права. Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода. С. 11.

      [31] См. подр.: Тимошина Е. В. Правовая культура: понятие, структура, функции // Кодекс-инфо. 2000. № 2.

      [32] См., напр.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996. Разд. IV; Пучков О. А. Традиционные системы права // Правовые системы мира. Учеб. пособие. Екатеринбург, 1995; Саидов А. Х. Сравнительное правоведение (основные системы современности). Учебник / под ред. В. А. Туманова. М., 2000. Тема 19.

      [33] Кстати, в список дополнительной литературы по этой теме следовало бы ввести следующие работы: Веденеев Е. Ю. Роль презумпции в гражданском праве, арбитражном и гражданском судопроизводстве // Государство и право. 1998. № 2; Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе // Российская юстиция. 1997. № 1; Панько К. К. Фикции в уголовном праве и правоприменении. Воронеж, 1998.

      [34] Агапов А. Б. Административная ответственность. Учебник. М., 2000; Бахрах Д. Н., Ренов Э. Н. Административная ответственность по российскому законодательству. Краткий учебный курс. М., 2004; Гущин Д. И. Юридическая ответственность за моральный вред (теоретико-правовой анализ). СПб., 2002; Иванов А. А. Правонарушение и юридическая ответственность. Теория и законодательная практика. Учеб. пособие для вузов. М., 2004; Исаева Н. В. К проблеме ответственности в конституционном праве // Правоведение. 2004. № 2. С. 19–29; Липинский Д. А. 1) Принципы и правоотношения юридической ответственности. М., 2003; 2) Соотношение функций права и функций юридической ответственности // Правоведение. 2004. № 4. С. 144–155.

      [35] В связи с этим отметим статью Г. И. Муромцева «О некоторых аспектах понятия законности» (Вестник РУДН. Сер. «Юридические науки». 1997. № 2).

    Информация обновлена:26.12.2005


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru