Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Луковская, Д. И., Поляков, А. В.д-р юрид. наук,
проф., Тимошина, Е. В.канд. юрид. наук, доц.
Памяти Владика Сумбатовича Нерсесянца :[
Некролог] /Д. И. Луковская, А. В. Поляков, Е. В.
Тимошина.
//Правоведение. -2005. - № 4. - С. 254 - 260
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Памяти Владика Сумбатовича Нерсесянца.
      Луковская, Д. И., Поляков, А. В., Тимошина, Е. В.

      Памяти Владика Сумбатовича Нерсесянца

      Российская правовая наука понесла тяжелую утрату. 21 июля 2005 г. после тяжелой и продолжительной болезни ушел из жизни профессор, доктор юридических наук, академик РАН Владик Сумбатович Нерсесянц — признанный глава отечественной школы современного гуманитарного правопонимания, автор либертарной концепции права и основанной на ней философско-правовой концепции цивилизма как модели постсоциалистического общественного строя.

      В. С. Нерсесянц родился 2 октября 1938 г. в г. Степанакерт (СССР, Нагорный Карабах). С золотой медалью окончил в 1955 г. школу в Ереване, с отличием в 1961 г. — юридический факультет Московского государственного университета. В 1963 г. после нескольких лет работы в адвокатуре В. С. Нерсесянц поступил в аспирантуру юридического факультета МГУ, по окончании которой в 1965 г. защитил кандидатскую диссертацию, посвященную марксовой критике гегелевской философии права. Его научным руководителем был профессор Степан Федорович Кечекьян — выдающийся ученый, одним из первых способствовавший возрождению в те годы отечественной истории политических учений.

      В 1965–1970 годах В. С. Нерсесянц работал заведующим отделом редакции журнала «Советское государство и право». В этот период он продолжает заниматься исследованием политико-правовых учений Г. Гегеля и К. Маркса, в полемике с которыми В. С. Нерсесянц разработает впоследствии концепцию цивилизма, призванную, по его собственному признанию, преодолеть «ограниченность гегелевской и негативизм марксовой версий диалектики исторического развития». В отличие от своих великих «собеседников», оставивших без ответов вопросы о том, что будет после — после «прусской конституционной монархии», после «коммунизма», молодой ученый, вероятно, уже тогда задумывался над тем, что ждет общество после социализма, и ответом на этот политически опасный в то время вопрос стала разработанная им впоследствии концепция цивилизма. Некоторые контуры его будущей концепции постсоциалистического строя отчасти позволяет понять одна из его работ того времени — «Взгляды К. Маркса на государство в работе “К критике гегелевской философии права”» (Правоведение. 1968. № 2), основанная на материалах кандидатской диссертации. Анализируя подходы Г. Гегеля и К. Маркса к проблеме соотношения гражданского общества и государства, В. С. Нерсесянц соглашается с К. Марксом в том, что капиталистическое государство как «антинародное абстрактное государство» не может выступить в качестве начала, примиряющего все политические и социальные противоречия. Комментируя К. Маркса, он пишет: «…государственная сфера… должна быть возвращена тем самым к своему основанию — народу: не государство — принцип для человека, а человек — принцип для государства». Спустя почти тридцать лет профессор В. С. Нерсесянц, излагая концепцию цивилизма, выделит в «Философии права» свои слова о том, что «не общество должно приноровляться к государству, а государство — к обществу и потребностям его членов».

      С 1970 г. жизнь В. С. Нерсесянца неразрывно связана с Институтом государства и права АН СССР — РАН, где сначала он работал в качестве старшего научного сотрудника, а с 1980 г. и до самой смерти являлся заведующим сектором истории государства, права и политических учений, с 1992 г. совмещая эту должность с обязанностями руководителя Центра теории и истории права и государства.

      В. С. Нерсесянц явился одним из тех мыслителей, которые еще в советской науке прокладывали пути к новому правопониманию, не имеющему ничего общего с идеологически догматизированной официальной советской наукой. Опубликованная в сборнике «Вопросы философии права» в 1973 г. статья «Различение и соотношение права и закона как междисциплинарная проблема» представляет собой один из первых опытов размышлений ученого над проблемой разграничения и взаимосвязи права и закона. Важно отметить, что еще в 1978 г. на основании критерия различения или отождествления права и закона В. С. Нерсесянц предлагал классификацию типов правопонимания, которые позже будут названы им «юридический» и «легистский» (см.: Политические и правовые учения: проблемы исследования и преподавания / ред. кол.: В. Е. Гулиев и др. М., 1978). В конце 1970‑х годов В. С. Нерсесянц включился в инициированную сотрудниками Института еще в эпоху «оттепели» дискуссию о правопонимании. Уже тогда в ходе острых обсуждений на заседании круглого стола «О понимании советского права», организованного журналом «Советское государство и право», он, вместе с другими учеными подвергнув критике «узконормативное» понимание права, считал неудовлетворительным и так называемый «широкий» подход к праву. Уже тогда В. С. Нерсесянц обозначил задачу принципиально иного правопонимания, основанного на различении права и закона, что в перспективе способствовало отходу российской юридической науки от официального правопонимания и возрождению теоретико-правового плюрализма.

      В 1970–1980‑е годы главной областью научных занятий В. С. Нерсесянца стала история политических и правовых учений, исследование которых в стесненных условиях идеологической диктатуры было также и способом продумывания и выражения собственной концепции права и государства. В 1974 г. он опубликовал блестящее исследование «Гегелевская философия права: история и современность», на основе которого год спустя, в 1975 г., В. С. Нерсесянц защищает докторскую диссертацию по теме: «Политико-правовая теория Гегеля и ее интерпретации». Философия права Гегеля на долгие годы станет предметом размышлений В. С. Нерсесянца: в 1978 г. он в качестве редактора участвует в издании политических произведений Гегеля, в 1979 г. увидела свет его монография «Гегель», в 1990 г. с его вступительной статьей выходит «Философия права» Гегеля, в 1998 г. — еще одна монография «Философия права Гегеля».

      Изучению политико-правового учения Гегеля предшествовали исследования древнегреческой политической и правовой мысли, результатом которых стали опубликованные им впоследствии монографии «Сократ» (1977; 2‑е изд. 1996), «Политические учения Древней Греции» (1979; 1986 — пер. на английский язык), «Платон» (1984). Историческим введением в последующее теоретическое осмысление ученым многоплановой проблемы «личность и государство» станет его монография «Личность и государство в истории политико-правовой мысли» (1980).

      Благодаря неоспоримому авторитету В. С. Нерсесянца как историка правовой и политической мысли, его редкому дару организовать большие авторские коллективы в возглавляемом им секторе началось углубленное изучение истории политических и правовых учений. С 1980 г. становится постоянной практикой подготовка коллективных монографий и сборников, в которых В. С. Нерсесянц выступал не только в качестве ответственного редактора, но и соавтора: «Политико-правовые идеи и институты в их историческом развитии» (1980), «Историко-правовые исследования: проблемы и перспективы» (1982), «История буржуазного конституционализма XVII–XVIII вв.» (в 2 т. 1983–1986), «Из истории развития политико-правовых идей» (1984), «Закономерности возникновения и развития политико-юридических идей и институтов» (1986) и др. При его активном научном участии подготовлены и изданы «Дигесты Юстиниана» (1984), «Саксонское зерцало» (1985).

      В. С. Нерсесянцем было разработано и методологическое оснащение исследований истории политико-правовой мысли: в частности, еще в 1970‑х годах в работе «Политические учения: история и современность. Домарксистская политическая мысль» (1976) он высказывает идею о необходимости различения в структуре политико-правового знания его конкретно-исторического и теоретического аспектов. Впоследствии это методологически значимое положение, способствующее адекватной интерпретации истории политико-правовых идей, было включено и в издаваемые под руководством В. С. Нерсесянца учебники по истории политических и правовых учений. Необходимо также отметить, что именно В. С. Нерсесянцем в отечественной юридической науке был инициирован методологический подход к интерпретации политико-правовой мысли с позиций связи «истории и современности».

      Фундаментальные исследования истории политической и правовой мысли сделали возможным уже в 1983 г. издание под редакцией В. С. Нерсесянца учебника по истории политических и правовых учений, в название которого впервые были включены правовые учения (второе издание, переработанное и дополненное, вышло в 1988 г.). Возглавляемая В. С. Нерсесянцем многолетняя работа над уникальным пятитомным научным изданием курса всемирной истории политической и правовой мысли (1985–1995) нашла и учебно-методическое приложение: в 1995 г. под его редакцией вышел новый учебник по истории политических и правовых учений, выдержавший неоднократные переиздания (1996, 1997, 1999, 2000, 2001, 2003).

      Важным этапом творческого пути ученого стал выход в свет монографии «Право и закон. Из истории правовых учений» (1983), которая является своего рода историческим введением в разработанную им концепцию правового закона, предполагающую необходимость различения и выяснения соотношения права и закона. Один из главных выводов его монографии состоит в том, что та или иная модель различения права и закона (в более широком смысле — позитивного права) является необходимым моментом любого теоретического подхода к правовым явлениям, предполагающего различение сущности и явления, а также выяснение их соотношения. Выделяя в современном ему отечественном правоведении «узконормативное» и «широкое» правопонимание, В. С. Нерсесянц полагает, что различия между ними не носят принципиального характера: как он напишет впоследствии, «“расширение”… “узких” мест сути дела не меняет». В. С. Нерсесянц предлагает собственный подход к праву, исходящий из необходимости различения права и закона. Он высказывает также перспективную мысль о том, что «правовые нормы, правовое сознание, правовые принципы… правовые отношения и т. д. — это составные элементы единого понятия права… различимые лишь в теоретической абстракции», в реальности же они «коррелятивны и подразумевают друг друга». Такое понимание права в его различении с законом резко противостояло идеологически предписываемому взгляду на право как возведенную в закон волю господствующего класса (социалистического общества) и встретило резкое сопротивление сторонников доминировавшего в советский период позитивистско-легистского правопонимания, основанного на отождествлении права и закона.

      В 1985 г. В. С. Нерсесянцу было присвоено звание профессора. В 1994 г. он был избран членом-корреспондентом РАН, а в 2000 г. — действительным членом РАН.

      В конце 1980‑х — начале 1990‑х годов, когда, по его собственному признанию, «стали возможными первые шаги в сторону права и правовой государственности», предметом научного и практического интереса профессора В. С. Нерсесянца становится концепция правового государства во взаимосвязи с теорией прав и свобод человека. В юридической периодике постоянно публикуются его статьи, посвященные этой проблематике, цель которых — концептуальное обеспечение проводимых в стране преобразований. В качестве ответственного редактора и соавтора он принимает участие в сборнике статей «Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации» (1990), в 1993 г. выходит его брошюра «История идей правовой государственности», в 1997 г. — коллективная монография «Правовое государство, личность, законность», в 1999 г. — учебник «Права человека» (2001, 2003), в которых он участвует как соавтор. Теоретическому обсуждению актуальных идей сопутствовала работа, имевшая в том числе и практический смысл: В. С. Нерсесянц участвовал в подготовке Институтом в 1980‑е годы аналитических материалов, направлявшихся в органы государственной власти, в числе которых были такие аналитические записки, как «Развитие правовой реформы», «О формировании концепции правового государства», «К истории концепции правового государства» и др.

      Тогда же наконец-то оказалось возможным и свободное изложение собственной концепции права и государства, органически выросшей из предшествующих исторических исследований ученого, что объясняет преимущественный теоретико-правовой характер его научных трудов в последние два десятилетия его жизни. Разработанная им на рубеже 1980–1990‑х годов концепция цивилизма как нового постсоциалистического общественного строя, являющаяся важной составляющей его либертарно-юридической теории права, свидетельствует о том, что его не удовлетворяла роль «кабинетного ученого», увлеченного самоценностью интеллектуального поиска: свою научную деятельность он воспринимал как форму общественного служения. В. С. Нерсесянц и здесь выступил как оригинальный мыслитель, чьи идеи имели не только собственно юридическую, но и широкую социально-философскую и практико-политическую направленность.

      Концепция «цивилитарной гражданственности» была сформулирована им в ряде статей: «Типы социальной регуляции: право и уравниловка» (Общественные науки. 1988. № 2), «Концепция гражданской собственности» (Сов. государство и право. 1989. № 10), «Прогресс равенства и будущность социализма» (Вопросы философии. 1990. № 3), «В поисках собственника» (Человек и закон. 1990. № 4), «На путях к праву: от социализма к постсоциализму» (Сов. государство и право. 1991. № 2). Они были положены в основу вышедшей в 1992 г. монографии В. С. Нерсесянца «Наш путь к праву: от социализма к цивилизму».

      Концепция цивилизма как нового постсоциалистического общественного строя, как новой, более высокой ступени в историческом прогрессе равенства, свободы и справедливости, по мысли ее автора, была призвана продемонстрировать несостоятельность представлений о социализме как исторической ошибке и несостоятельность представлений о капитализме как «конце истории», невозможность конвергенции социализма и капитализма, а также исторически регрессивный характер, ошибочность и социально-историческую заблокированность попыток капитализации социализма. В основе теории цивилизма как нового типа общества, преодолевающего и социализм, и капитализм, лежит идея «признания за каждым гражданином права на равную для всех граждан долю во всей десоциализируемой собственности». В общей собственности граждан, по мысли ученого, должна оставаться определенная часть наиболее ценных объектов, необходимая и достаточная для экономически эффективного и результативного функционирования исходной конструкции гражданской собственности. Признание равного права каждого на одинаковый для всех минимум собственности должно привести, по замыслу ученого, к формированию гражданского общества экономически и юридически свободных и независимых индивидов и создать необходимые условия для господства права в общественной и политической жизни. В стратегии цивилитарно ориентированных преобразований он видел единственную альтернативу официальному курсу реформ, приведших, по его мнению, к феодализации общественной и государственной жизни.

      Концепция цивилизма привлекала внимание зарубежных коллег. Часть его монографии 1992 г. была переведена на голландский язык и под названием «На путях истории: от социализма к цивилизму» вошла в сборник «Русская философия периода перестройки» (1995). Опубликованная в 2000 г. монография В. С. Нерсесянца «Национальная идея России во всемирно-историческом прогрессе равенства, свободы и справедливости: манифест о цивилизме» была переведена на английский язык и с предисловием проф. У. Батлера в 2004 г. издана в качестве учебного пособия для студентов Лондонского университетского колледжа.

      В основе выдвинутой В. С. Нерсесянцем либертарно-юридической теории права, трактующей право как триединство свободы, равенства и справедливости, лежало различение права и закона. Отсюда вытекало важное практическое требование соответствия позитивного законодательства праву, и образцом такого соответствия выступал правовой закон. Либертарная концепция соединяла лучшие черты естественно-правовой школы и классической юридической доктрины. Тем самым она открыла путь развитию идеи интегрального правопонимания.

      Используя теоретико-познавательный и прикладной потенциал либертарно-юридической теории, В. С. Нерсесянц разрабатывал проблемы обновления и развития российской юриспруденции, совершенствования правовой системы и действующего законодательства, взаимосвязи историко-юридических и теоретико-правовых исследований, формирования и утверждения в России принципов господства права, прав и свобод человека и гражданина, гражданского общества и правового государства.

      Большое значение В. С. Нерсесянц придавал учебно-преподавательской деятельности. Им подготовлено более десяти кандидатов юридических наук. Основана новая научная школа на базе разработанной ученым либертарно-юридической теории права. При этом самое пристальное внимание он всегда уделял связям академической науки с вузовским образованием. Либертарно-юридическая теория нашла учебно-методическое приложение в подготовленных В. С. Нерсесянцем вузовских учебниках, о востребованности и популярности которых свидетельствуют неоднократные переиздания: «Философия права» (1997, 1998, 2000), «Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства» (1998, 1999), «Общая теория права и государства» (1999, 2000, 2002), «Теория права и государства. Краткий учебный курс» (2001), а также переводы некоторых из этих работ на армянский, узбекский, украинский, монгольский языки. Он также выступил ответственным редактором и соавтором учебника «Проблемы общей теории права и государства» (1999, 2001, 2004). В ближайшее время должны выйти две крупные работы, подготовленные ученым незадолго до смерти: «История политических и правовых учений» и новое издание «Философии права».

      Как руководитель научной школы В. С. Нерсесянц видел одной из своих основных задач разработку новых, поисковых, тем, которые способствовали бы развитию юридической науки. Одной из таких теоретически и практически актуальных тем стала проблема ценностного измерения права, обсуждению которой посвящена коллективная монография «Политико-правовые ценности: история и современность» (2000), в которой В. С. Нерсесянц принял участие как научный редактор и соавтор. Уже в последние годы им были инициированы перспективные исследования влияния на развитие права современных процессов глобализации. Эти проблемы стали предметом обсуждения в одной из последних статей ученого: «Процессы универсализации права и государства в глобализирующемся мире» (Государство и право. 2005. № 5).

      В. С. Нерсесянц являлся председателем российской секции и членом президиума Международной ассоциации социальной и правовой философии, членом Научно-координационного совета по гуманитарным и общественным наукам при вице-президенте РАН, председателем Ученого совета Центра теории и истории государства и права ИГП РАН, членом Ученого и Специализированного советов ИГП РАН, членом редколлегий журналов «Государство и право», «Ежегодник сравнительного правоведения», серии «Философское наследие» (изд‑во «Мысль»), главным редактором реферативного журнала «Государство и право за рубежом».

      Ученый, на протяжении многих лет отстаивавший идею прав человека, посвятил свою жизнь исполнению долга — перед своим талантом, перед своими коллегами, перед своей страной, в прошлом социалистической, ныне — «неофеодальной», но долженствующей в будущем стать, по замыслу ученого, «цивилитарной». Для нескольких поколений российских правоведов академик В. С. Нерсесянц являлся примером творческой свободы, вне которой не бывает настоящей науки.

      В. С. Нерсесянц создал правовую концепцию, которую, если исходить из ее посылок, можно признать законченной, логически завершенной. Таково было и учение одного из мыслителей, которого В. С. Нерсесянц изучал на протяжении всей своей жизни, — Г. Гегеля. Поэтому дальнейшее развитие российской правовой науки возможно только через творческое осмысление и переосмысление наследия академика В. С. Нерсесянца, чьи труды навсегда останутся в сокровищнице отечественной науки.

      Слова, которыми впишут в историю правовой науки имя академика В. С. Нерсесянца, найдут будущие исследователи его творческого наследия, научно отстраненно определив его «роль», «место» и «значение», о которых уже вместо живой памяти людей, его знавших, будут свидетельствовать в истории его труды. Нам, современникам, досталось нечто большее, чем бесстрастный научный анализ, — сохранить в своей памяти радость общения с этим талантливым человеком, — радость, превозмогающую печаль утраты коллеги, друга, учителя…

      Д. И. Луковская, А. В. Поляков, Е. В. Тимошина

    Информация обновлена:26.12.2005


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru