Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Безлепкин, Б. Т.
Новые гарантии конституционных прав граждан /
Б. Т. Безлепкин.
//Правоведение. -1988. - № 4. - С. 39 - 48
  • Статья находится в издании «Известия высших учебных заведений:»

  • Материал(ы):
    • Новые гарантии конституционных прав граждан.
      Безлепкин, Б. Т.

      Новые гарантии конституционных прав граждан

      Б. Т. Безлепкин[*]

      30 июня 1987 г. на седьмой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва принят Закон СССР «О порядке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан».[1] Новый законодательный акт, вступивший в действие с 1 ян­варя 1988 г., основывается на положении, сформулированном в ч. 2 ст. 58 Конституции СССР, согласно которой действия должностных лиц, совершенные с нарушением закона, с превышением полномочий, ущемляющие права граждан, могут быть в установленном законом порядке обжалованы в суд. Закон призван воплотить в жизнь извест­ный тезис марксизма о том, что ответственность всех чиновников за все свои служебные действия по отношению к любому из граждан перед обыкновенными судами является первым условием всякой сво­боды.[2]

      Предназначение Закона от 30 июня 1987 г. заключается прежде всего в том, чтобы гарантировать реализацию конституционных прав и свобод советских граждан, защитить их от произвола государствен­ной власти и ее представителей. В свете комплекса задач, поставленных на XIX Всесоюзной конференции КПСС, в рамках общей идеи созда­ния социалистического правового государства, сам факт принятия дан­ного нормативного акта приобретает глубокий социально-политический смысл.

      В связи с принятием Закона от 30 июня 1987 г. Указом Президи­ума Верховного Совета СССР от 7 января 1988 г. редакция ч. 3 ст. 4 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных респуб­лик, определяющих подведомственность гражданских дел судам, пре­терпела значительные изменения.[3]

      Министерством юстиции СССР, Верховным Судом СССР и Про­куратурой СССР разработаны и направлены на места «Примерные методические рекомендации по применению Закона СССР „О поряд­ке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан"» (декабрь 1987 г.),[4] которые призваны помочь судам при подготовке и рассмотрении новых для нашего право­судия дел.

      Объект судебного обжалования. На основании Закона СССР от 30 июня 1987 г. (ч. 1 ст. 1) гражданин вправе обратиться в суд с жа­лобой, если считает, что действиями должностного лица ущемлены его

      39

      права. В суд могут быть обжалованы действия, единолично осущест­вленные должностными лицами от своего имени или от имени пред­ставляемого органа (ч. 2 ст. 1 Закона), иначе говоря, от имени учреж­дения, предприятия или общественной организации, выполняющих определенные задачи в той или иной социальной сфере. К действиям должностных лиц, совершенным с нарушением закона, с превышением полномочий, ущемляющим права граждан, относятся действия, в ре­зультате которых: гражданин незаконно лишен возможности полно­стью или частично осуществить право, предоставленное ему законом или другим нормативным актом; на гражданина незаконно возложена какая-нибудь обязанность.

      Путем анализа этих установлений, а также положения, сформули­рованного в ч. 2 ст. 58 Конституции СССР, можно выделить следую­щие признаки объекта судебного обжалования. Это: 1) действия; 2) осуществленные должностными лицами от своего имени или от имени представляемых им органов; 3) этими действиями, по мнению граж­данина, ущемлены его права; 4) ущемление выражается в лишении возможности осуществить свое право или в незаконном возложении на гражданина какой-либо обязанности.

      Под действиями по смыслу Закона СССР от 30 июня 1987 г. сле­дует понимать не только поступки, поведение, но и сам акт власти, на основании которого осуществляется это поведение, иначе говоря, решение (например, об отказе в прописке).

      Обжалованию подлежат решения и основывающиеся на этих ре­шениях конкретные действия, исходящие от должностных лиц, т. е. субъектов права, обладающих следующими признаками: 1) нахожде­ние на службе в каком-либо государственном органе, учреждении, предприятии или общественной организации; 2) осуществление по за­нимаемой должности организационно-распорядительных функций по реализации компетенции соответствующих органов; 3) наличие юри­дически-властных полномочий по управлению людьми; 4) повышенная социальная ответственность.[5]

      Гражданин вправе обжаловать неправомерные действия, совер­шенные должностным лицом, не только от своего имени, но и от име­ни представляемого им органа. Последнее обстоятельство может вы­звать известные трудности при применении нового Закона. Что зна­чит представлять орган? В отношениях с гражданами руководители государственных и общественных органов, по сути дела, всегда дей­ствуют от имени руководимого ими органа, иначе говоря, представ­ляют его: председатель исполкома Совета народных депутатов в сво­их решениях и действиях представляет данный исполком, министр — министерство, начальник органа внутренних дел — данный орган и т. д. Руководитель структурного подразделения учреждения (управ­ления, отдела, отделения, сектора и т. п.) в отношениях с граждана­ми представляет это подразделение. Никого, кроме себя самого, не представляет только должностное лицо, которое не является руководи­телем ни органа в целом, ни его структурного звена и не уполномо­чено никого представлять в разовом порядке (например, инспектор, инструктор, оперативный уполномоченный, милиционер и т. п.).

      Когда действия совершаются должностным лицом единолично, вопрос о том, представляет оно какой-либо орган или нет, с точки зрения защиты прав и законных интересов граждан, не имеет значе­ния. Проблема в другом, а именно в праве граждан на судебную защи­ту своих интересов путем обжалования таких властных решений и

      40

      действии, которые принимаются и осуществляются не единолично, а коллегиально — комитетом, комиссией, совещанием, коллегией и т. д., например: исполнительным комитетом Совета народных депутатов, комиссией по делам несовершеннолетних, коллегией управления внут­ренних дел, оперативным совещанием при руководителе учреждения и т. и. По смыслу Закона СССР от 30 июня 1987 г. обжаловать подоб­ные действия в суд гражданин не вправе. Однако в законодательст­ве, принятом ранее, такое право предусмотрено целым рядом норм, рассредоточенных по различным источникам.

      Так, по делам, возникающим из административно-правовых отно­шений, гражданин может обжаловать в суд постановление админи­стративной комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних, реше­ние исполнительного комитета поселкового, сельского Совета народ­ных депутатов, а также постановление иного органа о применении административного взыскания (ст. 39 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях). Суду подведомственны дела по жалобам граждан на допущенную из­бирательной комиссией неправильность в списках избирателей (ч. 3 ст. 4 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик), а также по жалобам граждан на отказ органа ЗАГС от внесения исправлений или изменений в запись соответствующего акта гражданского состояния (ст. 145 Кодекса законов о браке и семье РСФСР). Гражданам предоставлены также широкие возможности за­щищать по суду свои права в трудовых спорах, когда они не согласны с постановлением профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации, а также комиссии по трудовым спорам (ст. 89 Основ за­конодательства СССР и союзных республик о труде).

      На целесообразность предоставления гражданам права обращать­ся за судебной защитой не только от неправомерных единоличных дей­ствий должностных лиц, но и аналогичных действий коллегиальных органов ученые-правоведы настойчиво указывали и до принятия За­кона СССР от 30 июня 1987 г.,[6] а половинчатое решение этого важ­нейшего вопроса подверглось острой критике в нашей печати.[7]

      Данный вопрос оказался в центре дискуссии и на сессии Верхов­ного Совета СССР, когда принимался Закон «О порядке обжалова­ния в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан».[8] Материалы этой дискуссии свидетельствуют о том, что подлинная жизнеспособность и демократизм нового Закона СССР находится в прямой зависимости от того, можно ли обжаловать непра­вомерные действия не только должностных лиц, но и государственных и общественных органов. Без этого вся система правоотношений, уста­новленных этим Законом, вопреки глубинному смыслу, который в них вкладывает Конституция СССР (политико-правовые отношения «госу­дарство— гражданин»), будет неизбежно тяготеть к сведению по суду счетов отдельного гражданина со своим «обидчиком» — конкретным государственным служащим.

      Действия должностных лиц, которые могут быть обжалованы в суд, в Конституции СССР (ч. 2 ст. 58) характеризуются как «совер­шенные с нарушением закона, с превышением полномочий», а в За­коне СССР от 30 июня 1987 г., кроме того, используется термин «не­правомерные». Существуют также понятия «незаконные действия» и «противоправные действия». Во всех случаях речь идет об одном и том же: принятые решения или совершенные действия не основаны

      41

      на нормах права, закрепленных в законе или подзаконных актах, противоречат им, не соответствуют содержащимся в этих нормах дозво­лениям, требованиям, предписаниям, условиям.

      Для дополнительной характеристики этих действий и в Конститу­ции СССР, и в Законе применяется формулировка «ущемляющие нра­ва граждан».

      При ущемлении[9] прав граждан главное заключается не в ответ­ственности виновного должностного лица и не в компенсации ущерба потерпевшему, а в том, чтобы путем обращения к правосудию ликви­дировать образовавшееся длящееся ограничение, стеснение прав, осво­бодив путь для нормального, законного развития отношений. Эта кон­струкция подобна правилу, существующему в области имущественных отношений: собственник может требовать по суду устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 28 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик).

      Теоретический анализ норм Закона СССР от 30 июня 1987 г. при­водит к заключению, что он рассчитан на применение в сфере регуля­тивных,[10] общедозволительных[11] правоотношений должностных лиц с гражданами, где последние осуществляют гарантированные Консти­туцией СССР основные праЕа и свободы, образующие их общую граж­данскую правосубъектность.

      Такая трактовка находит подтверждение в ст. 2 Закона СССР от 30 июня 1987 г., где сказано, что к действиям должностных лиц, со­вершенным с нарушением закона, с превышением полномочий, ущем­ляющим права граждан, относятся действия, в результате которых гражданин незаконно лишен возможности полностью или частично осуществлять право, предоставленное ему законом или другими нор­мативными актами, либо на него незаконно возлагается какая-либо обязанность. Ее содержанию корреспондирует и норма, закрепленная в ч. 2 ст. 7 Закона СССР от 30 июня 1987 г.: если суд признает об­жалуемые действия должного лица неправомерными, он выносит ре­шение об обоснованности жалобы и обязанности соответствующего лица устранить допущенное нарушение прав гражданина, иначе гово­ря, предоставить гражданину реальную возможность осуществления права, которой он был незаконно лишен; снять ограничения, которые были неправомерно созданы на пути такого осуществления.

      О незаконном возложении обязанности следует сказать особо. Ис­ходя из буквального смысла Закона, можно предположить, что име­ются в виду случаи незаконного привлечения граждан к юридической ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной) и при­менения на этом основании различных санкций за правонарушение,

      42

      поскольку возложение определенных обязанностей (например, упла­тить штраф) является как раз одной из таких санкций. Однако это предположение опровергается ст. 3 Закона, согласно которой он не распространяется, в частности, на действия должностных лиц, в отно­шении которых порядок обжалования установлен уголовно-процессу­альным, гражданским процессуальным законодательством и законо­дательством об административных правонарушениях, т. е. не касается сферы уголовного, гражданского и административного процесса, где реализуются охранительные отношения, связанные с привлечением к юридической ответственности. Словом, вопрос о судебном обжалова­нии необоснованного уголовно-процессуального принуждения, уголов­ного наказания, гражданско-правовых санкций, а также мер админист­ративного взыскания решается соответственно в уголовно-процессуаль­ном, гражданском процессуальном законодательстве и законодатель­стве об административных правонарушениях, а дальнейшее совершен­ствование этих отношений — внутренние проблемы соответствующих отраслей права.

      Новый порядок судебного обжалования не касается и области дисциплинарных взысканий, применяемых к рабочим и служащим по подчиненности на основании Типовых правил внутреннего трудового распорядка, уставов и т. п. Дисциплинарное взыскание является разно­видностью юридической ответственности. Иначе говоря, это — санкция, применяемая за правонарушение, совершенное в области трудовых или служебных отношений. Правоотношения, связанные с наложением дисциплинарных взысканий, относятся к категории охранительных, а не регулятивных. Правовая мера реагирования на незаконное примене­ние взыскания — его отмена. Причем должностное лицо, допустившее незаконные действия, может быть наказано. В отличие от этого в ре­шениях, принимаемых судом по жалобе гражданина на основании Закона от 30 июня 1987 г., речь идет не об отмене санкций, не о реа­билитации невиновного и наказании виновного, а об устранении нару­шений прав.

      Дисциплинарные взыскания применяются в сфере отношений, где основанная на единоначалии дисциплина особенно важна, где вне от­ношений власти и безоговорочного подчинения немыслимы порой ни существующие органы управления, ни общественные институты, со­ставляющие суть и основу их деятельности. Поэтому предоставление подчиненным права судиться со своим начальником по поводу дис­циплинарного взыскания в этой сфере способно подорвать основу их функционирования. Немыслимо, например, судебное обжалование при­казов начальников в Вооруженных Силах СССР, органах внутренних дел, гражданской авиации, на флоте.

      Незаконное возложение на гражданина каких-либо обязанностей по смыслу Закона СССР от 30 июня 1987 г. выражается не в приме­нении неправомерных юридических санкций за правонарушение, а в выдвижении должностным лицом каких-то особых, не указанных в За­коне условий при осуществлении гражданином того или иного консти­туционного права. Это незаконное условие ущемляет данное право и тем самым лишает гражданина возможности полностью или частично осуществить его. Таким образом, ч. 3 ст. 2 Закона в сущности дета­лизирует содержание предыдущей части той же статьи: здесь предус­матривается разновидность препятствия развитию регулятивных пра­воотношений в области реализации гражданских прав и свобод.

      В соответствии с Примерными методическими рекомендациями суд, в частности, может рассматривать жалобы на действия должност­ных лиц, связанные с отказами гражданам: в прописке, в выдаче раз­решения на приобретение и хранение охотничьего оружия, в регистра-

      43

      ции транспортных средств, в регистрации строения, в зачислении в дошкольное либо школьное учреждение, в выдаче документов о пра­ве на дополнительную жилую площадь по состоянию здоровья, в вы­даче жилищных документов должностными лицами из жилищно-эксплуатационных организаций, в выдаче или засвидетельствовании долж­ностными лицами предприятий, учреждений и организаций копий до­кументов. Суд рассматривает также жалобы, связанные с незаконны­ми" ограничениями на содержание в личной собственности скота и пти­цы. Здесь же специально указано, что к ведению суда не относятся вопросы, связанные с назначением пенсий, определением их размеров, постановкой на учет по улучшению жилищных условий, очередностью предоставления жилья.

      Эти рекомендации нельзя признать удачными. Во-первых, в пе­речне действий, подлежащих судебному обжалованию, не усматрива­ется ни принципа, ни системы, ни связи с конституционными правами и свободами, защитить которые призван Закон от 30 июня 1987 г. Не­возможно примириться с тем, что весь смысл Закона, необходимость которого подчеркивалась в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии, сведен к обеспечению таких интересов, как прописка, получение справок, приобретение охотничьего оружия и т. п.

      Во-вторых, если исходить из того, что назначение Закона — гаран­тировать реализацию конституционных прав и свобод граждан, ника­кие из этих прав, без специального указания в самом Законе, никем не могут быть выведены из-под его защиты. В противном случае из любого закона ведомственной властью можно выхолостить его основ­ное содержание.

      Выраженный в преамбуле общий смысл и назначение Закона от 30 июня 1987 г., а также изложенные выше теоретические посылки по­зволяют наметить более широкий круг возможных случаев судебного обжалования неправомерных действий должностных лиц, которые в порядке совершенствования Закона было бы целесообразно перечис­лить непосредственно в нем самом.

      В области гарантированных ст. 40 Конституции СССР прав на труд и отдых гражданину следовало быть предоставить возможность обжаловать в суд принятые с нарушением законодательства о труде решения должностных лиц об отказе в предоставлении работы по спе­циальности, в предоставлении отпуска, а равно любые другие решения и действия, препятствующие осуществлению указанных прав; в обла­сти пенсионных правоотношений — любое незаконное решение долж­ностного лица, ущемляющее конституционное право граждан на ма­териальное обеспечение в старости, в случае болезни и др., а в обла­сти жилищных правоотношений — любые неправомерные решения, препятствующие законному получению жилья, пользованию им или улучшению жилищных условий. К подлежащим судебному обжалова­нию следует отнести и аналогичные незаконные должностные дейст­вия, препятствующие осуществлению гражданином конституционного права на бесплатное образование и на пользование достижениями культуры.

      Далее. Конституция СССР (ст. 42) предоставляет гражданам право на охрану здоровья. Это право обеспечивается, в частности, бесплатной квалифицированной медицинской помощью со стороны государственных учреждений здравоохранения. Неправомерный отказ должностного лица в такой помощи гражданину образует еще одно типичное основание для судебного обжалования. Мысль о том, что регулятивные правоотношения в области здравоохранения находятся под юрисдикцией Закона от 30 июня 1987 г., находит свое подтверж­дение и в законодательных актах, появившихся позже. Так, п. 27 По-

      44

      ложения об условиях и порядке оказания психиатрической помощи [12] установлено, что на основании этого Закона могут быть обжалованы действия главного психиатра. А из содержания п. 25 названного По­ложения вытекает, что речь идет о таких действиях, которые выража­ются в психиатрическом освидетельствовании гражданина, установле­нии так называемого динамического диспансерного психиатрического наблюдения (постановка на учет), прекращении такого наблюдения (снятие с учета), направлении в психиатрическое лечебное учрежде­ние, решении о продлении пребывания в таком учреждении. Словом, судебному обжалованию подлежат, по сути дела, любые неправомер­ные решения и действия, которые в сфере правоотношений, связанных с психиатрической помощью, затрагивают конституционное право на свободу и неприкосновенность личности. На таком высоком законода­тельном уровне и столь же широко должны решаться и все другие проблемы судебного обжалования неправомерных должностных дейст­вий в сфере здравоохранения.

      Средства массовой информации неоднократно обращали внимание широкой общественности на то, что демократизация общества, реаль­ная возможность осуществления конституционных гражданских свобод, в частности, свободы совести, свободы митингов и демонстраций за­стала врасплох органы управления и должностных лиц, которые порой из-за растерянности допускают беззаконие.[13] Если указанные свободы реализуются гражданами в соответствии с интересами народа и в це­лях укрепления и развития социалистического строя (данное условие их правомерности закреплено в ст. 50 Конституции СССР), то нет никаких оснований выводить из сферы действия Закона о судебном об­жаловании незаконные служебные действия должностных лиц, пре­пятствующие осуществлению свободы слова, печати, собраний, митин­гов, уличных шествий и демонстраций, свободы совести и др.

      В условиях всемерного расширения и углубления социалистиче­ской демократии огромное политическое значение приобретают надеж­ные гарантии осуществления гражданами конституционного права участвовать в управлении государственными и общественными дела­ми, а также в обсуждении и принятии законов и решений общегосу­дарственного и местного значения, вносить в государственные и обще­ственные организации предложения об улучшении их деятельности и критиковать недостатки в работе. Одной из таких гарантий является принятый седьмой сессией одиннадцатого созыва Верховного Совета СССР Закон от 30 июня 1987 г. «О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни».[14] Согласно ч. 3 ст. 6 этого Закона какие-либо прямые или косвенные ограничения прав граждан СССР на участие в обсуждении в зависимости от происхождения, социально­го, имущественного положения, расовой и национальной принадлежно­сти, пола, образования, языка, отношения к религии, времени прожи­вания в данной местности, рода и характера занятий запрещаются. Должностные лица государственных и общественных органов, допу­стившие нарушения данного запрета, несут установленную законом от­ветственность (ст. 11).

      Но ответственность должностных лиц — это только одна сторона

      45

      проблемы. Если наряду с основаниями для такой ответственности возникнет необходимость в устранении каких-либо длящихся неправо­мерных препятствий (например, запрета на публикацию законопро­екта или на его публичное обсуждение, скажем, на собраниях или в печати), должна существовать возможность обращения в суд на ос­новании Закона СССР «Об обжаловании в суд неправомерных дейст­вий должностных лиц, ущемляющих права граждан».

      В соответствии со ст. 51 Конституции СССР граждане СССР имеют право объединяться в общественные организации, способствую­щие развитию политической активности и самодеятельности, удовлет­ворению их многообразных интересов. Вызванное перестройкой жизни нашего общества повышение социальной активности граждан заметно актуализирует проблему правового регулирования образования и дея­тельности эгих организаций. Особое место среди них принадлежит организациям, возникающим в сфере развертывания кооперативного движения, которое партия и советское государство рассматривают как один из рычагов ускорения социально-экономического развития нашего общества. Ущемление права на объединение в общественные органи­зации, в частности, необоснованный отказ должностного лица в закон­ном ходатайстве граждан о формальном объединении в такую орга­низацию, непризнание законно созданной общественной организации, а равно запрещение или воспрепятствование ее законной деятельности относится к числу неправомерных действий, которые также следовало бы признать подлежащими обжалованию в суд на основаниях и в по­рядке, определяемых Законом от 30 июня 1987 г.[15]

      Теперь об исключениях. Согласно ст. 3 Закона от 30 июня 1987 г. за пределы действия закона выведены такие действия должностных лиц, в отношении которых иной порядок обжалования предусмотрен:

      1) законодательством о порядке рассмотрения трудовых споров;

      2) законодательством об открытиях, изобретениях и рационализатор­ских предложениях; 3) законодательством об индивидуальной трудо­вой деятельности; 4) другим законодательством Союза ССР и союз­ных республик. Судебному обжалованию не подлежат также дейст­вия, связанные с обеспечением обороноспособности страны и государ­ственной безопасности.

      Наибольший теоретический и практический интерес вызывает ис­ключение, суть которого заключается в том, что судебному обжало­ванию не подлежат действия, для которых иной порядок обжалова­ния предусмотрен другим законодательством. Как следует понимать это положение? В Законе о судебном обжаловании указание на иной порядок обжалования может означать только внесудебную процедуру. В силу указанного исключения на основании этого Закона в суд мо­гут быть обжалованы только такие неправомерные действия должно­стных лиц, для которых другим законодательством не предусмотрено внесудебного порядка обжалования «по начальству».

      Но тот же Закон (п. 1 ст. 4) предусматривает, что жалоба на дей­ствия должностного лица может быть подана в суд не только сразу, но и после обжалования этих действий вышестоящему в порядке под­чиненности должностному лицу или органу. Налицо — противоречие.

      Во-вторых, такие должностные действия, обжалование которых

      46

      в порядке подчиненности не предусматривалось бы ни законом, ни подзаконными нормативными актами (положениями, правилами, инст­рукциями, уставами, ведомственными приказами и т. п.), словом, зако­нодательством в широком смысле слова, это — большая редкость. Если допустить, что Закон от 30 июня 1987 г. распространяется только на них, следует признать, что он будет действовать в незначительной сфере общественных отношений и поэтому не сможет играть роль га­ранта конституционных прав и свобод граждан. Очевидно, в Законе следует указать, что судебному обжалованию не подлежат действия должностных лиц, в отношении которых действующим законодательст­вом прямо предусмотрен внесудебный и только внесудебный порядок обжалования.

      Подача, рассмотрение и разрешение жалоб. В соответствии с по­становлением Верховного Совета СССР от 30 июня 1987 г. «О введе­нии ь действие Закона СССР „О порядке обжалования в суде неправо­мерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан"»,[16] обращение с жалобой в суд на основании этого Закона может иметь место в отношении действий должностных лиц, совершенных после 31 декабря 1987 г. Обратной силы он не имеет.

      Для подачи жалобы установлен месячный срок, исчисляемый со дня, когда гражданину стало известно о неправомерных в отношении него действиях должностного лица, либо со дня получения отказа в удовлетворении жалобы вышестоящим должностным лицом или ор­ганом, либо со дня истечения установленного Законом срока для рас­смотрения жалобы (ч. 1 ст. 5 Закона).

      Судебные жалобы граждан на действия должностных лиц госу­дарственной пошлиной не оплачиваются (ст. 11 Закона). Они пода­ются гражданином, его представителем, а также по просьбе гражда­нина — надлежаще уполномоченным представителем общественной организации, трудового коллектива и адресуются в районный (город­ской) народный суд по месту работы должностного лица, чьи дейст­вия обжалуются, в месячный срок, исчисляемый со дня, когда граж­данину стало известно о неправомерных в отношении него действиях должностного лица либо со дня получения отказа в удовлетворении жа­лобы вышестоящим в порядке подчиненности должностным лицом или органом, либо со дня истечения установленного законом срока для рас­смотрения жалобы. Пропущенный по уважительной причине месячный срок может быть восстановлен судом (ст. 4—5 Закона).

      Рассмотрение жалобы судом и исполнение решения суда осущест­вляются по правилам гражданского судопроизводства с теми изъяти­ями и дополнениями, которые установлены в самом Законе от 30 июня 1987 г., а также другими законодательными актами Союза ССР и со­юзных республик (ст. 6 Закона от 30 июня 1987 г.)[17].Если суд при­знает обжалуемые действия должностного лица неправомерными, он выносит решение об обоснованности жалобы и обязанности соответ­ствующего должностного лица устранить допущенные нарушения прав гражданина (ч. .2 ст. 7 Закона). Это решение направляется должност­ному лицу, действия которого были обжалованы, либо вышестоящему в порядке подчиненности органу или должностному лицу. О мерах, принятых по исполнению решения суда по жалобе, сообщается суду и гражданину не позднее чем в месячный срок с момента вынесения ре-

      47

      шения (ч. 4 и 5 ст. 7 Закона). Если суд установит, что обжалуемые действия были совершены в соответствии с законом, в пределах пол­номочий должностного лица, и право гражданина не было ущемлено, выносится решение об отказе в удовлетворении жалобы (ч. 3 ст. 7 Закона).

      Решение суда может быть обжаловано и опротестовано по прави­лам гражданского судопроизводства. Принесение протеста приостанав­ливает исполнение решения (ст. 9 Закона).

      Издержки, связанные с рассмотрением жалобы, могут быть воз­ложены судом на гражданина, если суд вынесет решение об отказе в удовлетворении его жалобы, либо на должностное лицо, если уста­новит, что его действия являются незаконными (ст. 12 Закона).

      В ст. 10 Закона от 30 июня 1987 г. специально подчеркивается, что подача гражданином жалобы в суд в клеветнических целях вле­чет ответственность согласно действующему законодательству. Это на­поминание представляется важным и уместным. Наполненные глубо­ким социально-нравственным смыслом понятия демократии и глас­ности не только не должны ослаблять юридического принципа, со­гласно которому всякий, выдвинувший обвинение в отношении другого (а жалоба на незаконные действия — есть не что иное, как разновид­ность обвинения), несет ответственность за его обоснованность. Наобо­рот, в современных условиях ценность этого принципа повышается, тем более что в данном случае речь идет об обвинении в адрес государст­венного служащего. Поэтому если обстоятельства, указанные в жало­бе на действия должностного лица, не соответствуют действительно­сти, и новое законодательство, таким образом, используется для сутя­жничества или сведения личных счетов, то государственный служа­щий в свою очередь может требовать опровержения порочащих его заявлений по суду на основании и в порядке, предусмотренном ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. А если действия гражданина, подавшего заведомо необоснованную жалобу, содержат признаки состава преступления (например, предус­мотренного ст. 131 УК РСФСР), против недобросовестного жалобщика может быть возбуждено уголовное преследование.

      [*] Доктор юридических наук, профессор Академии МВД СССР.

      [1] Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 26. Ст. 388; № 42. Ст. 692. В дальнейшем — Закон СССР от 30 июня 1987 г. или Закон.

      [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 34. С. 103.

      [3] Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 2. Ст. 21.

      [4] В дальнейшем — Примерные методические рекомендации.

      [5] Усольцев А. Т. Должностное лицо в советском государственном управле­нии // Правоведение. 1987. № 2. С. 16—17.

      [6] См., напр.: Правоведение. 1986. № 6. С. 32; 1987. № 1. С. 19—20.

      [7] Лившиц Р. О судебной защите // Известия. 1987. 28 сент.

      [8] Там же.

      [9] В юридическом смысле ущемить — значит ограничить, стеснить чьи-либо права (Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 753).

      [10] В общей теории права все правоотношения подразделяются на регулятивные и охранительные. Первые — это те, что проводят регулятивные функции права и на­правлены на упорядочение, закрепление и развитие общественных отношений. Они об­разуют естественную, нормальную ткань социалистического правопорядка, поэтому об­щество прямо заинтересовано в своевременном возникновении, беспрепятственном раз­витии, полном и надлежащем осуществлении регулятивных правоотношений. Охрани­тельные правооотношения складываются на основе охранительных юридических норм и проводят охранительную функцию права; при их помощи осуществляются меры юридической ответственности и защиты субъективных прав (см., напр.: Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 107—108).

      [11] Общедозволительными именуются правоотношения, в которых общему, касаю­щемуся всех граждан дозволению корреспондируют обязанности «всех других» не препятствовать дозволенному поведению (Алексеев С. С. Указ. соч. Т. 2. С. 103).

      [12] Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 января 1988 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 2. Ст. 19.

      [13] См., напр.: Сабиров А. Закон одинаков для всех // Известия. 1987. 17 мая; В ы ж у т о в и ч В. Страсти по талону: Послесловия к первомайской демонстрации в Петрозаводске // Лит. газ. 1987. 27 мая; Еже л ев А. В одной лодке. О том, как утверждается новое мышление на словах и на деле // Известия. 1987. 31 июля; Гутионов П. Пощечина // Там же. 1988. 9 янв.

      [14] Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 26. Ст. 387.

      [15] В новом Законе СССР «О кооперации в СССР» предусмотрено судебное обжалование решений об отказе в регистрации устава кооператива, о прекращении деятельности кооператива, а также судебное исковое производство по имущественным спорам, стороной в которых является кооператив (см.: Правда. 1988. 8 июня). Если не упускать из виду, что такие решения относятся к компетенции исполкомов мест­ных Советов народных депутатов, станет ясно, что замысел опять-таки упирается в возможность судебного обжалования решения коллегиального государственного органа.

      [16] Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 26. Ст. 389.

      [17] Основное содержание Примерных методических рекомендаций посвящено как раз детальному описанию процедуры принятия жалобы, а также судебному решению по жалобе, обжалованию, опротестованию и исполнению решения. В данной статье приводятся лишь наиболее общие положения.

    Информация обновлена:27.12.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru