Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Нестерова, Н. И.
Право и многоуровневый сетевой маркетинг /Н.
И. Нестерова.
//Правоведение. -1999. - № 4. - С. 61 - 66
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Право и многоуровневый сетевой маркетинг [Журнал "Правоведение"/1999/№ 4]
      Нестерова Н.И.
      На пороге ХХI в. происходят революционные изменения не только в сознании человечества, но и в формах ведения бизнеса. Наряду с такой феноменальной концепцией свободного предпринимательства, как франчайзинг, не так давно появилась концепция сетевого маркетинга, с помощью которого используются все преимущества франчайзинга за минимальную цену для начинающих бизнес.
      Сетевой маркетинг — это целая индустрия, так как речь идет о способе продажи, который будет повсеместно использоваться в ближайшем будущем. Многие из 500 самых крупных в мире компаний вкладывают капиталы в эту систему, и 54 млн человек в ней уже работают. Организация деятельности компаний-сетевиков такова, что в отличие от тяжелого, пассивного, неповоротливого предприятия они способны очень быстро перестраиваться и приспосабливаться к любой возникшей ситуации.1
      На российском рынке первенство в этой системе потребительского рынка держат иностранные компании: американские — «Мери Кей Корпорейшн», «Эйвон Продакте Инкорпорейтед», шведская — «Орифлейм Интернейшил СА», швейцарская — «Центр Интернациональ» и др. В целом сеть иностранных компаний, работающих по системе сетевого маркетинга на российском рынке, в 1997 г. имела объем реализации в 360 млн долларов.2
      Подобные отечественные компании только начинают появляться, например, «Мирра-Люкс» (Москва), хабаровское общество с ограниченной ответственностью «Панакс НЭТ» (последняя занимается сбытом чая «Золотой Уссури»), санкт-петербургская компания «Аюрведа Плюс» и др.
      В развитых государствах, таких, как США, Великобритания, Италия и др., уже давно существует законодательство, установившее правила деятельности компаний, работающих по системе многоуровневого (сетевого) маркетинга (далее — МЛМ). В России, на Украине, в Казахстане, несмотря на успешное развитие такой деятельности, нет ни одного нормативно-правового акта централизованного регулирования, содержащего хотя бы словосочетание «многоуровневый (сетевой) маркетинг». Ряд компаний, работающих на территории России в МЛМ-бизнесе, исходят из принципа права «что не запрещено, то разрешено», другие работают нелегально, без регистрации в качестве юридических лиц, действуя на свой страх и риск.3 В качестве исключения приведем пример нормотворческой деятельности Москвы. Несмотря на явный гражданско-правовой характер анализируемых отношений, попытка определить понятийный аппарат для данного вида деятельности сделана в административно-правовом акте — распоряжении мэра Москвы № 754-РМ «Об упорядочении деятельности по многоуровневому сетевому маркетингу на территории Москвы» от 21 июля 1998 г., утвердившем «Временное положение о лицензировании деятельности по многоуровневому сетевому маркетингу в Москве».4
      Одной из причин сложившегося положения является, на наш взгляд, отставание экономических знаний от реальностей, которые происходят в народном хозяйстве Российской Федерации. Правовое регулирование малоэффективно, если оно не обосновано экономически. Более того, специфика правовой информации такова, что она не терпит нечеткости и двусмысленности. Необходимо, однако, учитывать, что на практике концепции сетевого маркетинга могут использоваться для мошеннических операций. В связи с этим для российских законодателей наглядной является история развития МЛМ-индустрии в Америке. Именно там судьба первых американских компаний, работающих с использованием системы сетевого маркетинга, с точки зрения признания законности такого вида бизнеса складывалась отнюдь не просто.
      В связи с тем, что компания Глена Тернера — одного из самых известных в мире сетевиков — получала доходы от так называемой жульнической пирамиды, т. е. только за набор новых ее членов без перемещения реальных товаров и услуг, в 1975 г. Федеральная комиссия по торговле (ЕТС) приняла закон «О пирамидах». Среди существовавших в то время 30 компаний типа МЛМ в процессе расследования для нанесения удара была выбрана компания «Amway». В результате судебного процесса, длившегося четыре года, было установлено, что она «не является запрещенной законами жульнической пирамидой», а метод распространения товаров, называемый сетевым маркетингом, является приемлемым и допустимым, с точки зрения закона, способом продажи и распространения продукции.
      Как показывает практика деятельности иностранных компаний на территории России, существующий правовой вакуум заполняется в основном корпоративными нормами. В целом их необходимость обусловлена сложностью возникающих отношений и невозможностью полной их регламентации в заключаемых контрактах. Анализ договоров, заключаемых распространителями продукции и компаниями, заставляет вести исследования по пути выяснения правового режима деятельности индивидуальных предпринимателей.
      В литературе, посвященной правовому режиму индивидуальной предпринимательской деятельности граждан, авторы, как правило, фиксируют внимание на исследовании вопросов, связанных с государственной регистрацией, получением патентов, лицензий, учетом, отчетностью, налогообложением. Действительно, в соответствии с законодательством, индивидуальная предпринимательская деятельность без образования юридического лица имеет ряд существенных преимуществ перед другими организационными формами предпринимательской деятельности. Это касается прежде всего налогов — их гораздо меньше. Для таких субъектов упрощен порядок регистрации и ведения бухгалтерского учета и отчетности. Любое взыскание имущества, в том числе денежных средств, гражданина-предпринимателя осуществляется только по решению суда.
      Вместе с тем в некоторых случаях бывает нелегко провести грань между индивидуальным предпринимателем и представителем компании (коммерческой организации), так как виды предпринимательской деятельности в настоящее время достаточно разнообразны в отличие от недавних времен, когда законы СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19 ноября 1986 г. и «О кооперации в СССР» от 1 июля 1988 г. предусматривали строго определенные допустимые виды индивидуальной трудовой деятельности граждан (свыше 30 видов). Это касается прежде всего правового положения дистрибьюторов компаний, работающих по системе МЛМ. Дистрибьютором называется сторона в контракте, который она заключает с компаниями иностранного происхождения, занимающимися распространением продукции в форме прямых продаж. Как следует из практики, сторону в договоре могут также именовать торговым агентом, представителем, независимым подрядчиком, распространителем, заявителем, консультантом, действительным членом «Клуба информационных технологий» и т. п., а сами контракты — договорами поручения, подряда, возмездного оказания услуг либо вообще вместо известного, поименованного в ГК РФ договора называть их соглашениями о сотрудничестве, заявлениями, просто соглашениями.
      Обращение к типичным договорам, закрепленным в ГК РФ, для проведения сравнительного анализа содержания конкретных соглашений и норм, близких по правовой природе исследуемым отношениям, к сожалению, не позволяет прийти к определенному выводу, какой титулованный гражданско-правовой договор здесь имеет место. На практике в одном случае данные отношения квалифицируют как разновидность агентского договора, т. е. когда агент заключает сделки с клиентами на продажу товаров по поручению руководителя маркетинговой сети, в другом — относят к разновидности договора купли-продажи. Однако, как будет показано далее, это только верхушка такого айсберга, как сетевой маркетинг. Некоторые специалисты считают их договорами по возмездному оказанию услуг.
      Судя по практическому опыту, как бы ни была обозначена эта сторона в договоре, граждане России, ее представляющие, не желают регистрироваться как индивидуальные предприниматели, хотя из контрактов в основном вытекают положения, свидетельствующие о том, что распространители продукции не являются служащими или юридическими представителями компании. Отмеченные факты обусловлены не только менталитетом россиян, которые пока не могут мыслить себя вне таких трудовых отношений, при которых они постоянно связаны с одной и той же компанией, но и отсутствием какого-либо специального нормативно-правового регулирования этих отношений, а также их сложностью, что не позволяет сразу прийти к какому-либо определенному выводу. Дело усугубляется еще и тем, что в некоторых случаях компании и не стремятся сделать подробным и детальным содержание договора. Так, например, в договоре о распространении, соглашение по которому должно быть достигнуто между распространителем и хабаровской компанией «Панакс НЭТ», имеется всего 10 очень лаконичных пунктов:
      1) распространитель является независимым подрядчиком и не является служащим или юридическим представителем компании «Панакс НЭТ»;
      2) распространитель обязуется работать в соответствии с законодательством страны, в которой он осуществляет распространение продукции;
      3) распространитель обязуется приобретать продукцию компании «Панакс НЭТ» на условиях и по ценам, которые будут установлены ею в соответствующие периоды;
      4) распространитель обязуется не распространять продукцию компании через торговую сеть (аптеки, магазины, оптовые базы и т. п.);
      5) целью деятельности распространителя является обеспечение продвижения продукции путем личного потребления, а также привлечение новых распространителей и их обучение;
      6) распространитель обязуется оказывать услуги, предусмотренные настоящим договором, лично;
      7) компания «Панакс НЭТ» обязуется представлять распространителю продукцию в течение кратчайшего возможного времени с момента получения заявки; выплатить ему вознаграждение в соответствии с принятой в компании системой вознаграждения;
      8) компания оставляет за собой право изменить правила, регулирующие взаимоотношения с распространителем (система вознаграждения, порядок реализации продукции), без предварительного уведомления распространителя; в случае несогласия его с изменением правил договор расторгается в одностороннем порядке;
      9) в случае нарушения распространителем условий настоящего договора и правил компания имеет право расторгнуть соглашение в одностороннем порядке в течение двух дней;
      10) к настоящему договору применяются положения ГК РФ, регламентирующие отношения по возмездному оказанию услуг.
      Контракты, заключенные дистрибьюторами с компанией «VISION», содержат свыше 30 пунктов, причем весьма объемных. Корпоративные нормы, регулирующие деятельность дистрибьюторов в этой компании, а также предусматривающие санкции за их ненадлежащее поведение, изложены на 46 страницах в руководстве для дистрибьютора, которое они получают при заключении контракта. Данное обстоятельство говорит о том, что компания обладает большими возможностями для контроля и руководства дистрибьюторами.
      При таких условиях в обычной ситуации речь может идти только о представителях компании, действующих на основании договора поручения, или о ее работниках. Кроме того, один из видов деятельности дистрибьюторов представляет собой работу по созданию, развитию, управлению и обучению спонсорского ряда (сети дистрибьюторов). В современной практике подобная деятельность получила название менеджмента. Менеджеры, осуществляющие ее в обычной компании, являются, как правило, наемными работниками, привлекаемыми по контракту. Данные отношения традиционно укладываются в разряд трудовых. Компании же в сетевом маркетинге работают чаще всего в виде холдингов, в которых одна из компаний занимается только вопросами управления, что позволяет создать мощные школы обучения дистрибьюторов, занимающихся торгово-закупочной, рекламной, маркетинговой деятельностью.
      Дело осложняется еще и тем (а это касается прежде всего налогообложения), что дистрибьюторы в большинстве случаев не уполномочены покупать продукцию у компаний с целью ее перепродажи, а должны приобретать ее в количестве, необходимом для личного потребления или для использования в рекламных целях. В связи с этим имеет смысл использовать понятие «общество потребителей» для созданной сети дистрибьюторов. Система взаимосвязей в сети такова, что с индивидуальным предпринимательством она не имеет ничего похожего.
      Указанные особенности не позволяют анализируемые отношения отождествить с договорами поручения, комиссии, агентирования, подряда, с трудовыми соглашениями, понимаемыми в значении, вытекающем из российского законодательства. Вместе с тем по своей экономической сути данные отношения, на наш взгляд, более всего близки к франчайзингу (коммерческой концессии). Как одна из сфер предпринимательской деятельности она открывает большие возможности для начинающих предпринимателей, которые, как правило, не обладают для успешного ведения дела достаточными знаниями, опытом и финансовыми возможностями и нуждаются в помощи по организации и управлению бизнесом.
      Система франчайзинга взаимовыгодна для обеих сторон. Франчайзер быстро и в крупных масштабах расширяет бизнес без больших финансовых затрат, осуществляет эффективный контроль над условиями реализации своего товара, получает дополнительную прибыль за счет снижения издержек производства на единицу товара, и прежде всего за счет экономии средств, которые не нужно тратить на рекламу, маркетинг и др. Франчайзинг дает, во-первых, возможность стать и оставаться самостоятельным бизнесменом; получить услуги по начальному и последующему обучению; во-вторых, право вести свой бизнес под торговой маркой, имеющей хорошую репутацию на рынке; использовать апробированную концепцию бизнеса и маркетинга.5 С юридической же точки зрения различие в правовых признаках, что прежде всего связано с таким условием договоров, как цена,6 не позволяет отождествлять фрайчайзинг с МЛМ.
      Какова же юридическая природа анализируемых отношений? В теории существует два пути, помогающие разрешить данную проблему: либо имеет место смешанный договор, либо речь идет о формировании нового типа договора, закрепление которого в законодательстве превращает его в поименованное (титулованное) соглашение. Представляется, что в смешанных договорах достаточно четко выражены элементы разных соглашений и даже имеются временн€ые границы действия сначала договора одного типа, потом другого, как, например, в договоре найма-продажи (ст. 501 ГК). В сетевом же маркетинге набор элементов соглашения представляет настолько своеобразную самостоятельную комбинацию, что это ведет, на наш взгляд, к необходимости признать за ним особое место среди договоров. Именно так формировался в гражданском праве договор перевозки.7 Данный вывод, несомненно, связан с проблемой классификации гражданско-правовых договоров.
      В юридической литературе до сих пор недостаточно разработана проблема классификационного критерия, с помощью которого можно было бы относить каждый появляющийся новый договор к определенному типу системы договоров гражданского права или, напротив, считать этот договор самостоятельным договорным типом.8 Причем некоторые исследователи отмечают определенные трудности в решении названного вопроса.9
      Как правильно считает О. Н. Садиков, признание договорного отношения договором определенного типа означает, что этот договор нуждается в самостоятельном правовом регулировании в системе права,10 что вовсе не обязательно для однотипных отношений (например, различные виды договора купли-продажи).
      Обязательства, возникающие из соглашений, заключенных в МЛМ, сложны по содержанию. Отдельные субъективные права и обязанности сходны с правами и обязанностями, возникающими из договоров купли-продажи, агентирования, коммерческой концессии и др. Вместе с тем эти права и обязанности являются сопутствующими элементами в достижении основной цели анализируемых соглашений — создание многоуровневой сети дистрибьюторов для реализации товаров и услуг — и не могут изменить правовой природы МЛМ. Относительно таких ситуаций вполне обоснованной является точка зрения В. А. Язева. Он считает, что при анализе договоров, отдельные элементы которых сходны с какими-то другими договорами, следует прежде всего исходить из определенного экономического содержания отношений, опосредуемых этим соглашением. Если такие элементы договора в совокупности составляют нечто целое, качественно самостоятельное, то нет необходимости это целое дробить на части, каждая из которых в отдельности уже не дает полного представления о сущности данного явления.11 Очень важно в каждом случае выявить весь набор видов деятельности, и там, где нет сети дистрибьюторов, нет и особого договора, отличного от договора купли-продажи, агентирования, возмездного оказания услуг и др.
      Определение юридической природы анализируемых отношений имеет большое практическое значение, так как от этого зависит налогообложение дистрибьюторов, время, с которого им необходимо зарегистрироваться в качестве предпринимателей, количество патентов, лицензий, выбор применения тех или иных норм гражданского законодательства и пр.
      * Кандидат юридических наук, профессор.
      1 Руководство дистрибьютора компании «VISION». 2-е изд. М., 1997. С. 39–40.
      2 Иванов К. Корпорации коробейников // Экономика и жизнь. 1998. № 35. С. 29.
      3 Одинцов С. Один человек плюс закон — это уже большинство // Планета VIP. 1998. № 1. С. 10.
      4 Богданов К. Многоуровневый сетевой маркетинг // Хозяйство и право. 1999. № 5. С. 69.
      5 Круглова Н. Ю. Хозяйственное право. М., 1997. С. 587.
      6 В договоре коммерческой концессии вознаграждение обязан выплачивать пользователь, а в договорах, заключаемых в системе сетевого маркетинга, наоборот, сама компания.
      7 Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. III. СПб., 1908. С. 241.
      8 Садиков О. Н. Некоторые положения теории советского гражданского права // Советское государство и право. 1966. № 9.
      9 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1977. С. 319–320.
      10 Садиков О. Н. Некоторые положения теории советского гражданского права. С. 19.
      11 Договор розничной купли-продажи товаров в кредит. М., 1962. С. 12.

    Информация обновлена:06.02.2001


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru