Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Алексеева, Т. А.
Байонский Статут 1808 года в Испании.
//Правоведение. -2000. - № 4. - С. 185 - 196
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Байонский Статут 1808 года в Испании.
      Алексеева, Т. А.

      Байонский Статут 1808 года в Испании

      Т. А. Алексеева[*]

      Байонский Статут 1808 г. — важное событие в испанской политической истории. По воле императора Франции он должен был стать первым конституционным актом в Испании. Подобно некоторым государствам континентальной Европы, Испания получила политический кодекс, оформляв­ший переход от абсолютизма к конституционализму, в ходе победоносных наполеоновских завоеваний. Однако роль этого акта иноземного происхож­дения в государственно-правовом развитии страны, а также его судьба сделали его примечательным среди разнообразных конституций, которыми так богата история Европы в целом и Испании в частности.

      В начале XIX столетия экономически и политически слабое государство, давно утратившее былое могущество и авторитет, оказалось втянутым в военный союз с Наполеоном, настойчиво стремившимся утвердить свою власть на европейском континенте. В соответствии с франко-испанским договором о союзе в войне, заключенным в Фонтенбло 27 октября 1807 г., французские войска перешли границу Испании для завоевания Португалии, союзницы Англии — главной и старой соперницы Франции. За помощь в войне слабому и неспособному к управлению королю Испании Карлу IV, «полнейшее безразличие» которого «к общественному благу» отмечал в одном из донесений в Петербург российский посланник в Мадриде С. С. Зиновьев,[1] был обещан титул «императора Америки» и небольшое королевство в Португалии под названием Северная Лузитания, а фавориту королевы Годою, фактически управлявшему Испанией, — составленное из разных областей Португалии княжество Альгарвия. Маршал Жюно овладел Португалией и объявил 1 февраля 1808 г., что «Браганский дом перестал царствовать».[2]

      Однако и после этого французские войска вовсе не собирались покидать территорию Испании. Наполеон увеличивал численность своих войск: к марту 1808 г. она достигала 100 тыс. человек. После того, как планы императора стали очевидными, а армия во главе с Мюратом подошла к Мадриду, паника охватила королевский двор.

      16 марта 1808 г. на заседании Государственного Совета было принято решение о побеге королевской семьи из столицы. Возмущенные этим известием испанцы, подстрекаемые сторонниками принца Астурийского Фердинанда, сына и наследника правящего монарха, страстно мечтавшего сменить отца на престоле, не позволили королю покинуть его резиденцию в Аранхуэсе. В ночь с 17 на 18 марта 1808 г. Годой, считавшийся виновником французского вторжения в Испанию, был схвачен и заключен в тюрьму. 19 марта последовало отречение Карла IV в пользу Фердинанда. Несмотря на популярность последнего в народе, его заискивание перед французским императором, он не был признан Наполеоном, войска которого 23 марта заняли Мадрид. По требованию императора испанские Бурбоны послушно отправились во Францию, в Байону, для разрешения семейного спора о престоле. Последний член королевской семьи инфант Франсиско, младший брат Фердинанда, должен был отбыть из Мадрида 2 мая 1808 г. Но мадридцы, узнавшие о намерении Наполеона отстранить правящую династию от престола, решили не допустить этого отъезда и подняли восстание. Сопротив­ление в столице 2 мая 1808 г. было жестоко подавлено солдатами Мюрата. Однако оно стало сигналом к началу национально-освободительной войны испанцев против французских завоевателей.

      Наполеон, получив сообщение о событиях в Мадриде, не придал им никакого значения. 10 мая 1808 г. Фердинанд VII отрекся от престола в пользу отца, а Карл IV — в пользу императора французов. Наполеон же провозгласил 6 июня 1808 г. королем Испании своего брата Жозефа Наполеона.

      11 мая 1808 г. Наполеон писал своему брату Жозефу, которого он за два года до этого сделал королем Неаполя: «Вы тот, кому я предназначил эту корону. Испания это не то, что королевство Неаполь: там 11 миллионов жителей, больше 150 миллионов дохода, не считая неизмеримых доходов и владений по всей Америке».[3] Он был уверен, что страна им покорена.

      Для узаконения передачи испанского престола Жозефу Бонапарту Наполеон решил созвать собрание (хунту) представителей испанского общества. Смену монарха и династий император решил представить как одно из прогрессивных преобразований, вводимых французами в Испании, и закрепить в форме конституции, им дарованной и одобренной депутатами, главным образом, от привилегированных сословий.

      Заручившись 15 мая 1808г. поддержкой Правительственной Хунты, которую Фердинанд VII оставил в Мадриде вместо себя в качестве верховного органа, Наполеон 24 (25) мая опубликовал в «Gaceta de Madrid» «Обращение к испанцам», в котором говорилось: «Испанцы, созывается генеральная ассамблея депутатов от провинций и городов. Желаю сам убедиться в ваших желаниях и нуждах. Затем воспользуюсь своими правами и возложу вашу славную корону на голову другого, гарантируя при этом конституцию, которая соответствует святой власти суверена, а также свободам и приви­легиям народа».[4]

      Комиссия, состоявшая из членов Правительственной Хунты и Совета Кастилии, определила процедуру выборов 150 депутатов с правом участия в кортесах от дворянства, духовенства, городов, провинций, наделенных привилегиями, военных и экономических обществ и университетов. Однако распространение национально-освободительного движения, непопулярность собрания представителей затруднили проведение выборов. 4 июня 1808г.

      Мюрату пришлось дополнить число членов путем непосредственного назначения для достижения установленной нормы.

      Собрание открылось на территории Франции, в Байоне, 15 июня 1808 г. Однако на первое заседание прибыли лишь 65 из 150 избранных или назна­ченных депутатов.[5] В основном это были представители «всех существующих властей — военной, духовной, судебной и административной, а также аристократия».[6] Они прибыли во Францию вследствие беспокойства за отсутствие законной власти, страха перед народным восстанием и желания обладать прежними привилегиями и находиться при дворе. Но некоторые депутаты видели в Наполеоне личность, способную обеспечить в Испании сохранение монархической формы правления (но не определенной династии на испанском престоле), предотвратить революцию, рассматриваемую ими как проявление анархии, опасной для блага государства, провести глубокие и всесторонние политические и социальные реформы, избавив страну от пут феодализма, и искренне надеялись на проведение реформ в стране.[7] Первые и вторые получили название «офранцуженных», так же как и те, кто разделял их позицию.

      Хунта под председательством «офранцуженного» Асансы заседала до 7 июля 1807 г. Главные итоги ее работы — выполнение намеченного импера­тором: признание нового короля Испании Жозефа Бонапарта и присяга конституции — Байонскому Статуту.[8]

      Предложенный текст, предварительно проработанный самыми выдаю­щимися «офранцуженными», такими, как Асанса, Мариано де Уркихо, и некоторыми другими,[9] во время дебатов не подвергся изменениям.

      Первая конституция в Испании появляется как политический кодекс, имеющий четкую структуру.[10] Статут состоял из небольшой преамбулы и 13 глав, разделенных на 146 статей. Организация содержания весьма приме­чательна: о религии (гл. 1), о наследовании короны (гл. 2), о регентстве (гл. 3), о содержании короны (гл. 4), о должностных лицах королевского двора (гл. 5), о министерствах (гл. 6), о Сенате (гл. 7), о Государственном Совете (ст. 8), о кортесах (гл. 9), об испанских королевствах и провинциях в Америке и Азии (гл. 10), об осуществлении правосудия (гл. 11), об управлении казной (гл. 12), общие положения (гл. 13).

      Немногословная преамбула обнаруживает важнейшие характеристики закона. Несмотря на то что акт официально озаглавлен как Статут, здесь употребляются иные термины — конституция, основной закон, более соответствующие претензиям авторов, существу документа и его месту в системе законодательства. Во введении они лицемерно представляют Статут как акт, имеющий договорную природу: он объявляется Жозефом как «договор, который связывает Наши народы с Нами, а Нас с Нашими народами». В преамбуле прямо указано и на октроированный характер закона: он принят, утвержден и объявляется королем, мнение «Национальной Хунты, созванной в Байоне по приказу нашего дорогого и любимого брата Наполеона», имело консультативный характер и было лишь предварительно заслушано.

      Также во введении явно продемонстрирована существенная особенность всего содержания Статута — компромисс между конституционными идеями, пришедшими из Франции, и испанской реальностью, с которой завоеватель не может не считаться, настаивая на реализации своего творения в чужой стране. Основы французского конституционализма времен консульства и империи Наполеона переносятся на испанскую почву не механически, они сочетаются с историческими учреждениями и институтами и отвечают представлениям «офранцуженных» о должном правлении в их государстве.

      Статут провозглашается от имени Жозефа Бонапарта как короля Испании со ссылкой на божественное происхождение его власти. Он начи­нается словами: «Во имя Всемогущего Бога Дон Жозеф Наполеон, по милости Бога король Испании и Индии». Следует отметить, что при определении титула короля (ст. 4), а также в последующем тексте указывается на два источника его власти — божественное и конституционное («по милости Бога и конституции»). Откровенная ложь первой фразы облечена в ласкающую взор испанца-католика оправу. Поэтому нисколько не удивляет и представ­ляется весьма продуманным признание католической религии первым институтом монархии и появление в первой же статье (единственной в гл. 1 Статута) следующей декларации: «Религия католическая апостольская и римская в Испании и во всех испанских владениях должна быть религией короля и нации. И никакая другая религия не допускается». Религиозная нетерпимость не просто провозглашается принципом общественной и политической жизни, но и поддерживается в иных статьях акта (ст. 7 и др.). Признавая религию и церковь важнейшими институтами монархии и гарантируя незыблемость статуса католической церкви в обществе и при новой власти, законодатель стремится обеспечить себе поддержку со стороны испанского духовенства — влиятельной силы в Испании. Намерение французов заслужить доверие испанской знати, светской и духовной, мы обнаруживаем постоянно, знакомясь с текстом Байонского Статута. Этим прежде всего и объясняется конституционное признание некоторых национальных испанских институтов в иностранном акте.

      Статут юридически закрепляет завоевание Испании французами. Она обязывается заключить «вечный наступательный и оборонительный союз на суше и на море» с Францией. В акте содержится также отсылка к специаль­ному договору, который определит численность контингента, предостав­ляемого каждой стороной в случае войны (ст. 124).

      Конституирование власти Бонапартов в Испании, бесспорно, — главная цель принятия Статута, который в основном посвящен закреплению статуса короля. В гл. 2 весьма подробно определяются очереди наследников испанского престола из семьи Бонапартов, при этом учитывается общий для Франции и Испании «салический закон», исключающий лиц женского пола из числа претендентов на него: наследниками первой очереди признаются потомки Жозефа, второй — Император французов Наполеон и его нисходящие (законнорожденные или усыновленные), третьей — потомки Луи Наполеона, короля Голландии, четвертой — нисходящие Жерома Наполеона, короля Вестфалии, четвертой — внук Жозефа от старшей дочери и его нисходящие, пятой — лицо, назначенное в завещании и утвержденное кортесами.

      Текст клятвы, произносимой королем при вступлении в должность (ст. 7), должен был вызвать симпатии испанцев: «Клянусь на Святом Евангелии уважать нашу святую религию и способствовать ее уважению другими, соблюдать Конституцию и заставлять соблюдать ее других, обеспе­чивать целостность и независимость Испании и ее владений, уважать индивидуальную свободу и собственность и заботиться об уважении их другими, а также править для счастья и славы испанской нации». В ответ на это каждый житель Испании и колоний должен присягнуть на верность королю в предписанной форме: «Клянусь в верности и повиновении королю, Конституции и законам» (ст. 8).

      Законодатель серьезно прорабатывает ситуацию, когда король является несовершеннолетним и возникает основание для назначения регента (гл. 3). В Статуте четко определен порядок его назначения из семьи Бонапартов, исключающий всякое влияние на него национального представительного органа (ст. 10-12). При отсутствии завещательного распоряжения о регенте или при наличии инфантов, не достигших необходимого для назначения регентом возраста (25 лет), формируется Совет регентства из 7 старейших членов Сената. Примечательно, что ни регент, ни члены данного органа не могут быть привлечены к ответственности за свою деятельность (ст. 13). Акт также предусматривает наличие опекуна несовершеннолетнего короля и Попечительского Совета, обязанного заботиться об образовании монарха. Все эти институты доступны лишь членам семьи Бонапарта, а при отсутствии таковых они формируются из представителей знати.

      Не менее дотошно определено содержание короны (гл. 4): четко перечислены объекты недвижимости, принадлежащие королевской семье (ст. 21), и размеры дотаций королю и членам королевской семьи (ст. 22-24). Глава 5 содержит исчерпывающий перечень высших придворных (ст. 25) и служащих королевского двора (ст. 26).

      Для Байонского Статута характерно непризнание принципа разделения властей, что выражается в отсутствии четкого отграничения законодательной власти от исполнительной. На покоренную (по мнению Наполеона) терри­торию переносится институт сильной монархической власти, присущий «французской республике» времен империи Наполеона и закрепленный конституцией XII г. Король участвует в законотворческом процессе, реализуя право законодательной инициативы и промульгируя законы. Ему же вручается во всей полноте исполнительная власть, осуществляемая через министров. Они возглавляют 9 министерств (юстиции, по церковным делам, ино­странных дел, внутренних дел, военное, морское, финансов, по делам колоний, полиции — ст. 27) и не объединяются в коллегиальный орган — правительство. Министры назначаются и смещаются королем, один из них (государственный секретарь) подписывает в соответствии с правилом контрассигнатуры его декреты (ст. 28). Министры несут ответственность исключительно перед монархом (ст. 31), кортесам позволяется только инициировать рассмотрение данного вопроса (ст. 84—85). В этом праве представительного органа усматривается «зародыш ограничения королевской власти и парламентарного режима, который мог бы утвердиться лишь на практике».[11] Кроме того, монарх формирует органы, предусмотренные законом, или участвует в их формировании, влияет на их деятельность; назначает высших должностных лиц (ст. 123) и судей (ст. 100); реализует право помилования; предоставляет вид на жительство иностранцам, которые служат государству своими талантами, имеют изобретения, учреждают производство, а также имеют собственность, дающую доход в размере не менее установленного, и т. п. Полновластие короля слегка завуалировано наличием консультативных советов и комиссий с участием представителей разнообразных государственных органов. В частности, предпоследнюю прерогативу он осуществляет, заслушав мнение министра юстиции, в совете, состоящем из министров, двух сенаторов, двух государственных советников, двух членов Королевского Совета (ст. 120), последнюю — после консультаций с министром внутренних дел и Государственным Советом (ст. 125).

      Вводимые актом органы — Сенат, Государственный Совет и кортесы (данный порядок соответствует установленному в конституции) — лишь помогают королю осуществлять государственную власть. Первые два имеют явно французское происхождение.

      Акт учреждает в Испании Сенат как аристократический орган. Он состоит из инфантов, достигших 18-летнего возраста, и 24 сенаторов, назначенных королем из числа представителей политической и военной элиты, достигших 40 лет (ст. 32, 33). Последние занимают места пожизненно и могут быть смещены лишь на основе приговора суда (ст. 34). Членами Сената по должности являются государственные советники (ст. 35). Королю принад­лежит и право назначать его председателя из числа сенаторов на 1 год (ст. 36). Сенат может быть созван по инициативе короля, хунты (комиссии) Сената по обеспечению личной свободы или хунты (комиссии) Сената по обеспечению свободы печати, а также для решения внутренних проблем Сената (ст. 37).

      Сенат занимает особое место в системе государственных органов. Его функции напоминают те, которыми наделяет французская конституция Охранительный Сенат. Он вправе по предложению короля временно приоста­навливать действие Статута в случае вооруженного восстания или угрозы безопасности государства, а также предпринимать иные чрезвычайные меры для обеспечения общественной безопасности, характер которых четко не определен (ст. 38). Он вправе аннулировать решения избирательных хунт о выборах депутатов от провинций и аюнтамьентов (муниципальных органов) о выборах депутатов от городов в случае их противоречия конституции (ст. 51). Впрочем, эти правомочия могут быть реализованы лишь по инициативе короля. Кроме того, Сенат, подобно конституционному трибуналу, является гарантом личной свободы и свободы печати (ст. 39—50). Для реализации данных полномочий создаются две соответствующие комиссии (хунты). Каждая из них состоит из 5 членов, избранных Сенатом из своего состава. Первая хунта уполномочена рассматривать жалобы арестованных, их родственников или представителей на незаконность и необоснованность ареста при отсутствии постановления суда об аресте. Примечательно, что Статут предписывает комиссии принимать решения, руководствуясь интересами государства. При отсутствии заинтересованности государства в содержании лица под арестом она предписывает руководству тюрьмы выпустить арестованного на свободу или направить его в распоряжение компетентного суда. Если первое из решений принято трижды в течение месяца, а тюремщики его не выполняют, хунта вправе созвать Сенат. Если он согласится с мнением хунты, то направляет свое мотивированное постанов­ление королю для принятия окончательного решения после изучения материалов специальной комиссией, состоящей из председателей секций Государственного Совета и 5 членов Королевского Совета. Таким образом, в Статуте прямо предусмотрена возможность неисполнения решения хунты Сената по обеспечению личной безопасности. Она выступает в качестве рабочего органа, возможности которого по защите личной свободы весьма ограничены.

      На вторую хунту возложена обязанность по надзору за соблюдением свободы печати путем рассмотрения жалоб авторов, издателей и букинистов на запрет издания или продажи каких-либо произведений, за исключением периодических изданий. Деятельность комиссии по их рассмотрению и последствия принятых ею решений подобны положениям о деятельности хунты по обеспечению личной свободы.

      Государственный Совет предполагается органом весьма многочисленным, состоящим из 30—60 человек (ст. 52). Его возглавляет сам король, а в состав входят по должности министры, председатель Королевского Совета (они присутствуют на его заседаниях, если сочтут необходимым — ст. 54) и иные члены, которые, несмотря на отсутствие прямого указания в Статуте, явно назначаются королем. Последние входят в состав 6 секций: по юстиции и церковным делам, по внутренним делам и делам полиции, по делам казна­чейства, по военным делам, по военно-морским делам, по делам колоний (ст. 52). Каждая секция состоит из председателя и членов секции, в количестве не менее 4. К работе последней секции привлекаются 6 представителей колоний, обладающих правом совещательного голоса при решении вопросов, затрагивающих их интересы (ст. 55, 95). При Государственном Совете имеются консультанты, ассистенты и адвокаты (ст. 56).

      В Статуте отсутствует и указание на частоту созыва этого консульта­тивного органа — очевидно, она зависит от воли короля. Однако четко определена его компетенция. Государственный Совет участвует в законода­тельном процессе: он осуществляет подготовку проектов гражданских и уголовных законов, а также законов, затрагивающих проблемы государ­ственного управления (ст. 57). Совет предварительно рассматривает декреты короля, издаваемые по вопросам, отнесенным к компетенции кортесов, и обладающие силой законов до созыва представительных органов (ст. 60). Также Государственный Совет уполномочен рассматривать споры о компе­тенции, возникающие между административными и судебными органами по административным вопросам, а также служащих органов государственного управления — как и во Франции, в Испании вводят начала будущей админи­стративной юрисдикции.

      В отличие от Сената и Государственного Совета — учреждений, привне­сенных из Франции, кортесы — институт испанского происхождения, имеющий историческое название и традиционную средневековую структуру: они состоят из 172 депутатов от сословий (25 от духовенства, 25 от дворянства, 122 от народа), каждое из них занимает определенное в Статуте место в зале заседаний относительно трона (ст. 61). Так в Статуте сохраняется принцип сословного, но не национального представительства — явная уступка испанской традиции. Сословие духовенства представлено в кортесах 25 архиепископами и епископами (ст. 62). Второе сословие — 25 дворянами, имеющими большой (не менее 20 тыс. песо) доход или длительное время занимавшими важные должности на государственной или военной службе (ст. 66), они получают титул грандов кортесов (ст. 63). Депутаты от этих сословий участвуют в деятельности представительного органа на основе личных приглашений короля и могут быть лишены своих мест в кортесах только в соответствии с приговором суда.

      Представительство народа состоит из нескольких групп депутатов: 62 — от провинций, 30 — от главных городов Испании и прилегающих островов, 15 — от предпринимателей и коммерсантов и 15 депутатов от университетов (ст. 64). Срок депутатских полномочий точно не определен, исключение составляет указание на то, что депутаты могут избираться не более 2 раз подряд (ст. 75), в третий раз можно приступить к депутатским полномочиям с перерывом в 3 года. Статут предусматривает широкие возможности короля по воздействию на формирование сословия «народа».

      Порядок образования названных групп неодинаков. Выборы депутатов от провинций предполагаются в округах, при этом каждый округ избирает одного депутата (1 депутат от 300 тыс. жителей). Однако определить избира­тельные округа должен закон, до его принятия выборы от народа остаются в ведении глав муниципальных органов (ст. 68).

      Король назначает выборы депутатов от провинций, председателей избирательных хунт. Статут закрепляет лишь основные начала избрания этой группы депутатов (ст. 70, 93), отсылая к будущему закону, предназначенному определить порядок проведения выборов и, видимо, требования, предъяв­ляемые к депутатам (ст. 68). Однако одно из них сформулировано в акте четко: депутатами от провинций и городов могут стать только собственники недвижимости (ст. 72).

      Немногословно определены и положения о выборах депутатов от городов (ст. 71), очевидно, все детали также вправе определить король или кортесы: депутаты от 30 главных городов королевства избираются муници­палитетами (аюнтамьентами).

      Формирование группы депутатов от коммерсантов — право короля (ст. 73). Оно ограничено лишь несколькими условиями: депутаты должны быть избраны из числа членов корпораций и наиболее состоятельных и авторитетных предпринимателей королевства, выдвижение кандидатов осуществляется на собраниях торговых судов и коммерческих корпораций, каждое собрание составляет список из 15 кандидатов.

      Депутаты от университетов также назначаются королем из числа кандидатов, известных своей образованностью и достижениями в науке или искусстве и выдвинутых Королевским Советом (15 кандидатов) и универ­ситетами (7 кандидатов) (ст. 74).

      Статут устанавливает особые правила избрания депутатов от колоний. В нем четко определено их количество от каждой колонии (ст. 92), порядок формирования этой группы представителей (ст. 92): они избираются аюнтамьен­тами, определяемыми вице-королями или генерал-капитанами (наместни­ками короля), большинством голосов из числа собственников недвижимости.

      Срок их полномочий — 8 лет, но по его истечении они продолжают осуществлять свои полномочия до прибытия новых депутатов (ст. 8). Шестеро депутатов, назначенных королем, присутствуют на заседаниях Государственного Совета и его секции по делам колоний с правом совещательного голоса при решении всех вопросов, затрагивающих интересы колоний.

      Велики возможности короля по воздействию на деятельность кортесов. Его право созывать парламент ограничивается лишь оговоркой о необхо­димости сделать это по крайней мере 1 раз в 3 года. Исключительно монарх вправе отсрочить или продлить его заседания, распустить представительный орган (ст. 76). Он же назначает и президента кортесов из 3 кандидатов, избранных абсолютным большинством голосов данного органа (ст. 77).

      В Статуте определяются некоторые принципиальные вопросы внутренней организации кортесов (ст. 77-81). При открытии заседаний представи­тельного органа нового созыва предписывается предложить королю 3 канди­датов на должность президента, избрать 2 вице-президентов и 2 секретарей, сформировать 4 комиссии (по юстиции, внутренним делам, финансам, по делам колоний) из 5 членов каждая. Заседания кортесов объявляются закрытыми, запрещается оглашение и распространение высказанных на них мнений и суждений, нарушение этого запрета путем публикации в печати признается мятежом (ст. 80, 81). Несмотря на сословную организацию этого учреждения, закрепляется поголовное голосование, а также требование абсолютного большинства голосов для принятия решений (ст. 80).

      Главная функция кортесов — обсуждение и утверждение законов о бюджете (действует в течение 3 лет), налогах, монетной системе, уголовного и гражданского кодексов (ст. 82). Очерчены и основные этапы расщепленного на французский манер законодательного процесса: правом законодательной инициативы обладает Государственный Совет (а по существу, сам король), проекты законов, разработанные его секциями, направляются в комиссии кортесов, сформированные при открытии последних (ст. 83). Законы обсуждаются и принимаются кортесами, однако Статут четко не наделяет их правом изменения предложенных проектов. Принятые кортесами законы направляются для промульгации королю, который объявляет их своим декретом, начинающимся словами «заслушав кортесы» (ст. 86). Таким образом, и в процессе принятия законов полномочия королевской власти весьма значительны.

      Представительному органу вверяются и некоторые контрольные функции. Ежегодно министр финансов представляет ему отчет о выполнении бюджета, подлежащий опубликованию в печати, в случае обнаружения злоупотреб­лений финансового характера кортесы «принимают соответствующее решение» (ст. 84), имеющее для монарха лишь рекомендательный характер. Кортесы также вправе сделать мотивированное представление о виновных действиях министров, которое вручается королю через специальную депу­тацию. Это представление подлежит изучению специальной комиссией, состоящей из 6 членов Государственного Совета и 6 членов Королевского Совета (ст. 85). Парламент, конечно, наделен весьма умеренными возмож­ностями по воздействию на королевскую власть, но данные положения представляются очень важными для государства с недавним абсолютистско-монархическим прошлым.

      Статут не изменяет территориальное устройство испанского государства, оставляет неизменными средневековые фуэросы провинций до принятия соответствующего решения кортесами (ст. 144). Однако конституционный акт существенно преобразует взаимоотношения Испании и ее колоний. Десятая глава акта открывается прогрессивным положением о наделении испанских колоний теми же правами, которыми обладает и метрополия (ст. 87), а также декларацией о свободе занятий на территории колоний сельским хозяйством и промышленной деятельностью, о свободе торговли между колониями, а также между колониями и метрополией, о недопустимости предоставления привилегий на экспорт или импорт, в чем была заинтересована французская буржуазия; упоминается о праве колоний иметь свои правительства и направлять своих депутатов в кортесы для обеспечения их интересов (ст. 87-91).

      Последние три главы Байонского Статута содержат ряд весьма прогрес­сивных положений. В главе «О судопроизводстве» провозглашается необхо­димость создания гражданского, уголовного и торгового кодексов (ст. 96, 113), т. е. идея унификации и систематизации частного и уголовного права. В Испании вводятся новые начала судопроизводства, уже признанные во Франции: независимость судебной власти (ст. 96); осуществление правосудия только судами, учрежденными королем, упразднение судов со специальной юрисдикцией, а также церковных и сеньориальных трибуналов (ст. 98); назначение судей исключительно королем в предписанном порядке по мотивированному представлению председателя или генерального прокурора Королевского Совета (ст. 99, 100); процесс по уголовным делам объявляется открытым, на первых заседаниях кортесов должен быть решен вопрос о введении или отказе от введения суда присяжных (ст. 106); возможность обжаловать приговор по уголовному делу только в кассационном порядке (ст. 107).

      Вместо типичного для средневековья многообразия судебных учреждений с неопределенной компетенцией дарованный конституционный закон вводит новую стройную судебную систему, копирующую французскую. Ее звеньями стали мировые суды, суды первой инстанции, аудиенции и апелляционные суды, кассационный суд, верховный королевский суд (ст. 101). Статут предусматривает и создание торговых судов (ст. 114). Королевский Совет, действующий в составе генерального прокурора или прокурора, а также членов совета (ст. 104, 105, 107), выполняет функции кассационного суда, единого для всего королевства. Верховный королевский суд, действующий в составе 8 сенаторов, председателей секций Государственного Совета, а также президента и двух вице-президентов Королевского Совета, рассматривает дела о преступлениях, совершенных специальными субъектами: членами королевской семьи, министрами, сенаторами и государственными совет­никами; его приговоры окончательны и обжалованию не подлежат после подписания их королем (ст. 108-110).

      Чрезвычайно важным для Испании могло бы стать и введение Статутом новых принципов экономических отношений, ориентированных на создание национального рынка и основанных на идее экономического либерализма. Акт отменяет внутренние таможни (ст. 116) и привилегии (если они предостав­лены за плату, их обладателям предоставляется компенсация — ст. 118); провозглашает единство налоговой системы (ст. 170), отделение государ­ственной казны от королевской (ст. 119), принцип рационального и адресного использования государственных средств, отчетности главы государственной казны за произведенные расходы (ст. 120—121).

      Вместе с тем, делая уступку испанской действительности, акт допускает содержание рыцарских орденов в качестве компенсации за их службу государству (ст. 142). Особое внимание уделяется средневековым институтам фидеикомисса, майората и субституций, присущим феодальному землевла­дению в Испании (ст. 137-139): они упраздняются и впредь не могут учреждаться. Но в интересах их обладателей, на поддержку которых явно рассчитывает новый монарх, они преобразуются в свободную собственность. Более того, законодатель, ориентируясь на крупных феодалов, поддержка которых ему столь необходима, делает исключение из общего правила: вышеназванные институты сохраняются, если они дают ежегодную ренту не менее 5 тыс. песо, при этом у владельца сохраняется возможность их преобразования в «свободную собственность» с разрешения короля.

      При отсутствии систематизированной декларации прав и свобод человека и гражданина некоторые из них все же закрепляются в заклю­чительной главе Статута. Так, декларируются неприкосновенность жилища (ст. 126), отмена пытки, жестокости при задержании или исполнении наказания (нарушение этого запрета объявляется преступлением — ст. 133), право испанцев, родившихся в Испании или натурализованных, занимать государственные должности. Несмотря на признание различных степеней и классов дворянства, заслуги и талант, а не принадлежность к этому сословию провозглашаются основаниями для занятия государственных должностей и продвижения по службе (ст. 140). В Статуте заявляется и о введении свободы печати с отсылкой к специальному закону, который будет принят через два года (ст. 145).

      Весьма серьезное внимание уделяется гарантиям законности и обоснован­ности ареста (ст. 127). Он допускается только на основании судебного акта (т.е. приказа суда об аресте или обвинительного приговора суда), отве­чающего требованиям ст. 128, исключение возможно при задержании лица на месте преступления либо в случае совершения преступления в виде заговора против государства, когда арест производится по приказу министра полиции. Статут обязывает тюремщиков доставлять арестованного к судье всегда, когда это требуется в соответствии с законом (ст. 130). Закрепляется и право арестованного на свидание со своими родственниками и друзьями на основе приказа судьи (ст. 131). Гарантия нерушимости данных положений — указание на привлечение к уголовной ответственности за их нарушение (ст. 132).

      Последние статьи заключительной главы посвящаются вопросам введения конституционного акта в действие. Статут признается актом непрямого действия и вводится «последовательно и постепенно» посредством декретов и указов короля так, чтобы все его положения вступили в силу до 1 января 1813 г. (ст. 143). Для обеспечения неизменности конституционного закона и стабильности учреждаемого им строя законодатель ограничивает возможность внесения в его текст изменений и дополнений: это допускается не ранее 1820 г., порядок внесения в кортесы соответствующих предложений устанавливается королем.

      После принесения присяги Байонскому Статуту 7 июля 1808 г. Жозеф учредил первый кабинет, в составе которого были выдающиеся представители «офранцуженных»: в качестве государственного секретаря Мариано де Уркихо, военного министра — О. Фарриль, министра по колониям — Асанса, которые и ранее занимали высокие государственные посты. 20 июля новый король въехал в Мадрид, где оставался в течение лишь 10 дней до поражения французов в битве при Байлене. Вторая волна завоевания Испании под руководством самого Наполеона в августе-декабре 1808 г. вернула Статут к жизни, однако в условиях войны он по-прежнему не мог быть реализован Жозефом в непокорной стране. Судьба этого конституционного закона была предрешена.

      В ходе национально-освободительного движения испанцы создали национальное правительство — 25 сентября 1808 г. в Аранхуэсе открыла заседание Центральная Хунта, провозгласившая Фердинанда VII законным королем, а Байонскую конституцию и все декреты «интервента Жозефа» — недействительными. 20 июля 1808 г. от имени Фердинанда VII Франции была объявлена война. Хунта подготовила созыв национального представительного органа— кортесов, открывших своих заседания 24 сентября 1810 г. на юге Испании, в неоккупированном французами Кадисе. Эти кортесы стали учредительными: они приняли в 1812 г. первую подлинно национальную конституцию страны, основанную на принципах народного суверенитета и разделения властей.


      [*] Кандидат юрид. наук, доцент СПбГУ. © Т. А. Алексеева, 2000.

      [1] Россия и Испания: Документы и материалы (1667-1917): В 2 т. Т. 1. М., 1991. С. 411.

      [2] Градовский А. Д.  Государственное  право  важнейших  европейских  держав // Градовский А.Д. Собр. соч. Т. 4. СПб., 1900. С. 147.

      [3] Испанские короли / Под ред. В. Л. Бернекера, К. Кольядо Сейделя и П. Хозера. Ростов-н/Д, 1998. С. 291.

      [4] Clavero В. Manual de historia constitucional de Espana. Madrid, 1990. P. 16.

      [5] CarrR. Espana (I808-1975). Barcelona, 1992. P. 95.

      [6] BahamondeA., Martinez J. Historia de Espana. Siglo XIX. Madrid, 1994. P. 42.

      [7] Miguel Artola D. Los afrancesados. Madrid, 1976. P. 65.

      [8] Русский посланник в Мадриде Г. А. Строганов, сославшись на отсутствие у него инструкций, отказал-ся признать нового короля (Додолев М. А. Россия и Испания (1808-1823). М., 1984. С. 23).

      [9] Проект предварительно был представлен 29 мая 1808 г. Совету Кастилии, который под воздействием Мюрата одобрил его через два дня.

      [10] Текст Статута в переводе автора по изд.: Tierno Galvan E. Leyes politicas espanolas fundamentals (1808-1936). Madrid, 1968. P. 3-21.

      [11] Sevilla Andres D. Historia constituciona! de Espana (1800-1966): En 2 vol. Vol. 1. Valencia, 1966. P. 29.

    Информация обновлена:26.03.2001


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru