Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Морозова, Л. А.
Байтин М. И. Сущность права (Современное
нормативное правопонимание на грани двух веков).
Саратов, 2001. - 416 с. :[Рецензия] /Л. А.
Морозова.
//Правоведение. -2001. - № 6. - С. 209 - 211
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. - 416 с.
      Морозова, Л. А.

      Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. — 416 с.

      Книга известного ученого-юриста М. И. Байтина посвящена «вечной» теме общей теории государства и права и юридической науки в целом — проблеме правопонимания, соотношения сущности, содержания и формы права, его роли в жизни общества как официально-властного регулятора обществен­ных отношений.

      Подводятся итоги многих дискуссий, проходивших в отечественной юридической науке и заложивших основу для укрепления связи теории с юридической практикой и постановки в качестве непосредственной цели формирования правового государства и правового общества в нашей стране.

      Работа носит фундаментальный характер, сложные вопросы изложены четко, ясно, доходчиво, с глубоким и всесторонним обоснованием авторского видения проблем.

      Представляется уместным подробный разбор острой дискуссии о правопонимании, что позволяет проследить логику рассуждений и аргументацию сторонников различных концепций и восстановить истину в спорах о понимании права. Плодотворным является также стремление раскрыть различие между нормативным подходом к правопониманию и узконормативистской теорией Г. Кельзена, поскольку нормативизм той и другой позиции по сути дела противоположен (с. 46—48 и др.).

      Новым моментом в современном нормативном понимании права, как остро отметил М. И. Байтин, является обеспечение единства естественного и позитивного права в теории и на практике (с. 62). Другой не менее важный вывод из нормативного понимания права состоит в том, что право выступает единственным официальным критерием правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения или действия (с. 78). Автор работы правильно подчеркивает, что сторонники нормативного подхода к праву не отождествляют право и закон, а рассматривают закон в качестве важнейшей, хотя и не единственной формы выражения правовых норм (с. 93).

      В то же время вызывает некоторые возражения авторская трактовка права как меры свободы. По мнению М. И. Байтина, «если человек ведет себя соответственно праву, он действует свободно... И, напротив, если человек выходит за пределы правомерного поведения, сознательно нарушает юридические ограничения, обязанности, запреты, совершает преступление или иное правонарушение, он действует несвободно...» (с. 80).

      Думается, что в том и в другом случае человек свободно выбирает вариант поведения. Если у него не было свободы воли при выборе, то он не может нести ответственности за совершенное правонарушение. Мера же свободы, на мой взгляд, означает, что предоставляемые человеку полномочия (права) ограничиваются правами и законными интересами других лиц, запретами, установленными законом, интересами безопасности государства и общества и др.

      Определенные возражения вызывает и тезис о том, что право выражает государственную волю общества (с. 59, 138, 275—276 и др.). К сожалению, государство не всегда (в первую очередь посредством права) выражает волю общества. Яркий пример — принятие Федерального закона о ядерных отходах, мораторий, наложенный на применение смертной казни в нашей стране, и др. Поэтому представляется, что точнее было бы сказать, что право есть выражение воли на государственном уровне, которая обусловлена экономическими, духовными, политическими и иными социальными условиями существования общества. В этом плане более адекватным является положение (с. 183), где юридическая норма, как и право в целом, определяются в качестве регулятора общественных отношений.

      Безусловно, право должно выражать волю общества, но это идеал, который не всегда достижим. Кроме того, тезис, что право всегда выражает государственную волю общества, требует определенного объяснения, в частности, чем государственная воля общества отличается от воли государства, где лежит водораздел между этими понятиями.

      Общее определение понятия права, которое формулируется автором книги (с. 81 — 82), можно в целом принять за рабочее с теми замечаниями, которые высказаны выше, а также с необходимостью уточнения того, что право — это не только нормы, но и система нормативных, формально определенных установлений, поскольку оно включает в себя и исходные нормативные начала, правовое принципы, другие предписания властно-регулирующего характера.

      Большой интерес вызывает глава 4 «Широкое понимание права. Общие характерные черты, отличающие его от нормативного». Автор с присущим ему научным тактом излагает суть широкого подхода к правопониманию и одновременно отмечает его слабые стороны, в том числе отсутствие определенной логики в противопоставлении права и закона. М. И. Байтин аргументирует вывод о том, что сторонники широкого правопонимания в течение длительного времени не смогли сформулировать приемлемого в научно-практическом отношении, «работающего» общего определения понятия права (с. 109). Констатируется полная оторванность предлагаемы определений от реалий жизни и юридической практики, с их помощью трудно ориентиро­ваться в судебной, прокурорской и иной правоохранительной деятельности. С позиций широкого понимания права невозможно осуществлять подготовку юридических кадров, поскольку все отраслевые юридические науки базируются на нормативном понимании права. Аналогичную оценку данной позиции дают и другие отечественные ученые. Например, С. В. Поленина пишет: «Устанавливать традицию "двойного" стандарта на уровне реализации юридических предписаний — права и закона — значит создавать простор усмотрению и беззаконию, поскольку и в понятия естественного права, свободы и справедливости можно вкладывать различный смысл, исходя из своих интересов, уровня культуры, правового сознания».1

      М. И. Байтин выступает за продолжение научных дискуссий, которые способны принести пользу в уточнении правопонимания. При этом важно, чтобы правоведы, представляющие различные направления понимания права в российской юридической науке, не обостряя существующих разногласий, сосредоточили бы усилия на поиске путей сближения позиций и взаимопонимания для выработки единого понятия права.

      Таким образом, через всю работу проводится концепция единства и взаимопроникновения естественного и позитивного права.

      Большую научную ценность представляет глава 6 «Право и правовая система: вопросы соотношения». Заслуживает поддержки авторская оценка введения в научный оборот понятия «правовая система». Это не широкое понимание права, пишет М. И. Байтин, и не конгломерат нормативного и широкого понимания права, а качественно новый подход, который позволяет, с одной стороны, не смешивать право с иными правовыми явлениями, а с другой — вычленить место и роль права в правовой системе (с. 153). Автор сделал обзор различных точек зрения относительно структурных элементов правовой системы, рассмотрел ряд дискуссионных вопросов данной проблематики, в том числе вопрос о соотношении теории права и теории правовой системы, и пришел к выводу, что именно нормы права выступают объединяющим, систематизирующим, генерализирующим фактором правовой системы, исходной фундаментальной кате горней теории государства и права и всей правовой науки (с. 174).

      Плодотворной представляется дискуссия по поводу так называемых поощрительных санкций (с. 199-206). Следует солидаризироваться с мнением М. И. Байтина о том, что «нет оснований вводить в научный аппарат юриспруденции понятие положительной санкции правовой нормы и тем самым вести дело к пересмотру традиционного понимания нормы права и ее санкции вообще» (с. 205).

      Вместе с тем не со всеми положениями можно согласиться, некоторые из них представляются недостаточно обоснованными. Например, конституционные положения, которые закреплены в качестве исходных, отправных, учредительных, М. И. Байтин называет нормами. Но тогда логично предположить, что данные установления имеют ту же структуру, что и нормы-правила поведения. Однако в юридической литературе отмечается, что данным предписаниям присуща совсем иная структура, чем классическая триада — гипотеза, диспозиция и санкция. Возникают вопросы, в чем состоит своеобразие данных безусловно нормативных предписаний, что характерно для их внутреннего строения. Эти проблемы остаются неразработанными в общей теории права, а также в науке конституционного права.

      Представляется далеким от российской реальности утверждение о том, что «принцип федерализма служит предупреждению и разрешению возможных коллизий» между федеральными и региональными нормативными правовыми актами (с. 128). Напротив, известно, что ряд конституций субъектов РФ (Татарстан, Башкортостан, Якутия, Тыва) содержат положения, прямо противоречащие Конституции РФ, и только в самое последнее время начался процесс приведения регионального законодательства в соответствие с общегосударственными конституционными установлениями.

      Спорно отнесение к отраслевым принципам права принципов равенства сторон и свободы договоров. Они присущи не только гражданскому праву, но и другим отраслям, а институт договора практически единодушно ученые относят к межотраслевым правовым институтам. То же можно утверждать и относительно принципа субординации. Это в значительной мере общеправовой принцип, поскольку он присущ системе законодательства в целом.

      Хотелось бы отметить, что общая теория государства и права не продвинулась существенно вперед в разработке проблемы правовых принципов, например, по вопросу о том, могут ли правовые принципы служить источниками права, обладают ли они нормативностью или им присуще исключительно констатирующее значение, наконец, принципы права и правовые принципы — тождественные понятия или нет. В данной работе они рассматриваются как взаимозаменяемые, что, на мой взгляд, не совсем правильно. Но это тема отдельного разговора.

      Несколько искусственным выглядит призыв различать императивные нормы и императивность норм права (с. 222—223). Рекомендательные нормы, безусловно, не обладают императивностью, государство не вправе требовать обязательного их исполнения. Очевидно, что императивность не присуща и поощрительным нормам, иначе гражданин или какая-либо организация имели бы право требовать от государства конкретной награды, льгот за полезный вариант действия (с. 224—227). Исследователь данного вида норм В. М. Баранов справедливо отмечает, что поощрительная норма права «не предписывает гражданам и организациям определенного положительного поведения, а устанавливает стимулы для такого поведения, тем самым не подчиняя (курсив мой. — Л. М.), а направляя волю лица или коллектива на полезные действия в интересах общества и государства».2

      К сожалению, в работе отсутствует анализ таких проблем общего учения о праве, как теория правоотношений, реализация права, механизм правового регулирования, и др. Ссылка же на то, что по этим вопросам существуют специальные монографические исследования, вряд ли может служить оправданием известного игнорирования этих важных дискуссионных проблем, некоторые аспекты которых относятся к слабо разработанным. Поэтому можно было бы рассчитывать, что М. И. Байтин имеет собственную позицию по названным проблемам.

      Обстоятельное изложение темы законности и правопорядка несколько омрачает некритическое восприятие отдельных общих гарантий обеспечения законности. Например, среди них названы такие, которые выдают желаемое за действительное, например, «разносторонние социальные меры, направленные на повышение благосостояния населения» (с. 249). О каком обеспечении достойной жизни и свободного развития человека может идти речь, если большая часть населения России живет за чертой бедности, а государство не в состоянии обеспечить прожиточный минимум? Аналогичное замечание можно отнести к политическим гарантиям законности. Республиканская форма правления и федеративное устройство государства сами по себе не могут служить гарантией режима законности.

      Определенное недоумение вызывает предложение внести изменение в главу 2 Конституции РФ. Как известно, это практически невозможно, поскольку главы 1, 2 и 9 Конституции РФ не подлежат изменению Федеральным Собранием РФ. Лишь Конституционное Собрание, порядок формирования которого до настоящего времени не установлен, вправе решить вопрос о том, надлежит ли создать новую Конституцию, или она должна оставаться прежней. Поэтому на современном этапе внести какие-либо изменения в главу 2 Конституции РФ или перенести часть главы 2 в главу 1 «Основы конституционного строя», а также предложения по изменению главы 9 (с. 277, примечание) не могут быть реализованы, для этого надо принимать новую Конституцию РФ.

      В заключение хотелось бы подчеркнуть, что выход в свет данной монографии — отрадное явление в научной жизни. Она будит мысли, желание поспорить с отдельными положениями, переосмыслить некоторые сложившиеся конструкции и стереотипы в соответствии с изменяющимися реалиями общественной жизни.

       

      1 Баранов В. М., Поленина С. В. Система права, система законодательства и правовая система. Нижний Новгород, 2000. С. 8.

      2 Баранов В. М. Поощрительная норма советского социалистического права. Саратов, 1978. С. 40.

       

      Л. А. Морозова,

      доктор юрид. наук, профессор Московской

      государственной юридической академии.

    Информация обновлена:08.10.2002


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru