Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Савенко, Г. В.
Александр Ливериевич Саккетти /Г. В. Савенко.
//Правоведение. -2002. - № 5 (244). - С. 232
- 241
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • Александр Ливериевич Саккетти.
      Савенко, Г. В.

      Г. В. САВЕНКО[1]

      Александр Ливериевич Саккетти

      Александр Ливериевич Саккетти большинству специалистов известен только как переводчик трактатов Г. Греция. При его жизни о нем ничего не было написано, а его публикации редко встречаются на страницах юридических изданий. А. Л. Саккетти, таким образом, принадлежит к числу тех российских ученых-юристов, сформировавшихся еще до известных событий 1917 г., научные взгляды которых и наследие до настоящего времени не получили должной оценки. Данный очерк ставит своей задачей восполнить лишь отчасти существующий пробел. Надеемся, что в дальнейшем нам удастся составить полную биографию правоведа по архивным данным и рукописям ученого.[2]

      А. Л. Саккетти происходит из семьи римских аристократов. В 40-е годы XIX в. его предки боролись в партизанских отрядах против австрийцев. Его дед, Антонио Саккетти, вынужден был покинуть Италию и поселиться в России. Ливерий Антонович Саккетти — отец А. Л. Саккетти стал известным музыкантом и профессором Петербургской консерватории, автором целого ряда исследований по истории эстетики и музыки. Мать будущего ученого (урожденная Каневская), окончив Санкт-Петербургскую консерваторию, с 1880 г. была певицей Мариинского оперного театра.

      А. Л. Саккетти родился 13 (26) августа 1881 г. в Санкт-Петербурге, там же учился сначала в Первой классической гимназии (закончил в 1901 г.), а затем на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, который закончил в 1908 г. с дипломом 1-й степени. С декабря 1908 г. по август 1911 г. он был приписан к Министерству юстиции в качестве кандидата на судебные должности и прикомандирован к канцелярии Первого департамента Сената.[3]

      В мае 1908 г. выходит первая публикация А. Л. Саккетти — рецензия на книгу В. А. Савальского о марбургской (неокантианской) школе философии права, во главе которой стояли Г. Коген, П. Ноторп и Р. Штаммлер. Первый ее том излагал учение Г. Когена. Выбор рецензируемого труда был не случаен и свидетельствовал об уже сложившихся научных предпочтениях А. Л. Саккетти, который, несомненно, становится последовательным неокантианцем. Осенью 1908 г., после того как он был оставлен М. М. Ковалевским на кафедре государственного права для подготовки к профессорскому званию, по заведенному порядку, его направляют за границу. Продолжительное время он жил в Германии. Там он лично познакомился с представителями марбургской школы и слушал курсы по государственному праву и философии В. Виндельбанда, Н. Гартмана, Г. Еллинека, Г. Когена, Э. Ласка, П. Ноторпа и др.[4]

      Вернувшись в Россию и выдержав в 1912-1913 гг. магистерские испытания по государственному и международному праву, А. Л. Саккетти с 1914 г. стал приват-доцентом по кафедре общей теории и энциклопедии права Петроградского университета, «причем, — как пишет ученый, — непрерывно читал курсы и вел практические занятия по различным вопроса государ­ственного права и философии права».[5] Параллельно с преподавательской деятельностью в 1915—1917 гг. А. Л. Саккетти активно занимается наукой и публикует несколько статей, брошюру, курс лекций по теории права (ротапринтное издание), готовит рукопись диссертации. В этих работах он выразил свое отношение к проблемам теории права, международного права (в частности, к учению о государстве), а также к политическим учениям. Причем уже в данных трудах он проявил себя как зрелый ученый, а многие выдвинутые им идеи, на наш взгляд, не потеряли своего значения и в настоящее время.

      В статье «Право и наука права» А. Л. Саккетти представил анализ существующих подходов к содержанию понятий права и государства. Так, он пишет, что ни объективные естественные науки, ни психология не имеют средств постичь своеобразную особенность общественного отношения как взаимодействия.[6] Именно последнее, предполагающее действия и состояния, образует «материю» общественной жизни, многообразное содержание взаимных человеческих отношений. Право и его элементы имеют значение необходимого условия общественной жизни людей. При этом право не сливает людей воедино, до полного безразличия между ними, но, так сказать, проводит между ними грань, противопоставляет и вместе с тем соотносит их. Право есть необходимое условие, необходимый минимум общественного расчленения, социальной дифференциации. Где и поскольку существуют правоотношения, только там и постольку может сложиться общественное отношение. Так как право и правоотношение с его элементами принадлежат к области должного, то право, будучи необходимым логическим условием общения, есть вместе с тем и вообще необходимый «этический минимум», «минимум нравственности». Причем, подчеркивает А. Л. Саккетти, изложенное им учение о праве как этическом минимуме коренным образом отличается от одноименных учений Г. Еллинека и В. Соловьева.[7]

      Государство в особенности, продолжает А. Л. Саккетти, есть наиболее яркое воплощение и осуществление права. Оно строится, конструируется как правовое понятие, именно как юридическое лицо и как правоотношение или совокупность правовых отношений. Государство есть и полнейшее осуществление, воплощение права, так как имеет место лишь там и постольку, где и поскольку выполняются те или иные определенные правомерные действия. «Поистине прав Гегель, — заключает А. Л. Саккетти, — утверждавший, что государство есть действительность нравственной идеи... если только под нравственной идеей разуметь нормативность, обязательность права».[8]

      Рассматривая возможность решения вопроса о «надлежащем построении юридического понятия государственной территории», А. Л. Саккетти в работе «Основные учения о территориальности государства» проанализировал теории Гейльборна, Генеля, Гербера, Еллинека, Лабанда, Мейера, Прейса, Фрикера, Цительмана и пришел «к заключениям, не лишенным некоторой парадоксальности. Территория с точки зрения международной есть объект своеобразного вещного права; государства в качестве субъектов международного общения поделили и юридически закрепили между собой определенные части земного пространства. Нормы, закрепляющие за ними права на территорию, несомненно, международного порядка. С точки зрения государственного права территория есть юридический факт, обусловливающий возникновение (соответственно и прекращение) определенных отношений подчинения... В понятии юридического факта, таким образом, разрешается наиболее удовлетворительным образом вопрос... относительно юридической связи между государством и определенным географическим пространством; последнее со стороны внутреннего права государства получает так или иначе определенную юридическую квалификацию. На основании такой квалификации определенное географическое пространство становится основанием подчинения находящихся на нем лиц определенной власти. В этом и заключается та своеобразная функция государственной территории, которая отличает территорию от вещи в частном обороте».[9]

      Далее А. Л. Саккетти задается вопросом: составляет ли территория необходимый и существенный признак государства? Отвечает он на него следующим образом: «Местонахождение [государства] на определенной территории порождает лишь некоторые отношения, входящие в состав государства, и для отвлеченно взятого чистого понятия государства как такового территориальность не есть необходимый признак». Однако если даже территория и не составляет необходимого признака или необходимого условия существования государства, тем не менее «территориальность есть обыкновенное условие разграничения сфер господства между государствами и в действительности всегда имеется налицо».[10]

      В статье «Государство и народность» А. Л. Саккетти, продолжая развивать международно-правовую тематику, рассматривает вопрос о том, каково должно быть надлежащее отношение государства и народности, каковы принципы здравой национальной политики. Так, он отмечает взаимное тяготение государства и народности, но это тяготение является и источником великой опасности — национализма. Последний проявляется в двоякой форме: либо ведущая национальность подчиняет правительство государства своим исключительным целям в ущерб интересам других национальностей, либо государство в лице правительства проникается исключительными интересами какой-либо одной национальности. В первом случае получается засилье одной народности и угнетение других, во втором — одновременно растлевается и государство, и народность. Государство забывает свои универсальные основы и задачи, начала свободы и равенства, механически разлагает органичную ткань народной жизни и насильственно направляет непроизвольный рост и развитие народа.

      Но полное невмешательство в многонациональном государстве в межнациональные отношения порою столь же пагубно, как и гнет. Словом, отношение государства к национальностям должно быть сообразно с формулой Канта: совмещение свобод под правовыми законами. Действительность часто опрокидывает самые мудрые и осторожные расчеты, так как народность — это нечто иррациональное. Государство как воплощение нормативности права, как всеединство есть, следовательно, носитель универсализма в противоположность народности, которая как нечто иррациональное есть носитель партикуляризма, обособления, исключительности.

      Единство человечества на национальной почве возможно либо в виде подавления и упразднения других народностей за исключением одной господствующей, либо в виде поглощения их одной народностью или слияния нескольких воедино. Международное право имеет средства и способы воплощения свободы и равенства. Но какова должна быть организация мировых межгосударственных отношений? В существе государства, подчеркивает А. Л. Саккетти, нет препятствий для реализации единого мирового господства. Конфедерация, т. е. постоянный союз суверенных государств на основе договорного акта, союзной конституции, по-видимому, наиболее удачно сочетает государственный универсализм с народным партикуляризмом. Кант в проекте вечного мира, а вслед за ним Коген и другие признают именно союзный строй венцом и завершением политического космоса при условии рационального построения государства (проведения начал свободы и равенства внутри и обеспечение такового извне (т. е. со стороны союза равных, независимых государств). Правда, заключает А. Л. Саккетти, в недрах этой организации продолжает кипеть и бурлить иррациональное начало — народная жизнь, которая в любой момент может выступить из берегов, опрокинуть все преграды и разрушить стройную гармонию общественного космоса.[11]

      В 1917 г., когда Россия переживала период бурного революционного подъема, А. Л. Саккетти как ученый не остается в стороне от происходящего. Он выпускает брошюру об Учредительном Собрании и публикует статью «Анархизм и социализм». Изучая опыт Великой французской революции, которая выдвинула лозунги свободы, равенства и братства, А. Л. Саккетти задается вопросом: а что такое свобода? Подчинение закону, закономерность воли и поведения или свобода — это мое я, мое человеческое сознание, черпающее свою жизнь и силу из собственных глубин и творчески преодолевающее всякие наперед положенные грани?

      Основным требованием свободы, по мнению А. Л. Саккетти, является следующее: необходимо добровольное подчинение определенному порядку, который наиболее свободен и наилучше обеспечен, если все имеют равное право лично или через представителей участвовать в его создании. Свобода, т. е. самостоятельность человеческого сознания, обеспечивается равенством людей, и равное распределение свободы, того, что я могу, и того, что я должен, есть норма права и государства. Но к этому еще нужно справедливое устройство хозяйственной жизни людей так, чтобы было точное соответствие между их взаимными действиями: необходима строгая взаимная обусловленность и равноценность их деятельности, солидарность или братство людей.

      Либерализм, радикальный демократизм и социализм — каждый односторонне развивает один из трех принципов Французской революции. В частности, социализм требует государственной организации и производства, и распределения. Система, которую предлагает марксизм, возможна, но только на основах свободы и равенства.

      Постоянный спутник социалистического движения — анархизм, причем он имеет российское происхождение в отличие от социализма. Подобно либерализму, анархизм развивает идею свободы, но гораздо решительнее. Социализм подчиняет начало свободы началу организации; анархизм делает прямо обратное, подчиняет общественную организацию началу свободы. При всем критическом анализе современных политических систем анархизм стремится устранить авторитет государства, общества и даже науки. Все прочие общественные связи приносятся в жертву личной свободе. Анархизм ослабляет момент творчества, созидания, который необходимо требует отчетливости творимых граней и определенности созидаемых отношений: всякое творчество есть созидание порядка системы.

      Если социализм обнаруживает стремление к порядку, стройной системе — хотя бы ценою неподвижности и насилия над личностью, то анархизм стремится к неограниченной свободе — хотя бы ценой непрерывной неустойчивости и текучести отношений. Очевидно, что оба течения нуждаются в корректировке, в смягчении крайностей. Если внести момент свободы в идеал социализма и начало организации в идеал анархизма, тогда тот и другой объединяются в идее живой свободной организации.[12]

      Вообще же, не будет преувеличением рассматривать период начиная с 1908 г. (и приблизительно до 1922 г.) органическим в развитии А. Л. Саккетти как ученого. В то время его взгляды опирались на прочную научную традицию, не ограничиваемую какими-либо жесткими ненаучными (идеологическими) рамками. Пиком этого периода в деятельности А. Л. Саккетти можно назвать его большой труд по философии права, о котором мы скажем чуть ниже. По своим взглядам на природу права и государства А. Л. Саккетти можно причислить к социологическому направлению российской юриспруденции, к которому принадлежал и его учитель М. М. Ковалевский.

      В 1918 г. А. Л. Саккетти избирают профессором Петроградского университета.[13] Однако в 1918—1919гг. большевики закрыли все юридические факультеты в России (включая Московский[14] и Петроградский университеты) и на их базе образовали «факультеты общественных наук». Многие из профессоров либо потеряли значительную часть своей учебной нагрузки, либо вообще лишились средств к существованию. Наверное, все это вместе взятое заставило А. Л. Саккетти при первой возможности уехать из Петрограда.

      Осенью 1918 г. в Костроме создается Государственный рабоче-крестьянский университет. Его ректор Н. Г. Городенский ввиду острой нехватки квалифицированных кадров выступил с инициативой пригласить известного в научных кругах А. Л. Саккетти.[15] Согласие последнего преподавать теорию права вскоре было получено, и с 15 ноября 1918 г. он числится профессором по кафедре социологии и философии права гуманитарного факультета.[16]

      В 1918/1919 учебном году А. Л. Саккетти читает два предмета и ведет один «семинарий». В отчете за истекший период он пишет, что в лекционном курсе «общее учение о праве... мною главным образом были изложены и подвергнуты многосторонней критике и оценке социологические учения о праве (учение о праве как господстве силы, биологические, психологические, экономические и социологические в более тесном смысле учения) в их отношении к учению о нормативном составе права».[17] В лекционном курсе «Социология» был дан «очерк методологии обществоведения и очерк истории общества, начиная античной древностью».[18] И, наконец, семинарий по общему учению о праве проходил «преимущественно в форме коллоквиума со слушателями по вопросам о принуждении (силе) в праве и о признании (и общественном договоре) как основании обязательности правовых начал...».

      «В [1918—1919] отчетном году я продолжал, — пишет далее А. Л. Саккетти, — обработку научно-исследовательского труда на тему "Социальная природа права. Философско-критический очерк". Труд этот в настоящий момент (за исключением главы о социологических в тесном смысле теориях права) является почти законченным и перепечатывается на пишущей машинке».[19] Общий объем этой работы составил впоследствии 250 страниц машинописного текста. Имеются основания рассматривать ее как текст кандидатской диссертации, так как в 1921 г. А. Л. Саккетти напишет, что представил ее «на рассмотрение (курсив наш. — Г. С.) правового отделения факультета общественных наук [бывшего юридического] Петроградского университета».[20] Неизвестно, правда, состоялась ли защита диссертации.

      С осеннего семестра 1919г. он объявил для чтения лекционные курсы «Введение в философию права», «Социально-политические идеи новейшего времени (преимущественно XIX в.)», «Общий курс психологии» и «семинарий» по методологии общественных наук.[21] В последнем для университета 1920/ 1921 учебном году А. Л. Саккетти возобновил чтение лекций (и стал вести «семинарии») по психологии и истории научно-общественной мысли, а также вел курс «Учение о праве и государстве» и занимался со студентами в «семинарии» по философии И. Канта.[22]

      Участие А. Л. Саккетти в жизни Костромского университета не ограничилось только педагогической деятельностью. Так, на протяжении трех лет существования последнего он также заведовал кабинетом социологии и истории культуры,[23] был избран секретарем гуманитарного факультета и (с 5 июня 1919 г.) ученым секретарем совета факультета,[24] исполнял временно обязанности декана гуманитарного факультета.[25] 6 января 1920 г. А. Л. Саккетти избирают проректором университета.[26]

      Понимая, какое значение имеет для молодого университета публикация трудов его преподавателей, А. Л. Саккетти в феврале 1920 г. предложил издавать ученые труды членов гуманитарного факультета объемом 12—15 п. л. и тиражом 500 экземпляров. Был подготовлен и обсужден список публикаций на ближайшие номера[27] и достигнута договоренность с типографией Военкома г. Костромы. Для ученых записок сам А. Л. Саккетти предложил две свои работы: «Социологическая природа права» (12 п. л.) и «Философия Германа Когена» (2 п. л.).[28] Однако издание ученых трудов по неизвестным причинам не состоялось, а работы А. Л. Саккетти остались в рукописных вариантах и, по-видимому, навсегда утрачены для науки.

      После закрытия в 1921 г. Костромского университета А. Л. Саккетти перешел в созданный на его базе Костромской педагогический институт, где состоял в штате естественного отделения на факультете педтехникумов.[29] На заседании Совета Костромского педагогического института 19 декабря 1921 г. А. Л. Саккетти (вместе с бывшим ректором Костромского университета Ф. А. Меньковым и бывшим деканом его гуманитарного факультета В. Ф. Шишмаревым) был выдвинут от профессоров на должность ректора и в члены правления пединститута. Ректором избрали Ф. А. Менькова, а А. Л. Саккетти — членом совета института.[30]

      В 1921 г. судьба сталкивает А. Л. Саккетти с Иваново-Вознесенским политехническим институтом (далее — ИВПИ). ИВПИ, созданный на базе Рижского политехнического института, сумел привлечь на социально-экономический факультет на постоянной или эпизодической основе профессоров и преподавателей (юристов и историков) из обеих столиц. Среди них — В. М. Гессен, Н. Д. Силин, Э. Э. Понтович, В. М. Догадов, Б. В. Александров, Б. И. Сыромятников, М. С. Фельдштейн, А. М. Гурвич, А. А. Кизеветтер, Д. М. Петрушевский, С. А. Котляревский, Е. В. Познышев.[31]

      Кафедра международного права в ИВПИ оставалась вакантной до 1921 г., хотя ее предлагали занять профессору А. М. Кулишеру,[32] а С. А. Котляревский приезжал читать курс истории международных отношений.[33] Нет сомнения, что самое живое участие в привлечении А. Л. Саккетти к работе факультета проявил Э. Э. Понтович — ученик В. М. Гессена, возглавлявший кафедру общей теории права и бывший в то время деканом. На заседании президиума социально-экономического факультета ИВПИ от 22 сентября 1921 г. он сообщил, что «профессор Саккетти согласен взять себе чтение лекций по международному праву, приезжая ежемесячно [из Костромы] на одну неделю». 4 ноября 1921 г. А. Л. Саккетти избирается экстраординарным профессором по кафедре международного права с правом быть наезжающим.[34] Согласно учебному плану А. Л. Саккетти должен был вести свой предмет у студентов третьего курса с общей нагрузкой два часа в неделю. Первые пять лекций (8 часов) он прочитал уже к 25 ноября того же года.[35]

      Однако 1921/1922 учебный год был последним для факультета вследствие чрезвычайно тяжелых материальных затруднений и невозможности оплачивать приезды профессоров из других городов. 14 января 1922г. президиумом совета факультета принято решение о сокращении ряда преподавателей, и в частности А. Л. Саккетти.[36] В том же году он покидает Кострому и переезжает в Москву. О его жизни в последующие 40 лет известно очень мало, тем более что сам А. Л. Саккетти, по воспоминаниям Ю. Я. Бас-кина, был замкнутым человеком.

      С 1923 г. А. Л. Саккетти работает консультантом при СНК РСФСР и в Наркомате юстиции (отдел законодательных предположений). С 1940 по 1943 г. он является старшим научным сотрудником Всесоюзного института юридических наук (далее — ВИЮН), с 1942 г. преподает латинский язык на юридическом факультете МГУ и заведует (по совместительству) кафедрой иностранных языков во Всесоюзном юридическом заочном институте (далее —ВЮЗИ). При этом А. Л. Саккетти продолжает заниматься наукой, но его новые довольно широкие научные интересы уже не связаны, что вполне понятно, с его неокантианским прошлым. Так, во ВИЮНе выходят его переводы и комментарии источников периода Французской революции XVIII в. Научным подвигом можно назвать перевод А. Л. Саккетти трех трактатов Г. Греция, которые выдержали два издания — 1956 и 1994 гг. (воспроизведено издание 1956 г.). Г. Грецию он посвятил также три небольших очерка.

      В 1945 г. 66-летний ученый, который за четверть века до этого уж написал кандидатскую диссертацию, вынужден был защищаться повторно.

      Тема его новой диссертации — «Политическая программа Ивана Семеновича Пересветова». Ее материалы послужили основой для двух небольших статей в журналах «Вестник МГУ» и «Вопросы истории».

      80-летие А. Л. Саккетти прошло незаметно. Умер он 15 февраля 1966 г. в Москве,[37] оставив после себя подготовленные к печати рукописи больших монографий: «Очерки истории политических идей классического периода Древней Греции в связи с ее внутренними и внешними отношениями» (докторская диссертация), «Политические идеи И. С. Пересветова» и «Гуго Гроций». Возможно, что когда-нибудь его биография будет дополнена и читателю удастся ознакомиться с указанными и другими рукописными работами ученого.

       

      Список трудов А. Л. Саккетти[38]

      Рец.: Савальский В. А. Основы философии права в научном идеализме. Марбургская школа философии: Коген, Наторп, Штаммлеридр. Т. I. Москва, 1908// Журнал Министерства народного просвещения. 1909. Ч. XXI, май. С. 179-185.

      Государство и народность // Юридический вестник. 1915г. Кн. XII (IV). С. 5-16.

      Основные учения о территориальности государства // Известия Министерства иностранных дел. 1915. Кн. I. С. 204—224.

      Право и наука права // Юридический вестник. 1916 г. № 16. Кн. XVI (IV). С. 5-37.

      Основные понятия о праве и государстве. 1916—1917. Курс общедоступных лекций. На правах рукописи (отпечатано на ротапринте). 1917.

      Социализм и анархизм // Народоправство. М., 1917. № 6. С. 7-8.

      Учредительное собрание и основные законы государства. Пг., 1917.[39]

      Борьба за нефть в Передней Азии // Новый Восток. 1923. Кн. 3 (4).

      «Кармен» Бизе // Еженедельник искусств. 1921. № 2.

      Эстетика: Исторический обзор учений //Литературная энциклопедия. Т. II. М.;Л., 1925.

      Блюм Г. Columnae, или описание и применение пяти ордеров / Пер. со старонемецкого А. Л. Саккетти. М., 1936.

      Конституция 3 сентября 1791 г. // ВИЮН НКЮ СССР: Ученые труды. Вып. II. Вопросы государства и права во Французской буржуазной револю­ции XVIII в. М., 1940. С. 151-180.

      Конституция 24 июня 1793 г. // Там же. С. 181-192.

      Строительные сервитуты римского права / Перев. с лат. А. Л. Саккетти. М.;Л., 1940.

      Политическая программа И. С. Пересветова // Вестник МГУ. 1951. Вып. 1.С. 107-117.

      Гроций Г. О праве войны и мира / Пер. с лат. А. Л. Саккетти. М., 1956.

      Гуго Гроций и его трактат «О праве войны и мира» // Там же. С. 6—9.

      О взглядах Н. С. Пересветова //Вопросы истории. 1957. № 1. С. 117-119.

      Ф. Ф. Мартенс (1845—1909 гг.). К пятидесятилетию со дня смерти// Советский ежегодник международного права. 1960. М., 1961. С. 257—259.

      Гроций как ученый-гуманист, юрист и историк // Советский ежегодник международного права. 1959. М., 1960. С. 261-270.

      Анцилотти Д. Курс международного права. Т. 1: Введение. Общая теория / Пер. с 4-го итал. изд. А. Л. Саккетти и Э. М. Фабринова; Под ред. и с предисл. Д. Б. Левина. М., 1961.

      Гроций о войне и мире // Советский ежегодник международного права. 1964-1965. М., 1966. С. 202-203.

       


      [1] Кандидат юрид. наук, юрист ООО «Парс» (Иваново).

      [2] В Государственном архиве Ивановской области (далее — ГАИО) и Государственном архиве Костромской области (далее — ГАКО) сохранились, в частности, написанные собственноручно А. Л. Саккетти автобиографии, сведения из которых мы используем в настоящей публикации: ГАИО. Ф. Р-1094. Оп. 2. Д. 84. Л. 240; ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 70. Л. 22. -Приносим также благодарность сотруднику ГАКО Г. В. Давыдовой за живое участие в поиске архивных материалов и краеведу П. П. Резепину (Кострома).

      [3] ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 40. Л. 63.

      [4] ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 70. Л. 22.

      [5] ГАИО. Ф. Р-1094. Оп. 2. Д. 84. Л. 240; ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 70. Л. 22.

      [6] Саккетти А. Л. Право и наука права. С. 15.

      [7] Там же. С. 23-26.

      [8] Там же. С. 28-29.

      [9] Саккетти А. Л. Основные учения о территориальности государства // Известия Министерства иностранных дел. 1915. Кн. I. С. 218-219.

      [10] Там же. С. 222-223.

      [11] Саккетти А. Л. Государство и народность// Юридический вестник. 1915. Кн. XII (IV). С. 5-16.

      [12] Саккетти А. Л. Социализм и анархизм // Народоправство. М., 1917. № 6. С. 7-8.

      [13] ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 24. Л. 10.

      [14] Только в 1925 г. в результате новой реорганизации взамен факультета общественных наук в МГУ создается факультет советского права (см.: Новицкая Т. Е. Иван Борисович Новицкий (1880—1958): Биографический очерк// Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. М., 2000. С. 365).

      [15] «Телеграмма [копия]. 11 ноября 1918. Шишмареву [декану Гуманитарного факультета]. Петроград. Прошу пригласить Заозерского и Саккетти. Городенский» (ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 70. Л. 18).

      [16] Там же. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 70. Л. 17 и 20.

      [17] Там же. Д. 29. Л. 3 и 4.

      [18] Там же. Л. 4.

      [19] Там же.

      [20] ГАИО. Ф. Р-1094. Оп. 2. Д. 84. Л. 240.

      [21] ГАКО. Ф. Р-33. Оп. 1. Д. 129. Л. 5.

      [22] Там же. Д. 70. Л. 10.,

      [23] Там же. Д. 126. Л. 23.,

      [24] Там же. Л. 24.

      [25] Там же. Д. 70. Л. 16.

      [26]  «Закрытой баллотировке шарами подвергнут А. Л. Саккетти, каковой избран на должность проректора большинством голосов собрания [Совета профессоров]» (Там же. Л. 21).

      [27]  «Имели суждение о плане издания на основе заявления членов факультета о их готовых к печати работах» (Там же. Д. 126. Л. 11).

      [28] Там же. Л. 11.

      [29] Там же. Д. 40. Л. 191.

      [30] Там же. Д. 24. Л. 9.

      [31] Подробнее см.: Савенко Г. В. Юристы социально-экономического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института (1918—1922 гг.) // Иваново-Вознесенский юридический вестник. Иваново, 2002. № 2. С. 34-40.

      [32] ГАИО. Ф. Р-1094. Оп. 2. Д. 161. Л. 111.

      [33] Там же. Д. 29. Л. 49.

      [34] Там же. Д. 84. Л. 239.

      [35] Там же. Д. 29. Л. 492; Д. 81. Л. 23.

      [36] «Лица, которых коснется сокращение, числятся за штатом и по изменении неблагоприятных бюджетных условий возвращаются к исполнению своих обязанностей» (Там же. Д. 80. Л. 41).

      [37] Некрологи см.: Сов. государство и право. 1966. № 6. С. 136; Правоведение. 1966. № 2 С. 166-167.

      [38] В список трудов мы включили как опубликованные работы (в том числе те, которые существовали в ротапринтных изданиях), так и неизданные рукописи.

      [39] ГАИО. Ф. Р-1094. Оп. 2. Д. 84. Л. 240.

    Информация обновлена:23.04.2003


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru