Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Розин, Э. Л., Инцкирвели, Г. Э.,д-р юрид.наук,
проф.
Ф.Энгельс и проблемы государства :К 100-летию
труда "Происхождение семьи, частной
собственности и государства" /Э. Л. Розин, Г. З.
Инцкирвели.
//Правоведение. -1984. - № 6. - С. 11 - 19
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Ф. Энгельс и проблемы государства.
      Розин, Э. Л.

      Ф. Энгельс и проблемы государства (к 100-летию труда «Происхождение семьи, частной собственности и государства»)

      Э. Л. Розин*, Г. З. Инцкирвели**

      Прошло 100 лет со времени создания труда Ф. Энгельса «Проис­хождение семьи, частной собственности и государства». За этот период исторической, этнографической и антропологической науками сделан ряд открытий, позволивших уточнить и дополнить некоторые положе­ния Ф. Энгельса о развитии семьи, военной демократии, особенностях возникновения государства у различных народов и др. Вместе с тем современная наука полностью подтвердила незыблемость сформулиро­ванных в труде принципиальных положений о причинах возникновения частной собственности, классообразования, генезиса государства, его массовой сущности и т. д. Попытки фальсификаторов марксизма опро­вергнуть выводы Ф. Энгельса не увенчались успехом.

      При написании «Происхождения семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс использовал ряд выводов, сделанных в рабо­те Л. Г. Моргана «Древнее общество». Вместе с тем некоторые частные положения Моргана (по вопросам брака и семьи, периодизации первобытного общества и др.), как и предполагал сам Ф. Энгельс, в свете но­вых данных были подвергнуты пересмотру. Характерно, что Ф. Энгельс начинает свой труд с положения о том, что предложенная Морганом периодизация останется в силе до тех пор, пока «значительное расши­рение материала не заставит внести изменения».1 В процессе работы над книгой Ф. Энгельс писал: «Было бы нелепо лишь „объективно" излагать Моргана, а не истолковывать его критически и, использовав вновь достигнутые результаты, изложить их в связи с нашими воззре­ниями и уже полученными выводами».2

      Общий вывод Ф. Энгельса об исторически-классовом характере государства, его детерминированности экономическим базисом был принципиально новым в науке об обществе. В классовом подходе к воз­никновению и сущности государства, в историко-материалистическом понимании государства — непреходящая значимость  работы  Ф. Эн­гельса.

      Важное методологическое значение имеет и положение о соотноше­нии классового общества и государства. «Государство, — писал он, — никоим образом не представляет собой силы, извне навязанной обще­ству. . . Государство есть продукт общества на известной ступени раз­вития; государство есть признание, что это общество запуталось в не­разрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримири­мые противоположности, избавиться от которых оно бессильно».3 Это положение В. И. Ленин рассматривал как одно из основных в марк­систском учении о государстве.4

      Переход родовой организации в доклассовом обществе в государ­ственную организацию в обществе классовом Ф. Энгельс связал с раз­витием производительных сил, крупными общественными разделени­ями труда и их последствиями: обменом, изменением отношений соб­ственности, сменой коллективной собственности собственностью част­ной, повлекшей за собой имущественное неравенство, эксплуатацию, появление антагонистических классов и государства. Первобытнооб­щинный строй «был взорван разделением труда и его последствием — расколом общества на классы».5 Современные исследования ученых марксистов подтверждают достоверность созданной Ф. Энгельсом кон­цепции происхождения государства, отстаивают и развивают его на­учное наследие.6

      Ф. Энгельс отмечал, что всякая общественная власть, в том числе и политическая, имеет своим источником соответствующие экономиче­ские предпосылки. Важнейшей предпосылкой перехода от первобыт­ного общества к классовому был переход от присваивающей экономи­ки к производящей (так называемая неолитическая революция). В раз­ных конкретно-исторических условиях, в различных регионах этот про­цесс не был однозначен, но его главная направленность от доклассо­вого, догосударственного общества к классовому; государственно-орга­низованному обществу является универсальной для всего человечества. Именно этот вывод и был аргументирован в труде Ф. Энгельса.

      Отмечая непреходящее значение научного наследия Ф. Энгельса по основным проблемам первобытной истории, родовой организации доклассового общества и др., следует иметь в виду необходимость его дальнейшего развития, осмысления научных данных в свете новейших исследований. Так, необходимо учитывать, что анализ генезиса госу­дарства был дан Ф. Энгельсом на примере Афин, Рима и древних гер­манцев, т. е. главным образом европейского региона. Это не исключает особенностей генезиса государственности в других регионах.7

      Понимание проблемы возникновения частной собственности и госу­дарства неотделимо от уяснения структуры первобытного общества, ос­нованной на коллективной собственности. Первой стабильной формой социального устройства первобытного общества была родовая органи­зация. По мысли Ф. Энгельса, род выполнял роль структурообразующей ячейки доклассового общества. Хотя род решал множество дел, в которых были заинтересованы все входящие в него индивиды, здесь нет раздутого и сложного аппарата управления. Все, что изготовляется и используется сообща, составляет общую собственность. В этих усло­виях невозможно деление членов рода на противоположные классы. Разделение труда носит естественный характер; оно существует между мужчинами и женщинами, между людьми различных возрастов. Именно коммунистическая собственность и основанное на ней коммунистическое хозяйство определили структуру родового строя, в котором отсутство­вали отношения господства и подчинения.

      Зарождение общественных классов и переход от родовой органи­зации общества к государственной — сложный процесс, обусловленный развитием производительных сил, крупными общественными разделени­ями труда, повлекшими за собой появление регулярного прибавочного продукта, обмена, частного присвоения, имущественного неравенства, социальной дифференциации, эксплуатации. Это — длительный пере­ходный период, социальная революция, охватывающая сотни и даже тысячи лет.8 Ф. Энгельс, например, отмечал, что у народов, уже пере­шагнувших через определенную ступень первобытного состояния, об­щая собственность на землю превращается в частную лишь «после бо­лее или менее долгих промежуточных стадий».9 Переход от присваи­вающей экономики к экономике производящей сопровождался услож­нением организации производства и возникновением новых функций управления, что в свою очередь приводило к появлению лиц, занятых специально организацией производственных процессов, и выделению их в родовой организации. Еще в «Анти-Дюринге» Ф. Энгельс писал, что «в основе деления на классы лежит закон разделения труда».10 Раз­вивая эту идею в «Происхождении семьи, частной собственности и го­сударства», он последовательно проводит мысль о том, что обществен­ное разделение труда и его последствие — раскол общества на клас­сы — взорвали родовой строй, который был заменен государством.

      Ф. Энгельс подчеркивает, что в результате крупных общественных разделений труда возникли и новые отношения собственности, иные производственные, семейные отношения. Увеличение производства да­ло возможность рабочей силе человека производить большее количест­во продуктов, чем это требовалось для ее поддержания. Появилась не­обходимость в привлечении новой рабочей силы. Ее доставляла война. Пленных стали обращать в рабов. Социальным последствием первого крупного общественного разделения труда было разделение общества на классы рабов и рабовладельцев, эксплуатируемых и эксплуататоров. Поскольку первобытнообщинная собственность имела различные фор­мы, то и формы ее разложения и, следовательно, частную собственность нельзя понимать как нечто однородное.11 Только учет этого обстоятель­ства дает возможность правильно объяснить процесс классообразования и генезис государства в различных регионах мира. Разделение тру­да и частная собственность неразрывно связаны друг с другом. «Разде­ление труда и частная собственность — это тождественные выраже­ния; в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом — по отношению к продукту деятельности».12 Это положение опровергает мнение тех ученых, которые, говоря об азиат­ском способе производства, полагают возможным существование госу­дарства вне частной собственности и классогенезиса.

      Первое крупное общественное разделение труда 13 повлекло за со­бой раскол общества на классы: рабов и рабовладельцев. Рабство во­еннопленных открывало, по словам Ф. Энгельса, перспективу порабо­щения собственных соплеменников, а также членов своего рода. Но­вое крупное общественное разделение труда привело к эксплуатации рядовых общинников формирующейся общинной и родовой знатью. По­степенно эта знать подчиняет себе основную часть имущества родообщинных организаций и присваивает право распоряжаться им по своему усмотрению. Руководящие должности родовых организаций начинают передаваться по наследству, а наряду с родовой и военной знатью по­являются богатые и бедные. Все более углубляющаяся имущественная и социальная дифференциация взрывает коммунистическую общину.

      Победа частной собственности над первобытнообщинной, рабовла­дельцев над рабами, имущих над неимущими, классового общества над доклассовым означала и победу политической организации господ­ствующего класса над родообщинной организацией доклассового об­щества, расколовшегося на непримиримые противоположности. «А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономиче­скими интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах ,,порядка’’. И эта сила, происшедшая из общества, но ставя­щая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство».14 Методологическое начало теоретического познания госу­дарства по Энгельсу — признание его продуктом классов и классовой борьбы. Именно генезис классов, обусловленный экономическими пред­посылками, детерминирует и генезис государства, этапы его развития. Но государство возникает не сразу, не вдруг, «По мере того, — писая В. И. Ленин, — как возникает и упрочивается общественное разделение на классы, по мере того, как возникает общество классовое, по мере этого возникает и упрочивается государство».15

      Анализируя возникновение государства в Древних Афинах и в Древнем Риме, Ф. Энгельс исходил из того, что там при всех различи­ях оно было основано на рабстве, которое рассматривается как пер­вая форма эксплуатации, база рабовладельческого способа производст­ва в античном мире. Однако у многих народов рабство существовало лишь в неразвитой форме. Ф. Энгельс допускал и иную форму отношений господства и порабощения, другой путь классообразования. В «Анти-Дюринге» он говорит о возникновении классов двояким путем. Первый связан с обособлением наиболее важных общественных функций (над­зор за ирригационными работами и др.) и постепенным превращением в господствующий класс лиц, которые отправляли эти функции. Со вре­менем первоначальный слуга общества превращается в его господина и постепенно господствующие лица сплачиваются в господствующий класс. «В основе политического господства, — резюмирует Ф. Эн­гельс, — повсюду лежало отправление какой-либо общественной долж­ностной функции. . .».16 Но и здесь имело место разделение труда вну­три первобытной общины, различия в распределении, возрастание са­мостоятельности общественных функций, приводящее к господству над обществом.

      Второй путь классообразования связан с обращением военноплен­ных в рабов на той ступени доклассового общества, когда развитие производительных сил привело к образованию излишков продуктов. Об­щины не выделяли свободной избыточной рабочей силы из своей сре­ды. Их доставляла война. Военнопленных, которых прежде убивали или съедали, стали обращать в рабов. Так было открыто рабство. Именно этот второй путь образования классов детально прослежива­ется в «Происхождении семьи, частной собственности и государства». Но в обоих случаях классообразование обусловлено внутренними фак­торами, изменениями в способе производства материальных благ.17

      Углубление имущественного и социального неравенства, раскол об­щества на антагонистические классы с их непримиримой борьбой не­избежно привели к распаду первобытнородовой общины, исчезновению демократизма родовой организации, постепенному созданию иной, го­сударственной организации, которая развивается, частично преобразуя органы родового строя, а частью вытесняя их посредством внедрения новых. В «Происхождении семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс на примере Древних Афин показывает необходимость госу­дарства именно в силу раскола общества на противоположные классы.

      Поэтому нельзя согласиться с понятием «доклассовое государ­ство», выдвинутым в ходе длительной дискуссии о докапитали­стических обществах.18 Идея доклассового государства возникла в ре­зультате неудачной попытки учесть новый исторический и этнографиче­ский материал. Ее сторонники определяют переход от доклассового об­щества к классовому и от общественного самоуправления к государству как самостоятельную формацию, самостоятельный период в историк человеческого общества.

      Завершающей стадией перехода от родовой организации к государ­ственной Ф. Энгельс считал военную демократию как организацию управления первобытнообщинного строя на той стадии его развития,, когда «война и организация для войны становятся... регулярными функциями народной жизни».19 В этих условиях военачальник, власть которого резко усиливается, совет и народное собрание образуют но­вые органы родового строя, развивающиеся в военную демократию. По­стоянно ведущиеся грабительские войны усиливают власть верховного военачальника, становящегося должностным лицом, окруженным при­ближенными к нему военачальниками. Его власть начинает передаваться по наследству. «Сарганы родового строя, — писал Ф. Энгельс,— постепенно отрываются от своих корней в народе, в роде, во фратрии, в племени, а весь родовой строй превращается в свою противополож­ность: из организации племен для свободного регулирования своих соб­ственных дел он превращается в организацию для грабежа и угнете­ния соседей, а соответственно этому его органы из орудий народной во­ли превращаются в самостоятельные органы господства и угнетения, направленные против собственного народа».20 Именно в военной демо­кратии у древних греков и римлян Ф. Энгельс видел начало упадка на­родной свободы и зародыш государственной власти. Военная демокра­тия выступает как переходная форма управления обществом, развиваю­щимся от общественного самоуправления к государству.

      Ряд исследований, в результате которых обнаружены военно-демократические формы управления в обществах, не изученных в XIX столетии, подтвердили выводы Ф. Энгельса. Военная демократия обыч­но рассматривается как универсальная форма организации управления политизирующимся обществом, хотя ряд этнографов полагает, что во­енная демократия не охватывает всего периода становления классо­вого общества, а сменяется военно-иерархическими и олигархическими структурами, непосредственно предшествующими государству.21 Итак, генезис и формирование государственности — это ряд этапов, в рамках которых родоплеменная организация общества и организация государ­ственная переплетаются.

      Государство у различных народов возникает на основе общих зако­номерностей. Но в генезисе государственности имеют место и специфи­ческие черты. В «Происхождении семьи, частной собственности и го­сударства» подробно рассмотрены три основные формы возникнове­ния государства на европейском континенте: у афинян, римлян и гер­манцев. Это связано, видимо, с тем, что в то время наука располагала наиболее обстоятельными сведениями именно об этих народах. «Афи­ны,— писал Ф. Энгельс,— представляют собой самую чистую, наибо­лее классическую форму: здесь государство возникает непосредственно и преимущественно из классовых противоположностей, развивающихся внутри самого родового общества. В Риме родовое общество превра­щается в замкнутую аристократию, окруженную многочисленным, сто­ящим вне этого общества, бесправным, но несущим обязанности плеб­сом; победа плебса взрывает старый родовой строй и на его развалинах воздвигает государство, в котором скоро совершенно растворяются и родовая аристократия и плебс. Наконец, у германских победителей Римской империи государство возникает как непосредственный резуль­тат завоевания обширных чужих территорий, для господства над кото­рыми родовой строй не дает никаких средств».22

      Специфические формы возникновения государства, отмеченные Ф. Энгельсом, обнаруживаются и у других народов. Вместе с тем сов­ременная историческая наука, этнография, подтвердив общеметодоло­гическую значимость выводов Ф. Энгельса, выявила и иные формы воз­никновения государства у различных народов, отражающие специфику классообразования. Несмотря, однако, на многообразие форм образо­вания, сущность государства однозначна. В «Происхождении семьи, частной собственности и государства» аргументируется мысль о том, что по своей сущности государство есть политическая организация эконо­мически господствующего класса. Эта концепция классовой сущности 'государства, последовательно проводимая Ф. Энгельсом, всесторонне и глубоко развита В. И. Лениным.23

      Методологически важно рассмотрение в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» основных признаков, от­личающих государство от родовых организаций первобытного обще­ства. Первый признак, выявленный Ф. Энгельсом—разделение «под­данных государства по территориальным делениям»24 Анализируя про­цесс генезиса государства у афинян и римлян, Ф. Энгельс показывает, как старые родовые объединения, возникшие и функционировавшие в силу кровных уз, стали недостаточными, ибо их предпосылка — связь членов рода с определенной территорией — постепенно исчезла. С воз­никновением территориального деления права и обязанности приобретались безотносительно к роду и племени, а в связи с той территорией, где люди поселялись.

      Второй признак государства — «учреждение публичной власти, ко­торая уже не совпадает непосредственно с населением, организующим самое себя как вооруженная сила».25 И в первобытном обществе есть публичная власть. Но там она совпадает со всем населением, не проти­востоит ему и не возвышается над обществом. С расколом общества на антагонистические классы самодействующая вооруженная организация всего населения сделалась невозможной и публичная власть отделяется от народа. Теперь она противостоит ему как чуждая, враждебная сила, осуществляется особой группой профессиональных управляющих, выра­жающих волю господствующего класса. Такая публичная власть состо­ит не только из людей в виде армии, полиции и т. п., но и таких вещест­венных придатков, как тюрьмы и различные принудительные учрежде­ния, не известные родовому устройству. Для содержания такой власти необходимы налоги. «Обладая публичной властью и правом взыскания налогов, чиновники, — писал Ф. Энгельс, — становятся, как органы об­щества, над обществом».26 В работе особо  подчеркивается  усиление публичной власти по мере обострения классовых противоречий внутри государства и государств, соприкасающихся между  собой.  Актуально положение Ф. Энгельса о том, что обострение классовой борьбы и кон­куренция завоеваний в Европе «взвинтили публичную власть до такой высоты, что она грозит поглотить все общество и даже государство».27 В современных империалистических государствах усиление публичной власти проявляется в неуклонном возрастании роли тех политических институтов, которые в ходе подчинения государственного аппарата мо­нополиям и создания военно-промышленного комплекса довели до пре­дела обособление этих институтов власти от трудящихся масс.

      Важное методологическое значение имеет и острая критика Ф. Эн­гельсом буржуазно-демократической республики, которая вопреки ут­верждениям буржуазных государствоведов не уничтожает классовой противоположности, а лишь подготавливает почву для разрешения этой противоположности. Именно в условиях буржуазной демократической республики доводится до конца классовая борьба. Прямой подкуп чи­новников, союз между правительством и биржей в США28 (о котором сто лет назад писал Ф. Энгельс) вылился в прямое господство моно­полистической буржуазии, составляющее классовую сущность современного империалистического государства.

      Ф. Энгельс многократно подчеркивал именно классовую сущность, государства. В условиях общества, разделенного на антагонистические классы, оно могло существовать лишь при непрекращающейся клас­совой борьбе. Вывод о том, что возникновение государства есть ре­зультат внутреннего развития общества, опровергает различные анти­марксистские теории происхождения государства (например, теорию насилия, органическую и психологическую теории государства).

      Решение вопроса о сущности государства Ф. Энгельс связывает с анализом его происхождения. Поскольку государство возникло из по­требности удерживать в узде противоположность классов, «так как оно в то же время возникло в самих столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могуществен­ного, экономически господствующего класса, который при помощи го­сударства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуа­тации угнетенного класса».29 При этом Ф. Энгельс подчеркивает, что античное государство прежде всего было государством рабовладель­цев для угнетения и подавления рабов, феодальное — органом дворян для подавления крепостных, а современное буржуазное государство есть орудие эксплуатации капиталом наемного труда.

      Марксистско-ленинское учение о классовой сущности государства подвергается ожесточенным атакам идеологов буржуазии. Некоторые из них называют положения           К. Маркса и Ф. Энгельса о классовой сущности государства «марксистской сказкой».30 Подобного рода утверждения направлены прежде всего против учения о государстве как орудии власти экономически господствующего класса. Поэтому труд Ф. Энгельса, в котором глубоко обоснован тезис о сущности экс­плуататорского государства как машине для угнетения и подавления эксплуатируемых, подвергнута критике идея извечности государства, имеет особое методологическое значение.

      Вместе с тем, отмечая, что эксплуататорское государство «во все типичные периоды является государством исключительно господствую­щего класса и во всех случаях остается по существу машиной для по­давления угнетенного, эксплуатируемого класса», Ф. Энгельс подчер­кивал, что оно наряду с этим служит «связывающей силой»31 эксплуа­таторского общества. Иными словами, государства, в том числе и экс­плуататорские, вынуждены принимать на себя определенные функции общесоциального регулирования, поскольку они официально представ­ляют общество в целом, служат его связующей силой. Приведенное положение созвучно мысли К. Маркса о том, что в условиях эксплуа­таторских обществ деятельность государства «охватывает два момен­та: и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфические функции, вытекающие из противоположности между правительством и народными массами».32 Разумеется, осуществление функции «общих дел» в эксплуататорском обществе не является клас­сово нейтральным. И при выполнении этой функции буржуазное госу­дарство как связующая сила буржуазного общества (а тем более при выполнении специфических функций) остается машиной классового господства буржуазии.

      Идеи Ф. Энгельса о происхождении государства и его классовой сущности затрагивают вместе с тем и проблему исторических судеб государственности, исследованную и в иных произведениях основоположников научного коммунизма. Объективные законы генезиса, раз­вития и исчезновения классового общества обусловливают и процесс отмирания государства. Государство стало необходимым в силу рас­кола общества на классы. Но наступит такое время, когда существо­вание классов перестанет быть необходимостью. «Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезнове­нием классов исчезнет неизбежно государство».33 Этот процесс связан со становлением бесклассовой структуры общества. Один из этапов та­кого становления переживает сейчас развитое социалистическое обще­ство. Так воплощаются в реальной жизни выводы, сформулированные в «Происхождении семьи, частной собственности и государства».

      Труд Ф. Энгельса, созданный сто лет назад, — образец классового исторического анализа генезиса, сущности, судеб государства и ныне не утратил своего научного значения. Он продолжает оставаться од­ним из основных произведений современного социализма, активно уча­ствует в контрпропаганде, борьбе с идеологическими диверсиями клас­сового противника против важнейших положений марксистско-ленин­ского учения о государстве.

       

      *Доктор юридических наук, профессор Всесоюзного юридического заочного института.

      **Доктор юридических паук, профессор Тбилисского государственного универси­тета.

      1Маркс  К.,  Энгельс  Ф.  Соч. 2-е  изд.,  т.  21,  с.  28. — В  соответствии с новыми данными этнографии советские ученые дают иную, трехчленную периодизацию истории первобытного общества (Косвен М.О. Очерки истории первобытной культуры. М., 1957, с. 10—11; Першиц А.И. Развитие форм собственности в первобытном обществе как основа периодизации его истории. — В кн.: Проблемы истории первобытного общества. М.; Л., 1960, с. 154, 166, 171 — 172; Семенов Ю.И. 1) Учение Моргана, марксизм и современная этнография. — Советская этнография, 1964, № 4; 2) О периодизации первобытной истории. — Там же, 1965, № 5, и др.).

      2Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 36, с. 123.

      3Там же, т. 21, с. 169—170.

      4Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 7.

      5Маркс  К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 169.

      6Бромлей Ю.В., Першиц А.И. Ф. Энгельс и  проблемы первобытной истории. — В кн.: Проблемы этно-графии и антропологии в свете научного наследия Ф. Энгельса. М., 1972, с. 35.

      7Л.С. Васильев полагает, «что с точки зрения всемирной истории исключением является именно развитие Европы от античности до современности, тогда как остальной мир (и Восток как его наиболее явственный символ) являет собой не столько специфику, сколько норму.. .» (Васильев  Л.С. Проблемы генезиса китай­ского государства. М., 1983, с. 286).   

      8А.И. Королев и А.Е. Мушкин правильно подчеркивают, что длительность переходной  формы общест-ва от доклассового к классовому обусловливает длитель­ность переходной формы от общественного самоуправ-ления к государству (Коро­лев  А.И., Мушкин А.Е. Диалектика возникновения классового общества и государ-ства.— Правоведение, 1977, № 1, с. 69—71, 73).

      9Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 142.

      10Там же, с. 293.

      11Подробнее см.: Развитие  Ф. Энгельсом проблем философии и современность. М., 1975, с. 205.

      12Маркс К., Энгельс Ф. Фейербах. Противоположность материалистиче­ского и идеалистического возз-рений  (Новая  публикация  первой  главы  «Немецкой идеологии»). М., 1966, с. 42.

      13И.Н. Хлопин первым крупным общественным разделением труда считает пе­реход наиболее передо-вых  отрядов  человечества  от присваивающей  к производящей экономике,  а  выделение пастушеских  племен  рассматривает как новое общественное разделение труда (Хлопин  И.Н. Возникновение скотоводства и общест-венное раз­деление труда в первобытном обществе. — В кн.: Ленинские идеи в изучении истории первобытного общества, рабовладения, феодализма. М., 1970, с. 98, 112).

      14Маркс К., Энгельс  Ф. Соч., т. 21, с. 170.

      15Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 72.

      16Маркс К., Энгельс  Ф. Соч., т. 20, с. 184.

      17Разумеется, конкретно-историческое возникновение классов в разных регионах и у различных народов, подчиняясь общим закономерностям, присущим этому процессу, имеет особенности (см., например: Семенов  Ю.И. Первобытная коммуна и соседская крестьянская община. — В кн.: Становление классов  и государства.  М.,  1976, с. 86; Куббель  Л.Е. Об особенностях классообразования в средневековых обществах Западного и Центрального Судана. — Там же, с.100;  Васильев  Л.С. Про­блемы генезиса китайского государст-ва, с. 7, и др.).

      18Критику идеи «доклассового государства» см.: Гальперин Г.Б., Ко­ролев А.И. Методологические и теоретические вопросы науки истории государ­ства и права СССР. Л., 1971, с. 64; Петров В.С. Ф. Энгельс о происхождении » сущности государства и права.— В кн.: Фридрих Энгельс—великий мыслитель и рево­люционер. Л., 1972, с. 96; Байтин М.И. Государство и политическая власть. Сара­тов, 1972, с. 174; Королев А.И., Мушкин А.Е. Указ, соч., с. 66, и др.

      19Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 164.

      20Там же, с. 164—165.

      21Xазанов А.М. Ф. Энгельс и некоторые  проблемы  классообразования.— В кн.: Проблемы этнографии и антропологии в свете научного наследия  Ф. Энгель­са, с. 158; Гуляев  В.И. Проблема становления царской власти у древних майя.—В кн.: Становление классов и государства, с. 200—201; Бромлей  Ю.В. Современ­ные проблемы этнографии  (очерки теории и истории). М.,  1981, с. 191.

      22Маркс К., Энгельс  Ф. Соч., т. 21, с. 169.

      23Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 68, 69, 73, 75.

      24Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 170.

      25Там же, т. 21, с. 170.

      26Там же, с. 171.

      27Там же.

      28Там же, с. 172.

      29Там же, т. 21, с. 171.

      30Рорреr К. Die neue Gesellschaft. — In: Revolution oder Reform. Herbert Markuse und Karl Popper. Munchen, 1971, S. 25.

      31Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 176.

      32Там же, т. 25, ч. I, с. 422.

      33Там же, т. 21, с. 173.

    Информация обновлена:13.11.2003


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru