Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Стручков, Н. А.
Борис Самойлович Утевский (1887 - 1970) /Н. А
. Стручков.
//Правоведение. -1979. - № 3. - С. 71 - 75
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Борис Самойлович Утевский, 1887-1970.
      Стручков, Н. А.

      Н. А. Стручков, доктор юридических наук
      Борис Самойлович Утевский (1887—1970)

      Борис Самойлавич Утавский родился 3 июля 1887 г. в г. Гомеле в семье мел­кого служащего. Окончив в 1905 г. гим­назию, поступил на юридический факультет Петербургского университета. Из универ­ситета он вскоре был исключен в связи со студенческими волнениями. Образование свое он продолжил за границей — в Бер­линском и Лейпцигском университетах. По­лучив в 1909 г. диплом доктора права Лейпцигского университета, Б. С. Утевский вернулся в Россию.

      В этом же году в Петербурге вышла его первая работа — небольшая книга (63 с.) «Что такое право? Теория позитив­ного права и теория нравственности».

      Однако начать практическую деятельность в качество присяжного поверенного можно было лишь при наличии диплома русского высшего юридического учебного заведения и некоторых зарубежных университетов, в число которых Лейпцигский университет не входил. В силу этого правила Б. С. Утевскому пришлось в 1910 г. держать экстерном экзамен в Юрьевском (ныне Тар­туском) университете.

      Б. С. Утевский становится помощником присяжного поверенного у известного петербургского адвоката Н. П. Карабчевского и работает с ним до 1917 г. Он ведет уголовные дела, выступает на политических процессах.

      Находясь в обществе передовых и чест­ных петербургских адвокатов того време­ни, Б. С. Утевский неоднократно встречал­ся с Ф. Н. Плевако, С. А. Андриевским, посещал своеобразный семинар молодых ад­вокатов, организованный Л. Н. Андронико­вым.

      Жизнь в Петербурге свела его я с таки­ми выдающимися людьми, как А. Ф. Кони и Ф. И. Шаляпин.

      С самого начала своей адвокатской дея­тельности Б. С. Утевский стремился понять социальное назначение этой профессии. В поисках истины он взялся сделать доклад на семинаре у Л. Н. Андроникова на. тему: «Достоевский и адвокатура». Поводом для доклада послужило отрицательное отноше­ние писателя к адвокатам вообще. Ф. М. Достоевскому принадлежит злое утвержде­ние: «Адвокат—нанятая совесть». Неспра­ведливо карикатурно изобразил Ф. М. До­стоевский знаменитого адвоката, публици­ста и ученого Спасовича в «Дневнике пи­сателя» в сцене суда над Кроненбергом, его же имел в виду писатель в «Братьях Ка­рамазовых» в лице Фетюковича — защитни­ка Мити.

      Обсуждение доклада и особенно крити­ческие замечания Л. Н. Андроникова, дол­гая беседа с последним уже после семина­ра позволили Б. С. Утевскому понять за­висимость психологии адвоката от социаль­ной среды, политической жизни общества в определенное время. Глубокое уяснение Б. С. Утевским своего профессионального долга способствовало формированию от­ветственного отношения к делу, подлинно гуманных взглядов, которые ярко прояви­лись, когда Б. С. Утевский посвятил свою деятельность перевоспитанию преступни­ков.

      После Октябрьской революции Б. С. Утевский некоторое время продолжал адвокатскую практику в Петрограде. Высту­пая в новых народных судах, он сразу же понял их преимущество перед судами доре­волюционными, далекими не только от за­щиты, но и от понимания интересов людей труда. В своих неопубликованных воспоми­наниях Б. С. Утевский пишет: «Мои сим­патии все больше переключались от дея­тельности защитника к деятельности судьи, прокурора или во всяком случае к иного рода деятельности, связанной с органами советской юстиции, с борьбой с преступно­стью. Сама судьба помогла мне осущест­вить мои желания. Случилось так, что се­мейные дела побудили меня переехать временно в Минск и тем самым навсегда по­кинуть адвокатуру».[1]

      В Минске Б. С. Утевский заведует отде­лом актов гражданского состояния и становится членом коллегии (с совещатель­ным голосом) НКВД БССР. После объеди­нения Белорусской и Литовской республик он переезжает в г. Вильну (Вильнюс), однако вскоре возвращается в Минск, так как Вильну захватывают белополяки.

      В 1920 г. Б. С. Утевского приглашают на работу в НКВД УССР. По приезде в Киев Б. С. Утевский был обязан зареги­стрироваться в НКЮ как лицо с высшим юридическим образованием. Посещение нар­кома юстиция окончилось тем, что Б. С. Утевский стал секретарем коллегии НКЮ, ему была поручена регистрация дипломи­рованных юристов. Наркомат вскоре воз­главил большевик А. И. Хмельницкий, по распоряжению которого началась работа над проектом Уголовного кодекса УССР, написанным, как вспоминает Б. С. Утев­ский, за один месяц. Во время службы в Киеве состоялось знакомство Б. С. Утев­ского с Е. Г. Ширвиндтом — членом колле­гии НКЮ УССР.

      В 1923 г. Б. С. Утевский переезжает в Москву. Е. Г. Ширвиндт, работавший в это время начальником Главного управления местами заключения РСФСР, .предложил ему замяться новым делом — вопросами ис­полнения наказания. Б. С. Утевский согла­сился не сразу. Вначале Е. Г. Ширвиндт привлек его к теоретической разработке некоторых проблем уголовного права, имев­ших отношение к пенитенциарному делу. И таким образом, писал Б. С. Утевский спу­стя много лет, ему пришлось войти в но­вый для него мир — «мир исправдомов, домзаков, изоляторов, окунуться в гущу вопросов преступности, знакомиться с пре­ступниками, иногда серенькими, ничем не обращавшими на себя внимание я даже тупыми людьми, а иногда с поражавшими необычностью, сложностью, запутанностью жизненных путей и глубоко чуждым, часто непонятным внутренним миром».[2]

      О начале своей работы в системе испра­вительно-трудовых учреждений Б. С. Утев­ский вспоминает так: «Когда я дал согла­сие начать работать в исправительно-трудовом деле, мы решили, что я должен хотя бы год прослужить в одном из мест заключения и познакомиться на практике с тюремной деятельностью. Меня (всегда интересовала проблема детской преступно­сти, и я был назначен заместителем дирек­тора по учебно-воспитательной части Мо­сковского трудового дома для несовершен­нолетних правонарушителей (сокращенно Моотруддом). Обстановка там была сложной. Процветали тюремные привычки. Употреблялись наркотики. Были бунты».[3]

      В Моструддоме на Шаболовке Б. С. Утевский работал в 1923—!924 гг. — один год в общей сложности — я добился немалых успехов. «Мне удалось установить в Моструддоме добрые отношения с под­ростками. Я доверял им, а они доверяли мне. Была у них одна трогательная черта, которую надо было использовать, напра­вить их на путь исправления, а именно то, что под крепко наросшей на их душах от­вратительной накипью порока и преступле­ния они сохранили много детского, непосредственного. Они могли часами слушать чтение сказок и стихотворений, предназна­ченных для маленьких детей. Их до слез волновали судьбы героев в книгах для де­тей старшего возраста. Однажды я рас­сказал им про зверей, которых я видел в зоологическом саду. Я заметил, как бле­стели их глаза, когда они слушали меня. ..».[4]

      На свой страх и риск Б. С. Утевский организовал экскурсию .в зоологический сад. Вернулись с экскурсии все.

      Свой опыт он описал в книге «В борьбе с детской преступностью. Очерки жизни и быта Московского трудового дома для несовершеннолетних правонарушителей», из­данной в 1927 г. Первым, кто прочитал и одобрил рукопись, был M. H. Гернет.

      Практическая работа Б. С. Утевского в исправительно-трудовых учреждениях про­должалась после Моструддома. В 1924— 3934 гг. он — старший инспектр-консультант Главного управления местами заклю­чения НКВД и НКЮ РСФСР, в 1934— 1935 гг. — прокурор отдела Прокуратуры СССР.

      У Б. С. Утевского выработалось собствен­ное отношение к обитателям пенитенциар­ных учреждений. Он понимал, что заклю­ченный страдает физически, а главное мо­рально. Страдает семья, в особенности дети. Все это не могло не вызывать чувства жалости. «Очень легко, — писал позже Б. С. Утевский — поддаться на эту жалость, ис­пользовать “возможности” облегчить судь­бу осужденного и чувствовать себя гуман­ным человеком. Но когда я входил в воро­та Таганки, я знал, что высшая гуман­ность, подлинная гуманность — в другом. В народе, в государстве, в той борьбе за социализм, которую вела вся страна. Гуманность требует, чтобы прежде всего ду­мать не об убийце, клеветнике, хулигане, расхитителе государственного имущества, а об убитом и его семье, о тяжело раненом и его семье, о жертве насилия, об обворованном, обманутом, оклеветанном, о Со­ветском государстве».[5]

      Но и о самом преступнике Б. С. Утев­ский тоже думал, участвуя в борьбе за его перевоспитание, возвращение в число честных людей.

      С 1925 г. Б. С. Утевский совмещает прак­тическую работу с научно-педагогической: вначале в качестве старшего научного со­трудника Государственного института по изучению преступности и преступника, в со­ставе которого имелась и пенитенциарная секция, а в 1927—Л 931 гг. в должности ас­систента кафедры уголовного права МГУ. С 1931 по 1936 гг. Б. С. Утевский вновь возвращается к .исследовательской работе в лаборатории по изучению детской бес­призорности и преступности.

      В 20-х годах в связи с изданием норма­тивных актов об исполнении наказания закладывается фундамент науки исправи­тельно-трудового права. Появляются новые советские учебники, автором или соавтором которых был непременно Б. С. Утев­ский.[6]

      Сильной стороной . этих учебников было разъяснение смысла советской уголовно-судебной и исправительно-трудовой полити­ки, ставившей целью не месть преступни­ку, а его исправление, превращение в че­стного труженика. Под этим углом зрения рассматривались специфические вопросы ре­жима лишения свободы, применения мер исправительно-трудового воздействия на осужденных, постпенитенциарной деятель­ности.

      В учебнике Б. С. Утевского «Советская исправительно-трудовая политика» (1934г.) для вузов и юридических курсов наиболее полно и содержательно изложены принципы советской исправительно-трудовой полити­ки, показана их реализация на различных этапах развития Советского государства, раскрыта реакционная сущность буржуаз­ной тюремной политики. Подробно рас­смотрены порядок и условия исполнения исправительно-трудовых работ, ссылки, со­единенной с исправительно-трудовыми рабо­тами, процесс исполнения лишения свободы и применения к осужденным мер исправи­тельно-трудового воздействия. Особое вни­мание уделено особенностям исполнения лишения свободы в отношении несовершенно­летних осужденных, а также наблюдатель­ным комиссиям. Освещены институты ус­ловно-досрочного освобождения и зачетов рабочих дней, применение амнистий. Не остались, без внимания и специфические вопросы служебной деятельности должност­ных лиц исправительно-трудовых .учрежде­ний и многие другие.

      В том, что к середине 30-х годов совет­ское исправительно-трудовое право оформилось как самостоятельная оригинальная наука, никак не являвшаяся копией буржуазной пенитенциарной науки, есть я заслуга Б. С. Утевского.

      Проблемы исправительно-трудового пра­ва ученый исследовал под углом зрения предупреждения преступности. Так, в ста­тье «Преступность и рецидив», вышедшей в 1928 г. в сборнике «Современная пре­ступность», Б. С. Утевский справедливо считал рецидивную преступность той про­блемой, которая ведет вглубь преступности вообще. Ее изучение,—пишет он, — заста­вляет задуматься, почему люди, раз совер­шавшие преступление, не сходят с пре­ступного пути, почему за ними идет моло­дежь, почему не помогает наказание и мно­гое другое.[7] В докладе на Первом Всесоюзном совещании пенитенциарных деяте­лей в 1929 г. он ставит вопрос о преду­преждении новой преступности путем оказания помощи освобожденным из заключе­ния,[8] т. е. затрагивает проблему, уходящую своими корнями в область рецидивной преступности.

      Б. С. Утевский стремился развить прак­тическое назначение науки о наказаниях в плане предупреждения преступности. Это дает основание сказать, что он уже в то время был и пенитенциаристом и кримино­логом.

      На формирование взглядов Б. С. Утевского как практика пенитенциарного дела и юриста-теоретика серьезное влияние оказа­ли встречи с видными государственными и общественными деятелями.

      Широко известна роль А. М. Горького, предпринимавшего реальные шаги в целях, предупреждения детской преступности. В 1932 г. Б. С. Утевский совместно с Я. А. Перелом начал работу над книгой, посвя­щенной Болшевской трудкоммуне, в кото­рой содержались несовершеннолетние пра­вонарушителя. Узнав от Я. А. Переля об этой работе, А. М. Горький пригласил ав­торов к себе домой. Б. С. Утевский вспоми­нает, что А. М. Горький деликатно и очень, подробно расспросил о начатой работе, про­сил показать ему рукопись книги. И хотя, в силу ряда причин книга не была закон­чена, встреча с А. М. Горьким оставила у Б. С. Утевского глубокий след.

      Близко знал Б. С. Утевский Н. В. Кры­ленко, с которым вместе работал, когда последний был директором Всесоюзного института юридических наук.

      Б. С. Утевский о Н. В. Крыленко пишет так: «Николай Васильевич Крыленко был ярким, самобытным, богато одаренным, незаурядным человеком. Революционер, государственный деятель, ученый, знаток и любитель русской литературы, прекрасный шахматист, бесстрашный альпинист, — он во всем и всегда был смел, ярок, стремите­лен. Энергия била в нем ключом. Все, чтo он делал, он делал страстно, вкладывая всю свою волю, весь свой острый ум, все свое сердце».[9] Б. С. Утевский знал Н. В. Крыленко еще в 1905 г. студентом Петер­бургского университета, который, будучи: большевикам и нося кличку «товарищ Аб­рам», страстно звал студентов на митинг, запрещенный ректором и отвергаемый меньшевиками и кадетами. Б. С. Утевскому приходилось встречаться с Н. В. Крылен­ко в бытность его Прокурором республики: и Народным комиссаром юстиции СССР.

      Работа в Московском институте по Изу­чению преступности и преступника, а за­тем во Всесоюзном институте юридических наук сблизила Б. С. Утевского с известными советскими учеными, которые начина­ли свою научную работу еще в дореволю­ционное время — M. H. Гернетом, M. M. Исаевым, А. Н. Трайниным и др.

      В 1931 г. Институт по изучению преступ­ности и преступника после упразднения НКВД РСФСР был передан в НКЮ РСФСР и переименован в Институт уго­ловной и исправительно-трудовой полити­ки, а в 1937 г. во Всесоюзный институт юридических наук. Но в числе десяти сек­ций института не было ни одной, которая занималась бы криминологией или испра­вительно-трудовым правам. Работавшие там криминологи и пенитенциаристы, в том числе и Б. С. Утевский, стали заниматься уголовным правом.

      В 1936—1939 гг. Б. С. Утешений — стар­ший научный сотрудник Всесоюзного института юридических наук. С 1939 до 1950 г. он заведует кафедрой уголовного права Всесоюзного юридического заочного инсти­тута, а с 1950 до 1954 г. кафедрой уголов­ного права Московского юридического ин­ститута. Все эти годы вплоть до 1960 Б. С. Утевский не прекращает научную ра­боту во Всесоюзном институте юридических наук, занимая там должности старшего на-учиого сотрудника, заведующего секцией, заведующего сектором.

      Решением от 28 ноября 1942 г. за рабо­ту «Уголовное право английской револю­ции XVII века», защищенную в 1941 г. в ВИЮНе, Б. С. Утевскому присуждается степень доктора юридических наук. Звание профессора по кафедре уголовного права Б. С. Утевский получает в 1943 г.

      С середины 30-х годов Б. С. Утевский ведет научную работу на новых направле­ниях. Еще в 1927—1928 гг. он командиро­вался в Германию для изучения состояния преступности и тюремного дела. Б. С. Утевский ознакомился, в частности, с дея­тельностью тюрем Гамбурга и Берлина, а также с практикой считавшегося в то вре­мя передовым тюремным деятелем «рефор­матора» Кребса. Критически оценив эксперименты Кребса, ученый собрал богатый фактический материал, который дал ему возможность [выступить позже с рядом политических публицистических (работ, разо­блачавших преступные фашистские методы, применявшиеся буржуазией для расправы с революционерами и передовыми людьми. Среди этих работ — «Преступления и пре­ступники Западной Европы» (1929 г.), «Убийство Карла Либкнехта и Розы Люк­сембург» (1933 г.), «Классовая юстиция в Венгрии» (1933 г.).

      Продолжая разрабатывать эту проблему, Б. С. Утевский позже издает книги «Уголовное право на службе англо-американ­ской реакции» (1948 г.), «История уголов­ного права буржуазных государств» (1950г.).

      В это же время вышли две его моно­графии, породившие ib свое время споры, но несомненно оставившие заметный след в науке советского уголовного права, — «Общее учение о должностных преступлениях» (1948 г.) и «Вина в советском уго­ловном праве» (1950 г.).

      Сейчас, когда с момента выхода на­званных книг прошло почти тридцать лет, можно смело сказать, что понимание Б. С. Утевским проблемы вины ни в коей мере не подрывало идеи осуждения лица толь­ко при наличии в его действиях состава преступления. Идея Б. С. Утевского в том, что не обязательно привлекать к уголов­ной ответственности, применять наказание, когда в определенных действиях имеется состав преступления. Для положительного решения этого вопроса нужно установить вину субъекта. Необходимость наказания вплоть до изоляции в исправительно-тру­довом учреждении должна быть основана на правильной оценке поведения человека, его жизни, прошлого, ситуации, в которой он оказался, нравственно-психологической направленности его личности и многого другого.

      Б. С. Утевский — автор таких работ по уголовному праву, как «Практика примене­ния законодательства в борьбе с хищения­ми социалистического имущества» (1954г.), «Уголовная ответственность за выпуск не­доброкачественной, некомплектной и нестандартной продукции» (1955 г.). Им написа­но множество статей по уголовному праву, он соавтор я редактор ряда учебников по Общей и Особенной частям уголовного права.

      Б. С. Утевский вновь вернулся к пенитен­циарной науке, когда ему было уже 69 лет.

      В 1956/57 учебном году в Высшей школе МВД СССР выделятся самостоятельный курс исправительно-трудового права. Б. С. Утевский был приглашен читать его по совместительству, a вскоре возглавил вновь организованную кафедру исправительно-трудового права. В 1960 г. он полностью переходит на работу в Высшую школу МВД СССР на должность профессора ка­федры исправительно-трудового права, а с 1968 г. назначается профессором-консуль­тантом кафедры исправительно-трудового права.

      Первым вновь изданным после долгого перерыва пособием, по которому можно было изучать исправительно-трудовое пра­во, явилась книга Е. Г. Ширвиндта и Б. С. Утевского «Советское исправительно-трудо­вое право», увидевшая свет в 1957 г.

      По инициативе Б. С. Утевского была подготовлена и проведена в мае 1957 г. Всесоюзная теоретическая конференция, привлекшая всех занимавшихся проблема­ми исполнения наказания в теории и на практике. Один из основных докладов на тему: «Вопросы теории советского испра­вительно-трудового права и практики его применения» сделал Б. С. Утевский. Мно­гие участники высказались в пользу самостоятельного развития исправительно-тру­дового права как отрасли советского пра­ва и соответствующей науки на основе уголовной и исправительно-трудовой поли­тики Советского государства во взаимодействии с уголовным материальным и процессуальным законодательством, на­уками уголовного права и процесса.[10]

      Б. С. Утевский принял участие в про­шедших после 1957 г. теоретических конференциях по вопросам исправительно-трудо­вого права в Саратове и Томске.

      В 1960 г. под его редакцией издается учебное пособие «Советское исправитель­но-трудовое право», написанное коллекти­вом авторов — преподавателей Высшей школы МВД CCC и практических работ­ников исправительно-трудовых учрежде­ний.

      Б. С. Утевскому было особенно присуще чувство нового, он первым подхватывал новые идеи и начинал новые направления в науке. Наглядное свидетельство этому — появление небольшой по объему, но очень полезной книги Б. С. Утевского «Что надо знать работникам исправительно-трудовых учреждений о кибернетике» (1969 г.). По его инициативе и при активном участии разработаны в Высшей школе МВД СССР курсы исправительно-трудовой педагогики и исправительно-трудовой психологии. Б. С. Утевский явился инициатором подготовки первого в стране учебного пособия по исправительно-трудовой педагогике.

      В последние годы жизни ученого вновь привлекли проблемы криминологии, причем наиболее сложные и мало разработанные вопросы этой науки: причины преступно­сти, соотношение социального и биологиче­ского в преступном поведении.

      Б. С. Утевский оставил богатое научное наследие в области исправительно-трудово­го, уголовного права, криминологии, испра­вительно-трудовой педагогики. Он автор более 350 работ, в том числе монографий, учебников, написанных как единолично, так и в соавторстве, научных и публици­стических статей, рецензий.

      Работал Б. С. Утевский до последних минут своей жизни. Смерть не дала ему завершить важную работу «В. И. Ленин об уголовной и исправительно-трудовой поли­тике», рукопись которой была практически готова.

      Замечательный педагог, он подготовил более 40 кандидатов юридических наук многие из которых стали докторами наук. При его непосредственном участии разрабатывались проекты Основ уголовного зако­нодательства, Основ исправительно-трудового законодательства, Уголовного кодек­са РСФСР.

      Память о профессоре Б. С. Утевском — добром воспитателе и наставнике, талантливом ученом и педагоге, чутком и отзыв­чивом человеке навсегда сохранится в сердцах советских юристов.

       

      1 Архив Б. С. Утевского.

      2 Там же.

      3 Там же.

      4 Там же.

      5 Там же.

      6 См.: Ширвиндт Е. Г., Утевский Б. С. 1) Советское пенитенциарное право. М, 1927; 2) Советское исправительно-трудовое право. М., 1931; Утевский Б. С. 1) Советская исправительно-трудовая по­литика. М., 1934; 2) Советское исправи­тельно-трудовое право (учебник для юри­дических школ). М., 1935.

      7 См.: Утевский Б. Преступность и рецидив. — В кн.: Современная преступ­ность. М., 1928, с. 39.

      8 См.: Утевский Б. Оказание помощи: освобожденным заключенным. — В- кн.: Ре­форма тюрем и перспективы исправитель­но-трудового дела в СССР. М., 1929, с. 198—209.

      9 Там же.

      10 См.: Научная конференция по совет­скому исправительно-трудовому праву. — Советское государство и право, 1957, № 12, с. 129—132; Конференция по вопросам со­ветского исправительно-трудового права. — Советская юстиция, 1957, № 8, с. 64—66.

    Информация обновлена:03.12.2003


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru