Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения :

АР
Б874 Братусь, М. Б. (Мария Борисовна).
Вещно-правовые способы защиты права собственности и
владения :Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.03
- "Гражданское право ; Семейное право ; Предпринимательское
право ; Международное частное право" /М. Б. Братусь ; Науч.
рук. В. А. Рахмилович, М. Г. Масевич. -М.,2005. -25 с.-
Библиогр. : с. 25.3 ссылок
Материал(ы):
  • Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения
    Братусь, М. Б.

    Братусь, М. Б.
    Вещно-правовые способы защиты права собственности и
    владения :

    Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    Общая характеристика работы.

    Актуальность темы настоящего диссертационного исследования обусловлена прежде всего значением права собственности и владения как важнейших объектов изучения цивилистической науки. За последнее время в России произошли кардинальные изменения социальных и экономических отношений, в эпицентре которых неизменно оказывались вещные права. В прошлое ушли тезисы о различии между личной и частной собственностью, неидентичности собственности пролетариата и буржуазии и т.п. Была проведена приватизация имущества, изменившая статус недвижимости. Ряд законодательных актов, в том числе Конституция России и принятый недавно Земельный кодекс закрепили право собственности на землю. За истекшие годы возникло новое понимание отношений права собственности, между тем как соответствующая часть Гражданского Кодекса Российской Федерации, посвященная защите данного права, часто копирует законодательные положения советских времен, когда главенствовала монополия государственной собственности при крайне усеченном частном секторе. Возрастание гражданского оборота породило необходимость в юридическом оформлении современных правоотношений, пересмотра ряда положений при определении и защите прав собственника. На практике все чаще встречаются ситуации, когда участники оборота применяют по аналогии либо основывают свои отношения на тех правовых нормах, которые не являются в достаточной мере адекватными объективным потребностям гражданского оборота.

    Несмотря на то, что вопросам защиты вещных прав в современной юридической литературе отводится немало места, споры о природе этих явлений, основаниях их возникновения, составе участников, содержании, порядке и последствиях применения не утихают. Такие вопросы как характер и способы защиты права собственности, соотношение права собственности и владения, исковой и приобретательной давности также требуют

    3

    переосмысления в связи с «несимметричностью» правового поля для различных категорий правоотношений, обусловленной во многом противостоянием имущественных интересов добросовестного приобретателя и собственника.

    Не следует забывать, что изменения происходят не только в российском, но и в общемировом масштабе. Эти изменения в первую очередь связаны с глобализацией, то есть с возникновением новых институтов, выходящих за пределы правового поля только одного государства, что в свою очередь повлечет изменение, «глобализацию» правоотношений. Во-вторых, они связаны с изменением границ государств и государственных союзов, а следовательно, и статусом граждан и вытекающими из этого коллизиями. В-третьих, возрастающая доля нематериальных объектов права, в частности, в информационном пространстве, и, как неизбежное следствие, распространение права собственности на эти объекты, также потребует применения новых подходов.

    Имея в виду значимость вещных прав и механизмов их защиты в жизни общества и отдельных индивидуумов, полагаем избранную нами тему исследования актуальной и имеющей не только теоретическое, но и большое практическое значение, а проведенную работу элементом современного научного осмысления правовой категории защиты вещных прав.

    Цель исследования. Целью настоящей работы является теоретическое исследование особенностей вещно-правовых средств защиты, а также выявление современного понимания проблемы обеспечения надлежащей защиты нарушенных гражданских прав в условиях развития гражданского оборота. Указанная цель предопределила следующие задачи диссертационного исследования:

    4

    - Рассмотрение юридической природы и отличительных признаков вещных прав и вещно-правовых способов защиты, определение их места в системе способов защиты гражданских прав;

    - Анализ распространенных теорий владения в аспекте отношения к правоприменительной практике, а также изучение вопроса об основаниях его защиты как вещного права;

    - Рассмотрение соотношения виндикации и реституции, имеющих аналогичные функции в виде возврата имущества в натуре;

    - Исследование понятия условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, негаторного иска и иска о признании права собственности;

    - Рассмотрение спорных вопросов, возникающих при исследовании норм законодательства при расчетах между собственником и незаконным владельцем;

    - Рассмотрение вопросов о возможности распространения способов вещно-правовой защиты в отношении владельцев бездокументарных ценных бумаг и иных нематериальных объектов;

    - Разработка конкретных предложений по совершенствованию норм законодательства, связанных с вещно-правовыми способами защиты;

    - Выявление пробелов в правовом регулировании и ошибок в толковании и применении законодательства о праве собственности.

    Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с осуществлением вещно-правовой защиты права собственности и владения.

    Предмет исследования составляют предусмотренные законодательством и применяемые на практике вещно-правовые способы защиты права собственности и владения, практика разрешения судами общей юрисдикции и арбитражными судами споров в отношении права

    5

    собственности и владения. В работе также рассматривается ряд теоретических положений, относящихся к сущности и понятию права собственности как вещного права.

    Методологическая основа данного исследования включает в себя методы системного и исторического анализа, сравнительно-правовой, формально-логический и другие научные методы. Теоретическую основу диссертации составляют труды дореволюционных, советских и современных юристов М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, Г.Н. Амфитеатрова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Е.В. Васьковского, А.В. Бенедиктова, В.В. Витрянского, Ю.С. Гамбарова, Д.М. Генкина, В.П. Грибанова, Д.В. Дождева, В.А. Дозорцева, М.В. Зимелевой, О.С. Иоффе, Н.И. Клейн. О.М. Козырь, М.И. Кулагина, В.Н. Литовкина, Л.А. Лунца, А.Л. Маковского, М.Г. Масевич, В.Ф. Маслова, Д.И. Мейера, В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, Е.А. Павлодского, И.С. Перетерского, И.А. Покровского, Н.В. Рабинович, В.А. Рахмиловича, В.В. Ровного. А.А. Рубанова, В.А. Рясенцева, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, К.И. Скловского. Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого. Е.А. Флейшиц, P.O. Халфиной, В.М. Хвостова, С.А. Хохлова, Б.Б. Черепахина, В.В. Чубарова, Г.Ф. Шершеневича и других авторов.

    Практическую основу исследования составляет судебная и судебно-арбитражная практика разрешения гражданских дел о защите права собственности, постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ.

    Научная новизна диссертации состоит в том, что в работе проведен комплексный и всесторонний анализ способов защиты собственности и владения на современном этапе; выявлен ряд новых аспектов защиты права собственности с точки зрения гражданско-правового и процессуально-правового законодательства, впервые показаны некоторые тенденции развития законодательства и практики в отношении вещно-правовых средств защиты права собственности.

    6

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1) Традиционная характеристика вещных средств защиты как абсолютных должна пониматься в значении обшей запрещающей нормы. Действие виндикации, направленное против всякого потенциального нарушителя, связано с общим понятием права собственности как абсолютного права, и не должно смешиваться с распространенной в науке квалификацией вещного иска как иска, направленного "против всех и каждого". Эта квалификация основана на фикции и находится в противоречии с условиями пассивной легитимации по вещному иску, которая предполагает не фиктивное, а реальное отношение каждого данного ответчика к спорной вещи.

    2) Собственник, будучи участником гражданских правоотношений свободен в выборе способа защиты нарушенного права, поскольку законодатель в императивной норме не предписывает субъекту, какой способ защиты использовать в той иной ситуации. В связи с чем, собственник при нарушении обязательства, возникшего из договора вправе, по нашему мнению, предъявить любой из исков (договорный или вещный).

    3) Иски титульного владельца и держателя не должны именоваться виндикационными. Они лишь построены по модели виндикационного, но непосредственно таковыми не являются. В противном случае придется допустить возможность столкновения или конкуренции двух имеющих разные правовые основания исков о защите владения. Кроме того, такой "виндикационный" иск может использоваться против собственника, что противоречит смыслу и цели этого иска.

    4) Поскольку отношения, связанные с безналичными, бездокументарными формами денег и ценных бумаг, в силу определенной

    7

    специфики не укладываются в рамки обязательственных или вещных отношений, учитывая возрастающее значение данных объектов в гражданском обороте целесообразно выделить их в особый вид (особую форму) гражданско-правовых отношений с распространением на них принципов вещно-правовой защиты.

    5) При помощи защиты факта владения можно сконструировать более эффективную защиту права собственности. Владение является непосредственным выражением, квинтессенцией права собственности, и в подавляющем большинстве случаев в качестве владельцев выступают собственники. Применяя оперативную защиту на основании фиксации лишь
    факта владения, закон защищает интересы собственника, причем более простым и действенным способом, чем принятые на сегодняшний день в российском праве меры защиты, которые обусловлены характером спорных взаимоотношений сторон и поставлены в зависимость от сложного процесса доказательства правового основания. Для этого необходимо установить в законе презумпцию права собственности владельца, которая может быть опровергнута собственником или законным владельцем.

    6) В российском законодательстве следует закрепить право собственника требовать предотвращения возможного нарушения его права собственности в будущем (при наличии действительной угрозы такого нарушения), по модели германского законодательства. Подобное право должно входить в состав негаторного требования, ибо оно с неизбежностью следует из понимания собственности как основы и условия реальной свободы личности.

    7) Такой традиционный способ защиты права собственности как иск о признании (ст. 12 ГК РФ) не помещен в главу 20 ГК РФ, посвященную

    8

    непосредственно защите права собственности, что порождает его неоднозначное толкование в науке и практике. В связи с этим, представляется целесообразным более четкое законодательное решение вопроса классификации вещно-правовых способов защиты права собственности, в частности путем группирования всех средств защиты в одном разделе Гражданского Кодекса Российской Федерации.

    8) Закрепив правило о приобретении права собственности на недвижимое имущество добросовестным приобретателем при отказе в его виндикации (ст. 223 ГК РФ в ред. ФЗ РФ № 214-ФЗ от 30.12.2004), законодатель оставляет вопрос о добросовестном приобретении движимого имущества от неуправомоченного лица по прежнему открытым. Дальнейшая защита интересов участников гражданского оборота предполагает определение юридической судьбы возмездно приобретенного имущества в случае запрета виндикации. Предлагается дополнить п. 2 ст. 218 ГК РФ следующей фразой: «Право собственности возникает у добросовестного приобретателя имущества в случае, когда имущество не может быть истребовано у него собственником по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК РФ».

    Апробация результатов и практическая значимость диссертационного исследования. Основные положения диссертации обсуждались и были одобрены на заседаниях отдела фажданского законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. Автор выступала с докладами на Конференциях в МГУ им М.В. Ломоносова в (1999, 2000), а также на Научно-практических конференциях молодых ученых, аспирантов и соискателей, проводимых в Институте законодательства и сравнительного правоведения в (2004, 2005). По теме диссертационного исследования

    9

    автором опубликовано три научных работы. Положения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании могут быть использованы при разработке проектов нормативных актов в правоприменительной сфере, а также при преподавании соответствующих юридических дисциплин.

    Структура работы обусловлена задачами исследования, в частности, избранием наиболее характерных (проблемных) аспектов вещно-правовой защиты права собственности. Диссертация изложена на 205 страницах, состоит из введения, основной части, состоящей из трех глав, объединяющей семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

    Основное содержание работы.

    Во введении обосновывается актуальность избранной темы, дается оценка современного состояния рассматриваемых в диссертации проблем, определяются объект и предмет, раскрываются цели и задачи исследования, теоретическая, (нормативная, методологическая) и эмпирическая основы. Отмечается научная новизна, теоретическая и практическая ценность результатов исследования, приводятся сведения об апробации результатов работы, ее структуре.

    В первой главе «Особенности и виды вещно-правовых способов защиты» автор исходит из различия регулятивного характера гражданско-правовых норм, направленных на закрепление мер возможного (должного) поведения субъектов при обычных обстоятельствах

    и в условиях столкновения интересов, т.е. в конфликтных ситуациях. На этом основании проводится разграничение между понятиями «защиты» и «охраны» права собственности. Понятие защиты, как отмечает Е.А. Суханов, уже понятия охраны, поскольку защищать можно то, что нарушено; в то время как охрана, направленная на обеспечение эффективного осуществления права.

    10

    реализуется практически всеми отраслями права. Защита права собственности является, таким образом, реакцией на его нарушение и представляет собой специальные меры гражданского права, которые нацелены на восстановление (формализацию) данного вещного права и (или) устранение препятствий в осуществлении отдельных его правомочий. Право на защиту рассматривается как самостоятельное субъективное право, возникающее соответственно в момент нарушения права собственности.

    В главе анализируются традиционные черты вещно-правовой защиты, признаками которой является абсолютный характер защиты, право следования, а также наличие особого материального объекта - вещи, обладающей устойчивой способностью к сохранению своих характерных признаков (Ю.К. Толстой).

    При рассмотрении вещно-правовой защиты отмечается, что сущность права собственности как объекта правовой защиты состоит в непосредственном юридически санкционированном отношении лица к вещи, охраняется и защищается не вещь, а чье-либо право на нее. Данное положение предполагает, что право направлено прежде всего на поведение участников оборота по поводу осуществления прав и обязанностей в отношении имущества.

    Исследование вещно-правовых способов защиты в том ракурсе, в каком оно было предпринято в рамках диссертации позволило четко отграничить данные средства защиты от иных мер гражданско-правовой защиты, имеющих сходные последствия и применяющихся в других правоотношениях, в частности, подобное разграничение проводится на примере возмещения ущерба и вещных способов защиты.

    Значительное внимание уделено проблеме соотношения (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых средств при осуществлении защиты права собственности. Указывается, в частности, что логика ст. 305 ГК РФ, согласно которой договорный владелец наделен

    11

    вещными средствами защиты против собственника, дает основание для необоснованной конкуренции между вещными и обязательственными способами защиты, а в определенных ситуациях может привести к коллизии двух «виндикационных» исков. Кроме того получается, что по виндикационному иску, изначально предназначенному для защиты собственника, последний оказывается на месте ответчика как незаконный владелец. В качестве иллюстрации приводится пример, связанный с договором аренды.

    В юридической науке высказано мнение о недопустимости выбора собственником иска при наличии вещных, договорных или иных обязательственных отношений между сторонами. По мнению автора диссертационного исследования такой подход некорректен, поскольку ведет к ограничению собственника в выборе способов защиты нарушенного права. На практике возможны ситуации, когда предъявление договорного иска может быть затруднительно или нецелесообразно по каким-либо причинам собственнику. Вместе с тем отмечается, что виндикационный иск не способствует облегчению процесса доказательства права собственности. Решение проблемы конкуренции видится через установление владельческой защиты, которая с одной стороны позволит сузить крут лиц по виндикационному иску, а, с другой стороны, обеспечит возможность оперативной и упрощенной защиты собственности на основании фиксации лишь факта владения.

    В качестве результата проведенного анализа следует рассматривать вывод, что основное различие абсолютных и относительных правоотношений состоит не в характере правонарушения (оно всегда конкретно), а в характере обязания. «Абсолютность» собственности должна пониматься в значении объективной запрещающей нормы, которая является общим правилом поведения и практически реализуется лишь в случаях нарушения права, т.е. в аномальных случаях, когда речь идет об отношениях с уже конкретным

    12

    нарушителем, и тогда искусственная, чисто абстрактная связь мгновенно приобретает четкие границы в рамках определенного круга лиц. В этом плане и подвергается сомнению дуализм гражданского права, уходящий своими корнями в глубины древности, а потому рассматриваемый в качестве естественного.

    Исследование специфики вещных требований на примере виндикации также позволило сделать вывод о том, что отношения, возникающие из виндикационного требования существенным образом отличаются от самого правоотношения собственности. Вместе с тем анализ действующего законодательства, вопреки мнению некоторых авторов, не дает оснований для причисления виндикации к разряду обязательств. Отмечается, что отсутствие закрепленной в законе обязанности возврата вещи может ущемлять права собственника.

    Рассмотрение эволюции понятия недвижимого имущества, как объекта вещных прав, которое может включать не только материальные объекты, но и права; а также различных моделей построения отношений по поводу вещей, представленных как римским правом, так и некоторыми современными зарубежными правовыми системами, привело автора к выводу, что деление прав на вещные и обязательственные носит как и любая научная классификация достаточно условный характер. Следует согласиться поэтому с общим утверждением Д.И. Мейера, что «грани, отделяющие один вид права от другого не занимают постоянно одного и того же места, а зависят от ступени юридического быта».[1] Тем не менее практика нуждается в построении определенной единой классификационной системы исков, защищающих вещные и обязательственные права.

    В главе показано, что доктринальная опенка понятия защиты собственности гораздо шире законодательной. Теоретически большинство институтов прямо или косвенно направлены на защиту права собственности.

    13

    Критерий для выявления вещных способов защиты должен проходить через решение вопроса, в рамках какого правоотношения осуществляется защита, на защиту какого права непосредственно направлено соответствующее требование. Отсюда следует вывод, что наиболее адекватной является классификация, согласно которой к вещно-правовым способам защиты относятся: истребование имущества из чужого незаконного владения (виндикапионный иск), требование о защите владения (владельческий иск): требование собственника об устранении нарушения его права, не связанною с лишением владения (негаторный иск), требование собственника о признании его права. Данная рабочая классификация легла в основу дальнейших разделов диссертации, где подробно исследуется каждый из названных способов защиты.

    Вторая глава - «Виндикационный иск» - включает в себя четыре параграфа. В первом параграфе рассматриваются понятие, цели и условия виндикационного иска, начиная с краткой исторической характеристики данного средства в Римском праве. Освещаются вопросы эволюции понятия виндикации в европейском и российском законодательстве, анализируются дискуссии дореволюционных и современных ученых о данном средстве защиты.

    При рассмотрении понятия виндикационного требования делается акцент на том, что целью данного иска является восстановление господства над вещью или возможности осуществления правомочий по своему усмотрению, что является, исходя из анализа норм отечественного и зарубежного законодательства, сущностной чертой права собственности.

    В работе показано, как на протяжении истории отечественного гражданского права круг субъектов, наделенных правом виндикации постоянно менялся в сторону увеличения. Так, в дореволюционном гражданском праве возможность виндицировать свое имущество была предоставлена собственнику, прочие владельцы (титульный и фактический)

    14

    защищали свое владение с помощью владельческих исков. В советский период в законодательстве и юридической литературе обосновывалось предоставление виндикационного иска не только собственнику, но и ряду других участников оборота, таким как субъектам прав оперативного управления и хозяйственного ведения. Российское законодательство пошло по пути дальнейшего расширения классического понятия виндикации, отнеся к кругу лиц. имеющих право виндицировать, во-первых, несобственников -носителей иных вещных прав, во-вторых, лиц, владеющих имуществом по договорному титулу, а в третьих, сюда можно отнести (хотя и с натяжкой) защиту владения по давности. Такой подход во многом вызван, на взгляд автора, сохраняющимися по инерции элементами предшествующего советского уклада экономики, в частности, правами оперативного управления и хозяйственного ведения, а также отсутствием особого института защиты владения.

    Основным выводом данного параграфа может служить то, что современный законодатель не учитывает сущностного аспекта виндикационного иска как гражданско-правового средства, направленного исключительно на защиту прав собственника, ибо такая же защита предоставляется целому ряду других участников гражданского оборота.

    Во втором параграфе «Ограничение виндикации» рассмотрены условия ограничения виндикации. Среди обстоятельств, препятствующих виндикации, автор выделяет, во-первых, факторы временного характера (куда относится исковая давность); во-вторых, материально-правового плана.

    Приводятся мнения цивилистов относительно спорных вопросов о возможности прекращения материального права с истечением срока действия исковой давности, моменте начала течения исковой давности и пр. Отмечается, в частности, что при отказе в виндикации с истечением срока исковой давности неизбежно возникает требующий разрешения вопрос о правовом положении спорного имущества. Предлагается устранить эту

    15

    неясность, закрепив правило, согласно которому в случае отказа в виндикационном иске по причинам пропуска исковой давности истец утрачивает материальное право - право собственности, а ответчик соответственно приобретает его на спорное имущество с момента вступления в силу судебного решения. Соответствующее пояснение должно содержаться в правилах о виндикации (гл. 20 ГК РФ) и основаниях приобретения и прекращения права собственности (ст. 218, 235 ГК РФ). Кроме того, указываются возможные пути сокращения столь длительного времени нахождения имущества в статусе приобретаемого, так, например, анализируется возможность унификации сроков приобретательной и исковой давностей.

    Материально-правовые ограничения виндикации включают такие критерии как добросовестность, возмездность. Виндикация ограничивается также в случаях, когда вещь приобретается от лица, к которому она поступила по воле собственника. В работе исследован каждый из указанных критериев ограничения виндикации. Так, недобросовестность характеризуется как субъективный психический фактор осведомленности приобретателя об отсутствии у отчуждателя легитимного права. Понятие добросовестности как условия ограничения виндикации со времен Древнего Рима не претерпело существенных изменений. Относительно критерия возмездности при приобретении имущества автор полагает, что вопреки мнению о том, что изъятие имущества не наносит ущерба добросовестному безвозмездному приобретателю, следует допустить удовлетворение виндикационного иска с одновременным удовлетворением встречного требования, например, о возмещении убытков, включая расходы по содержанию вещи, упущенную выгоду и прочее. Завершая данный параграф, автор констатирует, что при сохранении ограничения виндикации, по сути, отвергнутое законодателем в качестве правового состояния, владение получает приоритет перед правом собственности. Это достаточно ярко

    16

    проявляется в конструировании норм о приобретении добросовестным приобретателем в собственность недвижимого имущества в случае отказа собственнику в виндикации, (ст. 223 ГК РФ в ред. ФЗ № 214-ФЗ от 30.12.2004). В главе особо подчеркивается актуальность различий в регулировании оборота движимых и недвижимых вещей, что неизменно затрагивает вопросы виндикации. Высказывается предложение об определении в законе (ст. 218) общего правила о приобретении в собственность добросовестным приобретателем вещи, если она не может быть изъята у него в силу ст. 302 ГК РФ.

    В данном разделе рассмотрены также процессуальные особенности виндикационного иска, а также некоторые вопросы, возникающие при расчетах в процессе истребования имущества из чужого незаконного владения.

    Параграф третий «Деньги и ценные бумаги как объекты виндикации» посвящен, во-первых, общей характеристике данных объектов гражданского права, во-вторых, рассмотрению проблемы допустимости применения к указанным объектам виндикационного средства защиты. Подчеркивается особая роль денег и ценных бумаг в гражданском обороте, а также значимость адекватной защиты их владельцев. Отмечается, что деньги и ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя ни при каких условиях. Применительно к защите интересов держателей ценных бумаг в форме документов и в бездокументарной форме возможна подача исков о признании прав, восстановлении положения, существовавшего до нарушения прав, признания сделки недействительной, а также иных исков.

    Рассмотрены особенности гражданско-правовых последствий посягательств на права, составляющие бездокументарные ценные бумаги. Известно мнение, что бездокументарные ценные бумаги, исходя из особенностей их правовой природы, в частности, отсутствия материального

    17

    объекта, не могут быть предметом виндикации. Вместе с тем, учитывая богатый опыт зарубежных стран, автор полагает возможным применение по аналогии принципов вещно-правовой абсолютной защиты права собственности в отношении данных объектов. Отмечается, что специфические особенности денег и ценных бумаг, могущих существовать как в «телесной» так и «бестелесной» формах, не всегда позволяют однозначно решить вопрос об их вещной или обязательственной природе. В то же время обращается внимание на тождество функций, или, как пишет В.В. Витрянский, «тождество сущности» документарной и бездокументарной форм данных объектов.[2] В этом плане целесообразно также, по мнению автора, выделить безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги, учитывая их возрастающее значение в гражданском обороте, в особый вид (особую форму) гражданско-правовых отношений.

    Параграф четвертый называется «Вопрос о соотношении виндикационного иска и иска о применении недействительности сделки в виде истребования имущества». Рассмотрение соотношения названных правовых институтов обусловлено наличием как сходных признаков, так и различий. Оба института являются средствами защиты имущественных прав, имеют аналогичный результат. Разграничение виндикации и реституции проводится через различия целей и правовой направленности исков, их процессуальных особенностей. Эти особенности подробно исследованы в диссертации, на основании чего автор делает следующие выводы. Реституция и виндикация - разнородные способы защиты гражданских прав. Реституция осуществляется в рамках обязательственного правоотношения, в то время как виндикационное требование носит сугубо вещно-правовой характер. Кроме того, указывается, что реституция имеет в российском законодательстве статус охранительной меры, что достигается, во-первых, предоставлением

    18

    суду права применять последствия недействительности ничтожной сделки по своему усмотрению (п. 2 ст. 166 ГК РФ), во-вторых, установлением повышенного срока исковой давности, (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Проблема соотношения данных институтов, во многом обозначенная и подкорректированная на сегодняшний день судебной практикой, стояла достаточно остро, поскольку применение правил, посвященных недействительности сделок, позволяло преодолеть установленный законом барьер, защищающий добросовестного приобретателя от притязаний истца по виндикационному иску. Указывается, что коллизии этих достаточно разнородных явлений способствует целый ряд неразрешенных вопросов, скажем, таких как вопрос о юридической судьбе движимого имущества после отказа в виндикации, вопрос о теоретической возможности у любого заинтересованного лица применить иск в отношении ничтожной сделки (п. 2. ст. 166ГКРФ).

    Третья глава «Иные вещно-правовые способы защиты права собственности» посвящена исследованию таких традиционных способов вещно-правовой защиты как негаторный иск, иск о признании и владельческий иск.

    Первый параграф «Владельческая защита» посвящен исследованию теории владения и основаниям его защиты. Показывается эволюция данного института на примере истории римского, европейского и российского дореволюционного права. Автором прежде всего отмечается, что значение института владения состоит в его вспомогательной роли по отношению к праву собственности: это институт скорее процессуального, чем материального характера, дополняющий и облегчающий его защиту.

    Владение выступает в различных ипостасях: во-первых, как отдельное правомочие в рамках отношений собственности, во-вторых, как самостоятельное явление правовой действительности и подлежит защите в

    19

    обоих случаях. Именно эти формы владения в основном рассматриваются в данной главе.

    Отмечается, что такое правовое качество владения как возможность специальной защиты, присущее европейским правовым системам (как в свое время и дореволюционному русскому праву), позволяет говорить о владении как о самостоятельном институте. Можно констатировать, что владение по современному гражданскому законодательству России не является особым, имеющим самостоятельное значение правовым институтом, оно выступает лишь как составной элемент, одно из правомочий носителя определенного права, и в первую очередь, права собственности. Показаны, в частности, трудности, связанные с выявлением содержания, которое законодатель вкладывает в правомочие владения, а также в вопросе, кого можно считать владельцем, продолжает ли собственник оставаться владельцем вещи при сдаче ее внаем, или же владельцем вещи на период найма признается наниматель. Исходя из этого в диссертации делается рекомендация для устранения подобной неопределенности закрепить в российском гражданском праве «вертикальную» структуру владения, аналогичную германскому институту двойного владения, с признанием тем самым существования одновременно владения собственника и владения фактического владельца. Проводя вышеуказанное разграничение, можно разрешить проблему коллизии двух исков, направленных на защиту владения, неразрешимую при нынешней редакции ст. 305 ГК РФ. Проблема может быть решена, если при стечении исков о защите владения установить приоритет этих исков в зависимости от градации права владения на две или более категории. Критерием для выделения подобных категорий могут служить:

    Во-первых, источник возникновения права владения, например, право владения, возникшее естественным путем из права собственности могло бы иметь более высокий приоритет, чем право владения, возникшее на

    20

    основе возмездного договора, которое в свою очередь будет приоритетнее, чем владение, возникшее из договора безвозмездно.

    Во-вторых, тип владения - фактическое ли это (непосредственное) или опосредованное владение.

    В-третьих, хронологический порядок возникновения владения в рамках принятых для данных случаев сроков давности.

    На взгляд автора имеются предпосылки для легального (нормативного) определения владения как «фактического состояния» с приданием ему упрощенной защиты, независимо от правовой основы. Представляется ценным в этом отношении опыт законодательства других стран, в частности Франции и Германии, где установлена презумпция, что владелец движимой вещи является ее собственником (ст. 2279 ФГК, § 1006 ГГУ), ибо в качестве владельцев в большинстве случаев выступают собственники имущества или лица осуществляющие владение в интересах собственников (хранители, перевозчики, подрядчики, владельцы найденных вещей и т.д.).

    Обращается внимание, что в Гражданском Кодексе России имеется частный случай защиты владения - владения в рамках приобретательной давности (п. 2 ст. 234 ГК РФ). Но несмотря на появление в современном российском гражданском праве этого института (и наличие исковой защиты), владельческой защиты в подлинном значении не возникает. Владение по приобретательной давности не подлежит защите против собственника и титульного владельца, следовательно в процессе такой зашиты возможно рассмотрение вопроса о праве, таким образом такая защита приобретает уже петиторный характер. Далее, в основе защиты владения для давности лежит не сколько сам факт владения и его произвольного нарушения, как при интердиктной, посессорной защите, сколько наличие совокупности условий владения. В то же время обращается внимание на то, что защита давностного владельца, как следует из смысла п. 2 ст. 234 ГК РФ, может охватывать и

    21

    случаи незаконного владения (М.Г. Масевич). Как указывается в разъяснении Пленума ВАС от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности», право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено как на бесхозяйное имущество, так и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.

    В этом плане, поскольку правила о защите давностного владения касаются, непосредственно порядка осуществления защиты фактического (в том числе иногда и беститульного) владения, представляется целесообразным поместить соответствующие нормы о защите владения без привязки к условиям приобретательной давности в главу 20 ГК РФ «О защите права собственности и других вещных прав» после норм ст. 305 ГК РФ, направленных на защиту титульного владения.

    В данном разделе рассмотрен ряд владельческих ситуаций, а также некоторые проблемные вопросы, связанные с возможностью приобретения права собственности на земельные участки в силу владения по приобретательной давности. При этом подчеркивается, что действующее земельное законодательство не содержит прямых запретов для применения норм о приобретательной давности к земельным участкам. Определенные ограничения существуют в связи с тем, что институт приобретательной давности может действовать только в отношении участков, находящихся в частной собственности и не может применяться по отношению к землям общего пользования, заповедников и т.п.

    Негаторный иск рассматривается во втором параграфе главы. Он начинается с краткой характеристики негаторного иска в римском праве. Приводятся также примеры легальных определений данного средства защиты в зарубежном законодательстве. Отмечается первоначальное историческое значение негаторного иска как иска, направленного на отражение сервитута на спорное имущество, что до сих пор достаточно четко проводится в

    22

    европейском законодательстве. Цель регулирования сервитутных отношений заключена в предупреждении возможных разногласий и споров между собственниками соседних участков. В сходном ракурсе и рассматривается негаторный иск.

    Поскольку ст. 304 ГК РФ говорит о всяких нарушениях права собственности, имеется в виду не только устранение помех в осуществлении правомочия пользования, но и иных посягательств на право собственности, в том числе затрагивающих свободу распоряжения вещью. Автор обращает внимание на то, что если оставить в стороне требование об исключении имущества из описи, то все прочие негаторные требования практически мыслимы лишь как иски об устранении препятствий, чинимых собственнику в осуществлении принадлежащего ему права пользования имуществом. Учитывая, что иски об исключении имущества из описи являются разновидностью исков о признании, (поскольку они направлены на устранение неопределенности в отношении статуса имущества) представляется возможным рассматривать негаторный иск в классическом понимании как иск собственника об устранении помех в пользовании имуществом. Встречающийся в литературе взгляд, согласно которому иск об исключении имущества из описи относится к негаторным. поскольку лицо, чье имущество было ошибочно включено в опись, лишается права распоряжения и пользования, представляется не совсем убедительным, поскольку, следуя логике подобного суждения, можно прийти к тому, что и виндикационный иск косвенным образом защищает возможность пользования и распоряжения (хотя принято за аксиому, что данный иск-направлен на защиту правомочия владения).

    Классическое восприятие негаторного иска как средства, охраняющего сферу суверенной власти собственника, подразумевает защиту от всех возможных, юридически значимых исков, которые оказывают влияние на ценностный аспект собственности. В связи с этим автором

    23

    формулируется предложение по закреплению в законе права собственника требовать предотвращения еще не наступившего, но реально возможного нарушения его права собственности.

    Третий параграф - «Иск о признании права собственности» -посвящен теоретическим и практическим вопросам применения иска о признании права собственности. Гражданский Кодекс РФ не содержит самостоятельной нормы, посвященной указанному средству защиты права собственности, что объясняется во многом весьма неоднозначной доктринальной трактовкой правовой природы иска о признании в системе средств защиты права собственности. Достаточно распространено мнение, что данный иск входит составной частью как одно из притязаний в состав виндикационного или негаторного иска. Именно в таком значении иск о признании часто воспринимается судебной практикой.

    Иск о признании обладает определенной спецификой. Он заявляется часто при необходимости судебного признания права на вещь в случаях, когда необходима формализация этого права, в том числе при отсутствии спора в классическом понимании и, следовательно, конкретного ответчика. По сути такой иск направлен на защиту осуществления права собственности в целом. Решение по иску о признании призвано служить базой, основой для осуществления конкретных правомочий собственника, поскольку отсутствие правоустанавливающих документов фактически делает для собственника невозможным нормальное распоряжение имуществом. Рассматриваемый иск определяется как внедоговорное требование обладателя субъективного права о констатации перед третьими лицами принадлежности ему данного права в отношении определенного имущества, не соединенное с требованиями о возврате имущества или устранения иных препятствий в осуществлении права. Притязания на совершение ответчиком определенных действий могут возникнуть в дальнейшем только как следствие удовлетворения требования о признании; соответственно в зависимости от характера возникающих

    24

    требований они уже классифицируются как виндикационные или негаторные. Высказанные положения подкрепляются в диссертации примерами из судебной практики.

    Определение правовой природы иска о признании имеет существенное значение в решении процессуальных вопросов применения сроков исковой давности, исчисления государственной пошлины и др. В связи с этим видится необходимым более четкое законодательное решение классификации средств вещно-правовых способов зашиты права собственности, в частности, путем группирования всех средств защиты в одном разделе Гражданского Кодекса Российской Федерации.

    В заключении автором формулируются основные выводы диссертационного исследования и обобщаются предложения по совершенствованию действующего законодательства.

    По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

    1. Братусь М.Б. Владение как правомочие собственника // Проблемы реализации закона. Материалы научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и соискателей, М.. 2004 (0,4 п. л.).

    2. Братусь М.Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права, 2005, № 6 (0,5 п. л.).

    3. Братусь М.Б. Соотношение права и факта во владельческой защите // Законодательство и экономика, М., 2005, №6(1 п. л.).

    25



    [1] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. М. 1997. С. 227

    [2] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 3. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М. 2002. С. 873

Информация обновлена:05.12.2005


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru