Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Цессия в российском гражданском праве :

АР
Ш514 Шестаков, В. А. (Виталий Анатольевич).
Цессия в российском гражданском праве :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.03 - Гражданское
право ; Предпринимательское право ; Семейное право ;
Международное частное право /В. А. Шестаков ; Науч. рук. П.
М. Филиппов. -Волгоград,2003. -23 с.-Библиогр. : с. 23.3.
ссылок
Материал(ы):
  • Цессия в российском гражданском праве.
    Шестаков, В. А.

    Шестаков В. А.

    Цессия в российском гражданском праве : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Актуальность темы исследования.

    В условиях рыночной экономики потребности имущественного оборота предполагают не только внедрение новых механизмов, но и активное использование уже хорошо известных, которые в силу тех или иных причин (например, недостаточной развитости социально-экономических отношений) использовались недостаточно или вовсе игнорировались.

    Одной из таких юридических форм, апробированных вековым опытом ее использования в условиях рыночной экономики и востребованной, возвращенной к жизни как формы практической, механизмом, обеспечивающим расширение юридических возможностей участников имущественного гражданского оборота, выступает цессия, известная нам как перемена лиц в обязательстве.

    За всю свою историю существования и применения в Советском Союзе и России данная юридическая форма никогда не подвергалась систематическому, комплексному исследованию с применением юридических механизмов научного познания. Более того, в течение длительного времени, до начала 90-х годов, цессия в основном рассматривалась как уникальный механизм урегулирования имущественных обязательственных отношений, имеющий небольшое практическое значение и редко применяющийся. Только проведение экономических реформ, резкое расширение круга участников имущественных отношений, достижение высокой степени развитости экономических связей, увеличение видов имуществ, вовлеченных в гражданский оборот способствовало появлению острой насущной необходимости обращения к цессии как юридическому механизму оборота прав требования по имущественным обязательствам. Именно это побуждает юристов в последние несколько лет обращаться к научным исследованиям вопросов цессии. Однако они, в основном, являются узкоцелевыми, затрагивают отдельные проблемы цессионных отношений и, как правило, носят фрагментарный характер. Авторы обращаются к теме цессии главным образом в контексте исследования тех или

    3

    иных юридических проблем, не имеющих к ней прямого отношения.

    Так, очевидной является теоретическая неразработанность проблем сингулярного правопреемства, института перемены лиц в обязательстве, а также цессии, разнообразие мнений и представлений юристов о природе, функциях, целях цессии как механизма, обеспечивающего перемену лица в обязательстве, формах ее существования, основаниях возникновения, месте в системе регулирования имущественных обязательств и иных качеств ни в коей мере не способствует формированию общего представления о природе и сущности этого юридического явления.

    Проблемы теоретического характера не могут не сказываться на практическом применении судами норм гражданского законодательства при разрешении споров, связанных с оборотом имущественных прав требования. Решения, выносимые судами, зачастую носят противоречивый, неубедительный, недостаточно обоснованный характер. Формирующаяся юридическая практика, показывает, что ей необходимы научно обоснованные рекомендации толкования норм законодательства, посвященных вопросам цессии, и предложения о порядке их применения.

    Настоящая работа является первым научным комплексным исследованием явления цессии как юридического механизма замены кредитора в имущественном обязательстве. Цель работы.

    Цель работы состоит в исследовании цессии как оригинального правового механизма, обладающего самостоятельными функциями; отношений, возникающих в связи с применением этого механизма, особенностей их правового регулирования, а также даче рекомендаций по практике их применения и совершенствованию действующего гражданского законодательства.

    Для достижения цели необходимо решить следующие задачи; провести комплексное исследование правовой природы цессии как юридического явления, обладающего уникальными функциями и обеспечивающего решение специальных задач; рассмотреть понятие цессии и ее место в общей системе обязательственных правоотношений во взаимосвязи с иными юридическими меха-

    4

    низмами, обеспечивающими правовое регулирование обязательственных отношений; осветить актуальные проблемы толкования и правоприменения юридических норм, регулирующих отношения цессии; проанализировать действующее в этой области законодательство.

    Объект исследования.

    Объектом исследования выступают дореволюционное, советское и современное российское гражданское законодательства, обеспечивающие правовое регулирование отношений и порядок разрешения споров при применении цессии как юридического механизма, позволяющего осуществить перемену кредитора в имущественном обязательстве.

    Объект исследования конкретизируется в предмете исследования, который включает: разрешение противоречий доктринального определения понятия и правовой природы цессии, устранение недостатков и пробелов законодательства и правоприменительной практики, а также указание о путях их преодоления.

    Теоретическая и методологическая основа диссертации. Теоретической и методологической основой диссертации выступают фундаментальные теоретические положения науки гражданского права, общей теории права, истории и философии права. При проведении научного исследования мы применяли современные методы научного познания: диалектический, историческо-юридический, нормативно-логический, сравнительный, синтетический, аналитический, системный, статический и другие методы.

    В работе над диссертацией автор использовал труды таких известных отечественных и зарубежных цивилистов, как М.М. Агарков, С.С. Алексеев, Н.Г. Александров, СИ. Аскназий, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, В.В. Витрянский, Д.М. Генкин, В.П. Грибанов, М.А. Гурвич, Д.В. Дождев, Л. Дюги, О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, В.В. Лаптев, Л.А. Лунц, У.Маттеи, Д.И. Мейер, С.А. Муромцев, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, Е.Б. Пашуканис, В.А. Рясенцев, А.П. Сергеев, А.А. Собчак, П.И. Стучка, Е.А. Суханов, B.C. Толстой, П.М. Фи-

    5

    липпов, В.Н. Цирульников, Б.Б. Черепахин, Г.Ф. Шершеневич, Л.В. Щенникова, К.С. Юдельсон и других.

    Степень научной разработанности темы.

    Данная диссертация является первым комплексным научным исследованием цессии как оригинального юридического явления, обладающего самостоятельными функциями и решающего самостоятельные задачи. В настоящее время издано немного работ, посвященных исследованию цессии, из которых только одна носит монографический характер[1]. Кроме того, данная монография посвящена не только вопросам цессии, значительное место в ней отводится иным механизмам перемены лиц в обязательстве, в частности переводу долга и делегации. Большинство статей, помещаемых в сборники и периодические издания, имеют публицистический характер и ставят перед собой задачи методические и познавательные. Те публикации, которые носят научный характер, показывают, насколько разноречивы взгляды и представления авторов, касающиеся правовой природы цессии, ее функций, целей и задач, соотношения с иными, близкими по функциям, юридическими явлениями, форме существования, содержанию и т.п.

    Диссертант постарался всесторонне исследовать явление цессии как юридического механизма, применяемого при обороте имущественных прав требования по обязательствам, средства, позволяющего изменить конструкцию обязательства, как правоотношения, заменив в нем кредитора.

    Новизна работы.

    Новизна работы заключается в том, что к исследованию проблемы применялись комплексный и сравнительно-правовой подходы. В диссертации рассматривается вся совокупность правового регулирования отношений цессии, начиная с определения правовой природы этого явления и заканчивая исследованием его содержания, а также освещаются проблемы применения при раз-

    6

    решении споров с судах, при этом мы опирались не только на гражданское, но и на административное, семейное, гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное законодательства. Основные положения, выносимые на защиту.

    1. Под цессией следует понимать обеспеченные законом способы передачи одним кредитором (цедентом) принадлежащие ему права имущественного требования по обязательству другому лицу (цессионарию) к третьему лицу (цессионару) посредством их уступки путем совершения типичного (поименованного) договора, позволяющего достоверно определить факт перехода права (уступка права требования), который следует рассматривать как производную цессию; либо переход этого права от предшествующего кредитора к последующему происходит в силу возникновения обстоятельства (группы обстоятельств), которое действующим законодательством рассматривается как юридический факт (юридический состав) - первоначальная цессия.

    2. Под уступкой права требования (договорной цессией) следует понимать совокупность условий, устанавливаемых законом и договором (правовой режим) волевого распоряжения принадлежащего кредитору (цеденту) права требования по имущественному обязательству к должнику (цессионару) путем передачи его другому лицу (цессионарию) на основании договора или индоссаментом ценной расчетно-кредитной бумаги. Такой способ цессии было бы целесообразным называть производной цессией.

    3. Определение цессии как способа сингулярного правопреемства прав не ограничивается их уступкой, и также может перейти к другому лицу на основании закона (законная цессия). Это обязанность кредитора (цедента) по имущественному обязательству передать принадлежащее ему право требования к должнику (цессионару) другому лицу (цессионарию) в силу возникновения некоего обстоятельства (группы обстоятельств), рассматриваемого законом как юридический факт (фактический состав). Такой способ цессии было бы целесообразным называть первоначальной цессией. Первоначальная цессия может осуществляться безотносительно к воле обладателя права требования (цедента). Чаще всего воля правообладателя рассматривается законодателем как

    7

    один, из необходимой совокупности юридических фактов, служащих основанием для возникновения правоотношения цессии.

    4. Цессия позволяет посредством применения ее правил достичь определенной юридической цели - передать (получить) право имущественного требования по обязательству, в котором изначально заинтересованная сторона не участвовала.

    5. Функционально цессия обеспечивает юридическую возможность изменения состава участников обязательственного правоотношения при сохранении неизменным его предмета и содержания.

    6. Как юридический механизм, цессия обеспечивает техническую возможность изменения одного из элементов конструкции обязательственного правоотношения. Речь идет об одной из сторон в обязательстве - кредиторе. В результате его совершения сам элемент правоотношения сохраняется, но меняется его качественное содержание. На место одного лица - участника правоотношения - приходит иное, которое использует уже состоявшееся обязательство (как правоотношение), но уже для достижения собственных целей.

    7. В случае конститутивного правопреемства обязательство трансформируется в обязательство с активной долевой множественностью. До тех пор пока прежний кредитор сохраняет (хотя бы потенциально) даже небольшую часть требований, он продолжает быть участником обязательства. В этом случае говорить о произведенной цессии невозможно.

    8. При уступке имущественного права требования путем совершения договора (договорная цессия), когда объем прав кредитора полностью переходит к другому лицу, в зависимости от вида и формы договора должны применяться правила его совершения и правила цессии. При совершении аналогичной сделки, но при условии, что к другому лицу переходит часть имущественных прав требований кредитора, обязательство трансформируется в обязательство с активной долевой множественностью участников.

    9. Если в результате уступки права требования первоначальный кредитор не выбывает из договорного обязательства полностью, а сохраняет хотя бы часть имущественных прав требования, то такая уступка прав цессией не является и правила замены кре-

    8

    дитора в обязательстве на нее не распространяются. Такие действия следует рассматривать как изменение договора, и при продаже кредитором части прав требования другому лицу он обязан истребовать на это согласие должника, за исключением случаев, когда договор или закон исключает необходимость его получения.

    10. Мы утверждаем, что перемена кредитора в обязательстве путем уступки права требования по договору может осуществляться только посредством его продажи или мены.

    11. Различие между универсальным и сингулярным правопреемством заключается не в том, что в одном случае право на имущество передается общей массой, а в другом - только часть прав на него. Различие между ними надо искать в ином: основаниях возникновения отношений правопреемства, особенностях правового положения участников, юридической цели, к достижению которой стремятся контрагенты, и т.п.

    12. К юридическим механизмам, обладающим свойствами цессионного правоотношения и позволяющим достичь целей цессии (замены кредитора в обязательстве), которые носят законный характер и которые можно квалифицировать как "иные случаи перехода прав кредитора к другому лицу" следует, на наш взгляд, относить следующие:

    - исполнение обязательства третьим лицом, подвергающимся опасности утратить свое право на имущество должника;

    - правоотношения, возникающие из права следования; право требования арендодателя по договору аренды в случае перехода определенных видов вещных прав от предшествующего правообладателя к последующему; правоотношение, связанное с правом залогодержателя, когда это право следует за заложенным имуществом при отчуждении залогодателем заложенного имущества третьим лицам; право, следующее за изменением кредитора в договоре безвозмездного пользования ссуды; право на застрахованное имущество в случаях, когда оно переходит от одного лица к

    другому;

    - обязанности хозяйственных обществ осуществлять отчуждение к самим себе принадлежащих им прав требования, воплощенных в долях уставного капитала или акциях;

    9

    - процедуры принудительной реорганизации коммерческих организаций, занимающих доминирующее положение на рынке, которые проводятся на основании предписаний антимонопольных органов.

    В результате проведенного исследования автор пришел к убеждению в необходимости внесения в действующее законодательство следующих изменений и дополнений:

    1. Название главы 24 ГК РФ (далее ГК РФ) "Перемена лиц в обязательстве" не отвечает ее содержанию и подлежит изменению. Мы считаем, что эта глава должна быть озаглавлена как "Перемена участников в обязательстве".

    2. Главу 24 ГК РФ следует дополнить статьей 381-1 следующего содержания:

    "Статья 381-1. Переход прав кредитора к другому лицу путем их уступки.

    Кредитор вправе уступить принадлежащие ему права требования к должнику по обязательству другому лицу путем совершения договора купли-продажи, дарения, мены или иного договора, предусмотренного действующим гражданским законодательством. При совершении таких договоров стороны обязаны применять правила настоящей главы.

    Уступка права требования по ценной ордерной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146)".

    Соответственно п. 3 ст. 389 ГК РФ "Форма уступки требования" необходимо исключить.

    3. Содержание п. 2 ст. 391 ГК РФ предлагаем изложить следующим образом: "Перевод долга осуществляется по тем же правилам, по которым осуществлялась сделка между кредитором и должником, и в той же форме", место перевода долга мы видим среди односторонних обязательств, например, в главе, которая может быть названа как глава: 60 ГК РФ.

    4. Положения п. 2 ст. 243 ГК РФ не могут применяться, поскольку они не только противоречат положениям п. 2 ст. 35 Конституции РФ, но и утратили значение бланкетной нормы, так как вступили в противоречие с положениями п. 1 ст. 3.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и, по существу, стали

    10

    повторять содержание п. 1 ст. 243 ГК РФ. Мы полагаем, что эта норма должна быть исключена из текста ГК РФ.

    5. П. 2 ст. 589 ГК РФ требуется дополнить абзацем следующего содержания: "При совершении уступки требования права получателя ренты получателем ренты другим лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, правила главы 25 ГК РФ не применяются".

    6. Существующую антиномию между положениями части 2 п. 1 ст. 382 и части 4 ст. 387 Гражданского кодекса РФ следует устранить, исключив из текста нормативного акта часть 4 ст. 387 ГК РФ.

    7. Поскольку суброгация по своей правовой природе не является разновидностью законной (первоначальной) цессии, а выступает разновидностью регресса, то часть 5 из содержания ст. 387 ГК РФ следует исключить.

    8. П. 1 ст. 965 ГК РФ следует изложить в следующей редакции: "Если договором страхования не предусмотрено иное, то к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно".

    9. Ст. 390 ГК РФ должна быть исключена из указанного нормативного акта.

    10. В Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 сентября 1996 года № 1617/96 и от 25 марта 1997 года № 5464/96 необходимо внести следующее изменение: следующую фразу "Согласно § 1 гл. 24 ГК РФ уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве" следует поменять на фразу следующего содержания: "Согласно § 1 гл. 24 ГК РФ уступка требования предполагает переход прав и обязанностей к новому кредитору в полном объеме с прекращением каких бы то ни было прав требования к должнику у прежнего кредитора по обязательству".

    Теоретическая и практическая значимость исследования.

    11

    Содержащиеся в диссертационной работе положения и выводы могут быть использованы авторами, занимающимися исследованием проблем правопреемства в праве в разнообразных видах, а также в правоприменительной практике судов, договорной практике участников гражданского оборота, совершенствования действующего гражданского законодательства, а также преподавателями курса гражданского права в юридических вузах и на юридических факультетах.

    Апробация результатов работы.

    Диссертация была обсуждена и одобрена кафедрой гражданско-правовых дисциплин Волгоградской академии МВД РФ. Основные положения и выводы диссертации использованы автором в судебной практике, в выступлениях на научных конференциях, а также изложены в опубликованных работах.

    Структура работы:

    Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

    II Содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цели, задачи и предмет, излагается теоретическая и методологическая основы работы, доказывается научная новизна и практическая значимость темы, приводятся положения, выносимые на защиту и сведения об апробации результатов работы.

    Глава 1. «Понятие и правовая природа цессии» посвящена исследованию вопросов возникновения и становления цессии в частном праве, уяснению понятия цессии как способа сингулярного правопреемства имущественных прав требования в современном гражданском праве России. Исследуется правовая природа цессии, юридические основания возникновения правоотношений по переходу прав кредитора к другому лицу.

    Отношения цессии как сложного юридического механизма, обеспечивающего возможность замены кредитора в имущественном обязательстве и, как результат, возможность движения имущественных прав требования в меновом гражданском обороте,

    12

    обусловлены высокой степенью развития экономических отношений в обществе. Это связано с динамичностью развития меновых отношений, когда деньги как всеобщий эквивалент стоимости не в полной мере обеспечивают потребности гражданского оборота.

    История возникновения и становления цессии как юридического явления показывает, что она является одним из необходимых механизмов осуществления субъективных прав и имманентно присуща гражданскому имущественному обороту. Несмотря на это, правовая природа цессии с момента возникновения и до настоящего времени не только окончательно не определена, но и, в зависимости от социально-экономической формации, трактовалась неоднозначно. При этом одно определение не отрицало другое, хотя и не совпадало по чертам, признакам, характеристикам, основаниям возникновения и механизмам осуществления.

    На наш взгляд, проблемы признания или отрицания прав требования и обязанностей исполнения имуществом, обладающим стоимостью, оборотоспособным, выступающим объектом обязательственных отношений, в значительной мере, носят не юридический, а мировоззренческий характер. Убеждение в том, что коль скоро права требования - категория идеологическая (идеальная), а раз так, то они не обладают естественным механизмом передвижения (перемещения) во времени и пространстве, связано с вульгарно-материалистической ограниченностью восприятия мира. Не ставя в настоящей работе перед собой цели исследовать эти чрезвычайно сложные и важные вопросы, мы выступаем сторонниками существования юридической реальности как разновидности социальной реальности. В системе юридической реальности, которая носит трансцендентный характер, права требования и обязанности исполнения выступают вполне конкретным, юридическим явлением - разновидностью имущества, которое познается посредством применения специальных механизмов объективации (формализации). Иное дело, что в силу невозможности восприятия явлений этой реальности естественным образом, мы вынуждены облекать их в некоторую форму, которая была бы доступна нам для познания естественным образом (ощущаема). Поэтому ценная бумага, цессионный договор и прочее есть средство объективации существования особого вида имущества -

    13

    имущественных (и иных) прав требования и обязанностей исполнения.

    Уступку права требования следует рассматривать как производный способ сингулярного правопреемства прав требования, но не как юридическое основание возникновения правоотношения (договора), правового механизма передачи этого права, ни как самого правоотношения, ни как его формы. К нему же следует относить и передачу прав требования по ценным бумагам, уступка прав по которым осуществляется учинением индоссамента.

    Уступка права требования происходит путем его передачи. Лексическое значение слова «передача» - переход права собственности. Иначе говоря, под уступкой следует понимать трансляцию права требования одним лицом другому посредством применения некоего юридического механизма позволяющего передать право собственности. Под уступкой права требования следует понимать совокупность условий, установленных законом и договором (правовой режим), волевого распоряжения принадлежащего кредитору права требования к должнику путем передачи его другому лицу на основании договора или индоссаментом ценной расчетно-кредитной бумаги. Такой способ цессии было бы целесообразно называть производной цессией.

    Цессия как способ сингулярного правопреемства прав, не ограничивается их уступкой. Цессия также осуществляется способами, которые мы назвали «первоначальными». В силу своей природы первоначальная цессия не может возникнуть как право, ранее никому не принадлежавшее. Ей всегда должно предшествовать право требования по обязательству. Особенностью первоначальной цессии является то обстоятельство, что она может осуществлять безотносительно к воле обладателя права требования (цедента). Чаще всего воля правообладателя рассматривается законодателем как один из юридических фактов, наличие которых служит основанием возникновения правоотношения по осуществлению первоначальной цессии.

    Функционально цессия обеспечивает юридическую возможность изменения состава участников обязательственного правоотношения при сохранении в неизменности его предмета и содержания. Близкими или подобными функциями обладают и

    14

    некоторые другие средства юридической техники, механизмы, обеспечивающие изменение субъектного состава обязательственного правоотношения. Часто при этом изменяется только субъектный состав обязательства и частично содержание обязательственного правоотношения. По нашему мнению, к этому следует отнести перевод долга, регресс, декад ьдере и ряд иных юридических механизмов.

    Цессии посредством применения ее правил позволяет достичь юридической цели - передать (получить) право имущественного требования по обязательству, в котором, изначально заинтересованная сторона (цессионарий) не участвовала.

    18. Как юридический механизм, цессия обеспечивает техническую возможность изменения одного из элементов обязательственного правоотношения. В результате ее совершения сам элемент правоотношения сохраняется, но меняется его качественное содержание. На место одного лица, участника обязательственного правоотношения, приходит иное, которое использует прежний юридический механизм, но уже для достижения собственных юридических целей. Сказанное дает нам право полагать, что название гл. 24 ГК РФ - «Перемена лиц в обязательстве» - не вполне отвечает ее содержанию и подлежит изменению. Мы считаем, что эта глава должны быть озаглавлена как «Перемена участников в обязательстве».

    Мы считаем, что было бы целессобразно законодательно определить не только основания возникновения законной (первоначальной) цессии, но и примерный перечень типичных поименованных договорных форм, при помощи которых возможна уступка права требования. Полагаем, что гл. 24 ГК РФ следует дополнить статьей 381-1 следующего содержания. «Ст. 396-1. Переход прав кредитора к другому лицу путем их уступки.

    Кредитор вправе уступить принадлежащие ему права требования к должнику по обязательству другому лицу путем совершения договора купли-продажи, дарения, мены или иного договора, предусмотренного действующим гражданским законодательством. При совершении таких договоров стороны обязаны применять правила настоящей главы.

    15

    Уступка права требования по ценной ордерной бумаге совершается путем индоссамента по этой ценной бумаге ( п. 3 ст. 146)».

    Соответственно п. 3 ст. 389 ГК РФ - «Форма уступки требования» - исключить.

    21. Мы утверждаем, что правоотношение по переводу долга возникает только после того, как кредитор совершит действия, из которых однозначно вытекает его желание принять исполнение от лица, заявившего готовность исполнять обязательства за должника. Иными ловами, возникновение правоотношения, порождающего обязанность нового должника отвечать, а кредитора - принимать от него исполнение, неразрывно связано с «необходимостью и достаточностью выражения воли одной стороны». Не вызывает сомнения то, что основанием возникновения обязательства по переводу долга выступает односторонняя сделка. На наш взгляд, обязательства по переводу долга следует относить к семье односторонних обязательств. В то же время обращение к положениям п. 2 ст. 391 ГК РФ порождает ошибочное представление о том, что формы существования обязательства по переводу долга аналогичны тем, которые существуют в уступке права требования. Поэтому мы находим крайне неудачной формулировку п. 2 ст. 391 ГК РФ: «К форме договора перевода долга применяются правила, содержащиеся в п. 1 и 2 ст. 389 настоящего Кодекса». Из содержания нормы вытекает, что односторонняя сделка, породившая одностороннее обязательство, должна существовать в форме договора. В связи с этим предлагаем новое содержание п. 2 ст. 391 ГКРФ. «Перевод долга осуществляется по тем же правилам, по которым осуществлялась сделка между кредитором и должником, и в той же форме». Соответственно место перевода долга мы видим среди односторонних обязательств, например, в главе, которая может быть поименована как «гл. 60 ГК РФ».

    Глава II «Виды цессии» посвящена изучению правовой природы и понятия производной (договорной) и первоначальной (законной) цессии, а также исследованию проблемы осуществления договорной цессии.

    Мы полагаем, что Уступку права требования не следует рассматривать как оригинальный вид договорного обязательственно-

    16

    го правоотношения, поскольку она не обладает необходимой совокупностью конститутивных (обязательных) элементов конструкции договора, которые придают ему неповторимые качественные характеристики. В частности, отсутствует содержание подобного договора как необходимая совокупность самобытных существенных условий. Невозможность определения нужной совокупности существенных условий не дает возможность установить правовую природу договора цессии, когда мы рассматриваем его как самостоятельное договорное обязательство, а значит, не позволяет определить его место в системе договорных обязательств что в свою очередь, создает трудности в поиске правоприменителем правовых механизмов разрешения спора по договорам подобного рода. Хочет того правоприменитель или нет, он вынужден адаптировать договор цессии к тому или иному виду договора о передаче имущества в собственность и только после этого толковать соглашение и определять юридические механизмы разрешения возникшего спора.

    При конститутивном способе производного правоприобретения к новому кредитору переходит право требования не в полном объеме, а лишь в определенной его части, в пределах «охватываемых им правомочий». Подобный механизм уступки права противоречит требованиям ст. 384 ГК РФ, поскольку за прежним кредитором сохраняется определенный объем прежних прав требований к должнику. В таком случае неправомерно полагать, что прежний кредитор полностью выбыл из обязательства, а его место занято другим лицом. В случае конститутивного правопреемства обязательство трансформируется в обязательство с активной долевой множественностью. Пока прежний кредитор, хотя бы потенциально сохраняет, пусть даже небольшую часть требований к должнику, он продолжает быть участником обязательства и говорить о произведенной цессии невозможно.

    24. При уступке имущественного права требования путем совершения договора (договорной цессии), когда объем прав кредитора полностью переходит к другому лицу, в зависимости от вида и формы договора должны применяться правила его совершения и правила цессии. При совершении аналогичной сделки, но при условии, что к другому лицу переходит часть имущественного

    17

    права требования кредитора, правила цессии применяться не должны, поскольку утрачивает всякий смысл концептуальная функция цессии: она перестает быть юридическим механизмом замены кредитора в обязательстве. Мы полагаем, что при появлении в обязательстве нового кредитора в результате уступки части права требования и сохранении прежнего возникает долевое обязательство с активной множественностью участников. В то же время оно возникает не вновь, а является результатом трансформации прежнего обязательства, то есть его изменением. В таких случаях следует применять правила гл. 29 ГК РФ, а не правила гл. 24 ГК РФ, то есть испрашивать согласие должника или действовать в соответствии с решением суда.

    25. Мы придерживаемся мнения, что возмездная уступка права требования может осуществляться путем его продажи или мены. Дело в том, что перемена лиц в обязательстве путем уступки права требования, то есть изменение субъектного состава в обязательственном правоотношении, имманентно связана с особенностями объекта этого обязательства, которым выступает право имущественного требования к третьему лицу. Они находятся во взаимной неразрывной диалектической связи. Стремление выйти из обязательства в качестве кредитора путем уступки его другому лицу возможно только тогда, когда предметом договора выступает имущественное право требования. И наоборот, когда уступается имущественное право требования в полном объеме другому лицу, то неизбежно произойдет замена кредитора в обязательстве. Отсюда можно сделать вывод о том, что уступка права требования, по своей природе, должна быть договором, поворот которого не возможен. Это является недопустимым в силу того, что «первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором». Иначе говоря, возврат участников соглашения в то состояние, в котором они находились до момента совершения сделки (реституция), возможен только в том случае и на таких основаниях, которые прямо предусмотрены содержанием договора и не связаны

    18

    с количеством и качеством передаваемых прав или платежеспособностью должника, а с условиями их передачи новому кредитору, или как последствие признание сделки недействительной. В силу предписания норм позитивного законодательства, такой возврат недопустим постольку, поскольку недействительного требования, требования, за которое должник не отвечает (замена кредитора невозможна, если недействительно переданное право требования), происходит не поворот договора, а возникает обязательство вследствие причинения вреда. Другими словами, недействительность или неосновательность требования к должнику порождает не недействительность договора, а выступает основанием возникновения внедоговорного обязательства. Таким образом, в содержание передаваемого имущественного права требования не может входить условие его возврата прежнему кредитору, то есть право должника требовать такого возврата как основания условий исполнения обязательства перед новым кредитором (цессионарием). Отсюда вытекает вывод о безусловности договорной цессии. Под последней мы понимаем невозможность наличия в содержании договора между цедентом и цессионарием, цедентом и цессионаром, цессионарием и цессионаром таких условий, которые бы позволяли повернуть договор, то есть возвратить требования цеденту, за исключением случаев, когда сделка оказывается недействительной, а требования цессионария к цессионару не имеют юридического содержания.

    Проведенный сравнительный анализ признаков договорной цессии и индоссамента привел нас к выводу, что индоссамент следует рассматривать как частный случай договорной цессии, который применяется для замены кредитора в обязательстве, в котором имущественные права требования воплощены в виде ценной расчетно-кредитной бумаге.

    Исследование вневолевых оснований первоначальной (законной) цессии, предусмотренных действующим гражданским законодательством, обстоятельств, их порождающих, можно классифицировать по способам их возникновения. Среди них можно выделить следующие:

    1. Обстоятельства, являющиеся неотъемлемой частью самого обязательства (его содержания), имманентно присущие ему и оп-

    19

    ределяющие его правовую природу, поскольку обеспечивают исполнение той функции, которая характерна данному юридическому механизму достижения правовой цели.

    2. Обстоятельства, предусмотренные договором как условия приобретения права последующим кредитором (цессионарием), который надлежаще выполнил собственные договорные обязательства перед предшествующим кредитором (цедентом).

    3. Обстоятельства, которые возникают в силу неисполнения или ненадлежащего исполнения основного обязательства.

    4. Обстоятельства, возникшие в силу признания сделки недействительной.

    5. Обстоятельства, возникающие из ненормативных актов государственных органов исполнительной власти, принятых ими в пределах установленной компетенции и обязательных для исполнения тем, кому они адресованы.

    6. Обстоятельства, возникающие из судебного решения, установившего гражданскую обязанность.

    На наш взгляд, различие между сингулярным и универсальным правопреемством заключается не в том, что в одном случае права на имущество передаются общей массой, а в другом: передается только часть прав на имущество. Отличия между ними следует искать в основаниях возникновения правоотношений, особенностях правового положения участников правоотношения, юридической цели, к достижению которой они стремятся, и т.п. Представим себе гипотетическую ситуацию, когда в порядке наследования или реорганизации юридического лица к лицу в определенной части переходят от правопредшественника права имущественного требования, не сопровождаемые правом требования на какое-либо иное имущество. Можно ли, в таком случае, говорить, что произошла цессия. На наш взгляд - да, поскольку этот правовой механизм обеспечивает исполнение ее функции - перемену кредитора в обязательстве. Следует ли, в таком случае, регулируя возникшие правоотношения, наряду с правилами наследования или передачи прав на имущество путем составления передаточного акта или разделительного баланса, применять и правила гл. 24 ГК РФ. На наш взгляд, не следует, поскольку наследование и реорганизация путем разделения или выделения яв-

    20

    ляются самодостаточными юридическими механизмами, обеспечивающими достижение поставленной юридической цели - замены кредитора в обязательстве. Таким образом, и наследование, и реорганизацию юридических лиц, наряду с куплей-продажей, когда объектом этих правоотношений выступают имущественные права требования, надлежит рассматривать как оригинальные юридические механизмы, обеспечивающие перемену кредитора в обязательстве, то есть как разновидностью цессии.

    Аналогично наследованию и разновидности наследственных правоотношений, реорганизация юридических лиц и ее виды (преобразование, слияние, присоединение, выделение, разделение) по своим внутренним свойствам обладают качествами цессионного правоотношения, так как успешно выполняют функцию цессии - замену кредитора в обязательстве. Естественно, в случаях перехода прав кредитора по обязательству в силу реорганизации по передаточному акут или разделительному балансу правила гл. 24 ГК РФ применяться не должны.

    Исполнение поручителем обязанности за неисправного должника следует понимать как исполнение содолжника за неисправных содолжников и как одно из оснований появления регрессного обязательства. В этом случае возникает антиномия между положениями ч. 2 п. 1 ст. 382 ГК РФ и частью 4 статьи 387 ГК РФ, где исполнение обязательства должника поручителем рассматривается как законное основание перехода прав кредитора к другому лицу. В целях устранения этого противоречия, на наш взгляд, следует ч. 4 исключить из содержания ст. 387 ГК РФ. Переход права требования к поручителю, когда он исполнил обязательство за неисправного должника, следует, по нашему мнению, считать как один из способов защиты гражданских прав, а не механизмов их осуществления.

    Переход прав требования к залогодателю, не являющимся должником по обязательству, когда ему пришлось погашать обязанности неисправного должника за счет стоимости заложенного имущества, является не переменой лиц в обязательстве, а разновидностью регрессного обязательства, то есть одним из способов защиты собственных прав.

    21

    По нашему мнению, суброгация не выступает механизмом замены кредитора в обязательстве и ее нельзя рассматривать как цессию - юридический механизм, обеспечивающий этот процесс. Мы убеждены, что суброгация является одним из видов регресса и ее следует считать юридическим механизмом, обеспечивающим возможность возмещения понесенных убытков. В этом смысле суброгацию, также как и право требования поручителя или залогодателя, не являющегося должником по обязательству, следует рассматривать как разновидность способов защиты, а не осуществления гражданских прав. В связи с этим полагаем, что ч. 5 из содержания ст. 387 ГК РФ следует исключить.

    Поскольку суброгация является не разновидностью законной (первоначальной) цессии, а разновидностью регресса, то считаем, что следует внести изменения в редакцию п. 1 ст. 965 ГК РФ. Полагаем, что ее диспозиция должна быть следующей: «Если договором страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно".

    К юридическим механизмам, обладающим свойствами цессионного правоотношения и позволяющим достичь целей цессии, то есть замены кредитора в обязательстве, которые носят законный характер, и которые можно отнести к «иным» случаям перехода прав кредитора к другому лицу. К ним следует, на наш взгляд, относить следующие:

    - исполнение обязательства третьим лицом, подвергающимся опасности утратить свое право на имущество должника;

    - правоотношения, возникающие из права следования; право требования арендодателя по договору аренды в случае перехода определенных видов вещных прав от предшествующего правообладателя к последующему; правоотношение, связанное с правом залогодержателя, когда это право следует за заложенным имуществом при отчуждении залогодателем заложенного имущества третьим лицам; право, следующее за изменением кредитора в до-

    22

    говоре безвозмездного пользования ссуды; право на застрахованное имущество в случаях, когда оно переходит от одного лица к другому;

    - обязанности хозяйственных обществ осуществлять отчуждение принадлежащих им прав требования к самим себе, воплощенных в долях уставного капитала или акциях;

    - процедуры принудительной реорганизации коммерческих организаций, занимающих доминирующее положение на рынке, которые осуществляются на основании предписаний антимонопольных органов.

    Представляется, что обязательство имущественного права требования, в котором производится замена кредитора, не может существовать в устной или конклюдентной форме.

    В заключении формулируются основные положения и выводы исследования, обобщаются предложения, намечаются пути дальнейшей разработки проблемы.

    Основные положения диссертации отражены в следующих научных публикациях:

    1. Некоторые вопросы оспаривания прав // «Свобода. Право. Рынок» Сборник научных трудов. Выпуск 3. / Под. ред. профессора Филиппова П.М. Волгоград: Перемена, 2002. 0,3 п.л.

    2. Отдельные принципы защиты субъективных прав в арбитражном судопроизводстве «Тезисы докладов Н.П.К.» // Материалы юбилейной научно-практической конференции ВАГС. Волгоград: издательство ВАГС, 2001.0,3п.л.

    3. Условия осуществления цессии в договорном обязательстве // Ученые записки. Выпуск 3. Волгоград: Издательство ВИЭСП, 2003. 0,4 п.л.

    23



    [1] Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. Опыт исторического исследования, теоретической и догматической конструкции и обобщения российской судебной практики. Изд. 2-е, стереотип. М.: АО «Центр ЮрИнфоРМ», 2001. С. 11.

Информация обновлена:15.07.2003


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru