Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской Федерации :

АР
С785 Стахов, Я. Г. (Яков Григорьевич).
Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской
Федерации :Автореферат диссертации на соискание ученой
степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.08 -
Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное
право /Я. Г. Стахов ; Науч. конс. В. П. Ревин ; Академия
управления МВД России. -М.,2006. -40 с.-Библиогр. : с. 38 -
39.18 ссылок
80,00 руб.
Материал(ы):
  • Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской Федерации.
    Стахов, Я. Г.

    Стахов, Я. Г.
    Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской Федерации :Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

    3

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы диссертационного исследования. Проблемы борьбы с преступностью в современном российском обществе воспринимаются населением несколько иначе, чем, например, еще в недавнем прошлом. Вместо абсолютной убежденности в том, что путь к оздоровлению общества лежит в бескомпромиссном усилении строгости наказания, налицо определенная смена настроений. Этому способствует коренное изменение политических, социально-экономических, идеологических реалий жизни общества и государства, трансформация психологии населения, являющихся результатом постепенного влияния на социальное сознание новых идей, подходов, опыта зарубежных государств, взаимосвязи с которыми упрочились в последние годы. Все это приводит к выводу, что решение стратегических задач, реализуемых уголовной политикой, находится в плоскости сглаживания социальных конфликтов и общественных противоречий, а не в банальной «погоне» за сиюминутными результатами, увеличении вала малозначительной преступности и большого количества проведенных профилактических мероприятий без учета и оценки их эффективности. Несомненным является и то, что фетишизация уголовного наказания также неприемлема, так как основными приоритетами уголовной политики должны стать не число выявленных правонарушений или количество лиц, привлеченных к ответственности, а оптимальное законодательство, определение целей и задач, необходимых ресурсов субъектов, реализующих региональную уголовную политику. Обозначенный подход требует научного исследования развития и реализации уголовной политики в субъектах РФ и проблем совершенствования взаимодействия правоохранительных органов при ее реализации.

    Генезис современной региональной уголовной политики России связан с коренными изменениями в укладе общественной жизни. Так, становление рыночных социально-экономических отношений в России породило целый ряд относительно новых по своей правовой природе и масштабности преступных проявлений, например, феномен организованной экономической преступности, обладающий не меньшей опасностью для общества и государства, чем «традиционные» насильственные или имущественные преступления.

    В последние годы преступность все более приобретает характер международной и транснациональной, наблюдается возрастание ее консолидации. Данная ситуация объективно предполагает и адекватную конструкцию модели эффективного организационно-правового воздействия субъектов региональной уголовной политики. Такая модель, очевидно, должна включать в себя целый спектр уголовно-политических, в том числе уголовно-правовых средств и методов воздействия, где особенности криминальной обстановки, экономические интересы государства и отдельных собственников, как и ме-

    4

    ханизм действия законов рынка вообще, должны учитываться в плане приоритетов уголовной политики. Актуальность исследования такого подхода обосновывается следующими положениями.

    Во-первых, к настоящему времени не сложилось целостной концепции механизма организационно-правового регулирования региональной уголовной политики и ее реализации.

    Во-вторых, длительное время представление о содержании этого механизма упрощалось и включало в себя, как правило, набор превентивных средств и методов без учета социально-экономических и других особенностей отдельных регионов. Не принималось достаточных мер по повышению эффективности разработки правовой базы и методики применения предупредительных, уголовно-правовых и иных правовых средств воздействия на преступность, как одного из важных элементов в механизме реализации уголовной политики.

    В-третьих, традиционный подход к системе детерминантов, объясняющих региональные причины массового правонарушающего поведения, выражался преимущественно в отражении негативных личностных качеств субъектов преступлений, что в настоящее время не удовлетворяет ни теорию, ни практику правоприменения. Видимо, в равной мере в генезисе отклоняющегося поведения должны быть рассмотрены реакции субъектов преступления на сложные и, безусловно, разные условия жизнедеятельности, характерные для того или иного региона.

    В-четвертых, эффективность уголовной политики во многом зависит от того, насколько адекватно она отражает характер общественных отношений и социально-психологическую позицию населения региона. Например, отсутствие знания позиции населения отдельных регионов и «нерасторопность» исполнительной власти при проведении в жизнь ФЗ № 122 от 22 августа 2004 года привели к массовым выступлениям населения в отдельных субъектах РФ. Восстановление общественного порядка потребовало дополнительных усилий региональных властей, вмешательства Правительства и Президента РФ и, кроме того, значительных, в том числе не планируемых ранее, материальных расходов. Следовательно, стабильность в стране и регионах во многом зависит от всесторонне продуманной социальной, в том числе уголовной политики, которая должна отражать интересы социума, быть понятной и приниматься населением. Названные обстоятельства определяют актуальность проблемы и побудили диссертанта избрать данную тему для диссертационного исследования.

    Формируя подходы к реализации уголовной политики, органы государственной власти субъектов РФ исходят из двух возможных моделей: директивного управления, которое в теории управления называется принципом же-

    5

    сткого программирования развития, и терминального управления, т.е. принципа свободного программирования развития[1] .

    При первой модели на этапе постановки и реализации целей и задач региональной уголовной политики ее субъекты не имеют достаточно достоверных прогнозных сведений о будущей динамике криминальной ситуации в регионе, о располагаемых ресурсах, о планах (направлениях) развития нормативной правовой базы, а также о процессах, теснейшим образом связанных с негативными явлениями, происходящими в регионе. Фактически неполный прогнозный характер сведений на этом этапе субъекты региональной уголовной политики стремятся компенсировать путем создания резервов и назначением более близких по времени достижения цели и задач. В этих условиях возможны непредусмотренные осложнения социальной, чаще всего криминальной обстановки. Очевидно, что именно такой подход в борьбе с преступностью был характерен в прошлом для советской уголовной политики. Недостатком такой политики являлась ограниченная достоверность априорной информации, что влекло за собой неэффективность правоохранительной деятельности и в конечном итоге приводило к сбоям при ее реализации. Этот стиль формирования и реализации уголовной политики остается, по мнению диссертанта, в арсенале примерно 70% изученных субъектов РФ. Низкая эффективность обозначенного подхода при реализации региональной уголовной политики подчеркивает актуальность исследования диссертанта по поиску путей оптимизации.

    Для второй модели характерно то, что разработка и реализация региональной уголовной политики заключается в создании такого механизма выработки управленческих решений, который бы был ориентирован на достижение конкретной цели с минимальными затратами ресурсов. Таким образом, эта модель предоставляет конкретному субъекту, реализующему региональную уголовную политику, определенную свободу в достижении требуемого результата, ограничивая ее только рамками правового регулирования уголовной политики. Исследование подтвердило, что, когда мерой эффективности региональной уголовной политики будет степень достижимости поставленной цели в заданное время, субъекты уголовной политики и соответствующие должностные лица будут работать в «автоматическом режиме», имея необходимые четкие установки, правовую базу и ресурсы.

    Принцип свободного программирования формирования и реализации региональной уголовной политики более предпочтителен. В настоящее время данная модель преимущественно характерна для уголовной политики немногих, не более 30%, субъектов РФ, среди которых Москва, Санкт- Петербург, Карелия, Татарстан, Брянская, Московская, Тюменская, Иркутская области и некоторые др.

    6

    Следует отметить, что акцент настоящего исследования делается на реализацию уголовной политики именно регионального уровня. Это не столько упрощает задачу рассмотрения действия данных моделей как дополняющих друг друга, сколько делает соответствующий подход наиболее оправданным и, в достаточной степени, всесторонним, отражающим суть управления практикой борьбы с преступностью. Кроме этого реализация задач уголовной политики рассматривается через призму взаимодействия правоохранительных органов субъектов Российской Федерации как основных участников этого процесса, что также является актуальным направлением исследования.

    Актуальность темы исследования подтверждается ее направленностью на определение концептуальных основ реализации уголовной политики в субъектах РФ, выработки (оптимизации) механизма и эффективных моделей такой реализации, разработкой рекомендации по совершенствованию взаимодействия правоохранительных органов.

    Степень разработанности темы исследования. Сложность и комплексность предмета уголовной политики привлекли пристальное внимание к ее проблемам многих ученых-правоведов. Общие аспекты современной уголовной политики рассматривали в своих работах Н.А. Беляев, СВ. Бородин, С.С. Босхолов, Л.Д. Гаухман, Ю.Б. Голик, П.Ф. Гришанин, А.И. Долгова, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, Н.Ф. Кузнецова, В.Н. Кудрявцев, А.И. Коробеев, Н.А. Ларичев, В.В. Лунеев, Г.Ю. Лесников, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, А.В. Наумов, B.C. Овчинский, Э.Ф. Побегайло, П.Н. Панченко, В.П. Ревин, Г.А. Тосунян, О.Ф. Шишов, В.Е. Эминов, A.M. Яковлев, П.С. Яни и другие авторы, внесшие существенный вклад в разработку понятийных характеристик, структуры уголовной политики и отдельных ее элементов, на научные труды которых в диссертации даются соответствующие ссылки.

    Большой вклад в разработку понятия уголовной политики в конце 80-х годов прошлого века внесли П.Ф. Гришанин, Л.Д. Гаухман, Н.И. Загородников, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, В.Н. Кудрявцев, А.И. Коробеев, П.Н. Панченко. Они сформировали свои подходы к предмету и содержанию уголовной политики советского государства. На этой основе идет поиск приемлемых понятий, уточняются «параметры» объема и содержания современной уголовной политики в РФ.

    Отдельные направления уголовной политики разрабатывались в трудах СВ. Бородина, С.С. Босхолова, Л.Д. Гаухмана, П.С. Дагеля, А.И. Долговой, А.Э. Жалинского, Н.Ф. Кузнецовой, А.И. Коробеева, Н.А. Ларичева, А.В. Наумова, Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревина, A.M. Яковлева, П.С Яни и др. Указанными авторами выделялись важные аспекты уголовной политики и ее правоприменительной практики, в частности, обеспечение борьбы с определенными видами преступлений.

    Следует также выделить разработку учебников и учебных пособий та-

    7

    кими авторами, как Л.И. Беляева, П.Ф. Гришанин, Л.Д. Гаухман, Н.И. Загородников, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, П.Г. Пономарев, В.П. Ревин и др., которые внесли определенный вклад и в разработку отдельных теоретических положений, и в пропаганду уголовной политики в целом.

    Вместе с тем вопросам уголовной политики и ее реализации до сего времени уделялось и уделяется незаслуженно мало внимания. Несмотря на интерес юридической науки к проблемам региональной уголовной политики, ее изученность продолжает оставаться недостаточной, а разработанность отдельных положений - близкой к нулю. Отчасти восполнить указанные пробелы поможет настоящее исследование.

    Объект и предмет исследования. Объект исследования - общественные отношения, возникающие при реализации уголовной политики субъектами РФ. Предмет исследования - концептуальные, организационные, правовые, теоретические и прикладные аспекты уголовной политики субъектов РФ и взаимодействие правоохранительных органов при ее реализации.

    Целью исследования является разработка современной концепции региональной уголовной политики, определение места и роли правоохранительных органов в ее реализации с позиции достижения оптимального уровня обеспечения криминологической безопасности в регионе и обоснование эффективной модели уголовно-политического воздействия на криминальную ситуацию в регионе.

    Для достижения указанной цели решались следующие задачи:

    - определение содержания и механизма реализации уголовной политики в регионе и признаков, ее характеризующих;

    - анализ действующих подходов (программ) реализации региональной уголовной политики, их соответствия существующим социально-экономическим и иным социальным реалиям и криминальной ситуации на уровне регионов;

    - осуществление сравнительного исследования реализации уголовной политики и практики борьбы с преступностью в некоторых зарубежных странах;

    - изучение исторического опыта и динамики развития организационно-правовых основ уголовной политики в регионах;

    - выработка подходов к оценке криминальной обстановки (мониторингу) и системы индикаторов реализации региональной уголовной политики;

    - анализ ряда моделей организационных основ уголовной политики, специфичных для определенных регионов Российской Федерации, как с точки зрения их управленческих особенностей, так и содержания;

    - разработка теоретической авторской модели реализации региональной уголовной политики и определения ее соотношения с уголовной политикой Российской Федерации;

    - разработка основных принципов, критериев и механизма формирования системы криминологического мониторинга региональных ситуаций;

    8

    - установление специфики криминальной обстановки, складывающейся в отдельных субъектах РФ, как основы для выработки модели реагирования на нее средствами уголовной политики;

    - определение пробелов и противоречий в правовом обеспечении реализации региональной уголовной политики и на этой основе разработка и формулирование ряда рекомендаций по изменению и дополнению современной стратегии борьбы с преступностью;

    - определение влияния реализации уголовной политики как фактора стабилизации социально-экономической ситуации в регионе.

    Нормативно-правовая база исследования включает Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, действующее уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, административное законодательство России, международно-правовые акты, содержащие стандарты в области борьбы с преступностью, ресоциализации преступников, указы Президента РФ, нормативные акты Правительства Российской Федерации, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел Российской Федерации и других правоохранительных органов, а также уголовное законодательство стран СНГ и других зарубежных государств.

    Методологическая основа исследования. В соответствии с общенаучными подходами к проведению теоретических исследований методологическую основу диссертационной работы составили базовые положения диалектического метода познания. Он позволил отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процессы развития и качественных изменений в рассматриваемых политических, экономических, социальных, психологических, организационно-правовых отношениях и в криминальной обстановке как обстоятельствах, формирующих уголовную политику регионов и оказывающих существенное влияние на ее реализацию. Применялась также совокупность специальных методов исследования:

    • исторический - при изучении этапов формирования уголовной политики;

    • сравнительно-правовой - при сопоставлении основных направлений борьбы с преступностью в ряде зарубежных стран и стратегии обеспечения криминологической безопасности в отдельных регионах;

    • статистический - при изучении количественных показателей, отражающих тенденции в обеспечении криминологической безопасности в отдельных субъектах РФ;

    • экспертные оценки - при криминологическом прогнозировании развития криминальной ситуации в зависимости от выбранной модели реализации уголовной политики в отдельном регионе;

    • конкретные методы социологических исследований - анкетирование, опрос, интервьюирование различных категорий граждан и сотрудников пра-

    9

    воохранительных органов, позволяющие всесторонне оценить результаты реализации региональной уголовной политики.

    Общетеоретическую и источниковедческую базу исследования составили отечественная и зарубежная литература по социологии, экономике, философии, психологии, теории управления, уголовному праву, уголовному процессу, уголовно-исполнительному праву, криминологии, уголовной политике; материалы выборочных исследований, проведенных автором, а также другими исследователями; отечественные и зарубежные нормативные акты, инструктивно-методические и статистические материалы МВД России; статистические данные и обобщения правоприменительной деятельности органов прокуратуры, суда, МВД.

    Научная новизна исследования. Диссертация является одним из немногих монографических исследований, ставящих своей целью разработку концепции реализации региональной уголовной политики. Ее новизна состоит в комплексной теоретической и прикладной разработке проблемы, включающей:

    - анализ малоизученных до настоящего времени вопросов, связанных с механизмом эффективной реализации уголовной политики по обеспечению защиты криминологической безопасности в субъекте РФ;

    - конструирование моделей реализации региональной уголовной политики с учетом закономерностей функционирования отдельных регионов;

    - формулирование концепции реализации уголовной политики, основанной на своеобразии политического, экономического, социального, психологического, организационно-правового и криминогенного развития региона;

    - разработку и обоснование предлагаемых автором принципов построения моделей реализации региональной уголовной политики;

    - оптимизацию процесса реализации уголовной политики за счет включения в нее важного элемента - взаимодействия правоохранительных органов на уровне региона;

    - выявление иных признаков, имеющих значение для реализации региональной уголовной политики, и разработку рекомендаций по ее оптимизации.

    В диссертационном исследовании разработаны новые идеи при формировании концептуальных основ реализации уголовной политики субъектами Российской Федерации, учитывающие изменение общественно-политической системы государства на данном этапе развития.

    В диссертации рассмотрены уголовная политика и ее реализация как отрасль научного знания. Изучена проблема реализации уголовной политики субъектами Российской Федерации на современном этапе. Сформулированы организационные и правовые основы реализации уголовной политики на федеральном и региональном уровне.

    Положения, выносимые на защиту:

    1. Авторское определение понятий «региональная уголовная политика», «реализация региональной уголовной политики». Региональная уго-

    10

    ловная политика - это сформулированные стратегические цели, задачи, идеи по обеспечению криминологической безопасности региона, основанные на федеральных политико-правовых установках с учетом местных экономических ресурсов, социально-этнических, психологических и иных особенностей населения субъекта Российской Федерации.

    Реализация региональной уголовной политики определяется как активная деятельность субъектов уголовной политики региона по достижению целей и задач, внедрению идей обеспечения криминологической безопасности, стабилизации и ограничению уровня преступности в определенном субъекте Российской Федерации.

    2. Обоснование основной цели федеральной уголовной политики, которая, по мнению диссертанта, состоит в преодолении диспропорции (неравенства) между различными регионами в уровнях обеспечения криминологической безопасности. Это возможно при унификации структур и функций субъектов региональной уголовной политики, совершенствовании организационно-правовых основ и практики реализации уголовной политики.

    3. Неблагоприятные тенденции преступности в России за последнее десятилетие отчасти обусловлены стратегией реформ и просчетами при реализации уголовной политики. Это находит выражение в отказе от ранее апробированных методов и приемов борьбы с преступностью, быстрой, нередко неоправданной сменой законодательства, как, впрочем, и несвоевременном его принятии. Тупиковым зачастую оказывается путь ориентации российского законодателя на наднациональные «общечеловеческие» правовые ценности. Для эффективной реализации уголовной политики очевидно, что эти правовые ценности должны представлять понятный и воспринимаемый населением регионов России и законодателем сплав всего положительного, что накоплено в правовой области человечеством либо группой государств.

    4. Серьезно усложняет реализацию современной уголовной политики в России и субъектах РФ отсутствие комплекса четко сформулированных и провозглашенных государством директивно-политических перспективных и текущих его целей по обеспечению криминологической безопасности населения. Без этого можно заниматься лишь решением текущих задач региональной уголовной политики, осознавая отсутствие гарантий ее оптимизации. Как показывает опыт недавнего прошлого, такой подход порождает не вполне управляемые процессы в обеспечении криминологической безопасности населения региона и иных охраняемых правом интересов.

    5. Нормотворчество должно быть строго выстроено: первоначально принятые базовые федеральные и региональные законы уточняются и развиваются в последующих правовых актах. Базовые законы должны быть стабильными и заменяться другими только в случае их устаревания, а не из сиюминутных конъюнктурных соображений, лоббистских либо корпоративных интересов законодателей и отдельных групп населения.

    11

    6. Комплекс мер оптимизации правовых основ реализации региональной уголовной политики, по мнению диссертанта, включают в себя:

    - разработку и принятие федерального закона «Об основах государственной политики борьбы с преступностью (уголовной политики)»;

    - кодификацию законодательных актов, которые определяют правовой статус субъектов уголовной политики и обеспечивают координацию и взаимодействие их деятельности (на федеральном и региональном уровнях);

    - разработку законодательных актов, регламентирующих предупреждение преступлений и задачи правоохранительных органов в этом направлении;

    - разработку универсального механизма государственного и общественного контроля деятельности субъектов уголовной политики при осуществлении ими борьбы с преступностью.

    7. Методика оценки (мониторинга) состояния криминологической безопасности в регионах в зависимости от выбранных приоритетов и степени достижения целей и задач, реализуемых субъектами уголовной политики.

    Диссертант обосновывает существенные преимущества мониторинга перед обычными методами периодического получения статистической и иной криминальной информации, определяет цели такого мониторинга, порядок и формы его организации.

    8. Предложен механизм оценки криминальной обстановки и кризисных ситуаций в социально-экономической сфере, которые оказывают существенное влияние на состояние криминологической безопасности региона.

    9. Алгоритм оптимизации региональных подсистем уголовной политики в условиях разнотипности субъектов Российской Федерации и связанных с этими особенностями структур и функций правоохранительных органов регионов.

    10. Авторская модель реагирования на типовые криминальные региональные ситуации, которая включает методики системного учета и анализа характера показателей региональной преступности; выявление ее существенных взаимосвязей и взаимозависимостей с параметрами криминологической безопасности на региональном уровне; вариативность (альтернативность) решений, обеспечивающих безусловный примат криминальной безопасности как важного элемента безопасности жизнедеятельности населения региона. Такие решения базируются на правилах приемлемого риска, то есть своевременного выявления опасных криминальных ситуаций, и применения доступных мер по предупреждению возникновения сложных (пороговых) ситуаций при реализации региональной уголовной политики.

    11. Критерии эффективности реализации региональной уголовной политики, обозначаемые как мониторинговые индикаторы, представляющие группу статистических показателей, приведенных в определенную систему и способных четко фиксировать криминологические изменения в регионе, как объективного, так и субъективного порядка, которые позволяют измерить

    12

    эффективность использования средств и ресурсов, выделяемых для реализации задач уголовной политики.

    12. Теоретико-прикладные основы взаимодействия субъектов, а также механизм принятия управленческих решений при реализации уголовной политики в регионах.

    Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования предопределяется его общей направленностью на совершенствование правовых, организационных, методических и тактических основ деятельности субъектов, реализующих уголовную политику на региональном уровне с целью обеспечения криминологической безопасности личности, общества, государства.

    Практическая значимость диссертационного исследования выражается в авторской методике регионального мониторинга, в моделях программирования развития региона по основным направлениям социально-экономического развития, ставящих своей целью повышение уровня криминологической безопасности.

    Автором определяется критерий «приемлемый уровень криминологической безопасности региона». Достижение и сохранение криминологической безопасности региона на данном уровне является непременным условием повышения эффективности применяемых субъектами уголовной политики средств и методов нейтрализации криминогенных факторов, воздействия на причины и условия, продуцирующие отклоняющееся поведение граждан, постоянно или временно проживающих в соответствующем регионе. Это важно:

    а) для обеспечения криминологической безопасности отдельных граждан, социальных групп населения, общества и государства;

    б) для создания условий, не только объективно препятствующих совершению преступлений на данной территории, но и способствующих формированию позитивных предпосылок реализации уголовной политики.

    Результаты исследования могут иметь значение для совершенствования нормативной базы, поскольку позволяют:

    1) учитывать изменения в уголовно-правовом регулировании и их влияние на характер социально-экономических отношений;

    2) рассматривать действие механизма реализации уголовной политики в контексте стимулирования прогрессивного законотворчества и совершенствования правоприменительной практики.

    Познание закономерностей, механизмов формирования и реализации современной региональной уголовной политики имеет непосредственное практическое значение для оптимизации правоохранительной (в т.ч. предупредительной) деятельности, повышения на этой основе уровня правопорядка и в конечном счете качества жизни населения. Этому в основном подчинены теоретические выводы и практические рекомендации, внедренные в практическую правоприменительную и научно-исследовательскую деятельность, а также в учебный процесс образовательных учреждений МВД России.

    13

    Результаты исследования могут быть использованы при оценке эффективности реализации уголовной политики, положений политологии, социологии и других отраслей социальных знаний. Аналитические материалы исследования нашли применение в деятельности ряда подразделений МВД России и законопроектной работе.

    Обоснованность и достоверность результатов диссертационного исследования обеспечены применением апробированных методов и методик социальных исследований, репрезентативностью эмпирического материала и комплексным подходом. В ходе диссертационного исследования проинтервьюированы или проанкетированы более 300 руководителей правоохранительных органов различных уровней. Эмпирическая база исследования представлена фактическими и аналитическими материалами, формализованными и неформализованными опросами, беседами, а также аналитическими справочниками, отчетами МВД, УВД и других правоохранительных органов за последние 10 лет.

    Полученный информационный массив был обработан по специально разработанным программам компьютерной технологии с использованием методов корреляционного и факторного анализов. Последующая математическая обработка этих данных позволила выявить определенные тенденции по анализируемым показателям. Использовался также опыт работы диссертанта в органах внутренних дел на различных должностях, в том числе в центральном аппарате МВД России.

    Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись в следующих основных направлениях.

    Основные положения диссертации докладывались автором на теоретических, научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в Академии управления МВД России (2001-2004 гг.), Московском университете МВД России (2003-2004 гг.), во ВНИИ МВД России (2001- 2004 гг.).

    Диссертант принимал участие в подготовке информационных писем, предложений и отзывов на законопроекты, направлявшихся МВД России в Государственную Думу РФ и органы исполнительной власти по различным вопросам повышения эффективности борьбы с преступностью и оптимизации региональной уголовной политики.

    Был подготовлен и внедрен в практическую деятельность ряд предложений и рекомендаций по совершенствованию методов обеспечения криминологической безопасности на уровне отдельных регионов, а также правоохранительной деятельности.

    Концептуальные идеи, изложенные в диссертации, учитывались при разработке рабочей учебной программы для факультетов (курсов) повышения квалификации сотрудников органов внутренних дел по дисциплине «Уголовная политика»; рабочих учебных программ для Академии управления МВД России по дисциплине «Уголовная политика и ее реализация в деятельности органов внутренних дел».

    14

    Содержащиеся в диссертации теоретические положения, выводы и рекомендации изложены в монографии «Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской Федерации» (М.: Академия управления МВД России, 2003, 11.0 п.л.), а также более чем в 20 опубликованных научных работах общим объемом ЗОЛ печатных листа.

    Положения и выводы диссертации использовались автором при чтении лекций по актуальным проблемам уголовного права, криминологии и уголовной политики, получили внедрение в Академии управления МВД России, Ставропольском институте, Всероссийском институте повышения квалификации МВД России, Челябинском государственном университете.

    Отдельные положения, выводы диссертационного исследования были реализованы Государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации при подготовке ряда проектов федеральных законов и указов Президента Российской Федерации, а также внедрены в деятельность Департамента охраны общественного порядка МВД России, Федеральной таможенной службы, Международного межведомственного центра подготовки сотрудников по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в ГУВД-УВД Московской, Калужской областей, Краснодарского и Ставропольского краев, и ряде других практических подразделений органов внутренних дел.

    Структура и объем диссертационного исследования. Структура работы и последовательность изложения материала отражают цели, задачи и логику исследования уголовной политики и ее реализации в современной России.

    Диссертация выполнена в объеме, соответствующем предъявляемым требованиям и состоит из введения, четырех глав, включающих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

    Содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; раскрываются методологические основы, эмпирическая база диссертации, научная новизна исследования и положения, выносимые на защиту; характеризуется теоретико-прикладное значение работы; приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования.

    В первой главе - «Понятие и концептуальные основы реализации уголовной политики в субъектах Российской Федерации» - рассматриваются понятие и признаки, присущие региональной уголовной политике и ее реализации, институциональные особенности, основные задачи и направления реализации региональной уголовной политики. В данной части исследования отмечается, что в настоящее время практически преодолено упрощенное представление о возможных путях противодействия преступности. Выразилось это в том, что современными исследователями преступности в арсенал уго-

    15

    ловной политики помимо уголовно-правовых мер в обязательном порядке включаются социально-экономические, воспитательные, культурно-просветительные, этнопсихологические, организационные и целый ряд иных мер воздействия на преступность. Здесь же обращается внимание на то, что столь широкое содержание арсенала средств региональной уголовной политики не может с должным эффектом использоваться без выработки научно обоснованного подхода при определении целей и задач и согласованной деятельности субъектов уголовной политики при ее реализации.

    Автор обращает внимание, что в настоящее время наблюдается несколько подходов к определению содержания уголовной политики, на основе которых он делает попытку сформулировать понятие и признаки уголовной политики и ее реализации.

    В своей работе «Уголовное право и социология» А.А. Герцензон высказывает мнение, что уголовная политика направляет деятельность органов государственной власти и общественности в борьбе с преступлениями и иными общественно опасными поступками. Далее он пишет, что уголовная политика реализуется в процессе применения на практике как специальных мер (криминалистических, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, исправительно-трудовых, криминологических), так и мер чисто социального характера (экономических, идеологических, медицинских и т.д.)[2] .

    М.И. Ковалев утверждает, что уголовная политика по своему содержанию значительно шире, чем уголовное право, поскольку она определяет не только уголовно-правовые методы и средства борьбы с преступностью, но и призвана решать проблемы, связанные с профилактикой правонарушений, которая предполагает не только правовые, но и социальные, организационные, идеологические и иные мероприятия [3].

    П.Ф. Гришанин считает, что уголовная политика представляет собой выраженные в законах и иных нормативных актах программы борьбы с преступностью[4]. «Борьба с преступностью, - считал он, - заключается главным образом в осуществлении мероприятий по социальной профилактике преступности и в применении мер уголовно-правового воздействия на преступность»[5].

    16

    Г.Ю. Лесников рассматривает уголовную политику как систему принципов, политических и политико-правовых предписаний, программ по борьбе с преступностью[6].

    Суммируя высказанные мнения о понятии уголовной политики, ее можно определить как деятельность, направленную на решение крупных общегосударственных стратегических целей и задач по обеспечению криминологической безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств. Региональная уголовная политика, опираясь на федеральную уголовную политику, формирует региональные цели и задачи обеспечения криминологической безопасности с учетом территории, экономических ресурсов, социально-этнических, психологических и иных особенностей населения. Реализацию региональной уголовной политики можно определить как целенаправленную активную деятельность субъектов уголовной политики региона по достижению целей и задач обеспечения криминологической безопасности, стабилизации и ограничению уровня преступности и создания предпосылок для позитивного воздействия на тенденции преступности в субъектах РФ[7].

    Концептуальные положения, обеспечивающие реализацию региональной уголовной политики, включают:

    - институциональные составляющие такой политики;

    - правовую основу, регламентирующую деятельность и компетенцию субъектов уголовной политики;

    - задачи и основные направления деятельности субъектов, реализующих региональную уголовную политику (дифференцировано по регионам);

    - законодательное и иное нормативное закрепление структуры субъектов уголовной политики и принципов их координации и взаимодействия;

    - организацию мониторинга и иных методов информационного обеспечения реализации региональной уголовной политики.

    Эти концептуальные положения не претендуют на завершенность и бесспорность.

    Уголовную политику на уровне регионов диссертант определяет как достаточно сложную деятельность, состоящую как минимум из трех составляющих: оснований, субъектов и объектов. Поэтому при разработке стратегии борьбы с преступностью в отдельно взятом регионе предлагается связывать все три указанных элемента. При этом обращается внимание на необхо-

     17

    димость не только систематического получения сведений о криминальной ситуации в том или ином регионе, но и выявления объектов строго адресного уголовно-правового и криминологического воздействия. Для этого, как считает автор, требуется понимание каждым ведомством как собственной роли в обеспечении криминологической безопасности населения региона, так и стратегии деятельности иных субъектов уголовной политики. Иначе говоря, речь идет о четком взаимодействии между субъектами уголовной политики, а также иными участниками.

    В структуре региональной уголовной политики автор различает ее цель, содержание и систему субъектов, которые в своем исследовании не только подробно анализирует, но и делает попытку с их помощью построить собственную концептуальную модель оптимизации реализации такой политики.

    По мнению исследователя, основная цель уголовной политики двуедина. С одной стороны, она заключается в достижении приемлемого с позиции самого населения уровня криминологической безопасности, а с другой - в преодолении диспропорции (неравенства) между различными регионами в уровне криминологической безопасности и соответственно в помощи «отстающим» регионам достижения приемлемого уровня. Однако это, как указывает автор, возможно, если субъекты уголовной политики будут интегрировать и координировать свою деятельность, сверяя ее как с федеральной уголовной политикой, так и уголовной политикой регионов, особенно соседних субъектов РФ.

    В своей работе автор обращает внимание, что очень часто на региональном уровне руководители различных правоохранительных ведомств не придерживаются какой-либо заранее продуманной и научно обоснованной стратегии борьбы с преступностью. Одной из причин такого положения дел является отсутствие достаточного концептуального, законодательного и информационно-аналитического обеспечения деятельности субъектов региональной уголовной политики. В результате им приходится вырабатывать региональную политику и отчасти корректировать последствия не всегда продуманной уголовной политики федеральных ведомств. Здесь же логичен вопрос: что представляет собой интеграция правоохранительных ведомств в уголовно-политическом смысле. Очевидно, это снижение, приближение к допустимому значению неравенства между различными регионами в фактическом уровне криминологической безопасности населения. Обеспечение интеграции субъектов региональной уголовной политики является важным направлением такой деятельности. Желаемая степень интеграции зависит от целей, стоящих перед правоохранительными органами, и от выбранных приоритетов. Эти приоритеты будут определять, какие показатели использовать для количественного определения степени интеграции. Наиболее оправданно, по-видимому, если степень интеграции приравнивать к степени чувства защищенности населения, проживающего на той или иной территории.

    18

    Реализация региональной уголовной политики, решение правоохранительных задач нередко происходит на фоне столкновения политических и экономических как общенациональных, так и региональных интересов. Несомненно, что уголовная политика в регионах, как подчеркивается в работе, не может находиться вне проблем указанных противоречий, не может не учитывать социальных различий и конфликтов между различными социумами.

    Как справедливо отмечает Э.Ф. Побегайло, следует перейти от доктрин индивидуализма и установления гарантий для отдельного лица к доктрине криминологической общественной безопасности, без чего невозможно гарантировать личные права конкретного индивида[8] .

    Диссертант также увязывает криминологическую безопасность региона с необходимостью:

    - значительного сокращения чрезмерных различий в уровне социально-экономического развития соседних регионов, а также с поэтапным созданием условий укрепления экономической базы, повышения благосостояния населения региона, рационализации систем расселения;

    - оказания государственной поддержки районам, попавшим в кризисную ситуацию в результате стихийных бедствий, экологических и техногенных катастроф, острых межнациональных конфликтов, и регионам с высоким уровнем безработицы, демографическими и миграционными проблемами;

    - разработки и реализации обоснованной социально-экономической политики в отношении регионов со сложными условиями хозяйствования (районов Крайнего Севера, Дальнего Востока, ряда республик Северного Кавказа, приграничных регионов и др.).

    Учитывая, что социально-политическая ситуация в регионах непрерывно меняется, необходимо разрабатывать принципы исследования такого меняющегося и многослойного объекта, как преступность, а также принципы внедрения наиболее прогрессивных правоохранительных программ в практическую деятельность субъектов региональной уголовной политики. Отмеченные ранее положения подтверждаются и тем, что большинство специалистов, привлеченных автором в качестве экспертов, указали на необходимость создания собственной исследовательской базы для разработки концепции региональной уголовной политики (76%), выработки принципов осуществления криминологического мониторинга (72%), изучения криминологического аспекта законодательных инноваций в области уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права (65%) и хода социальных реформ (81%), а также проведения регулярных виктимологических обследований (56%).

    19

    Автор обращает также внимание, что такая сложная система, как региональная уголовная политика, включающая огромное количество субъектов, нуждается в эффективном информационном обеспечении. Иначе говоря, стратегия борьбы с преступностью должна гарантировать регулярный обмен объективной и полной информацией между субъектами как на федеральном, так и на региональном уровнях.

    Например, для региональной уголовной политики необходимы два типа информации: во-первых, это сведения о социально-экономической и криминальной ситуации в конкретном регионе (регионах); во-вторых, данные, включающие в себя результаты оперативного и динамического контроля проводимых в регионах организационных и профилактических мероприятий. Другими словами, необходима информация об успехах или неудачах. Поэтому большое внимание диссертант посвящает проблеме информационного обеспечения реализации региональной уголовной политики.

    Во второй главе - «Криминальная обстановка в регионах как основа для построения перспективных моделей реагирования средствами уголовной политики» - рассматривается и анализируется криминальная обстановка в регионе как предпосылка реализации региональной уголовной политики. Диссертант считает, что перспективным направлением является моделирование региональной уголовной политики.

    Автор полагает, что моделирование должно базироваться на объемном всестороннем видении существа целей и задач региональной уголовной политики и реализовываться в специальной концепции. Необходимость в такой концепции объясняется, во-первых, чрезвычайной сложностью стоящих перед уголовной политикой задач, адаптированных для конкретных регионов, во-вторых, необходимостью одновременного учета весьма широкого спектра разнообразных и часто меняющихся параметров, составляющих криминологическую безопасность региона. Эти составляющие, на взгляд диссертанта, в той или иной мере лежат в плоскости практически всех без исключения областей знаний - как гуманитарных, так и естественных, ибо затрагивают большинство социально-экономических, правовых и иных региональных проблем и противоречий. Исходной основой такой модели являются закономерности развития экономических, социальных, правовых, организационных и иных предпосылок, в совокупности придающих «индивидуальные» свойства, характерные для конкретного региона. Процесс моделирования схематично можно представить как единство трех стадий: изучение параметров реальной криминологической ситуации в регионе и построение на этой основе ее модели; исследование модели; экстраполирование изученных свойств модели на оригинал (криминологическую обстановку). Автор обосновывает два режима возможных моделей - имитационный и нормативный, и приводит их описание. Первоначально оправдывает себя имитационный режим модели. В модели воспроизводятся (имитируются) динамика преступности, ее уровень, структура и другие криминологические параметры, определенные в исследо-

    20

    вательской программе. На этой основе вырабатываются сценарии развития (мимикрии) преступности как системного образования, изучаются возможные альтернативы в зависимости от изменений криминологических параметров и уровня социального реагирования. Нормативный режим модели, по мнению диссертанта, можно представить схематично в виде пирамиды, в основании которой будут располагаться нравственные позиции населения региона. На этой «платформе» - правовая надстройка - действующее законодательство, направленное на противодействие преступности (в широком смысле). Наконец, третий «уровень» выстраивает концепцию эффективной региональной уголовной политики и путей ее реализации.

    Здесь же анализируется система индикаторов региональной уголовной политики. Отмечается, что уголовная политика как деятельность специальных субъектов государственной власти, определяющих и реализующих стратегию борьбы с преступностью и обеспечивающих криминологическую безопасность, не может сколько-нибудь серьезно влиять на криминальную ситуацию как в стране, так и в регионе, не имея под собой специально подобранной информации. Такая информация позволяет субъектам уголовной политики не только объективно оценить сложившуюся криминальную обстановку, но и наметить реальные пути по ее коррекции в выгодном для общества направлении.

    Подчеркивается, что достижения криминологической безопасности в обязательном порядке требуют объективного и всестороннего мониторинга (с использованием соответствующих индикаторов), способного осуществлять фактическое отслеживание, анализ и прогнозирование важнейших групп показателей и соответственно реализовывать специально разработанные механизмы противодействия угрозам криминологической безопасности.

    Далее автор обращает внимание, что спектр данных о криминальной обстановке может постоянно расширяться, поэтому пользователю этой информации без концептуальной отбраковки необходимых сведений будет весьма сложно в этом потоке не только разобраться, но и реально использовать указанную информацию. Причин тому несколько: во-первых, характер соответствующей информации всегда будет неконкретным; во-вторых, можно предположить, что в таком случае большая часть усилий субъектов, реализующих региональную уголовную политику, будет уходить на работу с информацией. В связи с этим совершенно закономерно встает вопрос о научно обоснованном подходе в определении той информации, которая, с одной стороны, объективно может встраиваться в концептуальную модель борьбы с преступностью в регионе, с другой - определять истинное качество криминальной обстановки, за пределами которой наступает «эффект разрушения» проводимых в рамках уголовной политики преобразований. Важную роль играет то, что такие сведения дают возможность вывести крайние значения на некой социально-экономической и криминологической «шкале». Такой подход в конечном счете позволяет определить пороговые значения получаемых

    21

    сведений в контексте прогнозируемой криминальной обстановки. Эту роль должны на себя взять предельные значения определенных индикаторов, обозначающих состояние криминологической безопасности, используемых в региональной уголовной политике.

    Далее в диссертации отмечается, что интерес к пороговым значениям индикаторов сегодня резко возрос, так как появилось множество различных теорий, в основе которых лежат те или иные социальные модели. Значительно продвинулись исследователи в области социальной психологии и социального управления. В контексте же юридической науки, по мнению автора, следует особо указать на новые подходы в формулировании концепций борьбы с преступностью, где данный феномен рассматривается не как что-то непонятное и выходящее за пределы нормального образа жизни и мышления, а прежде всего как конфликт интересов.

    Таким образом, анализ положения в регионе, как считает автор, должен опираться на систему индикаторов криминологической безопасности и прогноз их развития, которые позволяют выявить и качественно оценить грядущие угрозы, а также реализовать комплекс программно-целевых мер по стабилизации и оздоровлению обстановки. К системе параметров криминологической безопасности регионов диссертант относит: возможность использования данного параметра субъектами уголовной политики любого уровня; совместимость данного параметра с действующей системой учета, статистики и прогнозирования; достаточную степень конкретности и определенности, позволяющую дать однозначную оценку фактическому уровню криминологической безопасности на региональном уровне; возможность осуществлять мониторинг и прогнозирование факторов, влияющих на уровень угроз криминологической безопасности региона. Здесь же отмечается, что для криминологической безопасности региона принципиальными являются пороги показателей, т.е. предельные значения, превышение которых приведет к началу разрушительных криминогенных процессов в регионе.

    Обращается внимание, что субъектам уголовной политики следует систематически отслеживать взаимосвязи между масштабами и скоростью возникновения опасных тенденций в социально-экономической сфере и развитием процессов, угрожающих криминологической безопасности региона. В распоряжении власти постоянно должен находиться инструментарий анализа потенциальных и реальных угроз криминологической безопасности, альтернативный (сценарный) набор решений данных проблем, позволяющий найти компромисс, увязать противоречивые интересы и тенденции развития региона.

    Подчеркивается, что решение основных задач региональной уголовной политики, определенных на данный промежуток времени, зависит от системы средств, их адекватности для достижения каждой из них и имеющихся ресурсов, которые необходимы для оптимальной реализации задач.

    22

    Эффективность уголовной политики фиксируется в виде итоговых показателей. Соответствующие показатели позволяют, во-первых, оценить степень возможности реализации поставленных задач; во-вторых, получить информацию о социальных процессах побочного действия, то есть непредусмотренных социальных изменениях в регионе; в-третьих, соотнести итоговую информацию с поставленной целью уголовной политики и получить информацию, позволяющую выявить возможность реализации той или иной задачи в целях социального развития и эффективности использованных для этого средств и ресурсов субъектов региональной уголовной политики.

    Диссертант выделяет также ряд показателей, характеризующих экзогенные и эндогенные переменные, включенные в процесс функционирования правоохранительной системы: контрольные показатели, охватывающие социальные и сугубо криминологические изменения; показатели средств или социальных процессов, используемые для реализации планируемых целей; показатели материальных затрат на организационные, идеологические и другие мероприятия, позволяющие оптимально использовать те или иные социальные процессы для решения конкретных уголовно-политических задач. Автором поднимаются вопросы о сущности и механизме криминологического мониторинга региональных ситуаций и региональных проблем. В этой части исследования диссертант обращает внимание, что радикальные изменения в социально-экономической, политической, правовой и иных сферах жизни общества определенным образом усложняют процесс обеспечения криминологической безопасности в регионах. Это также серьезным образом оказывает влияние на процесс управления, на необходимость получения полной и достоверной криминологической информации для своевременного принятия решений, направленных на реализацию задач региональной уголовной политики. В этой связи подчеркивается, что для организационно-методического обеспечения региональной уголовной политики все большее значение приобретает мониторинг - система постоянного наблюдения, оценки и прогноза состояния борьбы с правонарушениями. На необходимость слежения за ситуацией (мониторинг) в своих научных трудах указывал Г.М. Миньковский[9].

    Криминологический мониторинг в условиях исключительно большого разнообразия региональных ситуаций и возникающих проблем имеет существенное познавательное и научное значение. Однако главная его задача состоит в создании надежной и объективной основы для выработки обоснованной уголовной политики, определении ее приоритетов при принятии мер селективного (выборочного) и строго адресного воздействия на преступность.

    23

    Автор обращает внимание на необходимость при исследовании затронутой проблемы придерживаться следующего алгоритма:

    во-первых, определить сущность криминологического мониторинга региональных ситуаций и региональных проблем;

    во-вторых, раскрыть особенности тотального и проблемно-ориентированного мониторинга, их сходства и различий;

    в-третьих, определить задачи криминологического мониторинга;

    в-четвертых, определить применяемые количественные и качественные оценки (индикаторы и показатели) как составные части криминологического мониторинга;

    в-пятых, рассмотреть ряд организационных мер, относящихся к проведению криминологического мониторинга.

    Здесь же в качестве целей криминологического мониторинга определяются:

    получение не разрозненной, а комплексной и надлежащим образом научно обработанной и оцененной информации о преступлениях, их причинах и результатах борьбы с ними;

    формирование с помощью специфического метода экспертных оценок не усредненной, а дифференцированной (применительно к отдельным регионам) картины криминальной обстановки;

    процедура корректировки выводов, основанных на ведомственной информации, с помощью научно обоснованных суждений независимых экспертов.

    Далее диссертант увязывает перечисленные цели мониторинга с решением следующих задач:

    1) оценки сложившейся криминологической обстановки в регионах (прежде всего применительно к тем аспектам обстановки, которые не могут быть описаны с помощью данных официальной статистики);

    2) прогнозирования как преступности в целом или отдельных категорий преступлений, так и тенденций развития причинного комплекса преступности - динамики социальных ситуаций, имеющих наиболее важное криминогенное значение;

    3) планирования и программирования мер по реализации региональной уголовной политики;

    4) принятия иных управленческих решений в сфере социальной профилактики и борьбы с преступностью.

    В этой же части исследования подробно анализируется и сам механизм криминологического мониторинга. Обращается внимание, что в организационном отношении криминологический мониторинг представляет собой систему постоянного отслеживания и оценки криминогенных процессов, результативности борьбы с преступностью и обеспечением криминологической безопасности. Эта деятельность групп независимых экспертов должна проходить под руководством единого (желательно федерального) координационно-

    24

    го центра и с установленной периодичностью по единой программе. На основе единых принципов должна осуществляться оценка всего комплекса показателей, характеризующих состояние региональной уголовной политики.

    В диссертации отмечается также, что принципы организации работы группы экспертов, привлекаемых для осуществления криминологического мониторинга, успешно применяемые при разработке «жестких» систем управления, в случае переноса их на социальную почву начинают давать сбой. Для сложных социальных систем не всегда удается четко выделить этапы разработки и внедрения эффективного мониторинга. Особенно это касается регионов, которые характеризуются быстрым изменением социальной среды и активными криминогенными процессами. Из-за этих перемен, а также по внутренним причинам развития региона происходят достаточно быстрые изменения криминогенной обстановки. Ситуации и проблемы такого уровня могут проявляться, например, в виде формирования зон с аномально высоким уровнем насильственной, организованной, коррупционной или иной разновидности преступности. Совершенно очевидно, что региональные проблемы уголовной политики следует всегда увязывать с проблемами социально-демографическими (активная депопуляция, социальная избыточность, неадаптивное изменение национально-этнического состава, в том числе из-за нерегулируемой миграции и т.п.); проблемами геополитического характера (образование зон приграничных конфликтов и т.п.). При этом периодически могут возникать ситуации и проблемы, относящиеся к типу чрезвычайных и требующие в этой связи специфических решений субъектов уголовной политики, в том числе использования специально резервируемых ресурсов, а следовательно и анализа особого массива информации для описания и диагностики соответствующих ситуаций.

    Применительно к нуждам уголовной политики обращается внимание на различия в тотальном и проблемно-ориентированном мониторинге региональных ситуаций. Задачей и содержанием первого является постоянный анализ и диагностика региональной ситуации на фоне развития криминальной обстановки в масштабах всей страны. При этом предметом такого мониторинга становится криминальная обстановка в регионе в сравнении с показателями иных регионов, федеральных округов и России. Проблемно-ориентированный мониторинг способен представить углубленную информацию по более локальным (частным) проблемам региональной уголовной политики.

    Все стоящие перед субъектами региональной уголовной политики проблемы социально значимы и, по мнению диссертанта, вполне решаемы. Именно создание эффективной системы криминологического мониторинга региональных ситуаций может стать важнейшим институциональным и информационным основанием для оптимизации региональной уголовной политики. В данной части исследования делается акцент на вопросах моделирования региональной уголовной политики и отмечается, что соответствующие

    25

    методы позволяют, с одной стороны, постоянно держать в поле зрения целый спектр факторов криминогенного и антикриминогенного характера, с другой - достаточно четко учесть, какие силы и средства необходимо предусмотреть для достижения тех или иных целей и задач региональной уголовной политики.

    Диссертант считает, что моделирование может оказать неоценимую помощь субъектам региональной уголовной политики, так как реальная криминологическая ситуация, подлежащая исследованию, по тем или иным причинам не может быть изучена непосредственно. Чаще всего это связано с тем, что многие составляющие криминальной обстановки могут быть недоступны для непосредственного исследования по причине множественности, «громоздкости» индикаторов и показателей, ее составляющих. Кроме того, криминальную обстановку нельзя изучить непосредственно в силу специфичности самого характера преступности, вследствие высокого уровня латентности и множества других причин. Наилучший результат при этом может дать моделирование (реконструкция) региональной криминальной ситуации по отдельным направлениям в сопоставлении с результатами воздействия на нее средств уголовной политики.

    Достоинство моделирования состоит также в том, что оно позволяет воссоздать указанную ситуацию в том или ином регионе. Это, например, касается моделирования уровня криминологической безопасности населения. Указанные возможности моделей весьма ценны в связи со спецификой реализуемых с помощью уголовной политики задач, зачастую не терпящих каких-либо экспериментов. Таким образом, на основе идеальной модели, после того как она пройдет необходимую экспертизу, становится возможным учет ее параметров и возможных путей развития практической деятельности субъектов региональной уголовной политики.

    Диссертант обращает внимание на то, что моделирование региональной уголовной политики предполагает наличие четких методологических и методических предпосылок. Исходной основой такой модели являются закономерности развития социальных отношений на определенной территории, которые базируются на экономических, правовых, политических, организационных, психологических и иных социальных институтах, характерных для данного региона.

    В работе подчеркивается, что главным признаком любой модели является ее соответствие, подобие системе-оригиналу. В нашем случае, как считает автор, это соответствие между объективным состоянием преступности в регионе (объектом моделирования) и желаемым уровнем криминологической безопасности населения региона. При выборе степени соответствия модели желательному уровню криминологической безопасности субъектам региональной уголовной политики следует учитывать то, что модель создается не ради модели, а ради прагматических целей. Этим целям модель служит потому, что она предоставляет большие, нежели оригинал, возможности для изу-

    26

    чения и оперирования, измерения и преобразования состояния преступности в регионе, влияния мер реализации уголовной политики на изменение уровня криминологической безопасности. При этом отмечается, что разработчики указанных моделей должны в определенном смысле абстрагироваться от некоторых качественно-количественных характеристик преступности и показателей криминологической безопасности в регионе.

    С гносеологической точки зрения моделирование уголовной политики представляет собой решение триединой задачи. Сначала те или иные характеристики системы - объекта воспроизводятся на модели. Затем модель, как совокупность отраженных или воспроизведенных характеристик системы-оригинала, всесторонне исследуется посредством специальных методов мониторинга. Результатом такого исследования является получение новых знаний о развитии криминальной ситуации в регионе, а нередко - и о развитии правоприменительной системы и деятельности субъектов региональной уголовной политики. И, наконец, знания, полученные в результате изучения модели, становятся базисом для разработки региональных программ борьбы с преступностью. В итоге знания о системе-оригинале обогащаются, углубляются и расширяются, они служат основой для принятия решений субъектами региональной уголовной политики. Таким образом, новые, обогащенные посредством модели знания должны быть использованы для оптимизации реализуемой региональной уголовной политики. Процесс моделирования выступает тогда как единство трех стадий: изучение параметров реальной криминологической обстановки в регионе и построение на этой основе ее модели (первая); исследование модели (вторая); экстраполяция изученных свойств модели на ее оригинал (третья).

    Здесь же обращается внимание, что эти стадии едины и взаимосвязаны, а их деление имеет условный характер и предпринимается для облегчения и упорядочения сначала алгоритма рассуждений, а затем и алгоритма действий со стороны субъектов, реализующих региональную уголовную политику. Так, изучение черт реальной криминологической ситуации в регионе заведомо предполагает выделение тех параметров региональной преступности и фоновых криминогенных явлений на данной территории, которые должны и могут быть отражены в модели. Моделируются прежде всего те свойства, которые возможно исследовать эффективнее на модели, нежели на оригинале, и которые должны затем экстраполироваться на возможные состояния криминологической безопасности в регионе, а также на результативность деятельности субъектов региональной уголовной политики. Таким образом, свойства криминальной обстановки выделяются с тем расчетом, чтобы они, будучи отраженными и изученными на модели, могли бы стать руководством к действию для субъектов, реализующих региональную уголовную политику.

    При построении модели региональной уголовной политики и в особенности при ее исследовании и экстраполяции на систему-оригинал необходимо

    27

    учитывать два основных режима функционирования данной модели - имитационный и нормативный.

    На первом этапе наиболее оправданно рассматривать модель в некоем имитационном режиме. Иначе говоря, в модели воспроизводится (имитируется) региональная динамика преступности, ее уровень, структура, «цена» наиболее общественно опасных разновидностей преступности, устремленность в будущее, связь со средой и отражение на комплексном показателе - криминологической безопасности. Здесь используются ранее выработанные альтернативы, сценарии развития (мимикрии) преступности как системы, исследуются те или иные альтернативы ее изменений, в них вводятся новые характеристики, с тем чтобы имитировать систему-объект с наибольшей точностью. Для познания тех или иных социальных систем и для их коррекции важно установить оптимальное сочетание указанных моделей уголовной политики в регионе.

    Как представляется автору, главное отличие и основная сложность моделирования определенного сегмента социальной системы (региональная уголовная политика как раз и является одним из таких сегментов) заключаются в том, что любые социумы, как компоненты системы, не идентичны, их поведение не детерминировано так жестко, как в физических, технических и других системах.

    Отмеченные особенности метода моделирования, несмотря на указанные сложности, как считает диссертант, применительно к нуждам реализации региональной уголовной политики раскрывают перед исследователями весьма широкие перспективы. Из ряда существующих подходов к моделированию большое значение для региональной уголовной политики, на взгляд автора, приобретают модели оптимальных процессов, которые с успехом используются в познании и коррекции большинства социально-экономических процессов. Многофакторность происходящих в регионах указанных процессов, отсутствие достаточных данных и математического аппарата, недостаточность представлений о внутреннем механизме функционирования криминогенных и фоновых явлений - все эти обстоятельства дают основания прибегать к отмеченным имитационным моделям.

    В то же время вполне понятно, что такие большие и сверхбольшие системы, как, например, уголовно-правовая, практически невозможно имитировать во всем их многообразии. Поэтому при разработке моделей больших систем используется метод агрегирования подсистем, поведение которых достаточно однообразно, или подсистем, играющих примерно одинаковую роль в структуре реализации региональной уголовной политики. По совокупности моделей это позволит, хотя и в упрощенной форме, имитировать систему региональной уголовной политики в целом.

    И, наконец, подчеркивается, что главная задача агрегированных моделей региональной уголовной политики состоит в том, чтобы определить, как выбрать решение, удовлетворяющее всем имеющимся ограничениям (в осо-

    28

    бенности нормативным, ресурсным) и позволяющим выбрать такое решение, которое бы дало оптимум реализации целевой функции, к примеру: минимальное время, минимальные затраты при реализации региональной уголовной политики.

    В третьей главе - «Теоретические и прикладные основы взаимодействия субъектов при реализации уголовной политики в регионах» - автор обращается к анализу вопросов, связанных с системностью в организации взаимодействия субъектов уголовной политики в регионах. Одним из наиболее значимых условий организации взаимодействия при реализации уголовной политики является зависимость субъектов от функциональной активности других правоохранительных органов[10]. Отмечается, что указанные вопросы относятся к числу системообразующих, так как их решение является обязательным условием интенсификации и успешной реализации стратегии борьбы с преступностью. Подчеркивается, что наиболее слабым звеном при реализации уголовной политики является недостаточная координация, а порой и попросту отсутствие взаимодействия между субъектами региональной уголовной политики. Как отмечается автором, реализация региональной уголовной политики в организационном плане - проблема весьма многогранная, так как предполагает согласование действий субъектов уголовной политики как по вертикали (т.е. федерального, регионального и местного уровней), так и с иными органами, учреждениями, организациями и службами правоохранительных ведомств. Здесь же обращается внимание на необходимость взаимодействия субъектов уголовной политики с исполнительными и законодательными органами, а также с общественными организациями.

    В ходе своего исследования диссертант приходит к выводу, что на практике вместо конструктивного взаимодействия руководителей различных правоохранительных органов с исполнительными и законодательными органами государственной власти в некоторых субъектах Российской Федерации наблюдается их прямое противостояние. Поэтому нацеленность настоящего исследования на концептуальную проработку рассматриваемой проблемы дает основание диссертанту поставить вопрос о поиске возможных путей и механизма взаимодействия между различными субъектами региональной уголовной политики на основе принципов системного подхода.

    Из сказанного следует, что уголовная политика должна удовлетворять заранее установленным критериям эффективности. Указанные критерии должны отвечать двум обязательным условиям: во-первых, опираться на определенный теоретический фундамент и, во-вторых, предполагать некие стандарты в виде образцов для последующего использования. Например, лю-

    29

    бая практическая деятельность, предусматривающая принятие решений субъектами уголовной политики в условиях неопределенности, включает в себя элементы интуитивного предположения. И в этом плане никакое радикальное совершенствование системного анализа ничего не изменит. Однако совсем другое дело, если к сфере научного подхода относят большую часть концептуально-содержательного обоснования проблемы, ее социологические, психологические и правовые аспекты.

    Исследование автора позволило сформулировать постулаты по проблемам, способствующим организации взаимодействия субъектов реализации региональной уголовной политики. Например, объективная необходимость взаимодействия обусловлена различием полномочий в деятельности правоохранительных органов в рассматриваемой сфере; общностью задач по обеспечению криминологической безопасности населения; тесной связью принципов, регламентированных нормативными актами; потребностью повышения уровня работы по предупреждению и раскрытию преступлений; зависимостью деятельности правоохранительных органов от функциональной активности других региональных органов власти по проведению реформ. Необходимость координации деятельности обусловлена наличием у субъектов общих задач по защите социально-экономических интересов и обеспечению криминологической безопасности. Отмечается, что правоохранительные органы, выполняя возложенные на них законом функции, обязаны осуществлять свою деятельность, направленную на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, вскрытие причин, их порождающих, то есть обеспечивать криминологическую безопасность и минимизацию последствий от преступности в регионе.

    Подчеркивается, что взаимодействие при обеспечении криминологической безопасности - задача, объединяющая усилия субъектов уголовной политики. Объединение сил и средств субъектов региональной уголовной политики в борьбе с преступностью и обеспечении криминологической безопасности позволяет сконцентрировать ресурсные и технические возможности, охватить поисковой работой большие территории, лучше использовать возможности каждого из субъектов для реализации региональной уголовной политики. Здесь же автор обращает внимание, что для повышения уровня взаимодействия необходимо принять согласованные решения федеральных правоохранительных органов РФ по совершенствованию механизма взаимодействия с соответствующими органами государственной власти и иными структурами субъекта Российской Федерации. При этом необходимо уделить особое внимание повышению ответственности руководителей правоохранительных органов за результативность взаимодействия, а также исключению фактов противостояния со стороны руководителей этих органов органам государственной власти субъекта РФ. Указанное необходимо в целях создания нормальной рабочей атмосферы для субъектов региональной уголовной по-

    30

    литики, что, безусловно, будет способствовать успешному противодействию преступности и обеспечению криминологической безопасности.

    Правоохранительные и иные государственные органы реализуют свои права в рамках закрепленной за ними компетенции, определяющей их конкретные властные полномочия. В пределах своей компетенции каждая из сторон самостоятельна и имеет возможность принимать по своему усмотрению решения, связанные с использованием собственных сил и средств на любых нормативно установленных условиях. Взаимодействуя между собой, указанные органы образуют единую государственно-правовую систему - своеобразный механизм реализации уголовной политики в регионах. Каждый из субъектов взаимодействия занимает в этой системе свое, строго определенное законом место, и в целом они (субъекты взаимодействия) выступают как относительно независимые, обособленные структуры. Вместе с тем рассматриваемые субъекты, решая одни и те же или во многом сходные (смежные) задачи, просто вынуждены вступать между собой в те или иные отношения, находиться в постоянной взаимосвязи и взаимозависимости, то есть взаимодействовать. В процессе взаимодействия они не должны подменять друг друга, ущемлять инициативу, передавать вопросы, входящие в их компетенцию друг другу[11]. Правильное распределение компетенции и ее строгое соблюдение являются обязательными условиями взаимодействия. Попытки субъектов заимствовать те или иные приемы и методы, не характерные для них, а также решать возникающие вопросы лишь собственными силами, выходящими за рамки компетенции, не только не дадут положительного результата, но и приведут к нарушению законности.

    Механизм, обеспечивающий реализацию региональной уголовной политики, необходимо рассматривать именно как единую, целостную динамическую систему, состоящую из взаимосвязанных, постоянно взаимодействующих элементов. Согласованность достигается координацией и взаимодействием, которые являются необходимыми условиями сохранения целостности и устойчивости всей системы субъектов, реализующих региональную уголовную политику.

    Во втором параграфе главы исследуются организационные и правовые особенности взаимодействия субъектов реализации уголовной политики в регионах. Отмечается, что уголовная политика, проводимая на уровне регионов, должна иметь надежную законодательную основу взаимодействия. Очень важно, чтобы любые принимаемые решения субъектами уголовной политики осуществлялись в соответствии с существующим законодательством, таким образом обеспечивая последовательность, легитимность и прозрачность проводимой в регионе уголовной политики. Обращается внимание, что

    31

    при реализации уголовной политики необходимо, чтобы результаты борьбы с преступностью доводились до сведения широких кругов общественности. Если не принять такой подход, целесообразность предпринимаемых действий почти неизбежно будет ставиться под сомнение и даже дискредитироваться, а сама региональная уголовная политика потеряет широкую поддержку, которая является необходимой предпосылкой ее успеха. Более того, общепризнанно, что основные законодательные нормы должны дополняться более подробными рабочими директивами. Благодаря этому создаются предпосылки для взаимодействия субъектов региональной уголовной политики.

    Вместе с тем отмечается, что до настоящего времени пока еще не существует официальных документов, где концептуально были бы проработаны вопросы формирования и реализации уголовной политики на региональном уровне, как и проблем взаимодействия.

    Анализ правовых проблем взаимодействия субъектов региональной уголовной политики указывает на то, что вершину правовой пирамиды занимает Конституция Российской Федерации. Содержащиеся в ряде статей Основного закона юридические нормы носят базисный, основополагающий характер, в том числе и относительно правовой основы взаимодействия субъектов реализации уголовной политики. Достаточно в этой связи назвать нормы, регламентирующие право субъектов Российской Федерации иметь свою конституцию, собственные устав и законодательство, устанавливающие их равноправие во взаимоотношениях между собой, гарантирующие единство экономического пространства всех субъектов РФ (ст. 5). Отмеченные конституционные положения в полной мере относятся и к вопросам, связанным с обеспечением криминологической безопасности регионов.

    Правовой основой взаимодействия субъектов служат законы Российской Федерации и издаваемые на их основе подзаконные акты (ст. 76). Их условно можно разделить на две большие группы.

    Первая группа - законы и подзаконные акты, закрепляющие наиболее общие положения, касающиеся организации взаимодействия, определяющие задачи, функции, полномочия, структуру субъектов уголовной политики. Правовые нормы первой группы устанавливают организационные основы, зачастую носят декларативный характер, они конкретизируются в других правовых актах и содержатся в юридических предписаниях, определяющих правовое положение взаимодействующих сторон.

    В современных условиях возрастает роль межрегиональных контактов субъектов, реализующих уголовную политику в борьбе с преступностью и обеспечении криминологической безопасности, с помощью которых открываются огромные возможности для осуществления противодействия преступным проявлениям и применения государственного принуждения. Анализ действующего законодательства в России позволяет сделать вывод, что правовую основу межрегионального сотрудничества в области борьбы с преступностью составляют не только федеральные законы, но и местные норматив-

    32

    ные правовые акты, отражающие те или иные стороны взаимодействия правоохранительных органов. К числу источников, формирующих правовую основу взаимодействия правоохранительных органов, относятся соглашения между главами субъектов Федерации.

    В ныне действующем положении об МВД России взаимодействие органов внутренних дел с иными органами государственной власти рассматривается в качестве одного из основных принципов деятельности всех без исключения подразделений и служб МВД России. В документе обращено внимание, что именно во взаимодействии с органами власти субъектов Российской Федерации осуществляется разработка и выполнение региональных целевых программ в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина, охраны правопорядка и борьбы с преступностью; разработка и реализация договоров и соглашений с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области обеспечения законности, общественного порядка, криминологической безопасности и по иным вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами РФ.

    Кроме того, отмечается, что уголовное судопроизводство ставит перед судом, прокурором, следователем и органом дознания единые задачи. Так, статья 3 УПК РФ обязывает указанные субъекты в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступлений, и их наказанию. Ряд других статей УПК РФ также устанавливает полномочия субъектов, определяет их компетенцию и функции.

    Вторую группу составляют ведомственные нормативные акты - приказы, инструкции, положения, договоры, соглашения, регламентирующие права и обязанности субъектов взаимодействия, их полномочия и функции, формы и методы совместной деятельности.

    Организации взаимодействия способствуют специальные соглашения между МВД и рядом иных субъектов уголовной политики. В эту же группу входят нормативные акты, издаваемые МВД России по отдельным аспектам взаимодействия, а также договоры и соглашения, заключенные органами внутренних дел на местах с конкретными государственными органами. В них вопросы взаимодействия получают дальнейшую конкретизацию с учетом местных условий.

    Анализ законодательных и подзаконных нормативных актов позволяет сделать вывод, что правовыми нормами, как правило, в той или иной мере урегулированы все основные стороны взаимодействия (права и обязанности субъектов, их цели, задачи, принципы, функции, организационно-тактические приемы и методы и т.д.). Вместе с тем не всегда взаимодействие в каждом конкретном случае регулируется нормами права. Нередко оно осуществляет-

    33

    ся в силу определенных традиций, на основе взаимопомощи, взаимной заинтересованности и товарищеского сотрудничества.

    Планирование и программирование играют важное организующее значение при взаимодействии субъектов, реализующих региональную уголовную политику. Диссертант оценивает условия и процедуру различных форм организации взаимодействия. Эффективность централизованного взаимодействия (на уровне субъекта РФ), обеспечивающего криминологическую безопасность региона, при прочих равных условиях существенно зависит от времени, затрачиваемого на подготовку, принятие и реализацию решений о взаимодействии, а децентрализованного - от правильного подхода к формированию локальных критериев. В связи с этим возникает вопрос о целесообразной степени децентрализации планирования и управления взаимодействием субъектов региональной уголовной политики, а также о способах обеспечения согласованности выполнения соответствующих решений. Однако децентрализация взаимодействия и координации порождает и негативные явления. Так, например, деятельность отдельных взаимодействующих субъектов региональной уголовной политики может не в полной мере соответствовать системным целям (общей цели уголовной политики региона).

    В четвертой главе - «Механизм принятия обоснованных решений субъектами, реализующими региональную уголовную политику» - рассматриваются методологические вопросы обоснования решений, принимаемых субъектами региональной уголовной политики. Особо подчеркивается, что руководители правоохранительных ведомств достаточно часто сталкиваются с проблемой принятия решений в сложной, постоянно меняющейся криминальной обстановке, когда весьма проблематично использовать заранее подготовленный алгоритм действий[12]. Здесь же подчеркивается, что далеко не всегда существующая уголовно-правовая и криминологическая ситуации могут быть до конца осмысленными, и в первую очередь - вследствие отсутствия необходимых сведений, способных в полной мере охарактеризовать перспективы. Весьма динамичным и нелинейным развитием социальной сферы, как считает автор, можно объяснить неудачи большинства исследователей, пытающихся для прогнозирования социальных процессов использовать линейные математические модели. На взгляд диссертанта, практика неоднократно доказала свое несоразмерное многообразие, не вписывающееся в какие бы то ни было существующие на сегодняшний день теоретические модели прогнозирования тенденций преступности и обеспечения криминологической безопасности в регионе.

    В связи со спецификой исследуемых в настоящей главе проблем автор делает попытку ответить на вопросы, где должна содержаться информация о

    З4

    неуправляемых параметрах социальных процессов, которыми отчасти детерминируется преступность, и как ее получить. В частности, отмечается, что источником такой информации могут и должны быть материалы, содержащие результаты исследований по научному предвидению значений неуправляемых параметров будущей криминальной обстановки в регионе.

    Диссертант приходит к выводу: чем конкретнее информация о будущем состоянии объекта уголовно-политического воздействия, тем четче проявляются преимущества и недостатки планируемых и программируемых средств воздействия на криминогенные процессы в регионе. Обосновать решение легче, когда информация о будущем дана в альтернативной форме, а не в форме безальтернативного прогноза или предположения. Однако «легче» не означает «правильнее». Поэтому автор считает, что во всех случаях нужно стремиться к разработке вполне однозначной картины будущей криминальной обстановки.

    Проблему методологии обоснования решений субъектами, реализующими региональную уголовную политику, диссертант предлагает рассматривать с учетом различных типов неопределенности.

    В зависимости от природы происхождения диссертант предлагает различать:

    - неопределенность, возникающая под действием случайных факторов, подчиняющихся известным объективным законам (данный тип неопределенности обычно устраняют с помощью различных статистических методов);

    - неопределенность, обусловленная воздействием случайных факторов, подчиняющихся неизвестным законам (ее учитывают и принимают меры к снижению путем сопоставления преимуществ и недостатков каждой альтернативы, анализируя матрицу возможных результатов при различных состояниях фона и профиля среды);

    - неопределенность, возникающая в конфликтных ситуациях, когда противостоящая сторона для достижения своих целей стремится противостоять своим «оппонентам» (в основе ее учета лежит предположение об активном поведении противостоящей стороны в отличие от подхода при учете неопределенности второго типа, где сознательное противодействие отсутствует). С учетом типа неопределенности предлагаются методики ее устранения или минимизации.

    Применительно к непосредственной деятельности субъектов региональной уголовной политики и ее оценки автор определяет ряд типов неопределенности, касающейся:

    - целей (задач) уголовной политики в регионе, на которые следует ориентироваться;

    - прогнозируемой криминальной обстановки в регионе;

    - ресурсов и иных средств, которые могут быть использованы для достижения целей уголовной политики в регионе;

    35

    объема и характера организационно-правовых, социально-экономических и иных мер, которые будут предложены для реализации задач региональной уголовной политики;

    - динамики противоправного поведения (конфликтных ситуаций);

    - показателей, отражающих степень эффективности (или неэффективности) средств воздействия, используемых субъектами региональной уголовной политики.

    Согласно представленной классификации первые четыре типа неопределенности, по мнению автора, играют важную роль при обосновании субъектами, реализующими региональную уголовную политику, решений, связанных с долгосрочным планированием. Пятый и шестой типы неопределенности представляют интерес в связи с решениями, касающимися использования определенных организационных, правовых и иных средств, имеющихся в арсенале региональной уголовной политики.

    Здесь же диссертантом представляются возможные варианты решений субъектами, реализующими уголовную политику, в условиях неопределенности:

    1) обязательность активных мер борьбы с преступностью и отказ от иллюзий, что сложная криминальная обстановка в регионе выправится сама собой;

    2) поиск частных решений, сглаживающих проблемную ситуацию в регионе до приемлемого состояния;

    3) «растворение» проблем криминологической безопасности среди иных социально-экономических проблем региона (возможно с помощью различных методов манипуляции общественным сознанием);

    4) поиск и реализация оптимальных решений субъектами региональной уголовной политики.

    В рассматриваемой главе исследуются информационные, экономические, социальные, правовые и иные элементы общего механизма принятия решений субъектами реализации региональной уголовной политики. Отмечается, что региональная уголовная политика - это, с одной стороны, специально организованная правоохранительная и правоприменительная деятельность системы органов государственной власти и общественных организаций, с другой - совокупность концептуальных идей, реализация которых призвана способствовать эффективному решению стоящих перед органами власти задач криминологической безопасности региона. Подчеркивается, что сам механизм принятия уголовно-политических решений концентрирует в себе большинство возможных вариантов снижения «проблемности» в борьбе с преступностью и обеспечения криминологической безопасности в регионе.

    Каждый из перечисленных выше элементов диссертант подвергает детальному анализу. Все отмеченные элементы механизма региональной уголовной политики, на взгляд исследователя, должны оцениваться не изолированно, а как единая целостная система. В то же время объясняется, что ука-

    36

    занное не исключает нарушений целостности действия механизма в практике управления. Известны, например, многочисленные случаи отрицательных последствий применения уголовно-правовых и административных средств без их необходимой увязки с экономическими, социальными, правовыми, информационными элементами механизма. Рассогласованный характер действий данного механизма (как следствие отставания в развитии хотя бы одного из элементов) неизбежно, в большей или меньшей степени, выражается в нарушении функционирования всей системы субъектов региональной уголовной политики. Это значит, что достижение максимальной целостности и эффективности механизма управления выступает как теоретическая предпосылка практической реализации региональной уголовной политики.

    Отмечается, что современные концепции реализации региональной уголовной политики должны строиться на междисциплинарной основе. Именно таким образом происходит формирование основных принципов проектирования и построения элементов механизма управления уголовной политикой в регионе, вырабатываются характеристики функционирования элементов механизма в оптимальном режиме с учетом криминологических, социально-экономических, национально-этнических, культурно-исторических и других особенностей конкретного региона.

    Оценивая состояние научного методологического знания об особенностях современного уголовно-политического механизма управления на уровне региона, следует отметить явное отставание этого знания от потребностей развития теории и практики борьбы с преступностью и обеспечения криминологической безопасности в регионе. Это находит выражение в недостаточной эффективности действующей системы управления. Поэтом}' следует подчеркнуть, что для преодоления сложившегося отставания в исследовании существа и совершенствования механизма уголовной политики в регионе необходима активная научно-исследовательская деятельность, направления которой предложены автором. Представляя неотъемлемую часть социально-экономических систем (межотраслевых, отраслевых, функциональных, территориальных, экономических), элементы механизма уголовной политики по своим основным характеристикам обусловливаются динамикой этих систем, их структурно-функциональными особенностями, проявляющимися в разных аспектах регионального развития.

    Главное свойство региональной системы уголовной политики состоит в обеспечении ее целостности на основе целенаправленной и согласованной деятельности субъектов уголовной политики. В плане анализа элементов механизма управления и коррекции очень важно выявить сложные динамические взаимозависимости региональной уголовной политики (прямые, опосредованные, обратные, перекрестные) с социальными, организационно-правовыми и иными факторами, процессами и явлениями. Эти ключевые для построения механизма управления и коррекции взаимосвязи, прямо или косвенно отражающиеся на состоянии криминологической безопасности в ре-

    37

    гионе, не являются универсальными и застывшими. Наоборот, они динамичны и предполагают в качестве методологического инструмента их познания применение диахронного (многомерного) анализа. Такой анализ тем более необходим, поскольку криминологическая безопасность обладает характерными особенностями только для конкретного региона, которые делают мало пригодными типовые схемы управления. В этой связи предлагаются авторские методики выработки управленческих решений субъектами региональной уголовной политики. Диссертант также отмечает, что рассматриваемые управленческие решения субъектов региональной уголовной политики должны в обязательном порядке учитывать вопросы преодоления ресурсных ограничений. На современном этапе развития социума соотношение «ресурсы - результаты» во все большей степени опосредуется социальными факторами при реализации региональной уголовной политики. Это предполагает повышение уровня материально-технического обеспечения, квалификации специалистов правоохранительных ведомств, научно-технических разработок применительно к различным сферам уголовной политики. Эффективность управления региональной уголовной политикой в значительной степени зависит от рациональной организации контроля, который является методом воздействия на управляемую подсистему для корректирования ранее принятых и реализуемых управленческих решений[13]. Указанные направления реализации уголовной политики должны быть ориентированы на общие цели - оптимизацию процесса и достижение результативности борьбы с преступностью, повышение уровня криминологической безопасности, осуществляемые в условиях экономии административного ресурса государства, регионов и снижения уровня уголовной репрессии.

    В заключении подводятся основные итоги исследования, делаются практические и теоретические выводы и предложения, намечаются пути дальнейшей работы по совершенствованию уголовной политики и ее реализации в субъектах Российской Федерации. В диссертации делается акцент на то, что уголовная политика и ее реализация имеют политико-нормативную основу. В процесс формирования и реализации уголовной политики включены не только правовые меры воздействия, но и иные неправовые виды нормативного регулирования.

    В положениях настоящего исследования подтверждается, что для эффективной организации борьбы с преступностью имеет несомненное значение анализ как общей для России криминологической обстановки, так и особенностей обстановки в регионах. В диссертации отмечается, что совместная деятельность людей, которая характеризуется общностью территории региона, своеобразием экономической жизни, социальных условий, черт культуры,

    38

    языка, социальной психологии населения, социального контроля с особенностями реагирования субъектов уголовной политики на преступные проявления и поддержание возможного уровня криминологической безопасности в регионе.

    Обращается внимание, что уголовная политика, как всякая сложная система, построена по принципу иерархичности. При этом имеется уровень прямой подчиненности региональных субъектов уголовной политики федеральным. Имеет место и «двойная» подчиненность, и только региональная. Автор выделил шесть типов взаимоотношений субъектов уголовной политики и для упорядочения отношений взаимодействия при реализации региональной уголовной политики внес соответствующие предложения. Разработаны также рекомендации по организации и осуществлению постоянного криминологического мониторинга ситуации в регионах, методики осуществления прогноза, а также выработки и принятия решений региональными субъектами уголовной политики. При выработке предложений, направленных на совершенствование реализации уголовной политики в регионах, автором учитывалась как специфика этих отношений, их соответствие действующему законодательству, так и мировой и отечественный исторический опыт.

    Основные положения диссертации опубликованы в 21 работе общим объемом 30,1 п.л. В их числе: 1 монография, 4 учебных пособия, 16 научных статей, в соавторстве выполнено 4 работы, общим объемом 2,1 п.л. - авторство не разделено; 5 научных статей опубликовано в изданиях, рекомендованных ВАК.

    Монографии:

    1. Стахов Я.Г. Уголовная политика и ее реализация субъектами Российской Федерации: Монография. - М.: Академия управления МВД России, 2003.-11,0 п.л.

    Учебники и учебные пособия:

    2. Стахов Я.Г. Понятие, содержание и современные направления реализации уголовной политики Российской Федерации: Учебное пособие. - М.: Макс пресс, 2004. - 2,0 п.л.

    3. Стахов Я.Г. Основы реализации уголовной политики в субъектах федерации: Пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 2004. - 2,0 п.л.

    4. Стахов Я.Г. Особенности принятия решений субъектами региональной уголовной политики: Пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 2004. - 2,0 п.л.

    5. Стахов Я.Г. Уголовная политики в регионах. Основы взаимодействия правоохранительных органов при ее реализации: Учебное пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 2004. - 3,2 п.л.

    39

    Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК:

    6. Стахов Я.Г. Организационное обеспечение уголовной политики // Российский следователь. 2004. № 5. - 0,5 п.л.

    7. Стахов Я.Г. Понятие, содержание и современные направления реализации уголовной политики Российской Федерации // Российский следователь. 2004. № 6, 7.-1,2 п.л.

    8. Стахов Я.Г. Правовые аспекты уголовной политики // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2004. № 1. - 0,8 п.л.

    9. Стахов Я.Г. Механизм принятия решений субъектами региональной уголовной политики // Российский следователь. 2005. № 6. - 0,9 п.л.

    10. Стахов Я. Г. Обоснование решений, принимаемых субъектами уголовной политики (методологические вопросы) // Российский следователь. 2005. № 7. - 0,8 п.л.

    Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

    11. Ревин В.П., Стахов Я.Г, Зябко Е.В. Современные концептуальные положения уголовной политики России // Современные проблемы уголовной политики, уголовного права и криминологии: Труды Академии управления МВД России. - М.: Академия управления МВД России, 2002 . - 0,6 п.л. (авторство не разделено).

    12. Стахов Я.Г. Концепции развития основных положений уголовной политики современной России. - М.: ВНИИ MBД России, 2002. - 0,3 п.л.

    13. Стахов Я.Г. Развитие уголовной политики в сфере защиты государственной власти. - Киров, 2002. - 0,5 п.л.

    14. Стахов Я.Г Современные проблемы развития криминологического прогнозирования // Известия Орловского ГТУ. 2004. № 1. - 0,8 п.л.

    15. Стахов Я.Г, Ревин В.П. Реализация уголовной политики в сфере противодействия организованной преступности / Вестник Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына. - Бишкек, 2005. - 0,5 п.л. (авторство не разделено).

    16. Стахов Я.Г Взаимодействие органов внутренних дел с другими правоохранительными органами по обеспечению охраны общественного порядка // Административное право и организационные вопросы совершенствования деятельности органов внутренних дел по охране общественного порядка и общественной безопасности. - М.: Академия МВД СССР, 1989. - 0,5 п.л.

    17. Стахов Я.Г. Взаимодействие органов внутренних дел с другими правоохранительными органами в системе города, района: понятие, принципы, формы // Совершенствование правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сборник. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 0,4 п.л.

    18. Стахов Я.Г. Совершенствование организационно-правовых основ взаимодействия органов внутренних дел с другими правоохранительными органами. - М.: ГИЦ МВД СССР, 1989. - 0,5 п.л.



    [1] Мильнер Б. Информационные модели. - Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 2001. С. 39-42. 

    [2] Герцензон А.А. Уголовное право и социология: Проблемы социологии уголовного права и уголовной политики. - М., 1970. С. 178-179.

    [3] Ковалев М.И. Соотношение уголовной политики и уголовного права // Советское государство и право. 1978. № 12. С. 70.

    [4] Гришанин П.Ф. Современные проблемы уголовной политики и уголовно-правовой практики: Лекция. - М., 1994. С. 3.

    [5] Гришанин П.Ф. Меры уголовно-правового воздействия на преступность и их реализация органами внутренних дел: Лекция. - М., 1996. С. 3.

    [6] Лесников Г.Ю. Уголовная политика современной России (методологические, правовые и организационные основы): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М.: Академия управления МВД России, 2005. С. 17.

    [7] Термин «реализация» понимается автором как осуществление уголовной политики, проведение в жизнь какого-либо проекта, программы, намерения, задач. 

    [8] Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. 2004. № 4. С. 116. 

    [9] Миньковский Г.М. Уголовная политика как предмет исследования и преподавания // Особенности развития уголовной политики в современных условиях: Труды Академии МВД России. - М., 1996. С. 9. 

    [10] Воробьева КБ. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1988. С. 4. 

    [11] Маркелов Т.Л. Проблемы координации в борьбе с правонарушениями // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 26.1977. С. 37-38. 

    [12] Ларичев О.П. Наука и искусство принятия решений. - М.: Наука, 1979. С. 200.

    [13] Меткое В.Д. Планирование в управлении органами внутренних дел. -М.: Юридическая литература, 1976. С. 157.

     

Информация обновлена:02.06.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций | Книги, статьи, документы 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru