Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Социальные аспекты правообразования :

АР
С594 Соколова, А. А. (Алла Анатольевна).
Социальные аспекты правообразования :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени доктора юридических
наук. Специальность 12.00.01. - Теория и история права и
государства ; История правовых учений /А. А. Соколова ;
Науч. рук. О. Э. Лейст ; Белорусский государственный
университет. -Минск,2003. -38 с.-Библиогр. : с. 33 - 35.31.
ссылок
Материал(ы):
  • Социальные аспекты правообразования.
    Соколова, А. А.

    Соколова, А. А.
    Социальные аспекты правообразования : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

    1

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы диссертации. Современная эпоха обозначила в качестве доминирующих начал цивилизации, определяющих гуманистическое направление всех социальных преобразований, идеи свободы, прав человека, справедливости, взаимного уважения, понимаемого не только как ценностная норма, но и как общественная полезность. Осуществлению этих гуманистических начал в человеческом сообществе способствуют различные средства социального контроля: культура, нравственность, идеология, политика, право. Применительно к современной эпохе право есть основное средство достижения, обеспечения и защиты общечеловеческих ценностей, закрепления новых прогрессивных социальных отношений, стабилизации позитивных тенденций общественного развития, нивелирования последствий негативных. Особая миссия в этом процессе возлагается на правовой инструментарий в переходный период, поскольку эффективность преобразований в различных областях социальной жизни во многом определяется надлежащим правовым регулированием. Тенденция к активной законодательной, кодификационной деятельности проявляется во всех постсоветских государствах. Этот процесс вызвал потребность в разработке концепции организации законодательного процесса, ориентации правовой политики на всестороннее совершенствование законотворчества. В научной сфере проблемам оптимизации нормотворческого процесса, повышения качества его результатов, эффективности их действия посвящены общетеоретические и отраслевые исследования многих белорусских и российских ученых: А. М. Абрамовича, С. С. Алексеева, В. Н. Бибило, Г. А. Василевича, Р. Ф. Васильева, О. А. Гаврилова, С. Г. Дробязко, С. А. Калинина, Д. А. Керимова, С. Ю. Леванова, А. В. Матусевича, А. В. Мицкевича, А. С. Пи-голкина, И. П. Сидорчук, Н. В. Сильченко, А. Г. Тиковенко, Ю. А. Тихомирова и др.

    Однако представляется, что эти исследования отражают одну весьма важную сторону правообразования, характеризующую связь государства и права в условиях государственно-организованного общества. Другой ракурс данной проблемы, основанный на признании социальной природы права и источников, его порождающих, связан с исследованием соотношения права и общества, их взаимодействия, социальных изменений, вызываемых правовыми предписаниями. Право в этом контексте можно рассматривать как средство коммуникации между обществом, ожидающим установления справедливого правового порядка, и обществом, испытывающим его воздействие. Восприятие проблем правообразования в социальном аспекте вызвало потребность изучения социолого-правовых и философско-правовых разработок зарубежных, в том числе и российских, ученых: С. С. Алексеева, М. И. Байтина, Ж.-Л. Бержеля, М. Вебера, Ю. И. Гревцова, В. П. Казимирчука, Ж. Карбонье, Н. П. Колдаевой, Р. Коттеррелла, В. Н. Кудрявцева, К. Кульчара, В. В. Лапаевой, О. Э. Лейста, Н. Лумана, А. А. Матюхина, А. Нашиц, В. С. Нерсесянца, Т. Парсонса, Р. Паунда, С. В. Полениной, А. В. Полякова, Р. О. Халфиной, У. Эвана, Л. С. Явича и др.

    Природа правообразовательного процесса не может быть раскрыта без его культурологического осмысления, восприятия права как явления духовной солидарности, получающего свою жизненную эффективность через правосознание[1]. Уяснению нравст-

    2

    венных аспектов правовых явлений способствовали труды ученых дореволюционного периода: Н. Н. Алексеева, Г. Д. Гурвича, И. А. Ильина, М. Капустина, Б. А. Кистяковского, Н. М. Коркунова, Л. И. Петражицкого, П. А. Сорокина, Н. Тимашева и др.

    Признавая важность проведенных названными авторами разработок и ценность полученных ими результатов, следует тем не менее отметить, что комплексного социокультурного исследования сложного многоэтапного процесса формирования права в современной реальности до настоящего времени еще не проводилось. Не исследованы социальные основания права; из научного анализа нормотворческого процесса «выпал» социальный компонент; представленные в юридической литературе конструкции право-образовательного процесса завершались «позитивацией» права, приданием ему юридически значимого характера; не изучен процесс восприятия правовых новелл правосознанием и социальной практикой. Пробел в познании функциональной связи права и общества, динамических процессов обмена информацией между ними в значительной степени осложняет задачу формирования национальной правовой системы, соответствующей гуманистическим правовым традициям, современным стандартам правовой культуры, ожиданиям и потребностям общества. В данной работе предпринята попытка восполнить образовавшийся интеллектуальный пробел представлением авторской концепции социальных аспектов правообразования.

    Вышеприведенные положения обосновывают актуальность темы диссертационного исследования для решения научно-познавательных, теоретико-правовых задач и потребностей нормотворческой (законотворческой) практики.

    Связь работы с крупными научными программами, темами. Диссертационная работа выполнена в соответствии с программным направлением научных исследований Европейского гуманитарного университета «Европейская интеграция в контексте процесса глобализации: политические, правовые, экономические, социальные и культурные аспекты», утвержденным решением Совета университета от 25 января 2001 г., протокол № 4, и является разделом темы научных исследований кафедры правовых дисциплин факультета права ЕГУ на 2001-2005 гг. «Трансформация национальной правовой системы в контексте глобализации международных отношений», зарегистрированной в Государственном комитете по науке и технологиям Республики Беларусь 3 мая 2001 г., №20011253.

    Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основании научного осмысления и анализа социального опыта и нормотворческой практики разработать целостную теоретическую концепцию правообразования, являющуюся методологической основой реконструкции и совершенствования процесса формирования права в постсоветских государствах.

    Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

    -          проанализировать основные направления в современном правопонимании и определить исходные положения авторской позиции в правовидении применительно к концептуальному замыслу;

    -          раскрыть понятие «природа права» и обосновать ее социальный характер, определив социальные предпосылки формирования права;

    -          выявить причинно-функциональное взаимодействие права и иных подсистем общества, проанализировав обратную зависимость социальной реальности от правового воздействия;

    3

    -       разработать конструкцию правообразовательного процесса, выявить направленность и содержание каждого из его этапов;

    -       провести факторный анализ, т. е. выявить комплекс социальных факторов, оказывающих влияние на формирование права;

    -       проанализировать и обосновать механизм согласования интересов в правообразовательном процессе;

    -       на основе анализа практики законотворческого (нормотворческого) процесса в Республике Беларусь и других государствах бывшего Советского Союза определить резервы для его оптимизации и выдвинуть предложения по формированию и совершенствованию правового законодательства;

    -       проанализировать процесс социализации, т. е. адаптации и освоения общественным правосознанием и социальной практикой установленных правовых норм.

    Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются социальные отношения, связанные с взаимодействием правовых явлений, государства и общества в процессе формирования права. В центре внимания автора - анализ социальных аспектов образования права: выявление объективных потребностей в правовом регулировании, отражение их в общественном и профессиональном правосознании, официальное юридическое утверждение моделей правового поведения, их последующая социализация.

    Предмет исследования - теоретико-правовой анализ состояния и развития нормотворческого (законотворческого) процесса в Республике Беларусь на основе разработки и обоснования социологической концепции правообразования.

    Методология и методы проведенного исследования. Методология исследования основывалась на использовании научных методик и подходов, принятых в современной юридической науке. Общеметодологическую основу диссертационной работы составили теоретико-правовые, социолого-правовые и философско-правовые концепты природы, функций, миссии права как инструмента социальных изменений, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных ученых. Принципиальное значение диссертант придает определению базовых понятий и категорий: «правообразование», «правотворчество», «нормотворчество», онтологическим, гносеологическим, аксиологическим аспектам права, соотношению понятий «право» и «закон».

    Анализ взаимодействия права с другими компонентами социальной действительности (экономикой, политикой, идеологией и т. п.) потребовал применения междисциплинарного подхода, анализа социальных, культурологических, психологических, философских аспектов права. Интеграция различных направлений гуманитарного знания позволяет воссоздать целостную картину современного процесса правообразования.

    В процессе работы над диссертацией использовались общенаучные методы познания, прежде всего системный подход, анализ и синтез. Кроме того, применялись такие методы научного исследования, как функционально-структурный, сравнительно-правовой, социологический, формально-юридический, социально-психологический, моделирование правовых процессов.

    Теоретическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные правопониманию, теории правотворчества, социальной обусловленности правообразования, социального действия права и другим проблемам теории права и социологии права.

    4

    Эмпирическую базу составили нормативно-правовые акты Республики Беларусь, Российской Федерации, регламентирующие порядок и организацию нормотворческого процесса, планирование законопроектной деятельности и другие вопросы сферы анализа. Использован опыт работы Национального центра законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь, других нормотворческих органов.

    Научная новизна и значимость полученных результатов. Научная новизна работы заключается в том, что впервые в отечественном правоведении разработана и обоснована социологическая концепция правообразования, включающая следующие логически дополняющие друг друга компоненты:

    -       обоснование социального характера формирования права в отличие от существующих теоретических подходов, усматривающих источник образования права в государстве, государственной воле, государственной власти. Подобная трактовка связывает создание права с нормотворческой деятельностью государственных структур, из контекста которой «выпадает» социальный компонент;

    -       построение модели правообразовательного процесса, представляющей собой замкнутый цикл трех взаимодополняющих и взаимосвязанных этапов: 1) выявление потребностей в правовом регулировании; 2) нормотворчество; 3) социализация правовых норм. Последний этап, завершающий процесс создания права, является началом его «воссоздания» - изменения, эволюции, совершенствования, обусловленных динамикой социальных процессов;

    -       обоснование интегративного подхода к восприятию права, совмещающего наиболее важные его измерения - ценностные правопредставления, нормы правовых актов, правоотношения, проявление которых фиксирует бытие права на каждом этапе его формирования;

    -       признание и обоснование методологического характера современной теории соотношения права и закона, ориентирующей правовую политику, нормотворческую (законотворческую) практику на создание правового законодательства;

    -       представление и логическое концептуальное обоснование вписывающегося в логику концептуального замысла социолого-правового статуса понятия «нормотворчество», предлагаемого вместо традиционно используемого в юридической литературе для обозначения государственной деятельности по установлению, изменению и отмене правовых норм понятия «правотворчество»;

    -       введение в научный аппарат понятия «социализация правовых норм», раскрывающего содержание завершающего этапа правообразования - адаптацию установленных правовых новелл к реальным условиям социальной среды; выявление и анализ факторов, обеспечивающих социализацию норм права; исследование социального компонента механизма действия правовой нормы;

    -       предложение разработанной модели механизма согласования интересов в процессе формирования права: индивидуальных, групповых, государственных и социальных (общества в целом); обоснование установления их иерархии и способов определения приоритетов;

    -       выдвижение новых теоретических подходов к определению и классификации социальных функций права и анализу социальных правообразующих факторов, усиливающих социальный контекст процесса формирования права и отражающих состояние современной эпохи.

    5

    Представленная в диссертации концепция современного правообразования может быть использована в качестве общего ориентира для теоретического переосмысления методологии разработки и принятия нормативно-правовых актов, построения правовой стратегии законодательной деятельности.

    Практическая (экономическая, социальная) значимость полученных результатов. Практическая значимость полученных результатов состоит в том, что реализация в законотворческой (нормотворческой) практике изложенных в диссертации положений концепции правообразования позволит усовершенствовать процессы формирования стратегии правовой политики, планирования законопроектной деятельности, разработки концепций правовых актов, подготовки их проектов, проведения различного рода экспертиз законопроектов и тем самым будет способствовать повышению качества национальной системы законодательства. Содержащиеся в диссертации предложения могут быть использованы в деятельности Национального центра законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь, Министерства юстиции Республики Беларусь, других нормотворческих структур.

    Предполагается, что экономический эффект от реализации основных реформационных идей диссертации будет определяться сокращением финансовых и материальных потерь от принятия некачественных правовых актов, их неэффективной реализации и негативных последствий.

    Социальная значимость сводится к установлению позитивного баланса между легитимными ожиданиями членов общества относительно регламентации правовых форм поведения и принятыми нормотворческими органами правовыми предписаниями, который будет содействовать укреплению социальной солидарности, повысит мотивацию к правомерному поведению, уважению законов, правовой политики государства, активизирует правовую деятельность граждан в различных сферах хозяйственной деятельности.

    Результаты исследования использованы в учебном процессе Европейского гуманитарного университета при разработке программ курсов лекций по общей теории права, социологии права, философии права, а также при подготовке учебного пособия для студентов юридических вузов «Законодательный процесс: основные понятия и институты» (Мн.: ЕГУ, 2003. - 32 с).

    Теоретические выводы и методологические подходы к анализу процесса правообразования могут служить базой для дальнейших научных исследований по проблемам теории права и социологии права.

    К основным положениям диссертации, выносимым на защиту и составляющим в совокупности концептуальный замысел исследования, относятся следующие:

    1.   Общество и его подсистемы (экономика, политика, культура, идеология, религия, право) являются открытыми образованиями: они вовлечены в непрекращающийся процесс обмена энергией и информацией друг с другом и с окружающей средой. Право с момента его возникновения и в процессе развития обусловлено различными подсистемами общества и оказывает обратное воздействие. Убедительно иллюстрирует отношения между правом и подсистемами общества неразрывная связь эволюции общества и эволюции права.

    2.   Сущность права, его природа, назначение в обществе осмыслены в рамках онтологического и социологического подходов. Первый способ познания позволил рас-

    6

    крыть сущностные свойства права, его специфику, объективную природу. В социологическом аспекте акцент сделан на признании социальной природы права: определены социальные основания формирования права (экономические, политические, идеологические, культурологические, религиозные) и показано его обратное воздействие на общественные отношения, проявляющееся в понятии «социальные функции права». Право на генетическом и функциональном уровнях рассмотрено как своеобразное средство коммуникации между обществом, ожидающим установления справедливого правового порядка, и обществом, испытывающим воздействие функционирующего права.

    3.   Понятие «правообразование» («формирование права») охватывает сложные процессы определения объективных потребностей в правовой регламентации общественных отношений, /становления правовых предписаний нормотворческими органами, их последующую социализацию. Эти элементы (звенья) обозначены как этапы и сведены в общую модель формирования права; первый этап - появление потенциальной объективной возможности создания определенной модели поведения участников общественных отношений; на втором этапе осуществляется превращение возможности в юридически значимые правовые нормы; третий этап завершает процесс правового созидания социализацией установленных предписаний, превращением их в фактор общественного развития.

    4.   В социологическом исследовании начального этапа образования права выделены следующие направления: 1) анализ и определение фактов социальной действительности, отражающих реальные потребности общества в установлении правового порядка, познание проявляющихся в обществе позитивных и негативных тенденций; 2) выявление и обоснование системы социальных факторов, подлежащих учету при создании модели нормативно-правового акта; 3) выявление, анализ и установление соотношения между индивидуальными, групповыми, государственными и социальными (общества в целом) интересами, формирование компромисса между ними как основы содержания будущих моделей поведения.

    5.   Нормотворчество представляет собой воплощение идей, принципов, ожиданий в отношении предполагаемого образа права в содержание правовых установлений, осуществляемое компетентными государственными структурами, которые, во-первых, официально придают общеобязательную форму сложившимся правоотношениям; во-вторых, создают правовые механизмы, способствующие укреплению позитивных тенденций общественного развития или ослаблению негативных. Право объективируется законодателем из реальных социальных отношений путем их духовного, прежде всего интеллектуального, освоения и осмысления. Окончательную оценку правовому решению при соблюдении законодателем требований как содержательного, так и процедурного характера даст социальная практика, установившийся в ходе реализации норм правовой порядок, соответствующий социальным ожиданиям или им противоречащий. Теория разграничения права и закона служит методологической основой для научно-познавательного определения характера принятого закона (соответствует ли он правовым критериям, является ли он правовым) и последующего его совершенствования.

    6. Оптимизация нормотворческого (законотворческого) процесса в условиях реформирования национальной правовой системы, ориентированной на обеспечение развития демократических институтов, рыночных элементов гражданского общества и установления правового государства, должна осуществляться по двум основным направ-

    7

    лениям: 1) научного обеспечения подготовки проектов нормативно-правовых актов (законопроектов); 2) демократизации нормотворческого (законотворческого) процесса.

    Совершенствованию нормотворческого процесса будут способствовать: организация планирования нормотворческой деятельности главы государства, правительства, республиканских органов государственного управления; осуществление юридико-технического контроля за единообразным оформлением проектов; профессиональная подготовка специалистов в области нормотворческой деятельности; учреждение научно-исследовательской структуры (например, научно-исследовательского института совершенствования законодательства), координирующей многопрофильную исследовательскую деятельность по научному обеспечению нормотворческой деятельности.

    Социальная легитимность установленных предписаний достигается только в условиях социально-политического и идейно-мировоззренческого согласия в обществе, свободы выражения общественного мнения, согласования позиций и поиска компромиссных решений. В демократическом обществе устанавливаются различные формы участия общественных институтов в законотворческом (нормотворческом) процессе. Перспективным в этом направлении следует признать: 1) правовое обеспечение содержательной и процедурно-процессуальной сторон участия общественных организаций в законодательной деятельности; 2) оптимизацию действия обеспечивающих законотворчество факторов (прежде всего программирующего, научного, информационного); 3) расширение круга субъектов права законодательной инициативы (включение в них общественных организаций); 4) восстановление в практике законотворчества института всенародных обсуждений законопроектов, предусмотренного ч. 2 ст. 37 Конституции Республики Беларусь.

    7.         Введено в научный аппарат понятие «социализация правовых норм», определяющее процесс освоения принятых правовых предписаний общественным сознанием, внедрения их в сферу социальных отношений, адаптации к реальным условиям, воздействия на социальную среду. Вне соприкосновения с конкретными социальными фактами реальных жизненных ситуаций право не может проявить свои сущностные свойства и назначение. Чтобы оказывать регулирующее воздействие на социальную среду, правовые нормы должны превратиться в фактор общественной жизни. До тех пор, пока они не станут свойствами образа жизни общества, частью его сознания и бытия, безосновательно говорить о них как о действующем праве.

    Основными этапами процесса социализации правовых норм - своеобразного пути их «движения» от момента введения в юридическое действие до наступления социальных последствий - являются следующие: 1) получение индивидами правовой информации; 2) ее осознание; 3) оценка, формирование образа права; 4) оформление правовой позиции; 5) социальное действие.

    8.         Выявлены противоречия, возникающие в процессе социализации правовых предписаний. Представлена модель классификации социальных факторов (условий), обеспечивающих социализацию правовых норм.

    Объективные факторы социализации - условия, связанные с адаптацией правовых норм к реальному состоянию подсистем общества (экономики, политики, культуры, экологии, идеологии).

    Объективно-субъективные факторы социализации - условия, характеризующие состояние правовой системы.

    8

    Субъективные факторы социализации - условия, связанные с социально-психологической, идеологической характеристикой личности, социальной группы, общества.

    9.         Правовые предписания, оказывая воздействие на социальную среду, вызывают в ней определенные изменения. В зависимости от содержания, направленности, соответствия юридических предписаний потребностям правового регулирования, уровню общественного сознания, других факторов изменения в обществе могут носить как позитивный, так и негативный характер, затрагивать модель поведения отдельного индивида, социальной группы или трансформацию общества в целом.

    Определены методы использования права для осуществления предполагаемых изменений в обществе: непосредственный - изменение модели общественных отношений путем возложения на индивидов субъективных прав и юридических обязанностей; опосредованный - содействие различными правовыми формами социальным изменениям.

    10.       В результате проведенного исследования сформулированы предложения научно-познавательного, учебно-методического и практического характера, направленные на изменение парадигмы юридического осмысления проблем правообразования и совершенствование механизма нормотворческой (законотворческой) деятельности.

    Личный вклад соискателя. Диссертационная работа является результатом многолетних исследований автором проблем формирования права в постсоветских государствах, проведенных на кафедре теории и истории государства и права Белорусского государственного университета и кафедре правовых дисциплин Европейского гуманитарного университета.

    Апробация результатов диссертации. Основные положения, выводы и результаты исследования обсуждались на международных и республиканских конференциях, в том числе: на международной конференции «Управление экономической трансформацией в Центральной и Восточной Европе, Центральной Азии» (Брюссель, 1996); научно-практической конференции «Прававая рзформа у Рэспублщы Беларусь: вопыт, прабле-мы, перспектывы» (Гродно, 1997); международном «круглом столе» «Канстытуцыйны працэс у Рэспублщы Беларусь: сучасны стан i перспектывы развщця» (Гродно, 1997); научно-практической конференции юридического факультета Белорусского государственного университета «Конституционная и правовая реформа в Республике Беларусь (проблемы и перспективы)» (Минск, 1997); международной научно-практической конференции «Юридическая наука и образование в Республике Беларусь на рубеже XX-XXI вв.» (Гродно, 1998); научно-практической конференции «Обеспечение непосредственного действия конституционных норм о правах и свободах граждан: опыт, проблемы, перспективы» (Минск, 1998); навуковай канферэнцьи, прысвечанай 500-годдзю выдачы гораду Мшску граматы на Магдэбургскае права (Минск, 1999); Первой международной конференции университетов стран СНГ и Балтии «Университеты и общество: Сотрудничество университетов на рубеже веков» (Москва, 2000); международной научной конференции «Проблемы интеграции правовой системы Республики Беларусь в европейское и мировое пространство» (Гродно, 2002); международном «круглом столе» «Правовое обеспечение тендерного равенства» (Европейский гуманитарный университет, Программа развития ООН, Национальный центр законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь, Минск, 2003); международном семинаре «Европей-

    9

    ские стандарты в области свободы ассоциаций и белорусское законодательство» (Минск, 2003); международной научно-практической конференции, посвященной 45-летию Академии МВД Республики Беларусь (Минск, 2003); международной научно-практической конференции «Утверждение принципов правового демократического государства в Республике Беларусь посредством конституционного контроля» (Минск, 2003).

    Результаты исследования использованы при разработке авторского курса «Социология права» для студентов юридического факультета Белорусского государственного университета и студентов факультета права Европейского гуманитарного университета, в который включены следующие темы: «Социальная природа права», «Социальные основания права: межинституциональный анализ», «Социальные функции права», «Правообразование: социологический аспект», «Проблемы социальной эффективности права», «Право и социальные изменения». Материалы исследования были использованы для подготовки учебного пособия по общей теории права «Законодательный процесс: основные понятия и институты». Кроме того, материалы диссертационного исследования вошли в программу международной летней школы «Социология права в трансформирующейся Европе» (Европейский гуманитарный университет, Минск, 1998). Автором совместно с академиком Российской академии наук В. Н. Кудрявцевым участникам школы прочитан курс «Социологическое обеспечение законотворчества».

    Опубликованность результатов. По результатам исследования опубликовано более 30 научных работ: 1 монография, 10 статей в сборниках научных трудов, 11 в материалах научных и научно-практических конференций, 8 тезисов докладов на конференциях, 1 учебное пособие. Общее количество страниц опубликованных материалов составляет 332 страницы.

    Структура и объем диссертации обусловлены целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, общей характеристики работы, четырех глав, заключения, списка использованных источников, включающего 241 наименование. Объем диссертации составляет - 192 страницы, полный объем - 206 страниц.

    Основное содержание работы

    Первая глава «Социальная природа права» посвящена определению природы права, выявлению социальных предпосылок его формирования и обратной зависимости социальной действительности от правового воздействия.

    В первом параграфе «Правопонимание: исходные положения» обосновываются методологические основания правопонимания, анализируется интегративное понятие «природа права», особое внимание уделяется доказательству его социальной обусловленности.

    Познание социальной обусловленности права достигается путем уяснения причин, порождающих право, связей правовых явлений с реальными потребностями общества. Общепризнанным в социологии права является утверждение о связи между социальной жизнью и правом, выполнением правом ряда социальных функций. Однако означает ли это, что природа права имеет исключительно социальный контекст или право имеет свою собственную природу? Принципиально значимым для выяснения этой проблемы является положение о связи природы права, ее трактовки с концепцией правопо-

    10

    нимания. Автор не ставит перед собой задачу всестороннего анализа ситуации множественности направлений правопонимания, сложившейся в современном правоведении. Исследовательская задача ограничивается определением исходных положений проблемы правопонимания, необходимых для выявления социальной природы права, истоков его формирования, механизма действия и социальных последствий.

    Для общей характеристики права используется понятие «природа права», охватывающее его сущность, принципы и содержание. Анализ современных подходов к выявлению сущности права, его природы представлен наиболее оригинальными, с точки зрения автора, и в определенном аспекте противоположными позициями. Производность права от государства, определение сущности права как государственной воли общества, признание государственно-волевой природы права отражены в концепциях российских ученых М. И. Байтина и Ф. М. Раянова.

    Иные методологические основания в раскрытии сущности права связаны с выделением волевой стороны его природы (О. Э. Лейст), признанием права как явления духовной солидарности (И. А. Ильин, А. А. Матюхин), культурологическим, как представляется автору, подходом к определению природы, сущности права как явления «общесоциальной политической справедливости» (С. Г. Дробязко).

    Особое внимание автора привлекла концепция правопонимания В. С. Нерсесянца, рассматривающего право как «форму отношений равенства, свободы и справедливости, определяемую принципом формального равенства участников данной формы отношений»[2]. Отмечая эти характерные особенности права, В. С. Нерсесянц употребляет термин «объективная» природа права[3]. Соглашаясь в целом с изложенными объективными сущностными основаниями права, следует тем не менее отметить и социальные аспекты его природы. Право есть продукт социальных контекстов: исторический процесс его возникновения и развития протекает в условиях общецивилизационной эволюции. Поэтому содержание принципа формального (правового) равенства - масштаб и мера свободы, характер справедливости - определяется условиями экономического, политического, социального, культурного развития в конкретную историческую эпоху. Социально-исторический смысл права, формы его бытия, конкретизация сущности, обусловленные социальными факторами отдельных эпох, позволяют говорить о проявлениях его социальной природы.

    Понятие «содержание права» выражает конкретизацию принципа справедливости, определение границ, меры, формы свободы во всеобщей правовой норме применительно к конкретной исторической эпохе. Если категория «сущность права» призвана отразить неизменное по форме и композиции правовое начало, то содержание права есть проявление его в динамике, в движении социально-исторического контекста.

    Проявление сущности права в различных формах (правовом сознании, правовых нормах, правовых отношениях) фиксирует бытие права. В соответствии с социологической концепцией для глубинного познания правообразовательного процесса важно не только зафиксировать формы существования права, но и объяснить механизм «наполнения» формы конкретным правовым содержанием: что и как отражается в правосозна-

    11

    нии, правоотношении, правовой норме, насколько адекватны они реальным социальным потребностям.

    В процессе творческого выражения основных начал права в конкретных правовых нормах особую роль выполняет государство. Для всестороннего исследования механизма трансформации правовых идей в закон особое методологическое значение приобретает теория соотношения права и закона, определяющая философию правообразования, источник правообразующих сил. В работе анализируются два типа правопонимания, основывающиеся на идее соотношения права и закона, но различающиеся их объяснением: либертарно-юридический (В. С. Нерсесянц) и естественно-правовой (С. С. Алексеев). Привлекательность этой идеи видится в том, что она позволяет объективно и критически рассматривать правовой материал, исходящий от нормотворческих структур, определять его правовой или неправовой характер. Реальный процесс образования права должен завершаться созданием правовых законов: в правовом гражданском обществе недопустимо действие закона, санкционирующего произвол и насилие, ущемляющего права и свободы граждан.

    Во втором параграфе «Социальные основания права» рассматривается причинно-функциональное соотношение права и иных подсистем, образующих общество, и выявляются социальные основания (предпосылки) формирования права.

    Используя подход известного русского ученого Н. С. Тимашева к определению соотношения права и других элементов культуры[4], в данном фрагменте представлены возможные комбинации взаимодействия права с экономикой, политикой, религией, моралью и иными подсистемами (институтами) общества.

    I       Право - это движущий источник социального развития.

    II           Право обусловлено другими институтами общества' и не влияет на социальный прогресс.

    Щ Право обусловлено другими институтами общества и воздействует на них в процессе социального развития.

    Автор поддерживает и обосновывает третью теорию, согласно которой право во взаимодействии с различными институтами общества выполняет одновременно активную и пассивную роль. Воздействие права проявляется в организации, упорядочении экономических, политических, идеологических отношений, в которые вступают индивиды (осуществление правом социальных функций). Влияние социальных институтов проявляется, прежде всего, в процессе формирования права: право проистекает из социального опыта, разнообразных общественных отношений, реагирует на потребности в экономической, политической, экологической, культурологической сферах. Один из основателей социологического направления в русском правоведении С. А. Муромцев утверждал, что право не навязывается обществу извне, а создается его жизнью[5].

    Говоря о трансформациях современного западного общества и эволюции его правовых систем, французский ученый Жан-Луи Бержель признает, что «данные трансформации являются всего лишь отражением фактов социальной действительности и доказывают, что в содержательном плане право есть феномен социального порядка и что

    12

    юридическое правило есть правило социальное»[6] . Соглашаясь с тем, что право по своей природе и содержанию связано с факторами социальной жизни, автор выясняет, является ли право точным отражением социальной реальности, адекватно повторяющим суть жизненных отношений. С этой целью уточняется понятие социальной обусловленности права, выявляется действие реальных фактов социальной жизни, иных правообразующих сил.

    Отражение процессов социальной жизни в правовых моделях происходит с определенной аберрацией, обретает относительный, условный характер. «Объективный социальный закон и закон юридический представляют две самостоятельные системы»[7]. Однако законодателю, чтобы пассивно не следовать за динамикой общественного развития, необходимо осуществлять тщательный анализ требующих правового опосредования социальных фактов и предварительно разрабатывать научную концепцию юридического закона. Извлекаемое из социальной данности юридическое правило не есть ее простое отражение, оно - результат действующей на него окружающей среды, тех социальных оснований, или, в терминах Ж.-Л. Бержеля, «творческих сил», которые определяют процесс правообразования и в целом правовую политику. Из всего хаоса фактов социальной жизни следует выделить реалии, наиболее точно отражающие потребности общества конкретной исторической эпохи соответственно ее материальному, политическому и духовному состоянию. Факты реальной действительности являются социальными основаниями, т. е. предпосылками образования права.

    При анализе взаимодействия права и других подсистем общества используется описанное американским социологом Т. Парсонсом явление взаимопроникновения[8]. Реально осуществляемые отношения между индивидами в экономической, политической, социальной и иных сферах под действием различных социальных факторов приобретают идеологическую, психологическую, нравственную, религиозную окраску. Минувшее столетие продемонстрировало усиление взаимозависимости и взаимопроникновения многих сфер человеческого бытия, нуждающихся в четких юридически защищенных механизмах (освоение космоса и международная безопасность, развитие генной инженерии и религиозные запреты). Вычленяемые из единого потока социального взаимодействия различные варианты взаимопроникновения можно условно подразделить на два типа: 1) взаимопроникновение подсистем в различных комбинациях (экономики и политики, экологии и экономики, политики и идеологии, морали и политики и т.д.); 2) взаимопроникновение различных подсистем общества и подсистемы права (экономики и права, политики и права, культуры и права и т. д.). Граница между подсистемами представляет собой некую «зону» взаимопроникновения, в которой происходит процесс взаимообмена информацией между участниками отношений, осуществление ими своеобразных ролей. Средством коммуникации в «зонах» взаимопроникновения служит широкий спектр выработанных социальной практикой норм, в том числе правовых. Законодатель, все субъекты нормотворческих полномочий обязаны правильно определить тот круг общественных отношений - «зону» взаимопроникновения, - который подлежит юридической регламентации. Неоправданное расширение пределов вмешательства пра-

    13

    ва в регулирование социальной жизни приводит к нежелательным последствиям и ошибкам в правовой политике.

    В диссертации выявляется соотношение между правом и другими подсистемами общества (религиозными нормами, моральными ценностями, идеологией, политикой, экономикой, экологией), рассматриваемыми как социальные основания, предпосылки, определяющие процесс его формирования и развития.

    В третьем параграфе «Социальные функции права» продолжается рассмотрение причинно-функционального взаимодействия права и иных компонентов общества, но с акцентом на выявление зависимости социальной действительности от правового воздействия. Представлен краткий обзор отечественной и зарубежной юридической литературы, посвященной функциональному анализу права, определены природа и классификация социальных функций.

    Социальная природа права проявляется при его функционировании, т. е. воздействии на различные стороны общественной жизни. Функциональный подход к исследованию права в России впервые был предпринят представителями социологического позитивизма во второй половине XIX в. В диссертации представлены суждения последователей Л. И. Петражицкого П. А. Сорокина и Н. С. Тимашева о характере и классификации социальных функций права, формах его воздействия на поведение индивида и общества. Особого внимания заслуживает положение П. А. Сорокина о том, что право, оказывая психологическое и воспитательное воздействие, способно изменить личность человека, а также вывод Н. С. Тимашева о социальной миссии права в обеспечении мира, безопасности, защиты ценностей общества.

    Социологический подход к анализу функций права представлен работами американских социологов Р. Паунда и Т. Парсонса. Право, по мнению Паунда, обеспечивает социальное единство и упорядочивает процесс социальных изменений путем уравновешивания конфликтующих интересов (индивидуальных, общественных и публичных), выполняет функцию социального контроля, способствует сплоченности общества, его интеграции. Основной функциональной проблемой права, как считает Т. Парсонс, является проблема социальной интеграции, главное условие которой состоит в интернализации индивидами единых для общества ценностей и норм.

    Американская традиция функционального исследования права получила развитие в работах европейских ученых. Так, в концепции венгерского ученого К. Кульчара особый интерес представляют две проблемы: 1) трансформация скрытой функции права в очевидную, образование нефункциональных последствий действия правовой нормы; 2) разграничение функционирования правовой системы в целом и отдельных ее элементов, состоящих в функциональной взаимосвязи друг с другом, с системой в целом, иногда и непосредственно с обществом.

    Оригинальными идеями относительно правовой системы и функций права отличаются работы немецкого ученого, представителя системно-функционального подхода в социологии и юриспруденции, автора аутопойетической теории права Н. Лумана. Правовую систему он определяет как самореферентную, самовоспроизводящую, «нормативно замкнутую» и «когнитивно открытую»[9]. Определив систему функций права, он отмечает, что их осуществление ориентировано на предвосхищение решений возмож-

    14

    ных конфликтов, что весьма важно, на мой взгляд, для перспектив совершенствования теории функций права. Моделирование правовых ситуаций ориентируется не на разрешение конкретных конфликтов, а на предвосхищение их появления посредством генерализации и стабилизации ожиданий.

    Английский ученый Р. Коттеррелл обращает внимание на то, что содержание функций права исторически изменяется. Некогда функциональные элементы могут стать дисфункциональными, угрожая единому функционированию социальной системы, и наоборот. Анализ напряженности такого функционального взаимодействия может обеспечить основу для понимания механизма социальных изменений[10].

    Исследование проблемы природы функций права, их содержания и классификации представлены в работах советских ученых С. С. Алексеева, Л. П. Барнашовой, С. В. Боботова, В. А. Глазырина, В. П. Казимирчука, Т. Н. Радько, Ф. Н. Фаткуллина и других. Гораздо менее в советской юридической литературе освещен вопрос о социальных функциях права. Тем более примечательны в этом отношении работы Т. Н. Радько и Ф. Н. Фаткуллина. С развитием философско-правовых и особенно социолого-правовых исследований в постсоветский период появились новые подходы к исследованию функций права. Так, С. С. Алексеев, рассматривая с философско-правовых позиций право как нормативно-ценностную регулирующую систему, в качестве его функций выделяет воспроизводство данной социальной системы, утверждение в жизни общества нормативных начал, регулятивное правовое воздействие на общественные отношения[11]. В. Н. Кудрявцев и В. П. Казимирчук, развивая идеи о социальном действии права, дают классификацию и определяют содержание социальных функций. Особенно оригинальной и интересной в этом плане является конструкция социальных функций, их обоснование и характеристика, предложенные В. В. Лапаевой. Своеобразие авторского подхода здесь проявляется не в названии функций - социализация, социальный контроль, интегративная функция права (они достаточно прочно вошли в научно-понятийный арсенал современной социологии права), - а в содержательном описании и особенностях проявления каждой из них в постперестроечный период[12].

    Представленный в диссертации обзор зарубежной и отечественной юридической литературы, посвященной функциональному анализу права, позволил, во-первых, выделить основные этапы эволюции теории функций права, определить главные моменты в конструировании системы функций, описании их содержания; во-вторых, сформулировать особенности позиции автора, отражающей его отношение к спорным и нуждающимся в уточнении проблемам.

    Право - явление уникальное в своем многогранном проявлении. В зависимости от познавательной цели можно акцентировать внимание на проявлении самых различных аспектов социального предназначения права. Рассматривая его в широком контексте как средство (инструмент) управления обществом, можно вести речь о выполнении правом функций социальных преобразований: закреплении новых прогрессивных общественных отношений, стабилизации позитивных тенденций социальных явлений, устранении отрицательных социальных фактов. Выделение этих функций имеет весьма условный характер и осуществляется соответственно тем задачам, которые возлагаются на право

    15

    (правовые нормы, институты, систему права в целом) в определенные периоды его эволюции.

    Функционирование права многовекторно, поэтому критерии классификации функций могут быть различными. Анализируя функционирование права с точки зрения интересов личности, можно выделить следующие направления: обеспечение прав и свобод, защита интересов, разрешение конфликтов, утверждение правовых ценностей. В иных терминах эти направления можно обозначить как проявление регулятивной, охранительной, воспитательной функций.

    В интересах общества право в совокупности с иными нормативными средствами содействует осуществлению социального контроля, закреплению позитивных социальных изменений, ограничению негативных последствий общественных преобразований, способствует сохранению социального единства, достижению равновесия между противоположными интересами в обществе и в целом управляет процессом интеграции. В этом случае можно говорить о выполнении правом интегративной функции. Следует признать приоритетное положение интегративной функции права в современном обществе. В определенной степени она аккумулирует все иные направления правового воздействия. Ее основное назначение состоит в обеспечении стабильности и целостности общества, в достижении социальной солидарности на основе поддержания общих ценностей и приоритетов. Кроме того, надо иметь в виду, что в интеграционном процессе задействовано не только право, но и иные средства социального регулирования (мораль, религия, политические нормы, идеологические установки). Это весьма важное положение, поскольку законодатель при выборе модели поведения должен определять долю правового элемента в комплексе социальных норм, участвующих в регламентации соответствующей ситуации.

    Важно отметить, что для социального познания проблем правообразования значимо не само по себе изучение функционирования права, а выявление последствий его воздействия (позитивных или негативных), определяющих эффективность действия правовых институтов, системы права в целом. Поскольку средой бытия права является общество, постольку изменения его составляющих (экономики, политики, культуры, идеологии) затрагивают, с одной стороны, характер последствий функционирования правовых институтов, а с другой - требуют корректировки их содержания.

    Вторая глава «Правообразование: содержание начального этапа» включает краткое изложение авторской версии конструкции правообразовательного процесса; особое внимание уделяется понятию «правообразование» и описанию содержания начального этапа формирования права.

    Формирование права (правообразование) представляет собой сложный, относительно длительный процесс социального становления, юридического оформления и последующей социализации правовых норм в конкретных жизненных условиях. В правообразовании можно выделить объективную сторону, проявляющуюся в обнаружении реальных потребностей индивидов, их интересов, ожиданий, отраженных в общественном сознании, конкретных действиях и поступках, и субъективную, характеризующую позицию законодателя в законодательном процессе, уровень его правовой культуры, профессионализма, идеологические, политические, психологические, моральные ценности и ориентации. Механизм взаимодействия объективной и субъективной составляю-

    16

    щих определяет содержание правообразования и его результат - установление надлежащего правового порядка в общественных отношениях.

    В первом параграфе «Понятие и структура правообразования» освещаются достижения теории правотворчества, разработанной представителями советской юридической науки, эволюция взглядов по отношению к понятиям «правотворчество», «правообразование» и их структурным элементам; определяется авторская позиция в вопросах структуры правообразовательного процесса, выделения его этапов, содержания, участников (агентов) и их ролей.

    Большая заслуга в становлении теории правотворчества принадлежит советским ученым С. С. Алексееву, И. Я. Дюрягину, Д. А. Ковачеву, А. В. Мицкевичу, Е. В. Назаренко, А. С. Пиголкину, С. В. Полениной, Ю. А. Тихомирову, Р. О. Халфиной и другим. И хотя понимание ими природы, сущности права, источника его формирования основывалось на марксистско-ленинском мировоззрении, ряд идей их концепций все еще актуальны и могут быть использованы в теории правообразования. Преемственность в развитии идей и учений, на мой взгляд, есть непременное условие формирования национальных правовых культур.

    Основополагающими для формирования авторской позиции стали идеи о различении понятий «правотворчество» и «правообразование», выделение этапов формирования права (С. С. Алексеев, И. Я. Дюрягин, Н. П. Колдаева, С. В. Поленина, Р. О. Халфина). Новейшая литература по теории права и социологии права отражает тенденцию социального подхода к процессу образования права, определения социальной обусловленности правовых решений, требования научно-социологического обеспечения правообразовательного процесса (В. К. Бабаев, В. В. Лазарев, В. В. Лапаева и другие). Многие современные конструкции формирования права относят принятие нормативно-правового акта государственным органом к завершению процесса правообразования. Согласно же замыслу автора диссертации, формирование права не ограничивается установлением правовых предписаний. Для полного его завершения необходим процесс их трансформации в социальную практику, воплощения в реальные общественные отношения, в действующую систему социальных институтов. Исходя из этого в процессе правообразования условно можно выделить следующие этапы: 1) определение объективных потребностей правового регулирования; 2) нормотворчество; 3) социализация правовых норм.

    Начальный этап имеет преимущественно социальный характер. Его цель - обнаружение уязвимых проблем и противоречий социальной жизни, которые являются следствием отставания содержания действующих правовых норм от динамичных процессов общественного развития; некорректности правовых предписаний, ставшей очевидной при их реализации; социальной конфликтности и других факторов. Потребность в установлении правовой регламентации может стать и реакцией на «вызовы» значительных социально-культурных изменений современной цивилизации. Содержание первого этапа правообразования состоит в анализе проблемной ситуации, определении причин ее возникновения, характера противоположных интересов ее участников, последствий их конфликта, возможности урегулирования его правовыми средствами. Итогом этого этапа должны стать разработка научной концепции нормативно-правового акта, включающей оценку идей и представлений, неких образов нового (или измененного) правового порядка, определение системы факторов, воздействующих на установление модели пра-

    17

    вового регулирования; выявление и согласование интересов личности, социальной группы, общества в целом в отношении проблемной ситуации.

    Завершается данный фрагмент диссертации кратким описанием двух последующих этапов формирования права и постановкой теоретических проблем, которые рассматриваются в следующей главе.

    Во втором параграфе «Социальные факторы правообразования» дается определение понятия социального фактора, классификация факторов, их содержательная характеристика, роль в процессе формирования права.

    Теория факторного анализа широко используется представителями юриспруденции. Во второй половине XIX в. С. А. Муромцев вслед за Ш.-Л. Монтескье обращал внимание на многочисленные первоначальные и производные социальные факторы, которые воздействуют на возникновение и развитие правовых институтов. В 80-е гг. прошлого столетия теоретико-правовые исследования стали дополняться социологическими. Современная законодательная социология располагает достаточно глубоко разработанной теорией правообразующих факторов, значительный вклад в развитие которой внесли названные выше ученые. В результате изучения законодательной практики, проведения эмпирических исследований сформировалось научное понятие социального фактора, классификация факторов (С. В. Поленина). Последующее оформление концепции социологического обеспечения законотворчества предпринято в работах В. П. Казимирчука, В. Н. Кудрявцева, В. В. Лапаевой.

    Учитывая достигнутый уровень разработанности проблемы факторов правотворческой деятельности, автор диссертации акцентирует внимание на тех фрагментах, которые нуждаются в дополнительном исследовании применительно к концептуальному замыслу и нормотворческой практике Республики Беларусь. В данном контексте факторы выступают в качестве социальных предпосылок формирования права. Соответственно его этапам выделяются: 1) факторы, взаимодействие которых создает проблемную ситуацию, а значит, потребность в правовой регламентации; 2) факторы, которые обеспечивают процесс разработки и принятия нормативно-правовых актов; воздействуют на способность законодателя оценить и нормативно урегулировать проблемную ситуацию; 3) факторы, обеспечивающие социализацию установленных правовых норм. Действие всех факторов имеет правообразующий характер, однако формы и способы их проявления и учета имеют различия. В данном параграфе диссертации подробно описаны и проиллюстрированы примерами из современной жизни социальные факторы, обусловливающие возникновение проблемной ситуации, определяющие содержание научной концепции правового акта (экономический, политический, социокультурный, экологический и др.); обеспечивающие эффективность нормотворческого процесса (организационный, научный, информационный, программирующий, - рассмотренные применительно к потребностям национальной нормотворческой практики) и личностные факторы субъектов нормотворческих полномочий (образовательный уровень, психологические особенности, национальная, религиозная, социокультурная принадлежность, навыки интеллектуально-логических операций), поведенческие характеристики (гражданская позиция и ответственность, свобода выбора, принципиальность и пр.). Факторы, воздействующие на процесс адаптации официально установленных правовых предписаний к социальным условиям, рассматриваются в главе 4.

    18

    Социальные факторы как составляющие процесса образования права взаимодействуют между собой и в конечном счете оказывают системное воздействие на характер и содержание нормотворческого процесса.

    В параграфе третьем «Механизм согласования интересов» представлена модель согласования интересов, в основу которой положены универсальные ценности и правовые принципы нашей эпохи.

    Современное общество стремится к установлению социального согласия, мира и безопасности. Степень его интеграции, как убеждает история, зависит от уровня цивилизованности, освоения природной среды, научных и технических достижений, состояния духовной культуры. Общество плюралистично по своей природе: для его членов характерны проявления различных идеологических ориентации, религиозных верований, политических убеждений, культурных форм. И в то же время ему свойственны централизация политической власти (современное государство) и единая нормативная система.

    Признавая социальную неоднородность общества, дифференциацию профессиональных ролей его членов, многие правоведы склонны видеть в праве тот интегрирующий механизм, который способен преодолеть противоречия и конфликты, угрожающие его единству и целостности.

    Определив, что основной причиной конфликтов между людьми являются столкновение, конкуренция, конфликт их интересов, стремление осуществить свои потребности в самых разных сферах общественных отношений, автор данной работы обращается к произведениям М. Вебера, М. Капустина, П. Сорокина, Т. Парсонса, И. Ильина и приходит к выводу об интегрирующей общество силе согласованных, взаимопризнанных нравственных и правовых ценностей. Человечество конца XX в., пытаясь преодолеть последствия кризиса духовной культуры, вырабатывало принципы взаимного общения на основе признания таких ценностей, как жизнь человека, его права и свободы, достоинство и безопасность. Совершенствование нравственного облика народов, «нормализация» (в терминах И. А. Ильина) правового сознания, осмысление глобализационных процессов с позиции самоценности человеческой жизни - вот, по мнению автора диссертации, основные условия выхода из духовного кризиса. Праву в этом процессе принадлежит решающая роль: оно должно аккумулировать общепризнанные ценности современного общества и активизировать их реальное осуществление в межличностном правовом общении.

    Для того чтобы люди, общаясь друг с другом, могли реализовывать свои интересы, избегая конфликтов и противоречий, необходимо в процессе формирования модели правового поведения добиваться согласования их интересов. В диссертации анализируется созвучная этической стороне обсуждаемых проблем теория интересов Р. Паунда, имеющая методологическое значение для исследуемой проблемы. Сохранение и изменение правопорядка должны сопровождаться соблюдением ряда ценностей, в терминах Р. Паунда, «юридических постулатов», обеспечивающих примирение и гармонизацию сталкивающихся интересов. По мнению автора исследования, эффективность законодательной деятельности во многом определяется именно поиском компромиссного согласования конкурирующих интересов.

    В диссертации конструируется механизм согласования интересов, направленный на достижение соответствующего принципам права компромиссного решения как основы будущей модели поведения. В качестве отправных положений, характеризующих

    19

    данную конструкцию, признается, во-первых, то, что право в социологическом контексте есть компромисс интересов, обеспечивающий равную меру свободы для реализации интересов конкурирующих субъектов. Во-вторых, осознается потребность изменения общественного восприятия образа права, источников его формирования. Осознание значимости своего участия в социальном процессе формирования права в различных формах политического и неполитического характера постепенно сможет сформировать у членов общества восприятие себя как истинных творцов правил правового общения, не умаляя при этом роли законодателя в позитивации этих норм, придании им общеобязательной силы.

    Наиболее важной в механизме согласования интересов является процедура оценки индивидуальных, групповых, государственных и социальных (общества в целом) интересов и установления их иерархии. Обосновывается вывод о приоритете социальных интересов, которые определены принципами права, закрепленными демократическими конституциями. Это утверждение не противоречит концептуальным идеям Р. Паунда о «юридических постулатах» как условиях сохранения и развития цивилизации, суждениям П. А. Сорокина о нравственных императивах, И. А. Ильина о роли «нормального» правосознания в установлении общественной солидарности. Правовые решения, в основе которых лежит согласованный с принципами права (социальными интересами) общий интерес, способны эффективно примирять конфликты и удовлетворять потребности индивидов.

    Третья глава «Теоретико-правовые аспекты оптимизации нормотворческой деятельности» посвящена теоретическим вопросам нормотворчества - второго этапа правообразования: обоснованию социолого-правового статуса понятия «нормотворчество», конструкции нормотворческого процесса, проблемам его совершенствования и демократизации.

    В параграфе первом «Социолого-правовой статус понятия «нормотворчество» проводится терминологическое уточнение понятий, относящихся к нормотворческой деятельности, аргументируется позиция автора по обоснованию социолого-правового статуса понятия «нормотворчество».

    Деятельность государства по установлению, изменению и отмене правовых норм в правовых доктринах XIX-XX вв. обозначалась термином «правотворчество». Анализ юридической научной и учебной литературы конца XX - начала XXI в. дает основание утверждать, что содержание основных понятий, относящихся к сфере правотворчества, не претерпело особых изменений. Исследовательский замысел, состоящий в изучении социальных аспектов правообразования, потребовал внести некоторые уточнения в терминологию, утвердившуюся в теории правотворчества. С этой целью предпринят терминологический анализ понятий, «обслуживающих» все виды и формы деятельности по созданию нормативно-правовых актов. Во-первых, выявляются различия в понимании терминов «правотворческая», «законотворческая», «законодательная» деятельность, отражающие статическую сторону общей характеристики правотворчества. Во-вторых, анализируются понятия «правотворческий процесс», «законотворческий процесс», придающие элемент динамичности данному роду деятельности. Рассматривается соотношение понятий «правотворчество» и «законотворчество». Особое внимание автор диссертации уделяет обоснованию своей позиции в отношении определения понятия «законодательство», которое в строго научном восприятии есть система законодательных ак-

    20

    тов, принятых законодательными органами или непосредственно народом в порядке референдума. В этой связи высказан ряд критических замечаний о дефинициях основных терминов и понятий, применяемых в нормотворческой деятельности, сформулированных в ст. 1 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь». Теоретико-правовой анализ понятия правотворчества в соответствии с концептуальной версией завершается обоснованием необходимости использования для описываемой деятельности более подходящего термина - «нормотворчество». Данное утверждение аргументируется тем, что, во-первых, процесс формирования права не ограничивается только деятельностью государственных структур, а имеет весьма широкий социальный контекст: на каждом его этапе в этот процесс в той или иной степени включаются граждане, должностные лица, общественные институты. Они являются своеобразными «творческими» силами, формирующими право. Во-вторых, вряд ли можно утверждать, что право «творится» только на этапе его официального утверждения, процесс его формирования включает допроектный этап обнаружения реальных потребностей в правовом регулировании и этап «вплетения» установленных в юридическом официальном порядке правовых норм в ткань общественных отношений. Весь этот длительный процесс можно обозначить термином «правотворчество». В-третьих, в содержательном аспекте деятельность по разработке и принятию нормативно-правовых актов завершается установлением правовых предписаний. Но всегда ли они соответствуют принципам права, конституционным правам и свободам граждан, праву в целом? Думается, что термин «нормотворчество» более адекватно отражает деятельность компетентных государственных органов по созданию («творению») норм, которые общественное правосознание и социальная практика могут признать правом. В этом случае понятия «нормотворчество» и «правотворчество» могут рассматриваться как тождественные. Таким образом, термин «нормотворчество» учитывает социальные особенности формирования права и методологию различения права и закона.

    Во втором параграфе «Нормотворческий процесс: проблемы и перспективы совершенствования» рассматривается конструкция нормотворческого процесса; особое внимание обращается на содержание действий на подготовительном этапе; формулируются предложения по их оптимизации.

    В общей схеме социального процесса формирования права этап нормотворчества занимает особое положение, что объясняется следующими факторами. Во-первых, активный центр нормотворческой деятельности сосредоточен преимущественно в государственных структурах; во-вторых, нормотворческий процесс завершается формированием правовых предписаний; в-третьих, правовым предписаниям придается юридическая сила, а значит, общеобязательный характер их выполнения; в-четвертых, деятельность по разработке и принятию правовых предписаний осуществляется в процедурно-процессуальных формах. И если все социально-правовые мероприятия начального этапа формирования права будут выполнены безукоризненно (определены социальные предпосылки, факторы, требующие учета при разработке концепции нормативно-правового акта, выявлены правообразующие интересы, представлена научно обоснованная концепция), завершающий результат - моделирование формы правовой регламентации проблемной ситуации - будет всецело зависеть от законодателя (или иного субъекта нормотворческих полномочий). Состояние системы законодательных и иных норматив-

    21

    но-правовых актов непосредственно связано с организацией законодательного (нормотворческого) процесса.

    В современной юридической литературе предложено множество сопоставимых схем нормотворческого процесса: отличия в основном касаются количества и названия стадий. Однако представляется, что эффективность нормотворчества в большей степени зависит от содержания конкретных стадий, их юридической регламентации и логической целостности всей конструкции. Не ставя перед собой задачи детального анализа различных моделей нормотворческого процесса, автор ограничивается анализом особо значимой в работе над созданием нормативно-правовых актов и нуждающейся в совершенствовании подготовительной части нормотворческого процесса. В основу анализа положены реальная нормотворческая практика, сложившаяся в Республике Беларусь, и правовые документы, ее регламентирующие.

    Подготовительная часть нормотворческого процесса включает в себя действия по планированию нормотворческой деятельности, правовому прогнозированию и оценке последствий реализации нормативно-правового акта, разработке проекта, проверке его соответствия Конституции и действующему законодательству, а также правилам единообразного оформления, проведению различного рода экспертиз. Конструктивный анализ каждого действия сопровождается предложением возможных способов его совершенствования. Обращается внимание на институт проверки законопроектов на предмет их «соответствия Конституции, действующему праву и единообразного оформления», учрежденный во многих европейских странах. В качестве иллюстрации предлагается модель такой проверки, применяемая в нормотворческой практике ФРГ.

    Общий вывод, завершающий данный фрагмент работы, сводится к констатации необходимости научного обеспечения подготовки проектов нормативно-правовых актов. Предлагается создать при правительстве Республики Беларусь научно-исследовательский институт совершенствования законодательства, придав ему функции определения правовой стратегии и правовой политики, организации планирования законодательной (нормотворческой) деятельности, разработки научных концепций будущих законов, проведения различных видов экспертиз законопроектов. Кроме того, осуществляя постоянные научные исследования, социологические измерения, оценку последствий действия законов, выявляя реакцию общественного мнения на устанавливающийся правовой порядок, это учреждение определяло бы эффективность юридических актов и разрабатывало бы рекомендации по их совершенствованию. Вероятно, финансовые затраты на создание такого научно-исследовательского учреждения будут намного ниже, чем последствия социального, экономического, материального и иного характера от действия «некачественных», в юридическом смысле - неправовых законов.

    В третьем параграфе «Проблемы демократизации нормотворческого процесса» продолжено рассмотрение способов оптимизации нормотворческого процесса путем его демократизации.

    Основой общественной солидарности и решимости выполнять предусмотренные законами (иными источниками права) предписания является их социальная легитимность, достигаемая при условии социально-политического и идейно-мировоззренческого согласия в обществе, возможности выражения общественного мнения, согласования позиций и поиска компромиссных решений. В демократическом об-

    22

    ществе это предполагает использование самых различных форм участия общественных объединений в законотворческом (нормотворческом) процессе.

    Основная задача законодателя и иных участников законодательной деятельности состоит в разработке оптимального варианта разрешения возникшей в социальной практике проблемы, приемлемой модели согласования интересов в отношении к проблемной ситуации и выражения ее в нормативных предписаниях. Поиск модели согласования интересов как основы социально обусловленного законодательства видится в направлении демократизации и совершенствования институциональных аспектов законодательной деятельности. Перспективными в этом вопросе следует признать, во-первых, правовое обеспечение содержательной и процедурно-процессуальной сторон участия общественных институтов в законодательной деятельности; во-вторых, оптимизацию действия обеспечивающих законотворчество факторов (прежде всего, программирующего, научного, информационного); в-третьих, расширение круга субъектов права законодательной инициативы; реальное использование институтов непосредственной демократии.

    В диссертации проведено сопоставление конституционных норм, предусматривающих участие граждан и их объединений в решении государственных дел, содействие выявлению и выражению политической воли, обсуждение проектов законов, и действующего в Республике Беларусь законодательства; осуществлено сравнительно-правовое исследование участия общественных организаций в нормотворческой деятельности в советский и постсоветский периоды, в результате которого (при безусловном признании формального характера привлечения объединений граждан к управлению государством и обществом в советский период) выявилась тенденция снижения их нормотворческой активности в постсоветских государствах в период демократических преобразований. Обосновывается позиция автора о значимости использования общественной инициативы в выявлении интересов и потребностей общества, вовлечения общественных институтов в процесс созидания нормативно-правовых актов.

    Другой ракурс демократизации нормотворческой деятельности, практически не представленный в постсоветских государствах, - привлечение женщин к принятию решений, расширение их влияния на стратегию законодательного развития, участие в нем на различных стадиях законотворческого процесса. Эти вопросы - часть общей проблемы тендерной культуры, политики преодоления тендерной асимметрии - неравенства в социальных позициях женщин и мужчин. Законодательная деятельность в Республике Беларусь приобретет гендерно-чувствительное направление при создании, по мнению автора, следующих условий: изменения парадигмы правового сознания и правового мышления в отношении тендерного равноправия; популяризации идей тендерной культуры среди мужчин и женщин; реализации программы женского лидерства, направленной на подготовку женщин для участия в политической и государственной деятельности, и др.

    Последний штрих в завершение концептуального наброска демократизации нормотворческого (законотворческого) процесса представлен анализом его обеспечивающего информационного фактора - рассмотрением информационных потоков, связывающих субъектов нормотворческой деятельности и адресатов создаваемых правовых норм.

    В качестве постановки проблемы обращено внимание на широко развитый в зарубежных странах институт лоббизма. В Беларуси процесс лоббирования еще не инсти-

    23

    туализирован, однако в перспективе потребуется его научное исследование и законодательное урегулирование.

    В заключение параграфа сделан вывод о том, что демократические процедуры нормотворческого (законотворческого) процесса служат гарантией выражения в правовых нормах общесоциальной справедливости как результата достигнутого компромисса между интересами личности, социальных групп и государства. Задача белорусского законодателя - осмыслить эту несложную философию и овладеть мастерством творчества, созидания правовых законов, т. е. искусством правотворчества.

    Завершает данную главу полемика с видными учеными о проблемах соотношения права и закона, определения критерия различения правовых и неправовых законов; обосновывается авторская позиция относительно методологической значимости этой теории для перспектив законодательной деятельности.

    Четвертая глава «Социализация правовых норм» согласно концептуальному замыслу посвящена обоснованию и описанию завершающего этапа формирования права - социализации правовых норм, условиям, ее обеспечивающим, изменениям в социальной среде, которые являются результатом воздействия новых (или измененных) моделей правового порядка.

    В первом параграфе «Понятие социализации правовых норм» дано определение введенного в научный аппарат нового понятия «социализация правовых норм», обозначающего завершающий этап правообразования; проанализировано «движение» нормы от момента придания ей юридического значения к последующему освоению общественным правовым сознанием - до «соприкосновения» с социальным фактом, отношением, ситуацией, для регулирования которых она предназначена.

    В соответствии с концептуальной версией факт установления нормотворческими структурами юридически значимых правовых норм не означает завершенности процесса формирования права. Правовые нормы, определяющие возможный, должный или недозволенный тип поведения, претворяются в действительность в результате сложного процесса социализации - социального восприятия содержания правовых предписаний, усвоения их общественным правосознанием, проникновения в правовую культуру, экономические отношения, идеологические и моральные установки. Изучение форм воздействия правовых норм на общественные процессы подтверждает не только социальные основания их происхождения, но и социальную обусловленность их реализации.

    Определению понятия «социализация правовых норм» предшествует анализ близких, но не тождественных по смыслу понятий «правовая социализация», «юридическая социализация», «социализация права». Обзор начинается с общего понятия «социализация индивида», исследование которого предпринято представителями социологии, психологии и антропологии.

    В диссертации обосновывается авторская позиция относительно введения и использования понятия «социализация правовых норм», которое, несмотря на некоторое семантическое сходство с понятием «правовая социализация», имеет иную содержательную направленность и несет дополнительную смысловую нагрузку. Бытие, существование права подтверждается каждым актом социального действия правовых норм. Безусловно, при этом признается условность применяемого термина «действие» (действуют субъекты права, но не само право). Иными словами, трансмиссия норм и моделей поведения осуществляется личностью - своеобразным «агентом» социализации. В поня-

    24

    тиях «правовая социализация» и «социализация правовых норм» речь идет об индивиде, который в первом случае является объектом социализации: он осваивает право и формирует собственную систему представлений и оценок, вырабатывает установки и мотивацию решения о выборе типа поведения. Во втором случае объектом социализации выступают правовые нормы: от того, насколько они будут восприняты социальным организмом, как произойдет их «вживание» в социальную среду, зависит факт окончательного признания их в качестве действующего права. Здесь индивид является «агентом», связующим звеном между нормами права и последствиями их осуществления. «Агентами» правовой социализации являются социальные институты (семья, школа, коллектив, социальные группы). Таким образом, оба понятия раскрывают природу отношений между индивидом и правом. Кроме того, понятие «правовая социализация» демонстрирует приобщение индивида к правовой культуре общества (или более узкой социальной среде), его готовность к правомерному (или неправомерному) поведению. В исследовании социализации правовых норм акцент сделан на изучении процесса их адаптации к социальной среде для уточнения их статуса: соответствуют ли они объективным потребностям общественного развития, являются ли факторами достижения общественного согласия и снижения уровня социальной напряженности или, являясь актом государственной воли, но не получив общественного одобрения и признания, осуществляются преимущественно принудительно. Если принудительность осуществления правовых норм подтверждается практикой, то это - симптом «некачественного» нормотворчества и основание для дальнейшего совершенствования юридических актов и изменения стратегии правовой политики.

    Для конкретизации содержания процесса социализации правовых норм условно выделяются его этапы: 1) получение правовой информации индивидами; 2) ее осознание; 3) оценка, формирование образа права; 4) формирование правовой позиции; 5) социальное действие. Они подробно охарактеризованы, а попутно выявлены актуальные для процесса адаптации правовых норм проблемы, которые должны стать предметом изучения не только социологии права, криминологии, но и общей социологии, социальной психологии, юридической антропологии. В частности, к ним относятся вопросы формирования правовых позиций индивида, установок на социально активное правовое поведение, выявление реальных мотивов противоправного поведения, причин аномии.

    Как следует из представленного в данном фрагменте диссертации анализа, процесс социализации осуществляется через общественное сознание, в котором общие абстрактные правила, их юридический и нравственный потенциал становятся достоянием личности. В процессе социализации правовых норм индивид как субъект права, потенциальный участник правовых отношений, выполняет основную роль в их осуществлении, адаптации к реальным жизненным обстоятельствам. Поскольку действия в соответствии с нормами или их нарушающие осуществляются индивидами, постольку основной смысл анализа социализации правовых предписаний состоит в определении информационных каналов воздействия на их правосознание, способов развития правовой грамотности и в целом - правовой культуры населения, выявления и оперативного устранения слабых звеньев в процессе социализации права.

    Второй параграф «Факторы, обеспечивающие социализацию правовых норм» посвящен выявлению условий (факторов), которые обеспечивают процесс адап-

    25

    тации правовых предписаний к реальной социальной практике, их классификации, характеристике, механизму действия.

    Оценка последствий социализации правовых норм, воплощения правовых предписаний в правовом поведении индивидов и социальных групп позволяет дать окончательный ответ на вопрос, какова их природа, соответствуют ли они принципам права, правообразующим интересам, разумным потребностям общественного развития, признанным обществом ценностям. Иными словами, являются ли принятые нормотворческими органами нормативно-правовые акты правом как таковым. Несомненно, этот вопрос прежде всего методологического характера и отрицательный ответ на него не лишает правовые предписания юридической силы и общеобязательности. Социологический анализ процесса усвоения общественным правосознанием и практикой предложенных законодателем (иным нормотворческим органом) правовых моделей важен для определения степени их эффективности и выработки механизма последующего совершенствования.

    В диссертации выявляются противоречия, нередко возникающие в процессе социализации правовых предписаний: 1) противоречие между утвердившейся в практике правовой нормой, освоенной индивидуальным сознанием, и новой, предусматривающей иные способы и методы правового регулирования; 2) противоречие между ожидаемым общественным мнением вариантом правового поведения и избранной нормотворческим органом моделью правового регулирования; 3) возможно возникновение противоречия между индивидуальным правосознанием и правовым сознанием социальной группы, в которую включен индивид. При этом следует учитывать, что реакция неоднородной по многим параметрам социальной среды на правовые новеллы в некоторых случаях может оказаться решающим фактором их социализации индивидуальным правосознанием.

    Диссертантом предложена модель классификации социальных факторов (условий) социализации правовых норм: 1) условия, связанные с адаптацией правовых норм к реальному состоянию подсистем общества - экономики, политики, культуры, экологии, идеологии и т. д. (объективные факторы); 2) условия, характеризующие состояние правовой системы, в целом относящиеся к сфере нормотворческой и правоприменительной деятельности, иллюстрирующие, с одной стороны, состояние этих элементов правовой системы как институциональных образований (объективные), с другой стороны, личностные социокультурные и политико-правовые качества конкретных субъектов нормотворческих и правоприменительных полномочий (субъективные). В целом эта группа факторов условно обозначена как объективно-субъективные: тесно взаимодействуя между собой, они создают целостную картину реальной правовой системы; 3) условия, связанные с социально-психологической, идеологической, культурологической характеристикой личности, социальной группы, общества в целом (субъективные факторы). На примерах конкретных ситуаций разъясняется механизм действия социальных факторов.

    Признавая конечной целью процесса социализации правовых норм оказываемое ими социальное воздействие, а надлежащими те условия, которые направлены на его достижение, автор в завершение раздела рассматривает понятие социального действия. Прежде всего, анализируется трактовка понятия «социальное действие» представителями общей социологии М. Вебером и Т. Парсонсом; объясняется, в какой степени, описанные ими концепты о социальном действии могут быть применимы к анализу современного процесса социализации правовых норм. Отмечается, что при правовом анализе

    26

    действия оцениваются акты реализации субъектом предписанных правовой нормой прав и обязанностей. Социальный аспект анализа действия включает характеристику субъекта в единстве его рациональных, эмоциональных и волевых качеств. Комплексное исследование правового и социального компонентов механизма действия правовой нормы позволяет проследить процесс становления (изменения) правового порядка, освоения правовой модели социальной практикой, выяснить причины девиантного (отклоняющегося) поведения.

    В третьем параграфе «Право и социальные изменения» представлены в качестве логического завершения работы анализ воздействия правовых норм на социальную среду и некоторые подходы к разработке концепции механизма использования права для осуществления предполагаемых социальных изменений.

    Усматривая истоки, «первопричину» появления новых образцов поведения в социальной практике, в изменении социокультурного пространства, автор считает, что праву в современном обществе необходимо придавать иное смысловое значение, - видя в нем не только инструмент (средство) контроля и разрешения конфликтов, но и предупреждения, содействия социальным изменениям. Признание социальной природы права требует обратить внимание на циклический характер процесса его воспроизводства, который заключается не только в непрерывной реализации правовых предписаний, но и в постоянном их (пере)создании. Важным элементом научных исследований проблем правообразования должно стать изучение воздействия правовой нормы на социальную среду, оценка ее функциональных последствий, результатов применения. Иными словами, необходима системная научная «критика» результатов правообразовательного процесса, опирающаяся на междисциплинарный подход, активизацию исследований в области социальных, философских, психологических, этических аспектов права, применения комплексного социального анализа действия правовых норм на основе финансируемых государством социологических исследований. Результатом таких исследований должна стать разработка научной модели описания динамичных процессов, происходящих в правовой системе, оценки реального механизма функционирования права, предсказания порождаемых им социальных изменений.

    Правообразовательный процесс может завершаться принятием одного из трех вариантов правовых решений: а) соответствующих возникшему в общественном правосознании «образу» права, отражающих реальные правовые потребности; б) «загрязняющих» социальную среду, порождающих сложности в правовом регулировании, в реализации интересов и потребностей; в) искажающих правовую действительность, препятствующих осуществлению гражданами прав и свобод, тормозящих социальный прогресс. Правовые предписания, как соответствующие идее права, так и противоречащие ей, оказывая воздействие на социальную среду, вызывают в ней определенные изменения. Автор выделяет два способа использования права для моделирования социальных изменении - прямой (непосредственный) и косвенный (опосредованный).

    Внимательно изучив и проанализировав постмодернистские концепции западных авторов, рассматривающих право как автономную и самодостаточную систему и трактующих его как инструмент социального контроля, следует в наших условиях продолжать и развивать отечественную традицию социологических исследований в сфере права. Научный анализ проблем комплексного взаимодействия права и общества, поиск теоретической конструкции, раскрывающей механизм эволюции права в изменяющихся

    27

    социальных условиях и его воздействия на социальную среду, должны стать, по мнению автора, приоритетными направлениями социологических исследований в юриспруденции. Плодотворным видится широко используемый в западной науке междисциплинарный подход к описанию взаимодействия экономической, политической, моральной и правовой сфер социальной действительности.

    В диссертации представлены и проанализированы модель взаимодействия права и общества американского социолога права У. М. Эвана и концепция экспериментального общества американского исследователя Д. Т. Кэмпбелла. Знакомство с научной тематикой и методологией американских коллег убеждает в том, что их социолого-правовые концепции обращены к первостепенным потребностям современной нормотворческой практики и правообразовательного процесса в целом.

    Изучение социальных изменений, вызванных установлением нового правового порядка, с одной стороны, позволяет оценить качество новых правовых предписаний, состояние правовой системы в целом. В частности, о «слабости» ее отдельных элементов могут свидетельствовать следующие показатели: 1) невосприимчивость правовой системы к актуальным проблемам общества; 2) отставание законодательных новелл от изменений в иных институтах общества (экономических, политических, социальных); 3) частое внесение изменений и дополнений в принятые нормативно-правовые акты (кодексы, законы, декреты, указы и пр.); 4) неспособность правоприменительной практики предвидеть последствия установленных правовых решений; 5) частое использование института административного или иного юридического принуждения со стороны должностных лиц; 6) неэффективность реализации многих нормативно-правовых актов вследствие ограниченности ресурсов (материальных, организационных, кадровых); 7) социальная напряженность, конфликтность, вызванная установлением законов, учитывающих интересы отдельных групп, а не интересы всего общества; 8) неустойчивая и неэффективная правовая обстановка содействует развитию в обществе правового нигилизма и исключает поддержку правовой политики населением. Эти «симптомы» позволят оценить состояние каждого узлового элемента механизма правового регулирования: нормотворческой и правоприменительной деятельности, правовой культуры и правового сознания всех уровней, режима законности и др.

    Плодотворный научный анализ позитивных и негативных социальных изменений может стать основой совершенствования механизма принятых правовых актов (внесения в них поправок, дополнений), «сигналом» для конструирования новых моделей правового регулирования или совершенствования отдельных элементов системы права. В этом проявляется взаимосвязь права и общества, процесс их взаимной коммуникации, самовоспроизводства. Восприятие и осмысление эмпирической картины изменений в различных подсистемах общества может вызвать появление новых правовых теорий и методологических подходов.

    Изучение социального контекста правообразования позволяет сформировать интегративное восприятие права в единстве трех его измерений, соответственно этапам правообразовательного процесса: правосознания, норм позитивного права и актов его Реального действия. Являясь продуктом общества, право несовершенно и несправедливо в той степени, в какой несовершенно и несправедливо само общество. И вместе с тем право есть ценность для общества, поскольку выполняет свое социальное предназначение: реализует свой интегративный потенциал для обеспечения равновесия противопо-

    28

    ложных социальных интересов, для воспроизводства основных форм социальной солидарности, содействующих адаптации индивидов и социальных групп к динамичным условиям жизни в современном мире.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    1. Реконструкция государственного и общественного устройства, трансформация правовой системы в постсоветский период побудили ученых обратить особое внимание на проблемы качества законодательных актов, совершенствования законодательной деятельности, формирования правовой политики и стратегии. Эффективность осуществляемых преобразований в значительной степени зависит от надлежащего правового регулирования. Являясь одним из основных средств управления обществом, право в XXI в. выступает активным инструментом социальных изменений, разрешения конфликтов, укрепления социальной интеграции. Теоретические исследования, не ограничиваясь поиском путей модернизации законодательной процедуры, должны быть направлены на выявление глубинных процессов формирования права, определения механизма его социального действия и характера вызываемых им изменений в обществе. Результатом осмысления основных методологических проблем современного процесса образования права оказалась представленная в данной работе социологическая концепция правообразования [1, 8,12,19,28].

    2.   Рассмотрение социальных аспектов правообразования требует обоснования социальной природы права, которая, с одной стороны, проявляется в предпосылках (социальных основаниях) формирования права, с другой - в воздействии права на социальную среду (выполнение им социальных функций). Являясь (в терминах общей социологии) одной из подсистем общества, право воздействует на них и само испытывает их влияние, выполняя одновременно активную и пассивную роли.

    Социальными основаниями права является тот фон, среда, состоящая из множества социальных факторов (экономического, политического, морального, идеологического), которые предопределяют его появление, осуществление и изменение.

    Причинно-функциональное взаимодействие права и общества проявляется и в зависимости социальной действительности от правового воздействия. Функционирование права имеет социальный характер, так как порождает соответствующие изменения в моделях поведения людей. Функции права по своей направленности являются общесоциальными, а по механизму воздействия на поведение участников общественных отношений специально-юридическими. Социальное моделирование - результат проявления юридического потенциала права (совокупности правовых средств - запретов, дозволений, обязываний, санкций, типов правовых режимов и т. д.).

    Приоритетное положение в системе социальных функций (коммуникативной, воспитательной, экономической, политической и др.) занимает интегративная, основное проявление которой состоит в обеспечении стабильности и целостности современного общества, снятии напряженности и достижении социальной солидарности [1,4,10,14].

    3. Основу моделирования конструкции правообразования определяет тип правопонимания. В рамках «узконормативного» восприятия права как системы норм, установленных или санкционированных государством, источником, социальной силой, непосредственно создающей право, признается государственная власть. Противополож-

    29

    ным является обоснованное автором утверждение о том, что источником формирования права является социальная практика, реалии общественной жизни, отраженные правовым сознанием, выраженные государственными структурами в общеобязательных правовых предписаниях и ими обеспечиваемые в практике применения. Роль государства в этом процессе значительна. И не только в придании официальной формы моделям поведения, их юридическом признании, но и в контроле за обеспечением надлежащего правового порядка. Логика социальной трансформации определяется схемой: общественные отношения (социальная практика) —> правосознание —> правовые нормы —» правоотношения. Последние три элемента, в рамках многоаспектного подхода к правопониманию, представляют собой формы бытия (измерения) права, каждая из которых дополняет другие, и все вместе они воссоздают целостный образ права. Соответственно формам бытия права выделяются следующие этапы правообразования: 1) выявление объективных потребностей правового регулирования, в котором правофиксирующую роль выполняет правовое сознание; 2) нормотворчество, суть которого состоит в трансформации сложившейся социальной практики, отраженной в общественном сознании в виде потребностей, интересов, ожиданий нового правового порядка, в содержание правовых установлений. Соответственно меняется природа этого этапа правообразования: он приобретает строго формальный государственный характер; 3) социализация правовых норм - адаптация их общественным сознанием и реализация в поведении участников социального общения, в правоотношениях - завершающий этап процесса формирования права [1, 6, 11,31].

    4.   Социальные факторы правообразования - это различные проявления окружающей среды, социальные явления (в иных терминах, социальные основания права -экономика, политика, религия, идеология, культура). Рассмотренные под иным углом зрения, они выступают как причины, условия, т. е. факторы, определяющие процесс формирования права. Социальные факторы оказывают воздействие на правообразовательный процесс на всех этапах его развития, подлежат учету при разработке научной концепции будущего правового акта (например, экономический, политический, социокультурный), при подготовке законопроекта официальными структурами (организационный, научный, информационный, программирующий), трансформации абстрактных правил в конкретные акты социального поведения. Действие социальных факторов имеет правообразующий характер: взаимодействуя между собой, они оказывают системное влияние на процесс его образования [1,2,4,13,14].

    5.   Гармоничное функционирование общества, деятельность его членов и их коллективов, выполнение различных профессиональных и социальных ролей возможны в социально интегрированном обществе, освоившем культуру разрешения противоречий, установления равновесия между противостоящими интересами участников общественной жизни. Алгоритм поиска баланса сталкивающихся или конкурирующих интересов определяется механизмом их согласования - системой логически сменяющих друг друга операциональных действий, направленных на достижение соответствующего признанным в данном сообществе принципам права и моральным ценностям компромиссного решения как основы признания истинности правовой новеллы.

    Конструируемый механизм согласования интересов должен включать следующие действия: 1) выявление категорий участников, заинтересованных в разрешении данной социальной проблемы; 2) анализ интересов по схеме: индивидуальные, групповые, го-

    30

    сударственные и социальные; 3) оценка интересов каждой группы и установление их иерархии; 4) формирование правообразующего интереса, равнодействующего для всех участников. Правообразующий интерес - основа содержания моделируемой нормы, формулирования субъективного права, юридической обязанности, мер обеспечения их реализации [1,3,9,18,20,23].

    6.         Исследование процесса формирования права в социальном контексте обусловило внесение терминологического уточнения в теорию правотворчества и конституирование социолого-правового статуса понятия «нормотворчество», охватывающего второй этап правообразовательного процесса и обозначающего деятельность государственных структур по юридизации научной концепции и формулированию правовых предписаний.

    Помимо социальных факторов, воздействующих на содержательный аспект правообразования, в каждом его фрагменте (этапе) участвуют в той или иной степени различные субъекты (граждане, должностные лица, государственные и общественные институты), т. е. те «творческие силы», которые инициируют нормативно-правовой поиск, способствуют ему и непосредственно в нем участвуют. Особая роль принадлежит корпусу законодателей, конституционный статус которых в современных демократиях сопряжен с функцией законодательствования. Однако это не означает, что только законодатель (иные государственные структуры) создает, творит право и что оно «творится» только на этапе его официального утверждения. Термин «правотворчество», как и «правообразование», применим ко всему процессу формирования права с момента обнаружения социальной проблемы, зарождения правовой идеи до внедрения утвержденной в официальном порядке модели в социальное поведение. Термин «нормотворчество» отражает деятельность государственных органов, которые «творят» (и в этом смысле -создают) нормы действующих источников права. Понятия «нормотворчество» и «правотворчество» могут рассматриваться как тождественные, если их результатом, апробированным социальной практикой, станет право. Методологической основой для такого утверждения служит теория различения права и закона [1,11,23,24].

    6. Совершенствование нормотворческой деятельности должно осуществляться в направлении усиления научно-теоретического, социолого-исследовательского и социального компонентов. Научно-теоретической проработки требуют такие фрагменты нормотворческого процесса, как прогнозирование социальных, экономических, финансовых, экологических, политических последствий действия нормативно-правовых актов, экспертное производство (проведение специализированных видов экспертиз проектов нормативно-правовых актов - экономической, экологической, демографической, тендерной, лингвистической и др.). Социологические исследования должны быть направлены на измерение эффективности, оценку действия принятых правовых актов и вызванных ими социальных изменений. Эмпирический материал, полученный в процессе таких исследований, станет основой последующего совершенствования действующего правового массива. Социальный компонент связан с развитием и укреплением демократических традиций в нормотворчестве, расширением возможностей участия граждан, общественных объединений в подготовительной части нормотворческого процесса (проявлении законодательной инициативы, обсуждении важнейших законопроектов, участии совместно с государственными структурами в разработке проектов нормативно-правовых актов). Широкая социальная поддержка, понимание, одобрение гражданами

    31

    правовых новелл - одна из предпосылок их будущего сознательного исполнения [1, 3, 15,16,18,22,29].

    8.   Завершением процесса формирования права является социализация официально установленных государственными органами правовых норм. Регулятивный потенциал права, его сущностные признаки и назначение могут проявляться только в плоскости его социального действия, внедрения в сферу социальной практики, превращения в элемент правовой культуры общества. Цель введения понятия «социализация правовых норм» в научный аппарат - исследование социального аспекта «приложения» (в терминах М. Капустина) правовых предписаний к жизни, к миру реальных фактов и отношений, изучение процесса их адаптации к социальной сфере. В результате анализа процесса социализации правовых норм возможно окончательное установление статуса правовых новелл, выявление характера становления (изменения) правового порядка, определения причин неправомерного поведения. Результаты подобных социолого-правовых исследований - основание для дальнейшего совершенствования юридических актов и изменения правовой политики [1, 8,10].

    9.   Правовые предписания как результат сложного процесса правообразования трансформируются в фактор общественной жизни в виде реальных актов правового общения, вызывая в социальной среде соответствующие изменения. Анализ процесса перевода абстрактных правил в правомерное (неправомерное) поведение связан с выявлением механизма их социального действия, проявляющегося в поведении личности -своеобразного «агента» социализации. Юридические нормы оказывают воздействие на сознание личности, определяют мотивы ее поведения и сами действия, осуществление которых может вызвать изменения в экономической, социальной, политической, экологической сферах. В зависимости от содержания, соответствия правовых предписаний потребностям правового развития, уровню общественного сознания и правовой культуры изменения в обществе могут иметь как позитивный, так и негативный характер, затрагивать модель поведения отдельного индивида, социальной группы или трансформацию общества в целом.

    Исследование социальных изменений, вызванных установлением нового правового порядка, позволит оценить эффективность правовых норм и инициировать процесс их совершенствования [1,8].

    10.       Исследование теоретических проблем формирования права и реального состояния нормотворческой деятельности в Республике Беларусь позволило определить перспективные направления дальнейших научных разработок и сформулировать предложения прикладного характера.

    Усилия исследователей в данном аспекте, на мой взгляд, должны быть направлены на поиск решения двух блоков проблем.

    Во-первых, проблем, связанных с преодолением разрыва между идеальным (теоретически сконструированным) и реальным (фактическим) функционированием правовой системы: исследование содержания «новых» социальных функций (интегративной, коммуникативной); определение пределов и социального механизма действия права; измерение его социальной эффективности; анализ и оценка деятельности правоприменительных структур, участвующих в окончательном формировании «дизайна» права.

    32

    Во-вторых, проблем, относящихся к сфере определения природы изменений, вызванных действием права, их оценкой общественным правосознанием, эффектом, пользой для граждан и общества.

    Разрешение этих проблем возможно только на основе интеграции теоретико-правовых и социолого-правовых исследований, разработки методики и проведения эмпирических изысканий, использования современной методологии и междисциплинарного подхода.

    В целях совершенствования практики нормотворческой деятельности автор вносит следующие предложения.

    1.  Для разработки правовой стратегии и политики, осуществления научных исследований в области законодательной теории и законодательной социологии было бы целесообразно открыть в республике научно-исследовательский институт совершенствования законодательства.

    2.  Динамичная картина современного мира требует все новых моделей подготовки человека к профессиональной деятельности в изменяющихся условиях. Реформирование высшего юридического образования в Республике Беларусь должно основываться на принципах интернационализации, либерализации, повышения качества образования до уровня международных стандартов. В связи с конституированием новых правовых идей и принципов возникла потребность в иной организации юридического мышления, реформирования профессионального менталитета. Чтобы соответствовать требованиям новой эпохи, образовательные программы юридических вузов должны ориентироваться не на узкую специализацию, а на развитие широкого диапазона правовой культуры, творческого критического мышления студентов, освоение ими получившей большое распространение в западных государствах системы обучения на протяжении всей жизни (Long Life Study). Это позволит будущим специалистам справиться с проблемами динамичной адаптации к постоянным социальным изменениям и потребностям рынка труда.

     

    В целях подготовки квалифицированных специалистов для работы в нормотворческих структурах целесообразно открыть в рамках магистерской программы специализацию: «Нормотворчество: теория и практика». Помимо традиционных блоков общепрофессиональной юридической подготовки, в учебные планы следует включать курсы лекций по философии права, социологии права, законодательной социологии, антропологии права, сравнительному праву, юридической герменевтике, законодательной технике; практические занятия по овладению методикой социологических исследований, академического письма, юридического консультирования [1,7,12,17,21].

    33

    СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

    Монография:

    1.          Соколова А. А. Социальные аспекты правообразования. - Мн.: ЕГУ, 2003. - 160 с.

    Статьи в сборниках научных работ:

    2.       Соколова А. А. Процедурно-процессуальный фактор в правообразовании // Право и демократия: Сб. науч. тр. / Бел. гос. ун-т; Редкол.: В. Г. Тихиня (гл. ред.). - Мн.: Право и экономика, 1989. - Вып. 2. - С. 49-56.

    3.       Соколова А. А. Реализация принципа социальной справедливости в правотворческой деятельности общественных организаций // Право. Ускорение. Справедливость: Сб. ст. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1989. - С. 44-46.

    4.       Соколова А. А. Субъективные факторы и их оценка в процессе правообразования // Право и демократия: Сб. науч. тр. / Бел. гос. ун-т; Редкол.: В. Г. Тихиня (гл. ред.). -Мн.: Университетское, 1991. - Вып. 4. - С. 9-17.

    5.       Юрыдычны энцыклапедычны слоўнік / Беларус. Энцыкл.; Рэдкал.: С. В. Кузьмин i iнш. Мн.: БелЭн., 1992. - С. 201,263, 273, 334, 410, 417,419-421,423,448,473, 501.

    6.       Соколова А. А. Некоторые проблемы современного правопонимания // Право и демократия: Сб. науч. тр. / Бел. гос. ун-т; Редкол.: В. М. Хомич (гл. ред.). - Мн.: Унiверсiтэцкае, 1995.-С. 19-25.

    7.       Sokolova A. Redevelopment of Legal Education // Managing Economic Transition in Central and Eastern Europe and Central Asia: Col. of Arts. - Brussels, 1996. - P. 50-52.

    8.       Соколова А. А. Право как средство социальных изменений // Государство и право на рубеже веков: Проблемы теории и истории: Сб. ст. / Институт государства и права РАН.- М., 2001. -С. 68-72.

    9.       Соколова А. А. Механизм согласования интересов в процессе формирования права // Право и демократия: Сб. науч. тр. / Редкол.: В. Н. Бибило (отв. ред.) и др. – Мн.: БГУ, 2003. - Вып 14. - С. 49-57.

    10.Соколова А. А. Социальные функции права: Новые подходы // Право и демократия: Сб. науч. трудов / Отв. ред. В. Н. Бибило. - Мн.: БГУ, 2002. - Вып. 13. - С. 39-53.

    11.Соколова А. А. Социолого-правовой статус понятия «нормотворчество» // Научные труды Российской академии юридических наук. - М.: Издательская группа «Юрист», 2003. - Вып. 3. - С. 289-297.

    Материалы научных и научно-практических конференций:

    12.Соколова А. А. Процедуры правотворчества // Тенденции и перспективы развития права и укрепления социалистической законности: Материалы научной конференции, Минск, 23 декабря 1987 г. - Мн., 1987. -С. 13-15.

    13.Соколова А. А. Субъективные факторы правообразования в правовом социалистическом государстве // Тенденции и перспективы развития права и укрепления социалистической законности: Материалы научной конференции, Минск, 28 декабря 1988 г.- Мн, 1988. - С. 23-25.

    34

    14. Соколова А. А. Проблемы демократизации правотворческих процедур // Тенденции и перспективы развития права и укрепления социалистической законности: Материалы научной конференции, Минск, 26 декабря 1989 г. - Мн., 1989. - С. 8-10.

    15. Соколова А. А. Юридическая наука как фактор совершенствования общества // Право, законность, правопорядок: Материалы Республиканской научно-практической конференции «Место и роль юристов в развитии современного общества», Минск, 20-21 сентября 1991 г. -Мн., 1991. - С. 4-5.

    16. Соколова А. А. Конституционные основания законодательной деятельности: проблемы и перспективы // Канстытуцыйны працэс у Рэспублiцы Беларусь: сучасны стан i перспектывы развiцця: Матэрыялы мiжнароднага «круглага стала», Гродна, 31 кастрычнiка 1997 г. - Гродно, 1997. - С. 45-47.

    17. Соколова А. А. Модель школы права в системе гуманитарного образования XXI века // Юридическая наука и образование в Республике Беларусь на рубеже XX-XXI веков: Материалы междунар. научно-практической конференции, Гродно, 22-23 апреля 1998 г. - Гродно, 1998. - С.165-167.

    18. Соколова А. А. Юридическая природа конституционных норм о правах и свободах граждан // Обеспечение непосредственного действия конституционных норм о правах и свободах граждан: опыт, проблемы, перспективы: Сб. докл. и тез. выступлений на научно-практической конференции, Минск, 17 ноября 1998 г. - Мн., 1998. -С. 94-95.

    19. Соколова А. А. Теория интересов Р. Паунда и проблемы современного правообразования // Магдэбургскае права на Беларусi: Матэрыялы навуковай канферэнцыi, прысвечанай 500-годдзю выдачи гораду Мiнску граматы на Магдэбургскае права, Мiнск, 26 сакавiка 1999 г. - Минск: Право и экономика, 1999. - С. 212-218.

    20. Соколова А. А. Развитие правовой культуры в контексте глобализации международных отношений // Проблемы интеграции правовой системы Республики Беларусь в европейское и мировое правовое пространство: Материалы междунар. научной конференции, Гродно, 26-27 октября, 2001 г. / Под ред. Н. В. Сильченко. - Гродно: ГрГУ, 2002. - С. 78-80.

    21. Соколова А. А. Основные подходы к реформированию юридического образования в Республике Беларусь в контексте глобализации знаний // Проблемы развития образования, юридической науки и практики: Материалы научно-практической конференции, посвященной 45-летию Академии МВД Республики Беларусь, Минск, 24—25 марта 2003 г. / Под общ. ред. И. И. Басецкого. - Мн.: Акад. МВД Республики Беларусь, 2003.-С. 15-16.

    22. Соколова А. А. Проблемы совершенствования законодательной деятельности и конституционный контроль: Материалы междунар. научно-практической конференции «Утверждение принципов правового демократического государства в Республике Беларусь посредством конституционного контроля», Минск 26-27 июня 2003 г. -Мн.: Изд-во Конституционного Суда Республики Беларусь, 2003. - С. 67-71.

    35

    Тезисы выступлений:

    23. Соколова А. А. Основные формы участия общественных организаций в правотворчестве // Актуальные вопросы развития советского государства и права: Тез. докладов на научной конференции, Минск, 26 декабря 1985 г. - Мн., 1985. - С. 10-12.

    24. Соколова А. А. Развитие принципа демократизма в правотворческом процессе // Проблемы совершенствования правовой основы государственной и общественной жизни: Тез. докладов на научной конференции, Минск, 26 декабря 1986 г. - Мн., 1986.-С. 14-16.

    25. Соколова А. А. Национальный фактор в правообразовании // Советское государство и национальные отношения: Тез. докладов на научно-теоретической конференции, Минск, 24-25 мая 1989 г. - Мн., 1989. - С. 52-53.

    26. Соколова А. А. Некоторые тенденции в процедуре советского правотворчества // Тенденции и перспективы развития права и укрепления социалистической законности: Тез. докладов Республиканской научно-практической конференции, Минск, 24-25 апреля 1990 г. - Мн., 1990. - С. 10-12.

    27. Соколова А. А. Проблемы конституционного процесса // Концепция Конституции БССР и формирование основ гражданского общества и государства: Тез. докладов Республиканской научно-практической конференции, Минск, 27-28 февраля 1991 г.-Мн., 1991.-С. 22-25.

    28. Соколова А. А. Конституционный процесс: теория и практика // Канстытуцыйны працэс у Рэспублiцы Беларусь: Тэзiсы дакладау мiжнароднай навукова-практычнай канферэнцыi «Канстытуцыйны працэс у Рэспублщы Беларусь: праблемы тэорыi i практыкi», Гродна, 26-27 красавка 1996 г. - Гродна, 1996. - С. 3-5.

    29. Соколова А. А. Право и социальные изменения // Конституционная и правовая реформа в Республике Беларусь (проблемы и перспективы): Тез. докладов научно-практической конференции юрид. ф-та БГУ, Минск, 28 февраля 1997 г. - Мн., 1997. - С. 5-6.

    30. Соколова А. А. Теоретические основания правовой реформы // Прававая рэформа у Рэспублiцы Беларусь: вопыт, праблемы, перспектывы: Тэз. Рэсп. навук.-практ. канф., Гродна, 24-25 крас. 1997 г. - Гродна, 1997. - С. 9-11.

    Учебное пособие:

    31.       Соколова А. А. Законодательный процесс: основные понятия и институты. - Мн.: ЕГУ, 2003. - 32 с.

    36

    Резюме

    Соколовой Аллы Анатольевны

    Социальные аспекты правообразования

    Ключевые слова: право, закон, правопонимание, правообразование, законотворчество, нормотворчество, нормотворческий процесс, социальная природа права, социальные функции права, правообразующие интересы, социальные факторы правообразования, согласование интересов, правовая социализация, правосознание, правовая культура.

    Объектом диссертационного исследования являются социальные отношения, связанные с взаимодействием правовых явлений, государства и общества в процессе формирования права.

    Предмет исследования - теоретико-правовой анализ состояния и развития нормотворческого (законотворческого) процесса в Республике Беларусь на основе разработки и обоснования социологической концепции права.

    Цель диссертационного исследования - разработка целостной теоретической модели правообразования, являющейся основой реконструкции и совершенствования процесса формирования права в постсоветских государствах.

    Общеметодологическую основу диссертации составили теоретико-правовые, социолого-правовые и философско-правовые концепты природы, функций права как инструмента социальных изменений, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных ученых.

    Научная новизна работы заключается в том, что впервые в отечественном правоведении разработана и обоснована социологическая концепция правообразования, которая может быть использована в качестве общего ориентира для теоретического переосмысления методологии разработки и принятия нормативно-правовых актов, формирования правовой стратегии законодательной деятельности.

    Содержащиеся в диссертации предложения могут быть использованы в научных исследованиях по данной проблематике, в деятельности Национального центра законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь, в преподавании общей теории права и социологии права студентам юридических учебных заведений.

    37

    Resume

    Sokolova Alia Anatoljevna

    Social aspects of the lawmaking

    Key words: law, the law, law perception, lawmaking, rulemaking, rulemaking process, social nature of law, social functions of law, lawmaking interests, social factors of the lawmaking, accommodation of interests, legal socialization, legal conscience, legal culture.

    The object of the dissertational research is the social relations connected to interaction of the legal phenomena, state, and society in the process of the formation of law.

    The subject of the research is a theoretical legal analysis of state and development of the rulemaking (legislative) process in Belarus on the basis of the elaboration and substantiation of the sociological concept of law.

    The purpose of dissertational research is elaboration of the integral theoretical pattern of lawmaking being the basis of the reconstruction and improvement of the process of formation of law in the post-Soviet states.

    The general methodological basis of the dissertation is based upon the legal theoretical, sociological, and philosophic concepts of the nature and functions of law as tool of the social changes, contained in the treatises of domestic and foreign scientists.

    The scientific novelty of the research is that, for the first time in domestic jurisprudence, the sociological concept of lawmaking which can be used as the general reference point for theoretical reconsideration of the methodology of elaboration and adoption of the normative-legal acts and formation of legal strategy of legislative activity is developed and substantiated.

    Proposals contained in the dissertation can be used for scientific research on the given problem, in the activities of the National center for the law drafting under the President of the Republic of Belarus and for the teaching of the general theory of law and sociology of law to the students of legal educational institutions.



    [1] Ильин И. А. О сущности правосознания. - М.: «Рарогь», 1993. - С. 229.

    [2] Нерсесянц В. С. Юриспруденция. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М., 1999. - С. 5.

    [3] Нерсесянц В. С. Философия права: Учебник для вузов. - М: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. - С.37, 38, 52.

    [4] Timasheff N. Introduction to the Sociology of Law: The Integration of Law in Culture. - Cambridge, Mass., 1939. - P. 326-330

    [5] Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. - М., 1879. - С. 37.

    [6] Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В. И. Даниленко / Пер. с фр. - М: Издательский дом NOTA BENE, 2000. - С. 288.

    [7] Сильченко Н. В. Закон: Проблемы этимологии, социологии и логики / Под ред. С. Ф. Сокола. - Мн.: Навука i тэхнiка, 1993. - С. 46.

    [8] Парсонс Т. Система современных обществ / Под ред. М.С. Ковалевой. - М.: Аспект Пресс, 1998. - С. 17.

    [9] См.: Evan W. M. Social Structure and Law: Theoretical and Empirical Perspectives / Sage Publications: Newbury Park; London; New Delhi, 1990. - P. 40 - 42.

    [10] Cotterrell R. The Sociology of Law: An Introduction. - London: Butterworths, 1992. - P. 72-73.

    [11] Алексееве. С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. - М., 1999.-С. 314-315.

    [12] Лапаева В. В. Социология права / Под ред. В. С. Нерсесянца. - М.: Издательство НОРМА, 2000. - С. 189-202.

Информация обновлена:25.11.2003


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru