Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Федерализм в развивающихся странах :

АР
К682 Королев, С. В. (Сергей Викторович).
Федерализм в развивающихся странах :(Индия, Малайзия и
Пакистан): Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.02
-конституционное право; государственное управление;
административное право; муниципальное право /Рос. АН, Ин-т
государства и права. -М.,1996. -18 с.-Библиогр. : с. 18.3.
ссылок
Материал(ы):
  • Федерализм в развивающихся странах :(Индия, Малайзия и Пакистан).
    Королев, С. В.

    Королев, С. В.

    Федерализм в развивающихся странах :(Индия, Малайзия и Пакистан): Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    АВТОРЕФЕРАТ

    Актуальность темы исследования

    Актуальность темы легче всего обосновать ссылкой на небесполезность любого исследования проблем федерализма, когда сам автор является гражданином федеративного государства. Однако, важность темы, по мнению диссертанта, не сводится лишь к констатации этого тривиального факта. Сквозным вопросом всей работы является весьма актуальная для нашего государства проблема: насколько уместно для федеративного государства "переходного периода" иметь своим идеалом, или масштабом федерации развитых и стабильных наций? Не уместнее ли будет избрать в качестве референтной группы федеративные государства менее развитые и менее стабильные?

    Решение проблемы, разумеется, не в том, чтобы однозначную ориентацию на США, ФРГ и т.п. сменить безусловной ориентацией на Индию, Малайзию и т.п. Специфика Российской Федерации, на наш взгляд, исключает любые однозначные решения. В обозримом будущем по основным социально-экономическим показателям Россия обречена, занимать промежуточное положение между двумя указанными группами Федераций. Но коль скоро эта промежуточность не может быть фиксированной, раз и навсегда заданной, то в каких-то социально-экономических, политических и правовых аспектах РФ будет ближе к Западу, а в каких-то - к Востоку. Отечественная научная мысль по необходимости будет отражать динамику этих процессов. Соответственно, российские исследователи политических и правовых систем вообще и федерализма в частности будут делиться на "западников" и "восточников.

    1

    Степень разработанности проблемы

    Разработанность проблемы отличается некоторой односторонностью. Прежде всего следует отметить, что не только настоящая диссертация, но и постановка проблемы были бы невозможны без многолетних творческих поисков как отечественных, так и зарубежных исследователей.

    Вызывает интерес становление и эволюция темы федерализма в царской России. По понятным причинам, в фокусе внимания дореволюционных исследователей находились "главные федерации современного мира". Именно так, называлась монография П. Г. Мижуева, вышедшая в Санкт-Петербурге в 1907 году. В 1908 году там же вышла в свет монография С. Корфа "Федерализм". В ней впервые в России предпринята попытка проследить тенденции того процесса, который наш современник Даниэль Элазар назовет "федералистской революцией". Как часто бывает в правоведении, интерес к федерализму дореволюционных мыслителей диктовался, прежде всего, практическими потребностями.

    Федерализация мыслилась как проверенный временем механизм для нейтрализации центробежных процессов в обществе. Кроме того, федерализм должен был решить и специфически российскую задачу: именно федеративная политическая система казалась наиболее приемлемой для ненасильственной трансформации Российской империи в государство современного типа.

    Федерализм в востоковедном ракурсе, по понятным причинам, не мог быть предметом исследований. Вместе с тем, своеобразным провозвестником темы нашей диссертации можно считать И. И. Филиппова. В 1910 году в Ташкенте вышла его монография "Местное самоуправление Британской Индии как материал для реформ городского и земского дела в России".

    Наибольший интерес в контексте настоящей диссертации представляют теоретические работы дореволюционных исследователей федерализма. В 1912 году в Киеве вышла монография А. А Жилина "Теория союзного государства". В том же году была опубликована и фундаментальная монография А. Ященко ("Теория Федерализма: опыт синтетической теории права и государства"), Юрьев, 1912. Исследование Ященко можно считать своеобразным итогом теоретических изыскании дореволюционных правоведов в области федерализма. В ней подробно анализируются основные проблемы федерализма,

    2

    причем не только в правовом, но и философском, историческом и социологическом планах. В итоге Ященко приходит к оригинальному выводу о том, что всякий федерализм есть средство своего собственного преодоления в пользу унитаризма.

    Удивительно, что уже в наше время к похожим выводам пришел немецкий ученый Конрад Хессе, который, разумеется, создал свою теорию "унитарного союзного государства" независимо от Ященко.

    Соединение темы федерализма с темой Востока является, на наш взгляд, заслугой двух очень разных школ правоведения: одну из них можно назвать британской, а другую - отечественной школой советского периода. О некоторых представителях британской школы мы будем говорить позднее, а что касается отечественной школы федерализма развивающихся стран, то ее становление тесно связано с именем И. Д. Левина, который одновременно был философом, теоретиком права и компаративистом. В 1948 году в Москве вышла его монография "Суверенитет", ставшая своеобразной метатеорией для будущих исследований в области федерализма освободившихся государств.

    Первым объектом таких исследований в СССР стала независимая Индия. Здесь одним из первопроходцев темы является А. А. Мишин. В 1956 году в Москве вышла его монография "Государственный строй Индии". Там же в 1957 году под тем же название выходит монография И. Д. Левина и В. А. Мамаева.

    В настоящее время признанным авторитетом в области конституционного права Индии является С. Ю. Кашкин. Среди его работ многие имеют непосредственное отношение к теме данной диссертации. Особенно следует выделить такие, как "Конституция Республики Индия и основные направления ее изменения (1959 - 1978)" (Москва, ВЗЮИ, 1978), "Развитие института прав и свобод граждан в конституции Индийской Республики (1959 - 1979)" (Москва, ВЗЮИ, 1978), "Основы государственного права Индии" (Москва, ВЗЮИ, 1986), "Основные тенденции и итоги конституционного развития Индийской Республики" (Москва, Юрист, 1993).

    Среди отечественных монографий, посвященных государственному устройству Малайзии и Пакистана, следует отметить работу А. С. Герасимова "Федерация Малайзии"(Киев, 1969) и работу Ю. В. Ганковского и В. Н. Москаленко "Три конституции Пакистана" (Москва, 1975)

    Особое значение в контексте темы диссертации имеют монографии компаративистского характера. Здесь, прежде всего

    3

    следует отметить работу В. Г. Графского и Б. А. Страшуна "Федерализм в развивающихся станах" (Москва, 1968), а также коллективную монографию под редакцией И. Д. Левина "Современный буржуазный федерализм" (Москва, 1978).

    Значительное место в диссертации занимает проблема соотношения федерализма и демократии. В рассматриваемых странах, особенно в Пакистане, эта взаимосвязь вовсе не носит характер "логического следования" в том смысле, что федерализм "порождает" демократию.

    Важной теоретической и методологической базой при рассмотрении данной проблемы является работа А. И. Ковлера "Исторические формы демократии: проблемы политико-правовой теории" (Москва, Наука, 1990).

    Тема диссертации предопределила необходимость обращения к нормативно-правовому материалу: конституции рассматриваемых стран, акты парламентов и решения судов. За исключением русского текста конституции Индии, диссертант по необходимости опирался только на англоязычные источники. Так, на английском языке были изучены все три конституции Пакистана и малайская конституция, а также комментарии Д. Д Басу к индийской конституции и Ш. Махмуда к пакистанской конституции 1973 года. Кроме того, при подготовке диссертации автор опирался на английские тексты законов, в частности Акта Малайзии о подушном гранте (Куала-Лумпур, 1976) и Акта Малайзии о грантах увеличения доходов (Куала-Лумпур, 1977).Наконец, активно использовались наиболее известные решения Верховного суда Индии и Федерального суда Малайзии, в частности решение Верховного суда Индии по делу "штаг Западная Бенгалия против Индийского Союза (1963)" и решение Федерального суда Малайзия по делу "штат Келантан прошв федерации Малайзии (1957)"

    Огромное значение при подготовке диссертации имели теоретические работы зарубежных авторов. Выше уже шла речь о британской школе федерализма. Бесспорным ее основателем является Альберт Венн Дайси, однако по объективным причинам кругозор Дайси ограничивался федерализмом развитых наций. В рамках британской школы заслуга соединения федерализма с темой Востока принадлежит, на наш взгляд, Кеннету Уиру. Помимо этих классиков федерализма в диссертации также рассматриваются взгляды англичанки Урсулы Хикс и американца Даниэля Элазара. Из немецкоязычных авторов следует отметить

    4

    Херманна Хеллера, Конрада Хессе, Инго фон Мюнха, а также австрийского философа и логика Людвига Виттгенштейна.

    Что касается правоведов рассматриваемых стран, то здесь разработанность темы проявляет свою явную асимметричность. По всем аспектам федерализма (в контексте данного региона) работы индийских авторов явно преобладают. По объективным причинам эта асимметрия отчасти воспроизводится и в диссертации, несмотря на все попытки ее смягчения. Особое внимание уделяется монографиям Д. Д. Басу, К. Р. Бомбвалла, Ч. Пала, С. Саркара, Н. Сенгупты, А. Рая, Б.Рая, Г.Р.С. Рао. Среди пакистанских исследователей следует отметить А. Азиза, М. А. Чаудхри, Г. Чоудхри, Ш. Махмуда. Кроме того, значительное внимание в диссертации уделено взглядам известного нигерийского правоведа Б. О. Нвабуезе и его соотечественников О. Нноли и С Е. Ойвбэра.

    Специфика рассматриваемых стран предопределила интерес диссертанта к проблемам страноведческого характера. Помимо справочников и ежегодников по Индии, Малайзии и Пакистану использовались монографии Ю. В. Ганковского "Народы Пакистана" (Москва: Наука, 1964), "Национальный вопрос и национальные движения в Пакистане" (Москва:, Наука, 1967), А. М. Горячевой "Распределение национального дохода и проблема бедности в Индии" (Москва: Наука, 1991), М. К. Кудрявцева "Кастовая система с Индии" (Москва: Наука, 1992), А. А. Куценкова "Эволюция индийской касты" (Москва: Наука, 1983) А. А. Празаускаса "Северо-Восточная Индия: этническая ситуация и политика" (Москва: Наука, 1981), Р. А. Ульяновского "Современные проблемы Азии и Африки: политика и экономика " (Москва: Наука, 1978).

    Наконец, логика темы вывела диссертанта на социально-экономические и финансовые проблемы федерализма. Следует признать, что в ходе работы над диссертацией особенно тема финансового федерализма постепенно приобрела самостоятельное значение.

    В результате автор посчитал необходимым посвятить третью главу диссертацию правовым аспектам федеративных финансовых отношений. Общетеоретической базой этой части исследования являются известные монографии Р. А. Масгрэйва и Урсулы Хикс, посвященные фискальным системам в основном развитых стран. Прекрасными источниками по Индии являются монографии П. Чанда, Р. Джайна и, особенно, Р. X. Дхолакиа. Первая работа в основном рассматривает финансовую систему

    5

    Индии в ее историческом аспекте. Вторая посвящена проблемам фиска на штатном уровне, а третья анализирует причины региональных диспропорций социально-экономического развития Индии. Финансовой системе Малайзии посвящены монографии С. Т. Эдвардса и, отчасти, Д. Р. Снодграсса. Меньше всего исследована финансовая система Пакистана. Здесь диссертант опирался на две работы И. Хана и М. Якуба. Обе они посвящены проблеме неэластичности налоговой системы Пакистана.

    Научная новизна темы

    Научная новизна темы диссертации заключается прежде всего в том, что в ней предпринимается попытка обнаружить видовые отличия федераций Азии и Африки от федеративных государств западного типа. Опираясь на научное наследие выдающегося немецкого правоведа X. Хеллера и известного австрийского философа Л. Виттгенштейна, диссертант приходит к выводу, что существует функциональная взаимосвязь между такими характеристиками федеративного устройства как децентрализация и симметрия, с одной стороны, и централизация и асимметрия, с другой. По мнению диссертанта, вид децентрализованной и симметричной федерации является "идеальным типом" (М. Вебер ) федеративных государств Запада, в то время как вид централизованной асимметричной федерации является "идеальным типом" федераций Азии и Африки. Иначе говоря, в рамках теории "семейного сходства" (Л Виттгенштейн) нет оснований полагать, что первый вид "произошел" от второго или - еще хуже - что второй вид является "деформацией" первого. Таким образом, с теоретической точки зрения оба вида федерации являются абсолютно равноправными "идеальными типами".

    Научная новизна диссертации заключается и в том, что в ней, быть может впервые в отечественном правоведении специальное внимание уделяется проблеме федеративных финансовых отношений. Сама по себе эта тема, разумеется, не является новой. Ей плодотворно занимаются не только западные, но и индийские экономисты. Новизна подхода диссертанта заключается лишь в том, что рассматриваются не столько федеративные финансы, сколько их правовые основания (например, в конституциях и законодательных актах) и правовые последствия в контексте федеративных отношений как по вертикали (между федерацией, с одной стороны, и ее субъектами, с другой), так и по горизонтали ( между самими субъектами).

    6

    Чисто экономический подход к проблеме заранее исключает учет федеративной специфики, поскольку экономисты, по признанию У. Хикс, не видят принципиальной разницы между финансовыми системами федераций и унитарных государств. Не трудно заметить, что такой взгляд фактически игнорирует правовые основы федерализма, прежде всего принцип финансовой самодостаточности, выдвинутый в свое время Кеннетом Уиром. Данный принцип, по убеждению диссертанта, является последней цитаделью истинного федерализма, поскольку raison d'etre субфедеральной правосубъективности заключается лишь в том, чтобы иметь некий независимый сектор прав и обязанностей. В конечном счете, все сводится и наличию (или отсутствию) внутренних источников финансирования. От объема этих источников непосредственно зависит и объем независимых полномочий.

    Предмет, объекты, цели и методы исследования

    Предметом исследования являются федеративные отношения рассматриваемых стран. Объектами исследования являются структурные проблемы федеративных систем Индии, Малайзии, Пакистана и, отчасти, Нигерии. Цели исследования носят не только теоретический, но и прикладной характер. С теоретической точки зрения целью исследования является, во-первых, решение общего и особенного в федеративных системах рассматриваемых стран, во-вторых, выявление группового отличия указанных федераций от федеративных государств Запада.

    Для осуществления этих задач автор стремился использовать весь методологический арсенал как отечественных, так и зарубежных исследователей. Прежде всего, следует выделить два главных метода, которые условно можно назвать "страноведческим" и "проблемным". Страноведческий подход отличается тем, что исходным пунктом, конечной целью и масштабом исследования является конкретно государство, взятое в неразрывности его внутренних связей. Такой подход, например, характерен для монографии В. Г. Графского и Б. А. Страшуна "Федерализм в развивающихся странах". Таким образом, страноведческий подход является разновидностью системного метода.

    Проблемный подход также является системным, только исходным пунктом, конечной целью и масштабом исследования

    7

    выступает не конкретное государство, а правовая (в частности, федеративная) система, взятая во взаимосвязи ее элементов. Такой подход, например, отличает творческую манеру В. Е. Чиркина и Ю. А. Юдина.

    Преимуществом первого подхода является возможность учитывать специфику конкретного государства, преимуществом второго - глобальная перспектива и, соответственно, возможность рассмотрения общих проблем федерализма как собственно федеративных независимо от какой- либо локальной специфики.

    Третий подход, который используется в диссертации, связан с методом моделирования. Так, в рамках уже упоминавшейся теории "семейного сходства" (Л. Виттгенштейн) диссертант выделяет четыре абстрактных модели федеративных государств:

    1. Централизованная симметричная федерация

    2. Централизованная асимметричная федерация

    3. Децентрализованная симметричная федерация

    4. Децентрализованная асимметричная федерация

    Две внутренние модели (№№ 2 и 3) являются правильными, т. е. в рамках теории "семейного сходства" логически непротиворечивыми. Две внешние модели (№№ 1 и 4), напротив, являются неправильными, т.е. внутренне противоречивыми.

    Однако это вовсе не означает, что внешние модели, в отличие от внутренних, теоретически и практически бесплодны. Это видно при анализе конкретных ситуаций, складывающихся в практике федеративных государств. Так, если некоторые ситуации поддаются осмыслению лишь при помощи внешних моделей, то это свидетельствует о том, что в данном отношении конкретное федеративное государство как бы утрачивает свою сущность: оно в данной своей части либо трансформируется в сторону унитаризма (модель № 1), либо эволюционирует в сторону "конфедерализма" (модель № 4).

    Как видим, особенно модель № 4 обладает значительным диагностическим потенциалом: она в какой-то степени позволяет контролировать динамику центробежных процессов. Кстати, такого потенциала могут быть лишены правильные модели, сигнализирующие лишь о нормальных процессах и ситуациях.

    8

    Теоретическая и практическая значимость работы

    Теоретическая значимость диссертации, по мнению автора, заключается в систематическом развертывании тезиса о том, что групповые отличия, общие всем рассматриваемым странам, одновременно является их видовыми отличиями. Они являются критерием размежевания федеративных систем по двум основным группам:

    1. Федерации развитых наций и

    2. Федерации развивающихся наций

    В этой связи возникает вопрос о месте постсоциалистических федераций т. н. переходного периода. По мнению диссертанта, подобные государства не образуют самостоятельного вида, а так или иначе "заимствуют" свои характеристики у двух вышеуказанных основных групп. На наш взгляд, постсоциалистические федерации и федерации развивающихся наций разделяют одну общую структурную характеристику, которую можно выразить несколько грубой, но емкой дихотомией: "азиатский базис - европейская надстройка". Все отличие постсоциалистических федераций от федераций Азии и Африки заключается лишь в том, что в первом случае разрыв между "базисом" и "надстройкой" еще не достиг тех угрожающих диспропорций, которые характерны, например, для Нигерии или Пакистана.

    Сама по себе диспропорция не является злом. Угрозу представляют не явные, а прежде всего латентные или - еще хуже - замалчиваемые формы социальных диспропорций. Как свидетельствует опыт, в тех федеративных государствах Азии, где хоть как-то налажена обратная связь от "базиса" к "надстройке" (например, в Индии и Малайзии), там государственная машина удовлетворительно функционирует вопреки значительным диспропорциям социально-экономического и социокультурного характера.

    На защиту выносятся следующие основные положения:

    Федеративные системы рассматриваемых стран в совокупности представляют собой федерации особого вида. Этот тезис является расширением известного положение индийского правоведа Д. Д. Басу о том, что индийская федерация представляет собой "сложное государство нового типа".

    9

    В контексте рассматриваемых федераций не подтверждается североамериканская догма о том, что федеративное устройство публичной власти неизбежно способствует укреплению демократического режима. Данный тезис уточняет положение известного исследователя индийского федерализма. М. Венкатрангайи.

    Эффективность федеративной системы правосудия является одним из главных критериев эффективности соответствующей федеративной системы. В этом отношении федерации Индии и Малайзии выгодно отличаются от пакистанской федерации.

    В контексте финансового федерализма правовой статус субъекта федерации производен от социально-экономических особенностей входящих в него административных единиц.

    Федеративный принцип финансовой независимости (в духе К. Уира) несовместим с теорией и практикой финансового унитаризма, т.е. со стремлением федерального правительства к гиперцентрализации финансовых ресурсов. Субфедеральная правосубъективность предполагает наличие у правительства субфедерального уровня независимых от центра источников финансирования.

    Правовая специфика финансового федерализма заключается в том, что равноправные с точки зрения конституционного права субъекты федерации являются неравноправными субъектами финансовых отношений. На практике этот внутриотраслевой пробел права означает режим финансовых предпочтений (финансовый фаворитизм) для "сильных" штатов или провинций и неэффективный режим дотаций (консервация нищеты) для "слабых" субъектов федерации.

    Истинным локомотивом общефедерального роста являются не "богатые", а т. н. средние по уровню развития субъекты федерации (например, индийский штат Тамилнаду). Они уже вырвались из порочного круга нищеты, который характерен для многих "слабых" штатов, но еще не достигли той степени достатка, которая присуща "богатым" субъектам (например.

    10

    индийским штатам Гуджарат и Харьяна ). В той степени, в какой территория "средних" субъектов федерации совпадает с зоной постоянно повышенной деловой активности, данные субъекты федерации являются индикаторами общефедерального развития. В этом смысле они выступают в качестве т. н. репрезентативных субъектов. Это обстоятельство делает желательным введение для них особого правового режима с соответствующими привилегиями и дополнительными обязанностями.

    АПРОБАЦИЯ

    Некоторые положения диссертации были представлены в двух докладах "Современный федерализм США" и "Особенности федерализма в Индии, Малайзии и Пакистане". Тезисы этих докладов опубликованы в сборниках "Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов и соискателей Института государства и права Российской академии наук и Московской государственной юридической академии (Москва: ИГЛ РАН, 1995 и 1996)

    Кроме того, материал диссертации активно использовался при подготовке автором курса лекций "Основы политической и правовой культуры". Данный курс, в который входят семь лекций, был прочитан старшекурсникам полиграфического училища №3 г. Москвы в сентябре - декабре 1995г.

    Структура и объем работы

    Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, включающего 255 наименований. Общий объем работы изложен на 236 страницах машинописного текста.

    Основное содержание работы

    Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, рассматривается степень разработанности проблемы в отечественной и зарубежной литературе, определяются основная цель и задачи исследования, элементы научной новизны в решении данной проблематики, формулируются положения, выносимые на защиту, намечаются основные возможности научно-практического использования результатов исследования.

    11

    Первая глава диссертации ("Теория федерализма") посвящена общетеоретическим проблемам и носим обзорно-аналитический характер. В первом параграфе ("Классические концепции А. В. Дайси и К. Уира") рассматриваются основы теории федерализма. Предпринимается попытка

    дифференцированного подхода к наследию обоих классиков. С одной стороны, выделяется то в их наследии, что до сих пор находится в научном обороте. С другой стороны, рассматривается и то, что, скорее, оттеснено на периферию современных исследований в области федерализма. К первой группе аксиом классической теории относятся, например, принцип верховенства конституции. Ко второй группе, вероятно, можно отнести т. н. федеральный принцип Кеннета Уира. Этот принцип, делающий акцент на независимости друг от друга обоих уровней власти, в современную эпоху устарел. Он уступил место принципу взаимозависимости.

    Во втором параграфе ("Современные теории федерализма") диссертант по необходимости сосредоточил внимание лишь на некоторых авторитетных и/или относительно новых исследованиях. В качестве репрезентативных авторов были выбраны Урсула К. Хикс (Великобритания), Даниэль Дж. Элазар (США) и Конрад Хессе (ФРГ) - Хикс и Элазар

    подчеркивают противоречивость федерализма - на что указывал еще А. В. Дайси - и каждый по-своему развивают теорию федерализма. При этом Урсула Хикс задачам хозяйственной унификации( свободное движение товаров, труда и капитала) противопоставляет социокультурные задачи (сохранение культуры, традиций, своеобразия регионов).

    Таким образом, Урсула Хикс признает гетерогенность федеративных задач, но, будучи сторонницей интегративного подхода, отказывается признать гетерогенность внутри самого "федерализма", который в ее теории фактически распадается на экономический федерализм, с одной стороны, и социокультурный федерализм, с другой.

    Элазар - тоже интегративист - с подобной проблемой не сталкивается, поскольку исследует федерализм лишь в контексте двух гомогенных процессов: концентрации и диффузии политической власти. Практическая ценность такого подхода, на наш взгляд, заключается в том, что всякое явление федеративного характера должно приобрести политическую форму. Оно должно пройти определенные стадии политического процесса, прежде чем

    12

    оно приобретет смысл для всех участников федеративных отношений.

    Концепция унитарного союзного государства К. Хессе является, на наш взгляд, вершиной интегративной теории федерализма. Она доводит до логического завершения современные тенденции развития теории федерализма на Западе. В отличие от Элазара, который сущность федерализма видит в "комбинации самоуправления и совместного управления", Хессе не признает самоуправление как самостоятельную точку отсчета. "Союзное государство" Хессе строго монистично: единому государству в рамках его теории соответствует единая власть. Иначе говоря, власть подразделяется на "уровни" лишь с точки зрения практической целесообразности.

    Субфедеральная власть по Хессе не имеет конституционно-правовых гарантий самодостаточности, независимости, целостности и т.п. Хессе последовательно функционализирует понятие федерализма, лишая его самоценного статуса и превращая его институты в своеобразные инструменты поддержки демократического, правового и социального государства. В теории Хессе, на наш взгляд, много верного за исключением того, что федерализм уже не признается некоторой самодовлеющей ценностью.

    В третьем параграфе ("Теория федерализма в развивающихся странах") анализируются работы, в основном, индийских и нигерийских авторов, в частности проф. Б. О. Нвабуезе (Нигерия), проф. Д. Д. Басу, А. Рай, Б. Рай, Ш. Ратх, Ч. Пал (Индия). Сопоставление таких разных стран, как Индия и Нигерия, не лишено смысла, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, обе страны имеют как бы общее конституционно-правовое происхождение. Обе федерации возникли в ходе легальной трансформации британских колоний в самостоятельные государства. Во-вторых, обе страны отличаются чрезвычайной этнической экономической, социокультурной и религиозной

    пестротой.

    В четвертом параграфе анализируются конституционные основы кооперативного федерализма. Иначе говоря, параграф посвящен малоразработанному вопросу о том, как теоретические принципы федерализма отражаются в текстах конституций рассматриваемых стран. Таким образом, данный параграф служит своеобразным "мостиком" между первой главой, посвященной теории, и второй главой, посвященной практике федерализма. В частности, показывается, как в конституциях трех стран принцип

    13

    взаимодействия всех уровней власти соседствует с более старыми либеральными принципами классической теории федерализма. С одной стороны, отмечается теоретическое превосходство классического подхода к проблемам федерализма. С другой стороны, признается, что на практике методы кооперативного федерализма часто являются единственно возможными.

    Во второй главе ("Особенности федерализма в Индии, Малайзии и Пакистане") анализируется конституционно-правовой механизм рассматриваемых стран. В первом параграфе ('Структурообразующие принципы федеративного государства"), опираясь на идеи великого немецкого государствоведа X. Хеллера, диссертант излагает свои взгляды на природу федеративного государства и приходит к выводу, что существуют лишь две модели федерации, а именно: федерация, построенная по (демо) территориальному принципу и федерация, построенная по национально-территориальному принципу. Третий подход, который В. Е. Чиркин удачно называет комплексно-территориальным, является производным от первых двух. Это лишь техника, позволяющая сочетать два вышеуказанных принципа. Далее, в параграфе показывается, как эти принципы использовались в государственном строительстве Индии, Малайзии и Пакистана.

    Второй параграф посвящен проблемам симметрии и асимметрии между субъектами рассматриваемых стран. Исследуются исторические причины асимметрии, связанные, прежде всего, с деформациями хозяйственной жизни, возникшими в колониальной период. Далее в параграфе рассматриваются конституционно-правовые механизмы минимизации современных проявлений ассиметрии.

    В третьем параграфе ("Централизация и децентрализация") диссертант продолжает излагать свои взгляды на природу федеративного государства. При этом теоретической основой этого изложения служит концепция "семейного сходства" австрийского философа Л. Виттгенштейна.

    В частности, автор диссертации приходит к выводу, что такое "семейное сходство" существует между понятиями "децентрализация" и "симметрия", с одной стороны, и понятиями "централизация" и "асимметрия", с другой. Из четырех возможных комбинаций двумя правильными и равноправными типами федерации следует признать децентрализованную симметричную федерацию и централизованную асимметричную федерацию. К последней модели в основном тяготеет

    14

    государственное устройство рассматриваемых стран. Первая модель больше характерна для развитых федерация Запада.

    Двумя неправильными моделями федерации, по мнению автора, являются централизованная симметричная федерация и децентрализованная асимметричная федерацию. Первая тяготеет к модели унитарного государства, а вторая - к модели конфедерации.

    В четвертом параграфе рассматривается техника распределения компетенции в указанных странах. Отмечается, что конституционно-правовая презумпция компетенции не обязательно совпадает с действительным положением дел. В пакистанской конституции остаточные полномочия

    резервируются за провинциями, но эта норма фактически нейтрализуется другими положениями конституции, а также тем обстоятельством, что пакистанская конституция не предусматривает сферу исключительных полномочий провинций.

    В пятом параграфе анализируются контрольные функции федерации. В частности, рассматривается техника законодательного, административного и финансового контроля согласно конституциям Индии, Малайзии и Пакистана. Особое внимание уделено проблеме соотношения контрольных функций центра и функций федерального принуждения. По мнению диссертанта, в конституциях рассматриваемых стран два вида этих функций недостаточно четко отделены друг от друга.

    В шестом параграфе рассматриваются права меньшинств и конституционные гарантии этих прав. В частности, показано, что во всех трех странах понятие "меньшинство" имеет особое - порой весьма специфическое (как в Малайзии) - содержание. Значительное внимание уделено анализу индийского опыта разрешения проблемы меньшинств.

    Седьмой параграф посвящен анализу федеративной системы правосудия. Диссертант пытается проследить, как в конституциях Индии, Малайзии и Пакистана взаимно ограничивают друг друга федеративные принципы и догмы общего права. Доктрина общего права по определению не признает иных судов, кроме судов общей юрисдикции. Эта догма не имеет значения для федераций с традициями континентального права, но может стать камнем преткновения для рассматриваемых федераций. Ясно, что трудно соблюсти принципы федеративного государственного устройства, сформулированные А. В. Дайси и К. Уиром, без признания особой конституционной юрисдикции хотя бы за одним из судов. В параграфе рассматривается, как данная

    15

    проблема была решена сначала в США, а потом в Индии, Малайзии и Пакистане.

    В восьмом параграфе анализируется режим чрезвычайного положения. На примере рассматриваемых стран диссертант оспаривает распространенную точку зрения, согласно которой федерация в режиме чрезвычайного положения " превращается*' в унитарное государство. Диссертант полагает, что данный режим можно рассматривать не в плане государственного устройства, а терминах политического режима. Тогда чрезвычайное положение можно интерпретировать как авторитарный режим управления федерацией. Далее, показано, что именно в режиме чрезвычайного положения проявляется различная природа федерализма в развитых и менее развитых государствах. В частности, диссертант высказывает мнение, что каждому типу федерации соответствует свой особый тип демократии.

    В третьей главе ("Финансовый федерализм в Индии, Малайзии и Пакистане") параллельно рассматриваются как вопросы практического характера, так и теоретические проблемы федеративных финансов.

    Темой первого параграфа является понятие финансового федерализма. Показана его связь с понятиями более низкого уровня, а именно: понятиями фискального и бюджетного федерализма. По мнению, диссертанта, главной проблемой финансового федерализма является проблема соотношения вертикальных федеративно-финансовых связей ( от федерации к ее субъектам) и горизонтальных финансовых отношений (между самими субъектами).

    Во втором параграфе рассматриваются фискальные системы Индии, Малайзии, и Пакистана. Достаточно подробно рассматривается структура индийского фиска. Диссертант приходит к выводу, что фискальные системы всех трех стран построены таким образом, чтобы обеспечить сильную зависимость субъектов федерации от центральной власти. Вместе с тем, анализируются и особенности каждой фискальной системы.

    В третьем параграфе рассматриваются бюджетные системы Индии, Малайзии и Пакистана. Общим фоном для сопоставления служит модель нигерийского бюджета, являющаяся фактически примером бюджетного унитаризма. На этом фоне бюджетная политика рассматриваемых стран предоставляется значительно более федеративной по содержанию.

    Специфическую проблему для бюджета Индии диссертант видит в долголетней конкуренции между дотациями финансовой

    16

    комиссии, которые предоставляются нуждающимся штатам на основании ст. 275 конституции, и грантами развития, которые предоставляются Плановой комиссией на дискреционной основе согласно ст. 282.

    Плановая комиссия является органом федерального правительства и в предоставлении грантов неподотчетна федеральному парламенту. Это соперничество сказывается на эффективности бюджетной политики в Индии. Далее в параграфе рассматриваются некоторые особенности бюджетных систем Малайзии и Пакистана.

    В четвертом параграфе поставлена теоретическая проблема интеграции финансового и кооперативного федерализма. Диссертант полагает, что такая интеграция могла бы решить основные практические проблемы каждой из этих моделей. Во всяком случае, нет антагонистического противоречия между принципом кооперации и принципом финансовой самопомощи.

    В пятом параграфе рассматриваются цели и задачи федеративных финансов. По мнению, диссертанта, специфической проблемой общественных финансов в любой федерации является проблема экономически слабых субъектов федерации. Главным здесь является выравнивание региональных показателей подушного дохода. В этом смысле между федерацией и унитарным государством нет принципиальных различий. В шестом параграфе рассматривается проблема субъектов федеративных финансовых отношений в контексте рассматриваемых стран. Диссертант предлагает семь теоретических моделей, способных в разных комбинациях стать конкретным наполнением абстрактных рамочных понятий, типа: "центр", "сильный штат", "слабый штат", и т. п. Каждая из моделей достаточно подробно анализируется.

    В седьмом параграфе рассматриваются проблемы объектов федеративных финансовых отношений. В контексте данных отношений каждый Субъект федерации выступает одновременно объектом федерального и объектом регионального уровня. Это порождает проблему контрпродуктивного перекрещивания федерального плана развития и региональных программ. Основное противоречие возникает не между долгосрочным федеральным планом и региональной программой развития, а между последней и отраслевыми программами федеральных министерств.

    17

    В восьмом параграфе рассматривается федеративная система финансирования. Речь идет о системе финансирования субъектов федерации. Отмечается, что система финансирования представляет собой систему взаимодействия разнородных финансовых инструментов, которые обычно делятся на две группы: бюджетные и внебюджетные.

    Бюджетные инструменты, в свою очередь, различаются в зависимости от того, являются ли они элементами федерального или регионального бюджета. Отмечается, что в рассматриваемых странах системы финансирования носят явно однобокий характер. Асимметрия проявляется двояко: во-первых, финансовый "федерализм" этих стран характеризуется тем, что принцип внешнего финансирования субъектов федерации почти полностью подавил принцип внутреннего (само) финансирования, во-вторых, внутри самой системы внешнего финансирования принцип субординации, т.е. вертикальные связи от "центра" к субъектам федерации, фактически действует в ущерб принципу координации (горизонтальным связям между самими субъектами).

    В заключении диссертации автор подчеркивает, что финансовый федерализм должен служить прежде всего развитию человеческого фактора, в частности, выравниванию подушного дохода и социальных благ (школы, больницы и т. п.) в рамках всей федерации.

    Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

    1. Современный федерализм США (тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов и соискателей ИГЛ РАН и МЮА. - М.: ИГЛ РАН, 1995.

    2. Особенности федерализма в Индии, Малайзии и Пакистане (Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов и соискателей ИГЛ РАН и МЮА. - М.: ИГЛ РАН, 1996

    3. Четыре модели федеративного государства: их значение для практики (в печати) - журнал "Государство и право".

    18

Информация обновлена:25.10.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru