Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита) :

АР
М185 Малеина, М. Н. (Марина Николаевна).
Личные неимущественные права граждан (понятие,
осуществление, защита) :Автореферат диссертации на
соискание ученой степени доктора юридических наук.
Специальность 12.00.03 - Гражданское право ; Семейное право
; Гражданский процесс ; Международное частное право /М. Н.
Малеина ; Министерство общего и профессионального
образования РФ. Московская государственная юридическая
академия. -М.,1997. -40 с.-Библиогр. : с. 37 - 40.36.
ссылок
Материал(ы):
  • Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита).
    Малеина, М. Н.

    Малеина М. Н.

    Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита) : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.

    1

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. В современном цивилизованном демократическом обществе права человека имеют первостепенное значение.

    Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) провозглашают права каждого человека на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность личной, семейной жизни, корреспонденции, честь, репутацию, тайну жилища, свободу передвижения и выбор места жительства и др.

    Положения международных правовых актов получили закрепление в новой Конституции Российской Федерации (1993 г.), провозгласившей человека, его права и свободы высшей ценностью, признание, соблюдение и защита которых является обязанностью государства (ст.2). Принцип приоритета человека, его прав и свобод должен пронизывать деятельность законодательной, исполнительной, судебной властей, должностных лиц всех уровней, которые обязаны признавать, неукоснительно соблюдать и защищать права и свободы.

    Понятие личности носит скорее нематериальных характер, оно охватывает, прежде всего, духовную сферу человека. Духовные интересы составляют само содержание, саму сущность человеческой личности - то что дает ей ощущение подлинного «я», и отчего она не может отказаться, не переставая быть самою собой[1].

    Анализ личных неимущественных прав имеет важное значение для науки, законодательства и практики, для более полной охраны человека, развития его индивидуальности.

    Новый Гражданский кодекс Российской Федерации включил главу 8 «Нематериальные блага и их защита», состоящую из трех

    2

    статей. В них приводится неполный перечень нематериальных благ (ст. 150), предусмотрена возможность компенсации морального вреда (ст. 151) и защиты чести, достоинства, деловой репутации (ст. 152). В главе 3 «Граждане (физические лица)» содержится ст. 19 об имени гражданина.

    В Гражданский кодекс не вошли нормы, регулирующие многочисленные личные неимущественные отношения. Кодекс (ст. 2) как бы закрепляет приоритет имущественных прав перед личными неимущественными. Такое положение не соответствует правовому статусу личности в правовом государстве и социальной значимости личных неимущественных прав, что обуславливает актуальность дальнейшей разработки проблем личных неимущественных прав в целях совершенствования гражданского законодательства.

    Некоторые личные неимущественные права имеют отражение в отдельных законах - «Об охране окружающей природной среды» (1991 г.), «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (1993 г.), «Об авторском праве и смежных правах» (1993 г.) и др. Однако, наличие таких актов не снимает, а подтверждает целесообразность кодификации норм, регулирующих личные неимущественные отношения.

    Состояние законодательства отразилось и на цивилистической литературе. Подавляющее большинство исследований посвящено имущественным правам. Исследования личных неимущественных прав велись, как правило, не комплексно и в основном по проблемам отдельных видов этих прав; после принятия нового Гражданского кодекса диссертации не защищались.

    Некоторые вопросы, имеющие важное теоретическое и практическое значение, остались дискуссионными, в частности, о признании (или непризнании) позитивного содержания личных неимущественных прав и их регулировании (или только защиты) гражданским законодательством.

    Таким образом, социальная значимость личных неимущественных прав, необходимость их кодификации, недостаточная теорети-

    3

    ческая разработка и дискуссионность некоторых вопросов обосновывают выбор темы диссертации и ее актуальность, как первого после принятия Гражданского кодекса монографического исследования.

    Предмет исследования - гражданско-правовой институт личных неимущественных прав граждан с точки зрения понятия, осуществления и защиты этих прав.

    Исследуются права на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, благоприятную окружающую среду, права на имя, честь, достоинство, деловую репутацию, индивидуальный облик и голос, права на тайну и неприкосновенность частной жизни, личные неимущественные права исполнителей, авторов произведений науки, литературы, искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем.

    С учетом очерченных рамок предмета рассмотрения, за пределами последнего остаются неимущественные права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

    Цель работы состоит в анализе гражданских законов, иных правовых актов и судебной практики для выработки рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в сфере осуществления и защиты личных неимущественных прав граждан.

    Научная новизна работы определяется тем, что впервые на базе новой Конституции Российской Федерации 1993 г., нового Гражданского кодекса части первой 1994 г. и части второй 1995 г., федеральных законов 1993 - 1997 г. и литературы проведено комплексное монографическое исследование проблем, связанных с понятием, осуществлением и защитой личных неимущественных прав граждан, и перспектив развития и совершенствования этих прав.

    В диссертации сформулированы и выносятся на защиту следующие выводы и положения.

    1. Имущественные отношения и личные неимущественные отношения, связанные и не связанные с имущественными, обладают

    4

    родством по предмету регулирования и имеют общий метод регулирования.

    2. Личные неимущественные и имущественные права рассматриваются, как равноценные в предмете гражданско-правового регулирования. В Гражданский кодекс, формально закрепляющий приоритет имущественных прав перед личными неимущественными, предлагается внести соответствующие изменения.

    3. Сформулировано понятие личного неимущественного права, как субъективного права, возникающего по поводу нематериальных благ или результатов интеллектуальной деятельности, не подлежащего точной денежной оценке, тесно связанного с личностью упра-вомоченного, направленного на выявление и развитие его индивидуальности, имеющего специфические основания возникновения и прекращения.

    4. Предлагается следующая отраслевая классификация личных неимущественных прав граждан с учетом их новых видов: права, обеспечивающие физическое благополучие (целостность) личности; права, обеспечивающие индивидуализацию личности; права, обеспечивающие автономию личности; неимущественные права авторов интеллектуальной деятельности и исполнителей.

    5. На основе анализа осуществления личных неимущественных прав и содержания отдельных статей правовых актов обосновывается позитивный характер этих прав. Субъекты личных неимущественных прав не пассивны, они реализуют свои правомочия применительно к каждому виду прав. Гражданское право не только защищает нематериальные блага (охранительная функция), но и регулирует личные неимущественные отношения (регулятивная функция).

    6. Обосновывается гражданско-правовая природа нетрадиционных личных неимущественных субъективных прав: права на жизнь, права на здоровье, права, на благоприятную окружающую среду, права на индивидуальный облик и голос, права на неприкосновенность личной свободы.

    5

    7. На основе анализа личных неимущественных правоотношений конкретизированы правомочия, составляющие содержание каждого неимущественного права, которые предлагается закрепить в нормах гражданского законодательства.

    8. В качестве правового принципа предлагается установить приоритет неимущественных прав, обеспечивающих физическое благополучие личности (права на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, благоприятную окружающую среду), при их осуществлении перед другими гражданскими субъективными правами; при правомерном «столкновении» иных субъективных гражданских прав следует принимать компромиссное решение, ограничивающее оба конкурирующих права.

    9. Разработаны общие критерии для определения судом размера компенсации неимущественного вреда, ее снижения и повышения, а также частные критерии определения размера компенсации применительно к конкретным видам нарушенных личных неимущественных прав.

    10. Главу 8 Гражданского кодекса «Нематериальные блага и их защита» предлагается дополнить нормами, регулирующими все виды личных неимущественных отношений.

    11. На основе анализа правовых актов и судебной практики вносятся предложения по изменению и уточнению Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Патентного закона, Семейного кодекса, законов «Об авторском праве и смежных правах», «О трансплантации органов и (или) тканей человека» и др.

    Методология исследования. В процессе исследования, наряду с общенаучным диалектическим методом познания, применялись также частнонаучные методы исследования (системный, исторический, логический, сравнительного правоведения).

    В работе исследованы и использованы труды цивилистов, посвященные комплексу неимущественных прав, - Е.А. Флейшиц(1941 г.),

    6

    А.П. Вилейта (1967 г.), З.В. Ромовской(1968 г.), В.Л. Суховерхого (1970г.), Л.О. Красавчиковой (1979 г., 1994 г.), Н.С. Малеина (1981 г., 1985 г.), В.А. Жакенова (1984 г.), К.Б. Ярошенко (1990 г.), Ш.Т. Тагайназарова (1990 г.).

    Основой для теоретических выводов послужили также труды ученых по гражданскому праву, теории права и некоторых других отраслей права: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, А.В. Белявского, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, В.А. Кабатова, Ю.Х. Калмыкова, О.А. Красавчикова, Г.К. Матвеева, Н.И. Матузова, В.А. Ойгензихта, И.Л. Петрухина, В.А. Рясенцева, В.Р. Скрипко, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, В.П. Шахматова, В.Ф. Яковлева и др.

    Использованы также работы юристов зарубежных стран (Т. Ариидзуми, В. Веинке, С. Вагацума, Р. Гесснер, Р. Дюма, А. Дитц, Ю.С. Пентовский, В. Радецкий, В. Таджер, К. Тере, К. Футагами, И. Шмитц, Л. Шойом и др.), труды дореволюционных русских цивилистов (Ю.С. Гамбарова, A.M. Гуляева, А.В. Завадского, А.Ф. Кони, Н.М. Коркунова, И.А. Покровского, Е. Пассек, Г.Ф. Шершеневича и др.), материалы периодической печати.

    Изучена опубликованная и неопубликованная судебная практика

    Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что предложения и рекомендации, сформулированные; в диссертации, могут быть использованы: в правотворческой деятельности, направленной на совершенствование действующего законодательства; в правоприменительной практике для ее унификации; в теории гражданского права, определении его предмета; в процессе преподавания курса гражданского права.

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения и выводы работы отражены в книгах, статьях диссертанта, изложены в сообщениях на научно-практических конференциях и семинарах «Роль права, юридической науки и юридического образования в перестрой-

    7

    ке» (Сочи, 1988 г.), «Правовой аспект организации и деятельности кооперативов» (Звенигород, 1990 г.), «Нетрадиционные методы в раскрытии преступления» (Москва, 1994 г.) и др., в выступлениях на телевидении (передача «Пресс-экспресс» 1992 г.; передача «Тема» 1993 г., передача 2-го немецкого телевидения 1993 г.)

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав и списка использованной литературы.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются методологическая основа, научная новизна и практическая значимость работы, формулируются положения, вынесенные на защиту.

    Глава первая - «Общая гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе дается сравнительная характеристика личных неимущественных отношений, регулируемых гражданских правом, и неимущественных отношений, регулируемых некоторыми другими отраслями права. Термины «личное право», «неимущественное право» и «личное неимущественное право» рассматриваются как равнозначные, в отличие от имущественных прав. (Такое тождество терминов возможно по традиции именно в гражданском праве и применительно к гражданам, но не в других отраслях права.) К признакам гражданских неимущественных прав можно отнести: нематериальный характер личных прав; направленность на выявление и развитие индивидуальности; особый объект личных прав; специфика оснований их возникновения и прекращения.

    Нематериальный характер личных прав проявляется в том, что они лишены экономического содержания. Это означает, что личные неимущественные права не могут быть оценены точно (например, в

    8

    деньгах), для них не характерна возмездность, их осуществление не сопровождается имущественным предоставлением (эквивалентом) со стороны других лиц. Эта особенность предопределяет невозможность обращения взыскания на объект личного права.

    Все неимущественные права объединяются тем, что они служат признанию за личностью ее нравственной ценности[2].

    Важный признак личных неимущественных прав - их направленность на выявление и развитие индивидуальности личности. Институт личных неимущественных прав позволяет отличить одного субъекта права от другого, охраняет их самобытность и своеобразие. Перед лицом современного правосознания общество - не стадо однородных человеческих особей, величин заменимых, а союз самоценных личностей, имеющих право на индивидуальность[3]. Безусловно, каждый гражданин обладает собственным комплексом и имущественных прав, которые также позволяют «отделить» его от других, но, все же, неимущественные права имеют приоритет при индивидуализации.

    Самостоятельный признак личных неимущественных прав - особенности их объектов. Объектами личных неимущественных прав могут выступать нематериальные (духовные) блага и результаты интеллектуальной деятельности.

    Иногда результаты интеллектуальной деятельности включают в понятие нематериальных благ[4]. Это противоречит содержанию ст. 128 ГК, согласно которой результаты интеллектуальной деятельности и нематериальные блага, самостоятельные виды объектов гражданских прав.

    В п. 1 ст. 150 ГК приводится приблизительный перечень нематериальных благ: жизнь, здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность

    9

    частной жизни, личная и семейная тайна. В едином перечне, наряду с собственно нематериальными благами, предусмотрены право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства.

    Эту новеллу пытаются объяснить тем, что законодатель выделяет благо двух уровней: благо первого уровня - собственно нематериальное благо, неразрывно связанное с личностью; благо второго уровня - личное неимущественное право, корреспондирующее нематериальному благу или существующее отдельно от него[5].

    Однако, такое объединение в одном термине прав и благ юридически не совсем корректно. Думается, что вполне приемлем традиционный подход. Само личное неимущественное право и его объект тесно взаимосвязаны, но не тождественны. С учетом сказанного, следует уточнить в п. 1 ст. 150 ГК перечень нематериальных благ, исключив из него неимущественные права.

    В п. 1 ст. 150 ГК утверждается, что нематериальные блага неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Но можно согласиться с признанием объективно существующих интересов умерших, которые «переживают» человека (интересы автора, изобретателя, наследодателя, интересы, нашедшие выражение в защите чести, посмертной реабилитации и др.)[6]. Следовательно, в рассматриваемых случаях охраняется совокупность взаимосвязанных интересов: самого носителя интереса, третьих лиц и общества в целом.

    В этом смысле, после смерти гражданина признак «неотделимости» не является характерным и решающим для личных благ. Узаконенная возможность осуществления и защиты неимущественных прав после смерти их обладателя третьими лицами, приводит к мысли о существовании некоторых нематериальных благ в отрыве от личности после смерти человека в усеченном объеме (составе). Это относится, прежде всего, к таким благам как честь, имя, индиви-

    10

    дуальный облик (изображение), тайна частной жизни. Но после физической смерти человека не существуют самостоятельно такие блага как жизнь, здоровье, личная свобода, неприкосновенность частной жизни.

    Следующий признак личных неимущественных прав - специфика оснований их возникновения и прекращения.

    Неимущественные права могут возникать (или прекращаться) при наступлении определенных событий, вследствие юридических поступков, порождаться актами компетентных органов. Отдельные неимущественные правомочия возникают в связи с заключением сделок; например, правомочие на тайну переписки - из договора оказания услуг организациями почтовой связи, правомочие на адвокатскую тайну - из договора поручения.

    Большинство личных неимущественных прав прекращаются со смертью их носителя, например, право на неприкосновенность жилища. Для некоторых прав правопрекращающим юридическим фактом служит истечение определенного срока. Так, право на обнародование произведения может переходить по наследству и действовать только 50 лет после смерти автора.

    Подводя итог сказанному выше, можно сделать вывод, что личным неимущественным правом является субъективное право, возникающее по поводу нематериальных благ или результатов интеллектуальной деятельности, не подлежащее точной денежной оценке, тесно связанное с личностью управомоченного, направленное на выявление и развитие его индивидуальности и имеющее специфические основания возникновения и прекращения.

    Систематизация личных неимущественных прав необходима в процессе изучения, выявления их признаков и различий, методов защиты, способствует совершенствованию законодательства. С учетом классификаций неимущественных прав, проведенных другими авторами, можно сделать следующие выводы.

    Во-первых, необходима отраслевая классификация неимущественных прав, охраняемых гражданским правом. В такую классифика-

    11

    цию не следует включать неимущественные права в сфере трудовых, семейных, государственных и других отношений. (Безусловно, это не исключает построения единой системы неимущественных прав, возникающих во всех сферах жизни и закрепленных в различных отраслях права.)

    Во-вторых, система неимущественных прав должна базироваться на едином признаке. В качестве критерия классификации можно предложить цели осуществления каждой группы прав.

    Соответственно, к первой группе следует отнести личные неимущественные права, обеспечивающие физическое благополучие (целостность) личности: право на жизнь, право на здоровье, право на физическую и психическую неприкосновенность, право на благоприятную окружающую среду

    Во вторую группу входят права, обеспечивающие индивидуализацию личности в обществе: право на имя, право на индивидуальный облик и голос, право на честь, достоинство и деловую репутацию.

    Третью группу составляют права, обеспечивающие автономию личности: права на тайну частной жизни (право на медицинскую тайну, право на нотариальную тайну, право на адвокатскую тайну и др.) и права на неприкосновенность частной жизни (право на неприкосновенность личной свободы, право на неприкосновенность жилища и др.).

    Четвертая группа включает права, обеспечивающие охрану результатов интеллектуальной деятельности: неимущественные права авторов произведений науки, литературы, искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, топологий интегральных микросхем и неимущественные права исполнителей. Предложенная классификация может совершенствоваться, вследствие уточнения правовой природы и содержания отдельных прав, а также с учетом возникновения новых неимущественных прав и изменения законодательства.

    Во втором параграфе рассматривается вопрос о месте личных неимущественных отношений в предмете гражданского права.

    12

    Гражданский кодекс (часть первая 1994 г.) установил, что гражданское законодательство регулирует имущественные и, связанные с ними, личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Нематериальные права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (ст. 2).

    В то же время, ряд статей ГК подтверждают, что гражданское законодательство именно регулирует, а не защищает личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными. Так, согласно ст. 128 ГК, нематериальные блага являются объектами гражданских прав. В ст. 150 ГК указывается, что личные неимущественные права могут принадлежать гражданину от рождения. Эти положения подтверждают существование личных неимущественных прав до их нарушения. В п. 1 ст. 150 ГК предусмотрено, что после смерти правообладателя личные неимущественные права могут осуществляться и защищаться другими лицами. Тем более при жизни правообладателя, у него есть возможность осуществлять свои личные неимущественные права.

    Неопределенность позиции законодателя в этом вопросе отразилась в п. 2 ст. 3 ГК, где установлено, что гражданское законодательство регулирует отношения, указанные в п. 1 ст. 2 (имущественные и связанные с ними неимущественные отношения) и п. 2 ст. 2 (отношения по поводу неотчуждаемых нематериальных благ). Кроме того, ст. 19 ГК (имя гражданина) и ст. 514 ГК 1964 г. (охрана интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства) сформулированы таким образом, что фиксируют позитивные правомочия правообладателя.

    Соединение в предмете гражданско-правового регулирования имущественных и неимущественных отношений не является особенностью, исключением в правовой системе. Имущественные и неимущественные отношения входят также в предмет трудового, семейного и других отраслей права.

    13

    Но родство имущественных и неимущественных отношений может состоять в соприкосновении их друг с другом в стадии нарушения (при взыскании убытков, компенсации неимущественного вреда), и тогда имущественные и неимущественные правомочия состоят в едином охранительном, а не позитивном правоотношении. Однако, имущественные последствия после нарушения субъективного права не изменяют характера, природы этого права. Кроме того, существует несомненное родство неимущественных отношений, как связанных, так и не связанных с имущественными. Отнесение личных неимущественных отношений к предмету гражданского права может быть объяснимо и тем, что они являются правомерными социальными связями между личностями.

    Субъекты личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, юридически независимы, не подчинены один другому, между ними отсутствуют отношения власти и подчинения.

    Диспозитивность субъектов личных неимущественных прав конкретно проявляется в возможности сообщить кому-либо сведения о своей частной жизни или сохранить их в тайне (право на тайну частной жизни); переменить свое имя или не делать этого (право на имя); согласиться или отказаться от производства хирургической операции (право на здоровье) и т.д.

    Для защиты нарушенных или оспариваемых личных неимущественных прав используются названные в ст. 12 ГК способы защиты. Есть обширная практика использования искового порядка защиты прав на жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловую репутацию. Известны иски в защиту прав на благоприятную окружающую среду, имени, изображения, тайны и неприкосновенности частной жизни.

    Таким образом, для регулирования личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, возможно использование метода, применяемого для воздействия на имущественные отношения и неимущественные отношения, связанные с имущественными. Однако, для отражения специфики неимущественных отношений следовало бы указать в ч. 1 п. 1 ст. 2 ГК на такую характеристику субъекта как обладание комплексом обособленных духовных ценностей.

    14

    Позиция представителей позитивной концепции представляется наиболее правильной: имущественные и личные отношения обладают определенным родством по предмету регулирования и имеют общий метод регулирования.

    Имевшиеся ранее препятствия к признанию гражданско-правового характера личных неимущественных прав, не связанных с имущественными, объясняется, в какой-то мере, стремлением к административному регулированию этих прав и учете их только социальной пользы. Нынешний этап развития государства характеризуется переориентацией правовой системы и государственного механизма на человека и представляет возможность закрепления и обеспечения на практике прав граждан не только на конституционном уровне, но и отдельными отраслями законодательства, включая гражданское. Соответственно, следовало бы уточнить содержание ст. 2 ГК, включив в предмет гражданско-правового регулирования все виды личных неимущественных отношений.

    Другой аспект предмета гражданского права связан со степенью значимости каждого вида урегулированных отношений. Следует преодолеть традиционное представление о том, что основу предмета гражданско-правового регулирования составляют имущественные отношения. Соответственно, необходимо преобразовать главу 8 («Нематериальные блага и их защита») Гражданского кодекса по структуре, содержанию, количеству статей. В структуре этой главы (3 статьи) недостаточно только общей нормы о видах нематериальных благ и их защите (ст. 150) и одной специальной нормы о защите чести, достоинства, деловой репутации (ст. 152). В этой главе должны содержаться конкретные специальные нормы, посвященные осуществлению и защите всех других личных неимущественных прав.

    Проведенный в работе анализ осуществления личных неимущественных прав подтверждает их позитивный характер.

    Единая модель структуры правомочий личного неимущественного права не сможет учесть особенностей всех неимущественных прав и, поэтому, не нуждается в конструировании. Очевидно, поэтому

    15

    отсутствует легальное определение и имущественного права. Но, как правило, можно отметить, что субъект личного неимущественного права имеет правомочия по владению и пользованию объектом (нематериальным благом или результатом интеллектуальной деятельности).

    Правомочие по владению означает принадлежность данного объекта конкретному субъекту. То, что часть нематериальных благ возникает с момента рождения, не снимает необходимость юридического «прикрепления» их к носителю. Так, в обязательном порядке регистрируется имя в книгах записи актов гражданского состояния.

    Правомочием по пользованию каким-либо неимущественным благом, результатом творческой деятельности можно считать закрепленную законом возможность реализации неимущественного блага, результата интеллектуальной деятельности по своему желанию и в своих интересах. Так, пользование сведениями, составляющими медицинскую тайну, проявляется в установлении требуемого режима дня, ограничении в некоторых спортивных занятиях, принятии мер к сокрытию этих сведений от окружающих и др.

    Субъект личного неимущественного права может обладать и каким-либо другим правомочием помимо владения и пользования. В зависимости от вида субъективного права, это могут быть разные правомочия. Иногда, в составе личного неимущественного права содержится правомочие по распоряжению каким-либо нематериальным благом, результатом интеллектуальной деятельности. Так, управомоченный может сменить имя при определенных обстоятельствах и, тем самым, осуществить правомочие по распоряжению именем, или сообщить кому-либо сведения составляющие тайну усыновления, и, значит, осуществить правомочие по распоряжению тайной усыновления. Безусловно, правомочие по распоряжению в отношении большинства неимущественных благ не может выражаться в отчуждении.

    В диссертации рассматриваются различные способы осуществления личных неимущественных прав.

    16

    В вопросе о понятии «злоупотребление правом» представляется наиболее убедительными взгляды тех, кто считает, что осуществление права не может быть противоправным; действия, которые называют злоупотреблением правом, на самом деле совершены за пределами права, они лишь внешне напоминают осуществление права, фактически, являясь противоправными по характеру[7].

    Помимо приведенных соображений, можно добавить следующее. В п.  ст. 10 ГК шикана характеризуется, как действие, осуществляемое исключительно с намерением причинить вред другому лицу, но не как осуществление права, исключительно, с намерением причинить вред другому. Таким образом, сформулированное ныне понятие шиканы подпадает под правонарушение.

    Из смысла ранее действовавших ст. 1 ГК 1922 г. и ст. 5 ГК 1964 г. выводился принцип соответствия осуществления прав их назначению в обществе[8]. Но в настоящее время провозглашен принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК). Следовательно, акцент, прежде всего, на обеспечении осуществления права субъекта в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК), по своему усмотрению (п.1 ст. 9 ГК); о назначении права, правилах общежития и нормах морали, как сдерживающих обстоятельствах не упоминается.

    Из приведенных доводов вытекает, что пределы осуществления гражданского права совпадают с границами этого права. В связи с этим, предлагается исключить из Гражданского кодекса ст. 10 («Пределы осуществления гражданских прав»), а ст. 9 дополнить пунктом 3 следующего содержания: «В случаях, когда какое-либо действие граждан или юридических яиц внешне выглядит, как осуществление права, однако, по существу, является правонарушением, суд, арбитражный суд, третейский суд должны отказать лицу в защи-

    17

    те предполагаемого права»; в ст. 9 ГК необходимо также ввести пункт 4, дословно изложив в нем содержание п. 3 ст. 10 ГК.

    При осуществлении права каждым из управомоченных субъектов может быть коллизия интересов. Возникает вопрос: чем должен руководствоваться юрисдикционный орган, если осуществление субъективного права одного субъекта препятствует или ограничивает осуществление субъективного права другого субъекта. Задача суда в таких случаях видится не в возложении наказания за нарушение (имело место правомерное осуществление права), а в выборе оптимального сочетания осуществления столкнувшихся встречных субъективных прав граждан.

    Не проводя строгой иерархии всех известных субъективных гражданских прав, все-таки было бы предпочтительнее закрепить в законодательстве в качестве правового принципа положение о том, что субъективные неимущественные права, обеспечивающие физическое благополучие личности (права на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, благоприятную окружающую среду) при их осуществлении имеют приоритет перед другими субъективными правами. При «столкновении» иных субъективных прав необходимо выбирать компромиссное решение, подразумевающее ограничение обоих конкурентных прав. Принудительное прекращение правомерного осуществления одного неимущественного права для осуществления другого неимущественного права недопустимо.

    Третий параграф посвящен анализу способов защиты личных неимущественных прав.

    Согласно п. 2 ст.1 50 ГК, нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных. Вывести охрану только на уровень закона сегодня, практически, невозможно, хотя, к этому и следует стремиться. Соответственно, следовало бы уточнить п. 2 ст. 150 ГК и указать, что нематериальные блага защищаются гражданским законодательством и иными актами, содержащими нормы гражданского права.

    18

    Среди способов защиты личных неимущественных прав (ст. 12 ГК) значительное место занимает компенсация неимущественного вреда.

    Термин «моральный вред» раскрывается в законе как физические или нравственные страдания (ч. 1 ст. 151 ГК). Поскольку термины «нравственный» и «моральный» являются синонимами, более удачно было бы использовать в законодательстве термин «неимущественный вред».

    Кроме того, неимущественный вред может сочетать физические и нравственные страдания, например, потеря зрения в результате хулиганского проступка влечет и физическую боль и душевные переживания в связи со сложностями в устройстве личной и профессиональной жизни, с обезображиванием лица, утратой социальных связей и т.д. Поэтому, правильнее рассматривать неимущественный вред, как физические и (или) нравственные переживания, а не как исключающую сочетание их альтернативу.

    Статья 151 ГК («Компенсация морального вреда») по своему содержанию выходит за пределы гл. 8 ГК («Нематериальные блага и их защита») и должна быть включена в гл. 2 ГК («Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав»), где раскрываются другие способы защиты гражданских прав, что отвечало бы структуре Гражданского кодекса.

    Особо обращается внимание на размер компенсации неимущественного вреда. Изучение практики приводит к выводу о том, что суды иногда назначают чисто символический размер компенсации. Поэтому, будет более правильным установление в законе минимального размера компенсации за неимущественный вред, связав его с кратным размером минимальной заработной платы. При этом минимальный размер компенсации надо сделать обязательным для суда, а не для потерпевшего. То есть потерпевший мог бы заявить и меньший размер компенсации, чем установленный, и суд в таком случае мог бы удовлетворить требование потерпевшего в соответствии с

    19

    иском. Если же истец указал в исковом заявлении размер компенсации, превышающий минимальную сумму, то суд был бы не вправе снизить размер ниже величины, установленной в законе.

    В законодательстве следует установить общие и частные критерии определения размера компенсации неимущественного вреда. Общие критерии были бы применимы ко всем ситуациям и должны быть отражены в ст. 151 ГК. При причинении неимущественного вреда любого вида общими критериями должны стать форма и степень вины нарушителя, а также общественная оценка действия (бездействия), вызвавшего вред.

    При причинении физического вреда можно предложить в качестве дополнительного общего критерия определения размера компенсации - вид, степень тяжести повреждения здоровья. Судебно-медицинская экспертиза может принимать во внимание разработанный в ряде актов порядок отнесения повреждения здоровья к определенной группе. Уголовный кодекс различает тяжкий, средней тяжести и легкий вред здоровью и объясняет, какие повреждения относятся к каждой группе (ст. 111, 112, 115).

    Следует также определить общие основания повышения и снижения взыскиваемой компенсации неимущественного вреда, применение которых зависит от усмотрения суда с учетом конкретных обстоятельств. К числу оснований, повышающих размер компенсации, можно отнести причинение и морального и физического вреда при нарушении одного неимущественного права; наступление нематериального вреда в связи с одновременным нарушением нескольких неимущественных прав.

    К основаниям, снижающим размер компенсации, можно было бы отнести форму и степень вины потерпевшего, имущественное положение причинителя вреда-гражданина, истечение длительного периода времени после возникновения вреда при определенных условиях, принятие мер нарушителем к добровольному сглаживанию последствий причиненного неимущественного вреда до предъявления иска в суд.

    20

    Частные критерии определения размера компенсации неимущественного вреда разработаны применительно к конкретному нарушенному неимущественному праву.

    Глава вторая - «Права, обеспечивающие физическое благополучие (целостность) личности» состоит из четырех параграфов.

    Первый параграф посвящен праву на жизнь. Прежде всего, выясняются юридические границы жизни (ее начало и конец). Субъектом права жизнеспособный плод становится с момента отделения от организма матери. Заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Исходя из этого, с юридической точки зрения, жизнь можно охарактеризовать как высшее благо, возникающее с момента отделения жизнеспособного ребенка от организма матери и продолжающееся в течение функционирования всего головного мозга.

    Содержание права на жизнь складывается из правомочия на сохранение жизни (индивидуальности) и правомочия на распоряжение жизнью.

    Правомочие на сохранение жизни (индивидуальности) проявляется в возможности самостоятельно решать вопросы (давать или не давать согласие) об изменении пола, пересадке искусственных органов и тканей или от животных. Определяется необходимая система юридических мер по адаптации лиц, перенесших операции по изменению биологического пола.

    Предлагается, наряду с общими условиями трансплантации (дееспособность реципиента, его согласие, научная обоснованность трансплантации), установить в законе дополнительные условия проведения трансплантации органов от животных или искусственных органов, а именно: отсутствие в критический для жизни пациента момент органа (ткани) человека-донора; сохранение человеческой личности; недопустимость трансплантации, вследствие которой поведение человека будет определяться извне с помощью специальных приборов (приспособлений) независимо от его согласия.

    21

    Обосновывается введение в закон запрета проведения экспериментов по искусственной реконструкции человека путем операций по пересадке головы или мозга и искусственному, клонированию человека методами генной инженерии или создание человека с заранее запланированными признаками иными способами, которые нарушают естественное развитие природы и, поэтому, могут привести к незапланированным последствиям.

    Правомочие на сохранение жизни таких субъектов как слабоумные и душевнобольные, лица, находящиеся в летаргическом сне, дети, воспитанные животными в природной среде, должно обеспечиваться дополнительными мерами со стороны обязанных лиц (специальное обучение, медицинское обслуживание, уход и пр.).

    Правомочие по распоряжению жизнью состоит в возможности подвергать себя значительному риску (например, проведение опасного опыта на здоровом человеке-добровольце) и возможности решить вопрос о прекращении жизни (в частности, отказ от ампутации конечности при гангрене приводит к смертельному исходу). По дискуссионному вопросу об эвтаназии приводятся аргументы в пользу разрешения в законе активной и пассивной эвтаназии и формулируются условия ее проведения.

    Во втором параграфе рассматривается право на здоровье.

    Позитивное содержание права на здоровье состоит из правомочий владения, пользования и распоряжения своим здоровьем.

    Правомочия по владению и пользованию своим здоровьем осуществляется фактически постоянно, но, как бы, юридически «незаметно», а проявляются в особых ситуациях и в случае нарушения здоровья. Так, гражданин имеет возможность обратиться в медицинское учреждение и заключить с ним договор на оказание медицинской помощи. Гражданин становится обладателем относительных субъективных прав (на квалифицированную медицинскую помощь, выбор врача, информацию о состоянии здоровья, проведение консилиума и пр.), которые конкретизируют содержание права на здоровье и определяют его пределы.

    22

    Другой способ использования своего здоровья - вынашивание и рождение женщиной ребенка, зачатого путем имплантации в ее организм чужой оплодотворенной яйцеклетки, с последующей передачей рожденного его биологическим родителям. В ст. 51 Семейного кодекса следует предусмотреть обязательное письменное оформление двух договоров: между супругами, претендующими на положение будущих родителей и предоставивших донорский материал, и медицинским учреждением об изъятии донорского материала и возврате рожденного ребенка; между медицинским учреждением и суррогатной матерью об имплантации в ее организм чужой оплодотворенной клетки и возврате рожденного ребенка в медицинское учреждение. Третий договор между биологическими родителями и суррогатной матерью не является обязательным, а заключается при обоюдном желании взаимного решения вопросов о порядке общения в период беременности суррогатной матери и после рождения ребенка, о размере предоставляемой суррогатной матери компенсации, о тайне донорства и др. Такой договор неизбежен, если биологические родители сами подыскивают суррогатную мать или ею становится родственница или близкая подруга биологических родителей. Формулируются требования к указанным договорам.

    Правомочие по распоряжению своим здоровьем проявляется в возможности заключить договор об участии в биомедицинском исследовании (эксперименте на здоровом человек). Предлагается ввести в ст. 43 Основ законодательства об охране здоровья граждан дополнительные условия проведение такого исследования на человеке: обеспечение приоритета интересов участника эксперимента перед интересами науки и общества; предоставление вознаграждения за участие в эксперименте; обязательное письменное оформление договора о проведении биомедицинского исследования.

    Правомочие по распоряжению своим здоровьем осуществляется и путем заключения договора донорства, поскольку при этом нарушается телесная оболочка и возникает риск временного или

    23

    постоянного ухудшения состояния здоровья. Обосновывается необходимость разрешить в Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» возмездное донорство всех органов и тканей (сохранив и безвозмездное донорство). Речь идет не о вознаграждении за предоставленные органы и ткани, а о компенсации донору за причиненные неудобства, физические и моральные страдания, риск возможного ухудшения здоровья. Соответственно, нужно считать возмездную сделку донорства не разновидностью договора купли-продажи, а договором особого рода.

    В третьем параграфе дается характеристика права на физическую и психическую неприкосновенность.

    Физическая неприкосновенность означает автономное решение вопросов о пользовании и распоряжении своим телом, отделенными от организма органами, тканями. Психическая неприкосновенность - свободное совершение поступков в соответствии со своим сознанием и волей.

    В содержание права на физическую и психическую неприкосновенность входит правомочие гражданина самостоятельно пользоваться и распоряжаться своим телом, отделенными от организма органами и тканями, правомочие свободно совершать поступки в соответствии со своим сознанием и волей, а также правомочие требовать, чтобы другие субъекты воздерживались от нарушения его права.

    Право на физическую и психическую неприкосновенность реализуется путем заключения управомоченным возмездных договоров на личную охрану со специальными фирмами или отдельными гражданами (телохранителями, охранниками). Право на психическую неприкосновенность осуществляется также через заключение договоров между управомоченным и врачом-психотерапевтом (или экстрасенсом) на устранение воздействия гипноза.

    Правомочие гражданина самостоятельно распоряжаться своим телом, отделенными от организма органами и тканями рассматривается, как возможность выразить свою волю, реализуемую как при

    24

    жизни, так и после смерти. В Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» следует закрепить презумпцию несогласия умершего (других указанных в законе лиц) на изъятие после смерти органов и тканей и, тем самым, обязать медицинское учреждение в каждом случае предварительно испрашивать согласие на изъятие органов и тканей. Эта мера обеспечит охрану телесной неприкосновенности после смерти человека.

    Органы и ткани человека с момента отделения от организма - объекты материального мира, относящиеся к понятию вещей. Это подтверждается использованием, например, крови как сырья для производства лекарственных препаратов. Но вряд ли можно считать, что гражданин имеет право собственности на свое тело и осуществляет правомочия по владению, пользованию и распоряжению им как вещью. Как отдельный самостоятельный объект, телесную оболочку человека признать нельзя, поскольку, сама по себе, при жизни человека, она не существует, а является неотъемлемым компонентом индивида. В связи с этим, пользование и распоряжение человека своим организмом происходит не путем осуществления правомочий собственника, а совершением иных правомерных действий по реализации права на физическую неприкосновенность.

    Четвертый параграф посвящен праву, на благоприятную окружающую среду.

    Экологическое состояние личности можно обозначить как интегральную оценку реакции организма на комплекс положительных и отрицательных факторов среды. Благоприятное экологическое состояние - это комфортное для жизни, здоровья и свободного проявления личности состояние.

    Право на благоприятную окружающую среду состоит из правомочий по использованию, изменению окружающей среды, получению информации о санитарно-эпидемиологическом состоянии.

    Известно, что восприимчивость, выживаемость и понятие комфорта среды обитания различны у людей. В идеале, следовало бы признать, что правомочие по использованию окружающей среды

    25

    должно быть рассчитано на конкретного, а не на среднестатистического человека. Но пока применяются единые для всех нормативные показатели, определяющие качество среды обитания: градостроительные нормативы; санитарные правила, нормы и гигиенические нормативы; нормативы предельно допустимых вредных воздействий на окружающую природную среду.

    Правомочие по изменению окружающей среды предоставляет возможность совершать действия, способствующие созданию благоприятной среды обитания. Так, наниматель или собственник жилого помещения может заключить договор на производство текущего ремонта в занимаемом помещении, с целью сделать более комфортным и здоровым место своего проживания. Гражданин может обратиться к организации, имеющей лицензию на проведение работ по активному воздействию на гидрометеорологические и геофизические процессы и явления, и заключить договор о проведении работ такого рода.

    Учитывая неразрывность и взаимовлияние экологического состояния личности и санитарно-эпидемиологического благополучия населения, предлагается определить границы осуществления правомочия гражданина по изменению окружающей среды.

    Документы, содержащие информацию о чрезвычайных ситуациях, экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасности граждан и населения в целом, относятся к категории открытых и общедоступных государственных информационных ресурсов. Каждый имеет право запросить соответствующую информацию, не обосновывая необходимость ее получения.

    Поскольку, юридическая гарантия осуществления правомочия на получение соответствующей информации зависит от содержания договора на услуги по информационному обеспечению (порядок получения, цена, срок, и др.) в законодательстве следует установить такие условия договора.

    26

    Глава третья - «Права, обеспечивающие индивидуализацию личности» состоит из трех параграфов. В первом параграфе анализируется право на имя.

    Под именем, в широком смысле, понимается собственное имя гражданина, его отчество и фамилия. Полагаем, что компонентом имени является и подпись. Подпись выбирается гражданином самостоятельно и фиксируется в паспорте. С распространением персональных компьютеров среди физических лиц электронная цифровая подпись также должна стать компонентом имени.

    Нельзя смешивать право на присвоение имени с самим правом на имя. Содержание права на имя включает правомочия по владению, пользованию и распоряжению именем.

    Правомочие по владению именем состоит в том, что граждан обладает определенным именем, закрепленным в официальных документах и зарегистрированным в органе записи актов гражданского состояния.

    Правомочие пользования именем означает возможность гражданина требовать от других лиц, чтобы они называли его надлежащим образом; скрывать свое имя, выступая в предусмотренных законом случаях анонимно или под псевдонимом; давать разрешение на использование своего имени другими лицами безвозмездно или возмездно.

    Использование псевдонима в общественных отношениях (помимо авторских) возможно, если: псевдоним действительно индивидуализирует его носителя; не требуется обязательное указание истинного имени; сфера применения псевдонима указана в законе. Использование псевдонима могло бы быть разрешено в законе исполнителям (носителям смежных прав); гражданам, содействующим органам, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; кадровому составу органов внешней разведки; лицам, оказывающим конфиденциальное содействие органам внешней разведки, и некоторым другим.

    27

    Правомочие по распоряжению именем проявляется в возможности переменить или изменить имя, передать свою фамилию кровному или усыновленному ребенку в семье, где каждый из супругов сохранил добрачную фамилию, разрешить или запретить в завещании использовать свое имя после смерти.

    Второй параграф посвящен праву на индивидуальный облик (вид) и голос.

    Индивидуальный облик (вид) включает в себя внешность, фигуру, физические данные, одежду, то есть, совокупность таких сведений о лице, которые можно получить, не прибегая к специальным исследованиям. Индивидуальность голоса заключается в звуках, производимых голосовым аппаратом в форме слов, мелодии и иной форме, которые характеризуются высотой, диапазоном, силой, тембром, интонацией.

    В действующей ст. 514 ГК 1964 г. содержится регулятивная норма, определяющая возможности гражданина в отношении своего изображения. В диссертации обосновывается гражданско-правовая природа более широкого по объёму права на индивидуальный облик. Позитивное содержание права на индивидуальный облик состоит из правомочий самостоятельно определять и использовать свой индивидуальный облик, распоряжаться своим изображением. Правомочие самостоятельно определять индивидуальный облик выражается в возможности согласно своим вкусам и интересам без принуждения выбрать, создать, поддерживать, изменять свой индивидуальный облик (вид). Распространены гражданско-правовые договоры, направленные на формирование индивидуального облика с помощью третьих лиц, - парикмахерских, медицинских центров, других специалистов.

    Правомочие по использованию индивидуального облика может проявляться в возможности дать согласие или запретить использовать свой облик другими лицами. Это может происходить при изображении гражданина в произведениях изобразительного искусства,

    28

    на других материальных носителях или путем использования чужого облика людьми двойниками.

    Право на голос состоит из правомочий по использованию своего голоса, а также по распоряжению его звукозаписью. Гражданин может дать согласие на использование своего голоса в рекламе, эстрадных номерах, путем записи на магнитную ленту, пластинку. Распоряжение записью голоса проявляется в возможности совершать различные сделки по отчуждению звукозаписи, дать согласие на компьютерную обработку записи голоса с целью создания новой версии звукозаписи.

    В третьем параграфе рассматривается право на честь, достоинство, деловую репутацию.

    Диссертант присоединяется к общепринятой характеристике чести, как общественной оценки личности, мере социальных, духовных качеств гражданина и характеристике достоинства, как внутренней самооценки своих собственных качеств, способностей мировоззрения, общественного значения[9].

    В содержание права на честь, достоинство, деловую репутацию входят правомочия по владению, пользованию и изменению чести, достоинства, деловой репутации.

    Правомочие по владению заключается в возможности обладать честью, достоинством, деловой репутацией без обращения за содействием третьих лиц и требовать от любого и каждого не нарушать эти блага.

    Правомочие пользования дает возможность использовать сложившиеся в обществе представления о себе в личной, трудовой, общественной и иных сферах деятельности. Иногда в правовых актах фиксируются последствия умаления чести гражданина, в связи с его противоправным или, реже, правомерным, но негативным с точки зрения морали, поведением. Так, не могут быть назначены опекунами

    29

    или попечителями лица, лишенные родительских прав. Лишение родительских прав рассматривается законодателем - как основание для изменения общественной оценки бывшего родителя.

    Правомочие по изменению содержания чести и деловой репутации может быть реализовано, в частности, путем заключения сделок направленных на формирование определенного имиджа.

    Автор рассматривает вопросы, связанные с защитой чести, достоинства, деловой репутации, и вносит предложения по совершенствованию законодательства.

    Статья 152 ГК говорит только о защите чести и достоинства, но не деловой репутации умершего. Это не соответствует концепции защиты интересов личности. Ложные порочащие умершего сведения отражаются на его чести и, кроме того, порочат и само место работы. Было бы целесообразно предусмотреть в законе защиту деловой репутации гражданина после его смерти, а к числу заинтересованных в этом лиц отнести сотрудников по месту работы и организацию - место работы.

    По действующему законодательству не является распространением сведений сообщение их только тому лицу, которого они касаются. Представляется, что подобное высказывание унижает достоинство (но не честь), является оскорбительным и, поэтому, следовало бы для таких ситуаций обеспечить гражданско-правовую защиту личности. Потерпевший мог бы в судебном порядке требовать запрета распространения порочащих сведений и компенсации неимущественного вреда.

    Следует предусмотреть в законодательстве гражданско-правовую защиту от распространения сведений, хотя, и соответствующих действительности, но выраженных в оскорбительной форме[10].

    Глава четвертая - «Права, обеспечивающие автономию личности» включает два параграфа. В первом параграфе рассматривается право на тайну частной жизни.

    30

    Тайну частной (личной) жизни составляют сведения об определенном человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью и дающие оценку его характеру, облику, здоровью, материальному состоянию, семейному положению, образу жизни, отдельным фактам биографии, а также его отношениям с родственниками, знакомыми и т.п.

    Установлены специальные нормы по защите частной жизни, когда гражданину для осуществления своего права необходимо содействие третьих лиц-профессионалов: медицинская тайна; нотариальная тайна; адвокатская тайна; банковская тайна; тайна переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений; тайна усыновления; иные профессиональные тайны. Но и в других ситуациях (при отсутствии необходимости сохранения профессиональных тайн) гражданин вправе требовать сохранения тайны его частной (личной) жизни.

    В дальнейшем необходимо появление в Гражданском кодексе генеральной нормы, направленной на охрану сведений, составляющих профессиональную тайну, и иных сведений, касающихся частной жизни гражданина. Право на тайну частной жизни означает возможность требовать от третьих лиц неразглашения соответствующей информации и возможность предоставить информацию другим субъектам.

    Учитывая многоаспектность тайны частной жизни, более правильно говорить о праве на тайну частной жизни, как о сложном субъективном гражданском праве, включающем в себя иные права (или правомочия), охраняемые специальными нормами или даже не упомянутые в правовых актах.

    Независимо от вида нарушенной тайны предлагаются следующие частные критерии определения размера компенсации возникающего неимущественного вреда: количество осведомленных и (или) ареал распространения сведений, составляющих тайну; состав осведомленных; объем и характер раскрытой информации; личность нарушителя (специальный субъект, узнавший

    31

    тайну в связи с исполнением профессиональных обязанностей, или любой другой субъект).

    Обосновывается ряд предложений: о целесообразности сообщения населению о состоянии здоровья руководителей государства, если они не могут осуществлять свои функции; о включении в состав адвокатской тайны самого факта обращения к адвокату и информации, касающейся оказания юридической помощи (помимо сведений, сообщенных доверителем); об обязательном согласии всех членов семьи на разглашение семейной тайны; об установлении порядка сбора сведений о частной жизни граждан, оснований уничтожения этой информации, и ее судьба при ликвидации или реорганизации органа, хранящего информацию, и др.

    Второй параграф посвящен праву на неприкосновенность частной жизни.

    Различие между понятиями «тайна» и «неприкосновенность» относительно. То, что неприкосновенно, содержится в тайне. И, наоборот, тайное неприкосновенно.[11] Не отрицая связи этих понятий, следует заметить, что иногда возможно и их разграничение. Так, намеренное использование телефона для причинения какому-либо абоненту беспокойства беспрерывными звонками или незаконное заключение под стражу не нарушают тайну частной жизни, но нарушают ее неприкосновенность путем изменения ее естественного хода.

    Неприкосновенность частной жизни включает в себя: неприкосновенность личной свободы; неприкосновенность жилища; неприкосновенность документов, телефонных переговоров, телефонных сообщений личного характера. Существуют и другие проявления частной жизни и ее неприкосновенности.

    Право на неприкосновенность частной жизни означает возможность обособления личной жизни, самостоятельного решения всех ее вопросов и запрет вмешательства третьих лиц кроме случаев, предусмотренных законом или согласованных с гражданином.

    32

    Право на неприкосновенность частной жизни - это сложное по структуре субъективное гражданское право, включающее в себя другие права (правомочия), каждое из которых рассматривается отдельно.

    Выдвигаются предложения - установить в Гражданском кодексе норму, направленную на охрану неприкосновенности частной жизни; признать в законе субъективное право на неприкосновенность жилища и связанных с ним хозяйственных и вспомогательных построек; ввести частные критерии определения размера компенсации неимущественного вреда: за нарушение права на личную свободу - способ и длительность ограничения свободы, вид упущенных за время задержания (заключения) возможностей; за нарушение права на неприкосновенность жилища - форма и время незаконного вторжения; за нарушение права на неприкосновенность частной жизни, в связи со смертью близкого человека в результате неправомерных действий - степень близости погибшего и истца, характер их взаимоотношений, семейное положение истца, способ получения информации о смерти и другие предложения.

    Глава пятая - «Неимущественные права авторов интеллектуальной деятельности и исполнителей» включает введение и два параграфа.

    Интеллектуальная собственность (по ст. 138 ГК) трактуется в узком смысле и объединяет исключительные (имущественные) права на результаты интеллектуальной деятельности. Исключительность усматривается в предоставлении возможности одному субъекту осуществлять или разрешать определенные действия имущественного характера. Но даже такое толкование имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности не дает основания для оправдания термина «интеллектуальная собственность», поскольку эти имущественные права особого рода, они не являются разновидностью права собственности. Кроме того, именно неимущественные права автора первичны и предшествуют имущественным, бессрочны и неотчуждаемы, принадлежат только автору. В этом плане, неимущественные права более исключительны, чем имущественные

    33

    Представляется, что в дальнейшем идея (научный результат) будет отнесена к числу охраняемых объектов. То, что идея является результатом творчества, не вызывает сомнения. Обычно идею не относят к объектам авторского права в связи с невоплощением ее в какой-либо объективной форме, доступной для восприятия других. Это положение, очевидное в XIX веке, начинает подвергаться сомнениям и оспариваться. В начале (с 1920 по 1934 г.) были изобретены приборы; снимающие показания электрических волн (импульсов) головного мозга, подтверждающие находится ли человек в состоянии бодрствования, работы или сна. Показания импульсов не расшифровываются в конкретные слова (формулы), но могут фиксироваться на экране дисплея или на бумаге. Можно предположить, что с развитием науки станет возможным с помощью приборов «переводить показания импульсов головного мозга» в идеи.

    Параллельно развитие и экспериментальную проверку получила деятельность экстрасенсов-телепатов. Эти люди могут «считывать» чужую информацию, в том числе и идеи. Указанное подтверждает существование информации в объективной форме, доступной для восприятия некоторыми людьми. Можно полагать, что перечень охраняемых законом объектов интеллектуальной деятельности будет расширяться и, что в дальнейшем ,при определенных условиях, идея (научный результат) может быть отнесена к их числу.

    В параграфе первом проводится исследование неимущественных прав авторов и исполнителей произведений науки, литературы, искусства: права авторства, права на авторское имя и права исполнителя на имя, права на обнародование, права на неприкосновенность (сохранение целостности) произведения и исполнения.

    Наряду с общим объектом - результатом интеллектуальной деятельности (произведением) - каждый автор обладает и соответствующими конкретному авторскому праву неимущественными благами - авторством, авторским именем, свободой определения судьбы произведения, автономия целостности произведения.

    34

    Анализ практики показывает, что без указания имени автора производится обнародование или использование чужого обнародованного произведения в рекламе и дальнейшее использование самой рекламы (независимо от наличия или отсутствия в ней в качестве элемента чужого произведения), а также использование произведения изобразительного искусства в промышленных изделиях. Было бы правильно узаконить такую сложившуюся практику.

    В юридической литературе предлагается считать неправомерным указание в сочетании с псевдонимом ученой степени или почетного звания автора (исполнителя), так как степень и звание присваиваются лицам с определенными фамилиями (за исключением случаев, когда в постановлении о присвоении звания сделана ссылка на псевдоним)[12]. Такое положение должно быть закреплено в законе и после этого будет рассматриваться как один из пределов осуществления правомочия на псевдоним.

    Высказано предложение закрепить правомочие на сохранение в истории искусства имени первого исполнителя или лучшего исполнителя (например, в связи с победой на конкурсе)[13] Разделяя мнение о взаимосвязи жизни произведения с мастерством определенного исполнителя, все-таки, вряд ли нужно в законодательстве устанавливать такое правомочие исполнителя. Те или иные события, факты сохраняются в истории не только и не столько в силу закона. Вряд ли, возможно определить, а, следовательно, и закрепить имя лучшего исполнителя, поскольку, он может быть установлен на каждом ограниченном отрезке времени для каждого поколения.

    Из ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» следует, что при создании служебного произведения автор не имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании или (если произведение уже было обнародовано) публично оповестить о его отзыве. Представляется, что без согласия автора обнаро-

    35

    дование служебного произведения производить не следует, и надо, соответственно, изменить закон. Если позиция автора связана с уважительными причинами (творческая неудача, не согласен с концепцией соавтора, появились сомнения в изложенных фактах), то правомерно практиковать распределение возникших убытков между организацией (работодателем) и автором. Когда отказ от публикации (обнародования) вызван неуважительными причинами, то, помимо возложения на автора убытков, можно ставить вопрос о его дисциплинарной ответственности.

    Право на защиту произведения от всякого искажения и иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора, следует именовать правом на неприкосновенность (сохранение целостности) произведения. Содержание права на неприкосновенность произведения и исполнения шире, чем это обозначено в законе. Автор вправе требовать запрета вносить изменения в любые части произведения, независимо от характера и достоинств изменений. Это относится и к таким изменениям, которые по оценке профессионалов находятся на более высоком уровне, чем само произведение и, следовательно, улучшают его.

    Интерес автора в целостности своего произведения изобразительного искусства, частично, гарантируется введением права доступа к, нему с целью воспроизведения (ст. 17 Закона «Об авторском праве и смежных правах»). Некоторыми авторами предлагалось, в нормативном порядке, обеспечить автору доступ к своим произведениям для охраны их неприкосновенности[14]. Очевидно, что ст. 17 Закона следовало бы дополнить разрешением автору права доступа к своим произведениям изобразительного искусства и для проверки их неприкосновенности.

    Во втором параграфе рассматриваются неимущественные права авторов изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микрос-

    36

    хем: право авторства, право на авторское имя, право на название созданного объекта, право на приоритет.

    Наряду с общим объектом - результатом интеллектуальной деятельности (изобретение, полезная модель, промышленный образец, селекционное достижение, топология интегральной микросхемы) - выделяются и соответствующие каждому конкретному патентному праву неимущественные блага - авторство, авторское имя, свобода названия (обозначения) объекта, приоритет.

    Нет оснований препятствовать внесению в закон положений о возможности авторов объектов промышленной собственности, селекционных достижений, топологий интегральных схем скрывать свое истинное имя (выступать анонимно или пользоваться псевдонимом) в любых случаях в официальных документах и иных публикациях, выступлениях и т.п.

    Применительно ко всем объектам, (а не только к селекционным достижениям) необходимо внести следующие уточнения в законодательство: если автор и патентообладатель одно лицо, то по ходатайству этого лица название объекта может быть изменено компетентным органом, производящим регистрацию, при наличии уважительных причин; если автор и патентообладатель разные лица, то между ними должно быть заключено соглашение об изменении названия объекта, которое одобряется, при наличии уважительных причин, и регистрируется в органе, выдавшем патент (свидетельство).

    Отдельно рассмотрен вопрос о правовом режиме товарного знака. Исходя из содержания Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», зарегистрированный товарный знак порождает у его владельца право приоритета и право исключительного пользования. Владельцем выступает юридическое или физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Таким образом, законодатель не упоминает создателя (автора) товарного знака и не раскрывает со-

    37

    держания его прав. Разработчики (авторы) товарного знака обретают права и обязанности из договора (обычно договора подряда) с заказчиком - будущим владельцем товарного знака.

    В Законе «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» следовало бы указать на то, что: свидетельство на товарный знак выдается юридическим лицам или гражданам-предпринимателям только по указанию автора в заявке, либо работодателю автора (если иное не было предусмотрено в .соглашении автора и работодателя); автор товарного знака имеет право авторства и право на авторское имя; право на авторское имя реализуется в соответствии с соглашением автора с заявителем, приложенном к заявке.

    На анализе судебной практики в этом параграфе делаются другие предложения по совершенствованию законодательства.

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    1. Личные неимущественные права. - М.: ВЮЗИ, 1990 (4 п.л.)

    2. Защита личных неимущественных прав советских граждан. - М: Знание, 1991 (6,94 п.л.)

    3. Человек и медицина в современном праве. - М.: Изд-во Бек, 1995 (17 п.л).

    4. Закон и охрана здоровья граждан (в соавторстве). - М.: Знание, 1986 (3,5 п.л)

    5. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда - разд. 1гл. 25 в Учебном пособии «Советское гражданское право»; отв. ред. В А. Рясенцев - М.: ВЮЗИ 1988 (1 п.л.).

    6. Индивидуализация юридического лица и результатов его деятельности - § 3 гл. 5; Личные неимущественные права, не связанные

    38

    с имущественными, и их охрана - гл. 8; Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей - § 1 гл. 13; Гражданско-правовая ответственность - гл. 24 в учебнике «Гражданское право ч1.» / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. - М.: Юристъ, 1997 (2,7 п.л).

    7. Юридическая квалификация врачебной ошибки. // Сов. гос. и право. 1984 № 9 (0,5 п,л.)

    8. Правовое регулирование отношений, возникающих при искусственном зарождении детей. // Правоведение. 1983. № 5 (0,5 п.л.)

    9. Ответственность лечебных учреждений за вред, причиненный здоровью пациентов. // Сов. юстиция. 1984. № 8 (0,5 п.л.)

    10. О гражданско-правовом регулировании отношений по оказанию медицинской помощи несовершеннолетним. // Правовое положение несовершеннолетних. // Сб-к научн. тр. - Краснодар, 1985 (0,3 п.л.)

    11. Правовое обеспечение профилактики в здравоохранении. // Сов. гос. и право. 1987. № 11 (0,5)

    12. Право, этика, здравоохранение (в соавторстве). // Общественные науки и здравоохранение.- М., 1987 (1 п.л.)

    13. Статьи в разд. 6 и 8 Юридического справочника для населения. - М., 1988(1 п.л.)

    14. Право пациента. // Закон для человека. - М., 1988 (о,33 п.л.)

    15. Гражданско-правовой договор на оказание медицинской помощи. // Правоведение. 1989. № 2 (0,8 п.л.).

    16. Организационно-правовые вопросы перестройки здравоохранения. // Сов. гос. и право. 1989. № 5. (0,9 п.л.)

    17. Защита от СПИДа: правовой аспект. // Соц. законность. 1989. № 2 (0,3 п.л.)

    39

    18. Гражданско-правовое регулирование отношений между аптечными учреждениями и гражданами. // Защита субъективных гражданских прав. Сб-к научн. тр. - М., 1989 (0,7 п.л.).

    19. Права и обязанности родителей по физическому воспитанию и охране здоровья детей. // Законодательство о браке и семье и практика его применения. Сб-к научн.тр. - Свердловск, 1989 (0,35 п.л.).

    20. Правовая охрана здоровья человека от воздействия шума. // Сов. юстиция. 1990 № 5 (0,5 п.л.).

    21. Право гражданина на индивидуальный облик (вид). // Сов. гос. и право. 1990. № 11 (0,7 п.л.).

    22. Право на рекламу. //Правоведение . 1991. № 1 (0,8 п.л.).

    23. Компенсация за неимущественный вред. // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5 (0,7 п.л.).

    24. О праве на жизнь. // Сов. гос. и право. 1992. № 2 (0,9 п.л.).

    25. Реклама на фондовом рынке. // Закон. 1992. № 12 (0,3 п.л.).

    26. Реализация права на рекламу. // Законодательство и экономика. 1992. № 18 (0,8 п.л.).

    27. Защита чести, достоинства, деловой репутации предпринимателя. // Законодательство и экономика. 1993. № 23-24 (0,7 п.л.).

    28. Охрана права на индивидуальный облик. // Человек. 1993. № 6 (0,6 п.л.).

    29. Право индивида на телесную (физическую) неприкосновенность. // Государство и право. 1993. № 4 (0,9 п.л.).

    30. Правовое регулирование донорства крови. // Сов. юстиция. 1993. № 24 (0,4 п.л.).

    31. Банковская тайна. // Законодательство и экономика. 1994. № 5-6

    (0,4 п.л.).

    40

    32. Правовой взгляд на проявление нетрадиционных способностей (качеств) человека. // Государство и право. 1994. № 11 (0,9 п.л.).

    33. Правовые аспекты политической рекламы. // Государство и право. 1994. № 11 (0,9 п.л.).

    34. Нематериальные блага и перспективы их развития. // Закон. 1995. № 10(0,6 п.л.).

    35. О ВИЧ-инфекции (правовой аспект). // Российская юстиция. 1995. № 8 (0,5 п.л.).

    36. Программа курса Гражданское право. - М.: ИЗП, 1996 (1,25 п.л.).



    [1] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – Петроград. 1917. С 59

    [2] Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Часть Общая. - Спб., 1911. С. 83.

    [3] Покровский И.А. Указ. Соч. С. 110

    [4] Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева: - М.: Изд-во ТЕИС, 1996. С. 6,189

    [5] Там же. С.271.

    [6] Егоров К.Ф. Личные неимущественные права граждан СССР. // Вопросы советского права. Уч. зап. ЛГУ. № 151. - Л.: ЛГУ, 1953. С 143.

    [7] Покровский И.А. Указ. соч. С. 96; Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве. // Известия АН СССР. 1946. № 6. С. 427; Ерошенко А.А. Осуществление субъективных гражданских прав. // Правоведение. 1972. № 4. С. 28; Малеин Н.С. Закон, ответственность и злоупотребление правом. // Сов. гос. и право. 1981. № 11. С. 29.

    [8] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. - М.: МГУ, 1972. С. 16.

     [9] Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. - М.: Юрид. лит, 1990. С. 155; Красавчикова Л.О. Понятие и система личных неимущественных прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. - Екатеринбург: Уральск, гос. юрид. акад., 1994. С. 146

    [10] Белявский А.В., Придворов Н.А Охрана чести и достоинства личности в СССР. - М: Юрид. лит., 1971. С. 84. 

    [11] Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М.: Юрид. лит., 1989. С. 13. 

    [12] Чернышева С. Художественное творчество и закон. - М.: Моск. рабочий, 1980.С. 35.

    [13] Мартемьянов B.C. Охрана прав исполнителей (проблемы создания исполнительского права). // Сов. гос. и право. 1984. № 6. С. 72.

    [14] Чертков В.Л. Авторское право и право собственности на произведения изобразительного искусства. // Сов. гос. и право. 1973. № 1. С. 114.

Информация обновлена:22.11.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru