Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Влияние новых технологий на развитие авторского права и смежных прав :

АР
К903 Куликова, Е. В. (Елена Владимировна).
Влияние новых технологий на развитие авторского права и
смежных прав :Договоры ; Законодательство ; Практика :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.0.03 -
Гражданское право ; Предпринимательское право ; Семейное
право ; Международное частное право /Науч. рук. С. Н.
Лебедев ; Московский государственный институт международных
отношений (университет) МИД РФ. -М.,2001. -32 с.-Библиогр.
: с. 31/1. ссылок
Материал(ы):
  • Влияние новых технологий на развитие авторского права и смежных прав.
    Куликова, Е. В.

    Куликова, Е. В.

    Влияние новых технологий на развитие авторского права и смежных прав : Договоры ; Законодательство ; Практика : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования.

    Конец 20 века стал свидетелем появления принципиально новых технологий, которые будут определять особенности информационного обмена в 21 веке. Под термином «новые технологии» в работе понимаются технологии, позволяющие преобразовывать данные в цифровой код.[1]

    На протяжении всей истории существования человеческого общества развитие науки, техники и культуры было самым тесным образом связано с творческой деятельностью человека. Поскольку уровень развития науки, техники и культуры является одним из основных показателей развития общества, вопросам практического применения результатов научно-технического прогресса традиционно уделяется повышенное внимание. Эффективное использование новейших технических достижений возможно только на основе четкой правовой регламентации. В этой связи, проблемы правового регулирования охраны результатов интеллектуальной деятельности в условиях новых технологий приобретают особую значимость.

    Основными характерными чертами новых технологий являются: 1) «дематериализация» данных, т. е. возможность использовать данные без материального носителя. Эффект «дематериализации» оказывает большое влияние на сложившуюся систему охраны авторского права, поскольку целый ряд правомочий автора связан с использованием материальных носителей, на которых содержится произведение; 2) «интерактивность», выражающаяся в увеличении количественных и качественных характеристик носителя и как следствие увеличение возможностей использования данных. Эти виды

    4

    использования произведении не в полной мере вписываются в существующую систему авторского права и смежных прав.

    Правовая охрана произведений литературы, науки и искусства осуществляется сегодня на нескольких уровнях. Подобная охрана предоставляется в рамках целого ряда соглашений универсального характера в области авторского права и смежных прав, сложился региональный механизм правовой охраны произведений литературы, науки и искусства, функционирует система национально-правового регулирования результатов интеллектуальной деятельности. Тем не менее, существующий механизм охраны авторского и смежных прав ни на одном из уровней не предусматривает всеобъемлющего эффективного правового регулирования отношений, возникающих в связи с использованием в условиях новых технологий объектов авторского права и смежных прав. Необходимо признать, что существующие сегодня универсальные международные соглашения и региональные правовые документы не решают поставленной задачи. В законодательных актах ряда государств также можно найти лишь отдельные положения, регулирующие тот или иной аспект подобного использования.

    Выход видится в регламентации специфики использования объектов авторского права и смежных прав в условиях новых технологий в нормативно-правовых документах универсального, регионального и национального характера.

    Разработка данной темы приобретает особую актуальность в свете последних инициатив, предпринимаемых на международном уровне в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Совета Европы и Европейских Сообществ. В частности, речь идет о попытке решить некоторые вопросы использования цифровых технологий в Договоре ВОИС по авторскому праву 1996 года и в Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 года, а также в ряде Директив, принятых в рамках ЕС. Кроме того, большое влияние на актуальность исследования оказывает

    5

    обсуждение перспективы участия России в ряде международных договоров и прежде всего вступления во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).[2]

    Изучение обозначенных вопросов имеет, таким образом, не только теоретическое, но и практическое значение.

    Правильное юридическое решение вопросов использования произведений с применением цифровых технологий будет способствовать сохранению российского интеллектуального потенциала, что в свою очередь будет содействовать решению экономических и социальных проблем. Правовая регламентация режима использования произведений позволит правообладателям активнее включаться в систему информационного обмена, что напрямую связано с развитием научно-технического прогресса.

    Кроме того, обеспечение надлежащей правовой охраны прав авторов будет способствовать реализации основных прав и свобод человека и, прежде всего, права на творчество и права на свободу доступа к информации.

    Все это предопределяет актуальность темы исследования.

    Степень научной разработанности проблемы.

    6

    Правовое регулирование охраны произведений в условиях развития новых технологий представляет собой одно из неразработанных и малоисследованных направлений в отечественной юридической науке.

    В российской правовой доктрине разрабатывались в основном вопросы традиционного авторского права[3]. Вместе с тем, комплексное исследование последствий влияния новых технологий на систему авторского права и смежных прав было бы, очевидно, невозможно без использования научного потенциала, содержащегося в трудах российских ученых, таких как М.М.Богуславский, Л. М. Вишневецкий, Э.Л.Гаврилов, А.Б. Гальперин, И.А. Грингольц, В.А. Дозорцев, Я.А.Канторович, Ю.Г.Матвеев, А.П.Сергеев, С.А. Чернышева, Г.Ф. Шершеневич, А.И. Яфаев и других. Отдельные аспекты международно-правовой регламентации авторского права и смежных прав, имеющие непосредственное отношение к исследуемым вопросам, освещались в работах М.М. Богуславского, М.Н.Кузнецова, Л. А. Лунца, Ю. Г. Матвеева, В.П.Шатрова.

    7

    Следует сказать, что отдельные проблемы охраны авторского права и смежных прав явились предметом исследований в трудах зарубежных ученых, среди которых необходимо отметить В. Веинке, Р. Дюма, Т. Майороса.

    В то же время, практически отсутствует разработка проблем авторско-правовой охраны произведений, созданных, либо используемых с применением цифровых технологий. Среди авторов, рассматривавших те или иные аспекты указанной проблематики следует упомянуть, прежде всего, иностранных юристов[4] Т. Драера, Б. Гугенхольца, А.Люка, Б. Леймана. П.Сиринелли.

    В российской юридической литературе отдельные аспекты, связанные с охраной произведений в условиях новых технологий, затрагиваются в работах Э. П. Гаврилова, А.П.Сергеева. Однако специальных комплексных исследований указанной проблемы в отечественной юридической науке предпринято не было.

    Целью диссертационного исследования является выявление пробелов в сфере исследования влияния новых технологий на сложившуюся систему охраны авторского права и смежных прав, а также изучение возможности адаптации действующей системы авторского и

    8

    смежных прав к функционированию в условиях новых цифровых технологий и развития международной информационной инфраструктуры.

    На основе имеющихся теоретических и практических результатов исследования института авторского права и смежных прав автор пытается определить сферу его действия в условиях цифровых технологий и изучить необходимость расширения объема правомочий правообладателя с одной стороны и введения дополнительных ограничений исключительных прав в интересах пользователя с другой, проанализировать возможность реализации правообладателем своих прав в новых условиях. Цель диссертации состоит также в том, чтобы попытаться дать конкретные рекомендации по правовому решению исследуемых вопросов.

    Предметом диссертационного исследования является изучение специфических особенностей авторско-правовой охраны результатов творческой деятельности, создаваемых или используемых с применением новых технологий. Автором изучаются характер произведений, созданных с применением последних достижений научно-технического прогресса, а также особенности охраны прав правообладателя в ходе экономической эксплуатации произведения, осуществляющегося с использованием новых технологий.

    Следует особо отметить, что в ходе исследования рассматриваются не все результаты творческой деятельности, возникающие в результате использования новых технологий, а только такие результаты, которые отвечают критериям охраноспособности произведений, предъявляемым авторским правом. Таким образом, автор настоящего исследования ограничивается изучением исключительно тех произведений, которые включены в систему авторско-правовой охраны.

    Задачи исследования определяются соответственно его целями и предметом.

    В рамках поставленной цели выделяются следующие задачи:

    9

    анализ понятия произведения и автора произведения в контексте использования новых технологий при создании результатов творческой деятельности;

    анализ влияния новых технологий на объем отдельных имущественных правомочий правообладателя;

    изучение особенностей реализации авторских правомочий в контексте экономической эксплуатации произведения с применением новых технологий;

    анализ и обобщение имеющихся в литературе, законодательстве и практике подходов и концепций развития авторского права в условиях новых технологий;

    выделение тех из них, которые в большей степени отвечают традициям и практике развития российского авторского права и которые могут способствовать эффективной адаптации авторского права и смежных прав к функционированию в условиях новых технологий;

    разработка конкретных рекомендаций по внесению изменений в действующее российское законодательство;

    использование научного материала для раскрытия содержания диссертационной темы.

    Методологической основой исследования являются общенаучные и частнонаучные методы. Для написания работы в частности использовались системный подход к изучаемому объекту, логический метод, метод индукции и дедукции, метод сравнительного правоведения, метод историко-правового анализа, технико-юридический анализ.

    Теоретическая и источниковедческая основа.

    При написании диссертации автором были проанализированы положения Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года в редакциях различных лет (далее Бернская конвенция), Договора ВОИС об авторском праве от 21 декабря 1996 года, Договора ВОИС об исполнениях и фонограммах от 21 декабря 1996 года, Всемирной конвенции по авторскому праву от 6 сентября 1952 года в

    10

    редакции 1971 года, Международной конвенции по охране прав артистов-исполнителей и производителей фонограмм и радиовещательных организаций от 26 октября 1961 года, Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (далее ТРИПС) от 15 апреля 1994 года, ряда Европейских конвенций и директив, регулирующих вопросы авторского и смежных прав; документы ВОИС, Совета Европы, Комиссии Европейского Сообщества. Автор провел сравнительный анализ законодательных актов Российской Федерации, Великобритании, Дании, Норвегии, Нидерландов, США, Франции, ФРГ, Финляндии, Швеции, Японии и ряда других государств в области авторского и смежных прав. По проблемам, составляющим предмет исследования, изучались работы российских и зарубежных авторов. В частности были изучены труды по авторскому праву российских ученых, таких как М.М. Богуславский, Л.М.Вишневицкий, М.А. Воронкова, Э.П. Гаврилов, А.Б. Гальперин, И. Грингольц, В.А. Дозорцев, Я.А. Канторович, М.Н. Кузнецов, Л.А. Лунц, Ю.Г. Матвеев, А.П.Сергеев, Д. Сиджанский, С.А. Чернышева, В.П. Шатров, Г.Ф. Шершеневич, А.ИЛфаев и других. При написании работы использовались также исследования таких иностранных авторов, как В.Веинке, Р. Дюма, Б. Лейман, А. Люка, Т. Майорос, П. Сиринелли и других. При анализе использовался доклад американской рабочей группы по праву интеллектуальной собственности 1995 года и доклад КЕС по авторскому и смежным правам в информационном обществе 1995 года.

    Научная новизна исследования.

    Новизна исследования состоит в том, что данная работа является одним из первых исследований, посвященных влиянию новых цифровых технологий на развитие российского авторского и смежных прав.

    Элементы новизны содержатся также в следующих положениях, обосновываемых в диссертации:

    изучение влияния новых технологий на понятие объекта и субъекта авторского права;

    11

    предложения по возможным способам приведения существующей системы авторского права и смежных прав в соответствие с требованиями, предъявляемыми к ней в связи с использованием произведений в условиях новых технологий;

    анализ возможного изменения объема правомочий правообладателя;

    предложения по регламентации реализации прав и предоставления дополнительных средств защиты произведений при их использовании с применением новых технологий.

    Результатом разработки темы диссертационного исследования являются следующие итоговые выводы и положения, которые выносятся на защиту.

    1 Детальный анализ понятия и признаков объекта авторского права позволяет сделать вывод о том, что упомянутые результаты творческой деятельности не обладают специфическими признаками, позволяющими выделить их в новую самостоятельную категорию произведений.

    Таким образом, применение цифровых технологий при создании произведения не потребует коренного пересмотра авторско-правовой концепции произведения. Анализ видов объектов авторского права с точки зрения современной доктрины и действующего законодательства не дает оснований говорить о появлении новой категории цифровых произведений. Вместе с тем, может иметь место определенная детализация критериев охраноспособности произведения, что выражается в выделении произведений, представленных в цифровой форме.

    2 Произведения различаются по объективной форме их представления, видам использования и т.д. Отнесение произведений к тому или иному виду имеет большую теоретическую и практическую значимость, поскольку различия между отдельными видами произведений учитываются при их охране и влияют на их правовой режим.

    Поскольку произведения, при создании которых применялись цифровые технологии, не могут быть выделены в самостоятельную категорию, их

    12

    необходимо отнести к одному из известных авторскому праву видов произведений.

    Анализ существа произведений, созданных с применением новых технологий, свидетельствует о том, что такие произведения могут быть отнесены к категории аудиовизуальных произведений.

    3 Использование новых технических средств не оказало существенного влияния на понятие автора произведения, соответственно отсутствуют предпосылки для пересмотра существующего сегодня понятия субъекта авторского права. В качестве автора произведения, созданного с применением новых технологий, признается лицо, творческим трудом которого было создано произведение. Машина не может быть признана субъектом авторского права, поскольку она лишена какого-либо творческого начала. Пользователь, взаимодействующий с произведением в ходе его использования, также не может быть признан субъектом авторского права, поскольку при создании произведения автор изначально задает его определенные параметры, ограничивающие круг возможного «творчества» пользователя.

    4 Сложившаяся система авторского права и смежных прав представляет собой результат обобщения опыта по эксплуатации произведений в условиях аналоговых технологий. В ее основе лежит ряд ключевых понятий и принципов. Появление цифровых технологий не затрагивает существа этих понятий и принципов, однако влияет на их интерпретацию. Это находит свое отражение, в частности, в эволюции концепции имущественных прав автора. Возможность получения высокоточных копий произведения обусловливает потребность пересмотра понятия «публики», соотношения принципов исключительного права автора разрешать использование своего произведения и использования произведения без согласия автора, а «дематериализация» произведения в ходе его эксплуатации приводит к эволюции концепции воспроизведения, распространения и сообщения для всеобщего сведения. В этой связи возникает необходимость привести действующую систему

    13

    авторского права и смежных прав в соответствие с потребностями, вызванными спецификой использования произведений в новых условиях.

    5 Приведение системы авторского права и смежных прав в соответствие с потребностями экономической эксплуатации произведения в условиях новых технологий может осуществляться в двух направлениях. С одной стороны имеет место расширение субъективных правомочий правообладателя. Это выражается в расширительном толковании права на сообщение произведения для всеобщего сведения и понятия «публичного» сообщения. С другой стороны имеет место определенное ограничение правомочий субъектов творческой деятельности. Это выражается в тенденции к введению определенных ограничений права на воспроизведение, исключении из понятия «копии» произведения так называемых временных копий, отказе предоставить обладателям смежных прав нового исключительного права на цифровое вещание. При этом отправным моментом является необходимость поддержания баланса интересов правообладателей и пользователей.

    6 Анализ возможностей и условий реализации и охраны прав правообладателя позволяет сделать вывод о необходимости законодательного закрепления ряда положений, касающихся правового режима информации об управлении правами и технических средств защиты.

    7. В целях обеспечения адекватной и эффективной охраны авторского права и смежных прав в условиях новых технологий необходимо внести ряд изменений и дополнений в законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах. В частности, предлагается ввести понятие цифровой формы, как новой формы выражения произведения; уточнить понятие термина «для всеобщего сведения»; ввести определение информации об управлении правами; предусмотреть ответственность за неразрешенное изменение и устранение информации об управлении правами и за обход защитных систем.

    Практическая значимость исследования.

    14

    Практическая значимость исследования заключается в возможности использования содержащихся в работе выводов и практических рекомендаций, имеющих целью совершенствование правового регулирования авторского и смежных прав в условиях новых технологий: при разработке предложений по совершенствованию российского законодательства; в правотворческой деятельности в области охраны авторского права и смежных прав, а также в работе заинтересованных российских ведомств и в работе организаций по коллективному управлению имущественными правами.

    Апробация результатов исследования.

    Результаты исследования прошли апробацию на практике: при работе в Министерстве иностранных дел в ходе разработки мероприятий по совершенствованию законодательства в области интеллектуальной собственности, при подготовке позиции российской делегации на Дипломатической конференции ВОИС по некоторым вопросам авторского права и смежных прав; в ходе участия в качестве эксперта в группе экспертов Совета Европы по защите правообладателей в области средств массовой информации.

    Отдельные положения и выводы диссертационного исследования содержатся в научной статье «Отдельные аспекты реализации авторского права и смежных прав в условиях новых технологий», деп. В ИНИОН РАН № 55631,2000 г.

    Структура работы.

    Данная работа состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка литературы.

    15

    Основное содержание работы

    Во введении производится обоснование актуальности исследования, оценивается уровень разработанности проблемы исследования, определяются цели, предмет и задачи исследования, а также источники и методы исследования, обосновывается его научная новизна и апробация опытом, представляются основные положения работы.

    В главе 1 "Понятие объектов и субъектов авторского права" проводится анализ понятия произведения, автора произведения,

    В данной главе рассматриваются вопросы, связанные с исследованием сущности понятий объекта и субъекта авторского права и динамика изменения указанных понятий под влиянием использования новых технологий при создании результатов творческой деятельности.

    Поскольку авторским правом охраняется произведение, а не простая информация, в условиях цифровых технологий необходимо прежде всего определить, являются ли новые результаты творческой деятельности человека произведениями.

    В соответствии с доктриной авторского права произведение, охраноспособное по авторскому праву, должно обладать двумя основными свойствами: оно должно быть выражено в объективной форме и должно отличаться оригинальностью.[5]

    16

    Необходимой предпосылкой для выделения той или иной категории произведений в качестве самостоятельного объекта авторского права является наличие специфических признаков, присущих данной конкретной категории произведений, что позволяет на основании таких признаков провести различие между данным конкретным видом произведений и другими видами охраняемых произведений. Результаты творческой деятельности, полученные вследствие использования новых технологий при их создании, не обладают какими-либо общими родовыми признаками, которые позволили бы идентифицировать их в качестве самостоятельной категории[6].

    Использование цифровых технологий при создании результата творческой деятельности не может рассматриваться в качестве таких специфических признаков, поскольку произведение, представленное в виде цифрового кода, одновременно сохраняет определенные признаки, позволяющие отнести его к одному из уже известных объектов авторского права. Соответственно делается вывод о том, что на данном этапе нет необходимых предпосылок для выделения произведений, созданных с использованием цифровых технологий, в качестве самостоятельной категории цифровых произведений.

    При этом отмечается, что более корректно было бы вести речь о детализации сущностного критерия охраны через детализацию понятия произведения и через детализацию критериев предоставления авторско-правовой охраны тому или иному объекту.

    Поскольку результат творческой деятельности (в том числе и оригинальный результат) возможно представить в виде определенной последовательности « 0 » и « 1 », очевидно, можно говорить о появлении еще одной формы выражения произведения - цифровой формы. Эта объективная

    17

    форма выражения является одной из форм выражения результата творческой деятельности наряду с письменной, музыкальной и т.д. В этой связи предлагается ввести понятие цифровой формы, как новой формы выражения произведения.

    Поскольку нет оснований говорить о появлении новой категории произведений - категории цифровых произведений, то произведения, созданные в цифровой форме, предлагается отнести к одному из уже существующих типов произведений.

    Анализ существующих типов произведений приводит к выводу о том, что наиболее близкими к произведениям, представленным в цифровой форме, являются аудиовизуальные произведения. В качестве варианта автором изучается возможность отнесения таких произведений к базам данных.

    Анализ существа произведений, представленных в цифровой форме (прежде всего произведений « мультимедиа »), позволяет сделать вывод о том, что аудиовизуальные произведения гораздо ближе к ним, нежели базы данных. Таким образом, предлагается охранять произведения «мультимедиа» на той же основе, что и аудиовизуальные произведения.

    При этом отмечается, что, говоря об отнесении того или иного результата творческой деятельности, представленного в цифровой форме, к категории аудиовизуальных произведений, имеются в виду только такие результаты творческой деятельности, которые являются оригинальными. В том случае, если оригинальность отсутствует, результат не является произведением, отвечающим критериям охраны, и не может быть отнесен ни к одной из категорий произведений.

    Исследование особенностей создания произведения с использованием цифровых технологий приводит к заключению, что применение указанных технологий не оказало существенного влияния на понятие субъекта

    18

    авторского права. Автор остается центральной фигурой авторского права, источником творческого начала и основным обладателем исключительных прав.

    При создании произведения в цифровой форме требуется определить, кто является автором такого произведения. Это необходимо прежде всего потому, что именно автору , по общему правилу, и предоставляются исключительные права на использование произведения. Поскольку одной из отличительных черт произведения является его оригинальность, отмечается, что автором произведения не может быть машина, т.к. она лишена какого-либо творческого начала. Автором не может быть признан и пользователь, взаимодействующий с произведением, поскольку создатель произведения изначально ограничил сферу .возможного « творчества » пользователя, задав произведению определенные параметры. Причем, определение таких параметров несет печать оригинальности.

    Делается вывод, согласно которому автором должен быть признан создатель произведения, представленного в цифровой форме.

    В главе 2 "Имущественные права авторов и иных правообладателей" рассматривается законодательство России и ряда иностранных государств, а также основные международные договоры, действующие в данной области. В этом контексте изучаются нормы, регламентирующие основные имущественные права правообладателя - право на воспроизведение, право на распространение, право на сообщение произведения для всеобщего сведения.

    Первый параграф посвящен изучению влияния новых технологий на понятие и объем права на воспроизведение.

    Под воспроизведением понимается изготовление одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме. Необходимость наличия материальной формы для того, чтобы действие рассматривалось в качестве акта воспроизведения, обусловлена

    19

    необходимостью последующего контроля за использованием произведения в целях предотвращения неправомерного воспроизведения. Появление новых технологий заставляет переосмыслить традиционное понимание права на воспроизведение. В этой связи исследуется вопрос о том, возможно ли сегодня воспроизведение без получения материальных копий произведения.

    Отмечается, что различают два вида памяти, которые объединяются общим понятием компьютерная память: RAM, представляющую временную память, в которой программа считывается с дискеты, CD-ROMa или жесткого диска, при этом создается только временная копия, и ROM, представленную в виде материального объекта и состоящую из определенных единиц, хранящих данные. Копия произведения, хранящаяся в памяти ROM, представляет собой постоянную копию. Вопрос о том, является ли временная копия произведения, хранящаяся в памяти ROM, копией в смысле законодательства об авторском праве, вызывает различные толкования. Далее дается анализ судебной практики, на основании которой делается вывод о том, что на данном этапе развития техники при фиксации произведений отсутствуют какие-либо серьезные основания полагать, что, возможно воспроизведение в нематериальной форме. Таким образом, под воспроизведением предлагается понимать создание материальной копии или копий произведения. В том же, что касается самого понятия права на воспроизведение, отмечается, что возможно было бы рассматривать в качестве такового любое воспроизведение в том смысле, в котором оно понимается действующим законодательством.

    Единственная оговорка, которую предлагается сделать в данном контексте - это оговорка о необходимости проводить различие между постоянными и временными копиями. В том, что касается постоянных копий, безусловно, должно применяться исключительное право автора в его конвенционном понимании. В том же, что касается временных копий, предлагается два подхода. Первый состоит в исключении временных копий (например, копий, загруженных во временную память ЭВМ) из понятия

    20

    воспроизведения. В таком случае необходимо будет четко определить, что есть временная копия. Второй вариант более предпочтителен и заключается в применении подхода, установленного для компьютерных программ, к цифровым технологиям. Воспроизведением в данном случае будет считаться как постоянное, так и временное копирование. Однако для временных копий, если они образуются в результате осуществления правомерного использования произведения, в частности для копий, получаемых при сообщении произведения для всеобщего сведения, осуществляемом с согласия правообладателя (или в рамках закона), согласие правообладателя на воспроизведение не требуется. Т.е. предлагается исходить из того, что разрешение на сообщение произведения для всеобщего сведения с использованием цифровых технологий включает в себя и право на воспроизведение произведения, если это воспроизведение является обязательным условием нормального сообщения произведения для всеобщего сведения.

    Далее рассматривается вопрос о возможности изменения объема тех изъятий из права на воспроизведение, которые целесообразно было бы законодательно закрепить.

    В данном контексте предлагается ввести принцип установления ответственности за воспроизведение существенной с точки зрения количества или качества части, причем, только тех ее элементов, которые охраняются, авторским правом.

    При этом отмечается, что нет оснований ставить вопрос об увеличении объема подобных исключений, только на том основании, что при воспроизведении произведений в цифровой форме копии, получаемые в результате такого действия, отличаются высоким качеством.

    Вместе с тем, необходимо создать условия, при которых информация, содержащаяся в охраняемом авторским правом произведении, была бы по возможности доступна широкой публике при одновременном сохранении

    21

    существующего объема соответствующих правомочий автора. Возможным решением могло бы стать увеличение объема правомочий библиотек и архивов, что явилось бы гарантией сохранения их в качестве своего рода центров, в которых любое заинтересованное лицо могло бы получить доступ к информации.

    При рассмотрении вопроса о воспроизведении в условиях цифровых технологий важным представляется и факт гармонизации национальных законодательств. Думается, что такая гармонизация на международном уровне является необходимой, поскольку во внимание следует принимать трансграничный характер процессов, протекающих при использовании цифровых технологий в рамках глобальной информационной инфраструктуры.

    Второй параграф посвящен анализу влияния новых технологий на право на сообщение для всеобщего сведения, поскольку одним из вопросов, связанных с возникновением ,и развитием новых технологий, является возможное изменение объема права на сообщение произведения для всеобщего сведения в свете цифровой передачи информации. С развитием новых технологий появилась возможность передавать данные в цифровой форме.

    При осуществлении передачи произведения по компьютерной сети с использованием цифровых технологий возникает комплекс отношений, не полностью урегулированный в действующем законодательстве об авторском и смежных правах. Для того, чтобы защитить интересы автора, необходимо закрепить за ним в том или ином виде исключительное право. В результате проводимого анализа характера действий, совершаемых с произведением в процессе такой передачи, выделяются два возможных решения создавшейся проблемы.

    22

    Первое заключается в расширении объема права на распространение и включении в него право на передачу, которое охватывало бы передачу по проводам, посредством беспроволочной связи, передачу из одного пункта в другой, передачу из одного пункта в несколько пунктов, одновременную передачу, передачу по заказу, аналоговую передачу, а также цифровую передачу информации. Второе состоит в расширении права на сообщение произведения для всеобщего сведения, предусматриваемого статьей 1 Бернской конвенцией в отношении отдельных категорий произведений, на все категории произведений.[7]

    Анализ характера и объема упомянутых правомочий позволяет сделать вывод, что при включении права на передачу цифровым способом в право на распространение произведения может иметь место некоторая путаница при определении того, следует ли рассматривать конкретное действие в рамках права на распространение или имеет место публичное исполнение произведения. Если в процессе передачи передается физическая копия произведения, то имеет место право на распространение. Однако, если передача происходит без получения физической копии, имеет место одновременно право на распространение и право на публичное исполнение.

    Кроме того отмечается, что если рассматривать право на передачу в качестве одного из составляющих права на распространение, необходимо будет решить, каким образом в такой ситуации применять механизм исчерпания прав. При отсутствии физической копии передаваемого произведения достаточно сложно определить момент, когда экземпляр произведения правомерно введен правообладателем в гражданский оборот,

    23

    т.е. момент, с которого дальнейшее распространение экземпляра произведения может осуществляться без согласия правообладателя.

    Учитывая вышеизложенное, высказывается мнение о нецелесообразности предоставления автору права на передачу произведения в рамках права на распространение.

    Вместе с тем, делается вывод о том, что исключительное право на сообщение произведения для всеобщего сведения нуждается в определенном расширении. Указанное правомочие предлагается распространить на случаи передачи данных с использованием цифровых технологий. Определение права на сообщение произведения для всеобщего сведения, данное в российском законодательстве, позволяет это сделать. Кроме того не возникает проблемы применения теории исчерпания прав, которая тесно связана с правом на распространение. В данной связи, однако, отмечается, что требуется четко разграничить право на сообщение для всеобщего по кабелю и т. д. и право на передачу в эфир (с использованием цифровых технологий).

    Кроме того, необходимо определить, что следует понимать под термином « для всеобщего сведения » или « публичное ». При этом предлагается исходить из расширенного толкования указанного понятия, учитывая при этом характер места, из которого осуществляется сообщение для всеобщего сведения, а также способ предоставления и характер предоставляемой услуги.[8] Под « публичным » предлагается понимать сообщение произведения в месте, открытом для свободного посещения, причем независимо от того, воспринимается ли такое произведение в месте его сообщения или в другом месте одновременно с сообщением произведения.

    24

    В результате рассмотрения всего комплекса проблем, связанных с правом на сообщение для всеобщего сведения делается вывод о том, что предпочтительнее было бы рассматривать цифровую передачу произведения цифровым способом в рамках исключительного права на сообщение произведения для всеобщего сведения. Такой вариант был бы наиболее желательным, поскольку в данном случае определение права на сообщение произведения для всеобщего сведения, как показывает приведенный анализ норм российского закона, является максимально широким. Это позволяет сделать вывод о том, что передача произведения цифровым способом может быть включена в понятие сообщения произведения для всеобщего сведения. Расширение объема другого исключительного права - права на распространение - в данном контексте представляется нецелесообразным.

    В третьем параграфе рассматриваются проблемы влияния новых технологий на объем права на передачу в эфир.

    С точки зрения авторского права вещание с использованием цифровых технологий является одним из способов сообщения произведения для всеобщего сведения, так как передача сигнала в цифровой, а не в аналоговой форме не изменяет самой сути акта вещания, поскольку все черты, характерные для передачи в эфир аналоговым способом, справедливы и в отношении передачи в эфир цифровым способом. Соответственно вывод о возможности рассматривать передачу в эфир цифровым способом в рамках статьи 11 bis Бернской конвенции представляется вполне корректным.

    Применительно к смежным правам возникает вопрос о возможности отмены системы принудительного лицензирования в виде права на выплату (> соответствующего вознаграждения. В данной связи отмечается, что введение права разрешать или запрещать сообщение фонограммы, передаваемой с использованием цифровых технологий, в отношении обладателей смежных прав должно иметь достаточное основание. Таким основанием может стать серьезная угроза нанесения ущерба рынку фонограмм. В настоящее время

    25

    технические средства, доступные пользователю, не позволяют говорить о реальности такой угрозы. Кроме того, существующие сегодня средства правовой и технологической защиты (при условии, разумеется, законодательного закрепления норм, регламентирующих технологическую защиту) позволяют контролировать ситуацию, складывающуюся на рынке в связи с вещанием, осуществляемым с использованием цифровых технологий.

    Вместе с тем делается вывод, что сам принцип выплаты справедливого вознаграждения артистам-исполнителям и производителям фонограмм вместо предоставления им исключительного, то есть неограниченного права на вещание, вполне приемлем. Попытки привязки исключительных прав к определенной технологии вызывают сомнение, поскольку технологии достаточно быстро меняются и развиваются. В этой связи речь предлагается вести либо о допустимости рассматривать те или иные действия в рамках сложившейся системы прав, либо о необходимости введения принципиально новой категории прав. Отмечается, что применение цифровых технологий при вещании не дает оснований говорить о создании нового права применительно к обладателям смежных прав, а наоборот, позволяет совместить его с существующей системой выплаты вознаграждения артистам-исполнителям и производителям фонограмм.

    Анализ отдельных имущественных прав, проведенный во второй главе, позволяет сделать вывод о том, что они в их нынешнем виде могут охватывать (разумеется, с учетом необходимости определенных корректив, о которых было сказано выше) и случаи использования произведений в условиях новых технологий.

    В главе 3 «Отдельные аспекты реализации прав и технические средства защиты» исследуются возможности правовой охраны информации по управлению правами и разного рода защитных технических устройств.

    Первый параграф посвящен анализу влияния новых технологий на способы реализации правообладателем своих правомочий.

    26

    Изучение специфики реализации прав правообладателя в условиях функционирования глобальной информационной инфраструктуры и создание единых центров управления правами (one stop shops) и централизованных систем, содержащих информацию по управлению правами (clearing houses)[9], повышают уровень требований, предъявляемых к информации об управлении правами, и прежде всего в том, что касается ее достоверности. В данном контексте особую актуальность приобретает введение норм, призванных поддержать соответствующие инициативы правообладателя по обеспечению защиты от неправомерного использования его произведения.

    Отмечается, что речь идет, прежде всего, о включении в законодательство об авторском и смежных правах определения информации об управлении правами, положений, регулирующих способы защиты информации об управлении правами, а также о включении положений, устанавливающих ответственность за устранение или изменение информации об управлении правами.

    Реализация прав представляет собой важную тему для изучения, причем реализация прав не только в классическом их варианте, но и в условиях развития электронных технологий. Вопросы, которые возникают в данной связи необходимо решать, используя как технические, так и правовые средства. При этом делается вывод о том, что нет еще оснований говорить о необходимости коренного пересмотра всей системы управления правами, поскольку и индивидуальное, и коллективное управление имущественными правами не исчерпали до конца своих возможностей. Создание же новых более совершенных способов, опирающихся на последние достижения научно-технического прогресса сегодня рассматриваются исключительно в

    27

    виде своего рода дополнения к уже существующим методам, облегчающим управление правами, но не заменяющим их. Более того, предлагается вести речь о добровольности, необязательности подобных новых способов. При этом следует одновременно стремиться поддерживать сложившейся баланс между индивидуальным и коллективным управлением правами, не позволяя законодательно закрепить преимущество индивидуального над коллективным или наоборот, то есть нельзя законодательно закреплять обязательность той или иной системы.

    Отмечается, что возможность осуществлять свои права на индивидуальной основе должна и может быть сохранена. При этом при осуществлении своих прав на индивидуальной основе правообладатель мог бы воспользоваться новыми техническими возможностями, такими , как современные системы идентификации произведений и системы, отслеживающие использование произведения. В качестве еще одной возможности индивидуальной реализации прав предлагается рассматривать создание централизованных электронных систем, содержащих информацию по управлению правами («clearing houses»).

    Наряду с индивидуальной реализацией прав необходимо сохранить и систему обществ по коллективному управлению имущественными правами. Такие, общества должны действовать там, где реализация прав на индивидуальной основе затруднительна. При этом следует иметь в виду, что в основе деятельности таких обществ должен сохраняться принцип добровольности передачи прав правообладателем. Введение обязательного коллективного управления нарушило бы баланс между реализацией прав на индивидуальной и коллективной основе. Кроме того, обязательное коллективное управление правами затронуло бы основы авторского права, а именно, исключительный характер прав.

    О введении обязательного коллективного управления с выплатой правообладателю справедливого вознаграждения предлагается говорить

    28

    только в тех случаях, когда реализация прав иным способом невозможна. Поскольку применение новых технологий не создает невозможности осуществления правообладателем своих прав (за рядом исключений, например, при вещании через спутник), нет основания ставить вопрос о введении обязательного коллективного управления правами.

    Говоря о принципе добровольности отмечается, что этот принцип должен быть сохранен не только применительно к коллективному управлению правами, но он должен быть сохранен и при индивидуальной реализации прав. В частности, передача информации об управлении правами в разного рода централизованные системы должна также быть исключительно добровольной. В противном случае, принудительная передача информации об управлении правами может быть расценена как введение формальностей, что явилось бы нарушением международных конвенций.

    В процессе реализации прав огромную роль играет достоверность информации об управлении правами. Для того, чтобы добиться большей степени точности такой информации, сегодня применяются различные технические средства. Однако современные технологии позволяют не только обеспечить надежность информации по управлению правами, но также и изменять введенную информацию. Любое изменение информации может в свою очередь нанести серьезный ущерб правообладателю. В этой связи анализируются возможные правовые средства защиты информации по управлению правами от любых совершаемых с ней незаконных действий. Предлагается предусмотреть как в национальном законодательстве, так и в международных соглашениях санкции за любые незаконные действия, в результате которых предоставляется ложная информация по управлению правами, либо в результате которых такая информация изменяется, либо устраняется с произведения.

    При этом отмечается, что включение в произведение соответствующей информации не должно носить обязательный характер. Однако поскольку

    29

    такая информация включена в произведение, она должна соответствовать действительности. Ответственность таким образом будет наступать не в результате факта не включения информации по управлению правами, а в результате того, что, будучи включенной на добровольной основе, такая информация в результате тех или иных противоправных действий не соответствует действительности.

    Еще одним важным моментом, который отмечается, говоря об управлении правами и об информации по управлению правами - это необходимость заполнения соответствующих пробелов в российском законодательстве. При этом вопрос о возможности внесения соответствующих изменений и дополнений необходимо решать уже сегодня, поскольку Россия не может быть изолирована от процессов, происходящих в рамках глобальной информационной инфраструктуры.

    Во втором параграфе исследуются предложения по защите произведений от неправомерного использования, реализуемые на практике путем установки на произведения средств технической защиты.

    В данных условиях возрастает необходимость законодательного закрепления ответственности за незаконный взлом систем технологической защиты произведений, представленных в электронной (цифровой) форме. Для этого в российский закон об авторском и смежном праве предлагается ввести норму, запрещающую импортирование, изготовление, распространение и использование в коммерческих целях любых устройств, изделий или компонентов, являющихся составной частью таких устройств и изделий, равно как и предложение или оказание услуг, единственной преследуемой целью которых является облегчение удаления и т. д. без разрешения правообладателя или закона любого технического устройства, которое применялось для защиты произведения.

    Отмечается, что применение различного рода средств технической защиты не противоречит авторскому праву и не нарушает прав пользователя.

    30

    Оно вытекает из исключительных прав правообладателя на свое произведение. При этом, следует иметь в виду, что применение таких систем осуществляется по желанию автора, т.е. носит добровольный характер. Принцип добровольности в данном контексте предлагается рассматривать как недопустимость требования обязательной установки средств технической защиты на произведение[10]. Соответственно охраняться от взлома должны системы, добровольно установленные правообладателем, и сам факт наличия охраны защитных систем не должен рассматриваться как требование обязательности таких систем.

    При охране защитных систем следует учитывать и право пользователя на определенное законом правомерное использование произведения. Этот момент следует иметь в виду, определяя условия, при которых наступает ответственность за обход защитных систем. Делается вывод о том, что такая ответственность должна наступать исключительно в случаях незаконного, т.е. неразрешенного правообладателем или законом, обхода средств технической защиты.

    Все вышесказанное, безусловно, не означает, что следует недооценивать соответствующие превентивные меры защиты.

    Введение ответственности за незаконный обход средств технической защиты представляет собой, по мнению автора, еще одну новую меру защиты прав правообладателя. При этом введение такой меры является необходимым в связи с развитием новых технологий.

    В заключении подводятся итоги исследования, излагаются основные выводы по вопросам, составляющим предмет диссертационного исследования,

    31

    имеющие как теоретическое, так и прикладное значение, показываются перспективы дальнейшей разработки поставленных проблем.

    По теме исследования диссертантом опубликована научная статья:

    Куликова Е. В. Отдельные аспекты реализации авторского права и смежных прав в условиях новых технологий \\ депонирована в ИНИОН РАН № 55631 от 06.05.2000.



    [1] В качестве синонима термина «новые технологии» автор употребляет также термины «электронные» и «цифровые» технологии.

    [2] См. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года в редакции 1971 года. Публикация ВОИС № 287 (R). Женева. 1990. Конвенция вступила в силу. Российская Федерация является участницей конвенции; Договор ВОИС по авторскому праву от 20 декабря 1996 года. Документ ВОИС CRNR/DC/94 от 23 декабря 1996 года. В силу не вступил. Российская Федерация не участвует; Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам от 20 декабря 1996 года. Документ ВОИС CRNR/DC/95 от 23 декабря 1996 года. В силу не вступил. Российская Федерация не участвует; Всемирная конвенция по авторским правам, подписанная в Женеве 6 сентября 1952 года и пересмотренная в Париже 24 июля 1971 года. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. Сборник нормативных актов: авторское право. Издательство Университета дружбы народов. Москва. 1988. Конвенция вступила в силу. Российская Федерация является участницей; Международная конвенция по охране прав артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и радиовещательных организаций. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. Сборник нормативных актов: авторское право. Издательство Университета дружбы народов. Москва. 1988. Конвенция вступила в силу. Российская Федерация не участвует; Accord sur les aspects des droits de propriete intellectuelle qui touchent au commerce (Accord sur les ADPIC). Publication OMPI № 223 (F). 1996. Соглашение вступило в силу. Российская Федерация не участвует.

    [3] См. Богуславский М.М. Вопросы авторского права в международных отношениях. Наука. 1973; Богуславский М.М. Участие СССР в международной охране авторских прав. Юридическая литература. Москва. 1970; Гаврилов Э.П. Международные конвенции об авторском праве. Прогресс. Москва. 1982; Гаврилов Э.П. Советское авторское право: основные положения. Тенденции развития. Москва. 1984; Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Москва. 1985; Гальперин А.Б., Михайлова Л.А. Интеллектуальная собственность: сущность и правовая природа. Право промышленной и интеллектуальной собственности. Новосибирск. 1992; Дозорцев В. А. Авторские правомочия. Проблемы современного авторского права. Свердловск. 1989; Кузнецов М.Н. Охрана авторских прав в международном частном праве. Москва. 1986; Кузнецов М.Н. Правовое регулирование результатов творческой деятельности. Москва. 1982; Матвеев Ю.Г. Международная охрана авторских прав. Юридическая литература. Москва. 1987; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Проспект. Москва. 1996; Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества. Москва. 1979; Чернышева С. А. Авторский договор в гражданском праве России. Москва. Графика. 1996; Шатров В.П. Международное сотрудничество в области изобретательства и авторского права. Международные отношения. Москва. 1982.

    [4] Th. Dreier. Copyright digitized: Philosophical impacts and practical implications for information exchange in digital networks. In WIPO Worldwide symposium on the impact of the digital technology on copyright and neighbouring rights. 1993; B. Hugenhclz. Intellectual property rights on the information superhighway. Report to the European Comission. (D G). 1995; Natalie Helberge. European Commission report on the social and societal aspects of the information society. IRIS. Legal observations of the european audiovisual observatory. March 1996-Vol. II-1 3; Bruce A. Lehman. Intellectual Property and the National Information Infrastructure. A Preliminary Draft of the Report of the Working Group on Intellectual Property Rights. Information infrastructure task force. Washington D С July. 1994; Catherine Kerr-Vignale. The acquisition and management of rights in the digital age. Report on the Seminar Copyright and Neighbouring Rights in the digital era. Oslo. May. 1996; Andre Lucas. L'incidence des techniques numeriques sur le droit d'auteur et Ies droits voisins du droit d'auteur. (au Seminaire "Copyright and neoghbouring rights in the digital era). Oslo. 1996.

    [5] См. Р. Дюма Литературная и художественная собственность". Москва, "Международные отношения, 1989, с. 27; А. П. Сергеев. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Москва. Проспект. 1996. с. 110; См. В.

    [6] См. Intellectual Property and the National Information Infrastructure. The Report of the Working Group on Intellectual Property Rights, с 41-45; Green Paper. Copyright and Related Rights in the Information Society, с 27-28.

    [7] См. Intellectual Property and the National Information Infrastructure. The Report of the Working Group on Intellectual Property Rights, с 213-217;. P. Vandoren, S. Lecrenier. La nature et la dimention de l'adaptation des regies de protection du droit d'auteur. Madrid. 1996. C.5-6; Andre Lucas. L'incidence des techniques numeriques sur le droit d'auteur et les droits voisins du droit d'auteur. с 8.

    [8] См. В. Hugenholz. Intellectual property rights on the information superhighway. Report to the European Comission. (D G). 1995. с 45; Le defi de l'autorute de Tinformation. Rapport du Comite consultatif sur l'autorute de l'information au Ministre des apporisionnements et services du Canada. 1995. с 132; Andre Lucas. L'incidence des techniques numeriques sur le droit d'auteur et les droits voisins du droit d'auteur. с 7-8.

    [9] См. Green Paper. Copyright and Related Rights in the Information Society, c.77; Andre Lucas. L'incidence des techniques numeriques sur le droit d'auteur et les droits voisins du droit d'auteur. с 16; Kerr-Vignale.The acquisition and management of rights in the digital era. с 19.

    [10] См. Intellectual Property and the National Information Infrastructure. The Report of the Working Group on Intellectual Property Rights, c.233; P. Vandoren, S. Lecrenier. La nature de Padaptation des regies de protection du droit d'auteur. 1996. с 11.

Информация обновлена:06.07.2010


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru