Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Некоторые вопросы оплаты труда в колхозах /


Н. Т. Осипов.

Осипов, Н. Т.

Полный текст документа:

Н. Т. Осипов, кандидат юридических наук

Некоторые вопросы оплаты труда в колхозах.

Способ производства материальных благ определяет форму их рас­пределения. Однако форма распределения не является пассивным от­ражением существующего характера производства. Находясь во взаимосвязи и зависимости от него, она оказывает обратное воздей­ствие на способ производства, ускоряя или замедляя его развитие. Чтобы форма распределения содействовала прогрессу производства, она должна своевременно изменяться в связи с изменениями в харак­тере последнего и правильно отражать тенденции его дальнейшего развития.

Колхозной форме производства соответствует и особая форма рас­пределения общественного совокупного продукта колхоза, отражаю­щая особенности колхозного производства. В колхозах весь совокуп­ный продукт, созданный колхозниками при помощи орудий и средств производства, принадлежащих как колхозу, так и государству, являет­ся собственностью колхоза. Поэтому та часть доходов колхоза, которая идет на оплату труда, распределяется среди колхозников по количеству и качеству труда, вложенного в общественное хозяйство колхоза.

Специфика колхозного производства создала особую форму учета и оплаты труда — трудодень. Трудодень порожден практикой колхоз­ного строительства и является особой категорией колхозного произ­водства. Трудодень подводит к единому знаменателю все многообраз­ные виды работ в колхозе и дает возможность определить степень уча­стия каждого колхозника в общественном производстве колхоза. Кроме того, трудодень определяет и размер доли колхозника в натуральных и денежных доходах колхоза. Таким образом, трудодень имеет сложную природу и проявляет себя двояко: с одной стороны, он является экономической категорией производства — мерой труда, с дру­гой — самостоятельной правовой категорией, опосредствующей отно­шения, складывающиеся между колхозом и колхозниками по вопросу оплаты труда, вложенного в колхозное производство. Трудодень — важный рычаг подъема экономики колхозного производства, во многом способствующий организационно-хозяйственному укреплению колхоза. Поэтому упорядочение оплаты труда в колхозах и, таким образом создание материальных стимулов у работников колхозного производства, прежде всего, связано с повышением стоимости трудодня. Повы­шение стоимости трудодня достигается различными способами: уста­новлением прогрессивных норм выработки и расценок работ в трудо­днях, правильным соотношением расценок между отраслями хозяйства и главным образом между полеводством и животноводством, стро­гим учетом расходования трудодней и борьбой за их экономию, повы­шением производительности труда и т. п. Все способы трудно пере­числить, да нет и необходимости в этом перечислении. В каждом кол­хозе имеются свои «узкие» места, свои трудности, зависящие от ряда причин, поэтому и решать вопрос об укреплении трудодня в том или ином колхозе можно только тогда, когда будут учтены все особен­ности данного хозяйства.

В докладе на XX съезде КПСС Н. С. Хрущев, останавливаясь на вопросах оплаты труда, особо подчеркнул, что «перед нами стоит важ­ная политическая и хозяйственная задача — навести надлежащий по­рядок в оплате труда. Необходимо последовательно проводить в жизнь принцип личной материальной заинтересованности работников, помня, что осуществление этого принципа является важнейшим условием не­уклонного роста производства».1 Следовательно, необходимость изыски­вать новые формы оплаты труда, учитывающие количество, качество к себестоимость продукции, не вызывает сомнения. Вопрос ныне состоит в том, в какой мере отвечают новым требованиям рекомендованные и законодательно закрепленные формы оплаты труда в колхозах и, прежде всего, выполняет ли трудодень и сейчас свою служебную функ­цию меры труда и меры распределения.

К. Е. Цыбенко, председатель колхоза «Большевик» Сумской обла­сти Украинской ССР, считает, что «трудодень — это что-то отвлечен­ное, абстрактное, рожденное в потоках исканий форм материальной заинтересованности колхозников складывающегося колхозного строя».2 В работе К. Е. Цыбенко дан обстоятельный анализ недостатков трудо­дня, его несовершенство. Однако здесь же автор подчеркивает огром­ную положительную роль трудодня, которую он сыграл в укреплении артели, где он является председателем. «Говоря о недостатках трудо­дня,— пишет К. Е. Цыбенко, — не надо забывать и об огромной поло­жительной роли, которую он сыграл в укреплении нашей артели, всего колхозного строя и играет еще сейчас в большинстве колхозов. Укреп­ляя трудодень, (повышая его оценку, многие артели достигли расцвета общественного хозяйства, высокого уровня материального благосо­стояния колхозников, создали для них культурную и зажиточную жизнь. Поэтому в колхозах, где еще не созрели условия для перехода на гарантированную денежную ежемесячную оплату труда, главной задачей должно быть всемерное укрепление трудодня».3

Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 марта-1956 г. «Об Уставе сельскохозяйственной артели и дальнейшем развитии инициативы колхозников в организации колхозного производства» управления делами артели» и «О ежемесячном авансировании и допол­нительной оплате труда в колхозах»4 предоставили колхозам большие права в решении важнейших вопросов внутрихозяйственной деятель­ности колхозов, исходя из интересов государства, общественных инте­ресов колхозов и личных интересов колхозников. В числе различных, вопросов внутрихозяйственной жизни колхозов колхозники ныне само­стоятельно решают и вопросы оплаты труда, применительно к произ­водственным особенностям своего колхоза. Сейчас в колхозах действуют самые разнообразные формы оплаты труда, нормы выработки и расценки работ в трудоднях, разработанные самими колхозами.

Для юристов и экономистов имеется огромный фактический мате­риал, который необходимо обобщать, анализировать и широко осве­щать в печати. Однако в юридической литературе эти вопросы пока еще не получили должного освещения и не подвергались сколько-ни­будь серьезному анализу. А именно сейчас в этом ощущается настоя­тельная необходимость.

Совершенно прав Г. С. Севликянц,5 подвергший критике некоторые неверные положения, завоевавшие прочное место в юридической и эко­номической литературе. Указывая на некоторые неточные понятия, Г. С. Севликянц, однако, не затронул такую важную категорию кол­хозного производства, как трудодень. Анализ его имеет существенное значение для решения многих вопросов оплаты труда в колхозах.

Трудодень, являясь мерой труда, имеет тот существенный недоста­ток, что в условиях сельскохозяйственного производства он не всегда учитывает конечные результаты труда. Количество начисленных трудо­дней членам бригады или звена не ставится в зависимость от получен­ного урожая или доходности животноводства. «Трудодень не содержит в себе какого-то конкретного количества труда или времени».6 Следо­вательно, оплата по трудодням без необходимых уточнений и дополне­ний трудодня приводила к уравниловке. Чтобы устранить этот недоста­ток, распределение в колхозах необходимо было установить в прямой зависимости от результатов труда. Для этой цели в ст. 15 Примерного устава сельскохозяйственной артели 1935 г. был введен второй раздел, рекомендовавший колхозам производить распределение доходов в за­висимости от полученных результатов труда. Этот порядок был более регрессивен по отношению к порядку, существовавшему по Пример­ному уставу 1930 г., однако и он не ib полной мере устранял элементы уравнительной оплаты.

В ст. 15 Примерного устава содержится ряд недостатков, послу­живших причиной того, что рекомендованный ею способ был давно от­вергнут практикой. Вопреки существующему положению, в литературе до сих пор имеются ссылки на ст. 15, как на действующую норму права без упоминания ее существенных недостатков.7 Поэтому мы считаем, что следует рассмотреть некоторые из них.

Во-первых, недостатком является установленный предел в допол­нительном начислении три перевыполнении плана и списании трудо­дней при недовыполнении плана (10%) от общего количества затра­ченных трудодней. Этот предел, особенно в части дополнительного на­числения, не (Создает материальной заинтересованности у колхозников систематически повышать производительность труда и добиваться луч­ших показателей в производстве сельскохозяйственной продукции.

Во-вторых, по ст. 15 начисление трудодней производится всем чле­нам бригады независимо от той доли труда, которую они вложили для получения высокого урожая или высокой продуктивности животноводства. Следовательно, дополнительно начислять трудодни нужно и тем колхозникам—членам бригады, которые не принимали или очень мало принимали непосредственного участия в выращивании урожая или по­лучении высоких доходов в животноводстве. Такой порядок не только снижал оплату колхозников, вложивших больше труда для достижения высоких результатов в (производстве сельскохозяйственной продукции, но и ставил в более выгодное положение колхозников, занятых на вто­ростепенных, более легких работах.

В-третьих, данный способ не учитывает затраты трудодней на про­изводство единицы продукции, не говоря уже о ее себестоимости для колхоза. В ст. 15 говорится, что бригаде, получившей урожай выше средне-колхозного, необходимо произвести начисление дохода в раз­мере до 10% всего числа выработанных ими трудодней. Поэтому бригада, затратившая большее количество трудодней, но получившая урожай выше средне-колхозного, оказывалась в более благоприятном положении по отношению к бригаде, получившей также урожай выше средне-колхозного, но затратившей меньшее количество трудодней, чем первая бригада.

Неудачно был сформулирован и порядок списания трудодней. По ст. 15 списание производится пропорционально количеству выработан­ных трудодней. Кто больше работал и заработал больше трудодней, с того колхозника и описывалось больше трудодней. Такой порядок был явно несправедлив по отношению к тем колхозникам, которые добро­совестно трудились в общественном хозяйстве колхоза и вложили ма­ксимум своего труда.

Ст. 15 содержит и другие недостатки, однако они менее значитель­ны, и на них мы не останавливаемся. Достаточно указанных недостат­ков, чтобы считать рекомендацию ст. 15 по этому вопросу неудачной и устаревшей.

В целях оказания помощи колхозам по внедрению более прогрес­сивных форм оплаты, свободных от элементов уравниловки, Совет Министров Союза ССР в своем Постановлении от 19 апреля 1948 г. «О мерах по улучшению организация, повышению производительности и упорядочению оплаты труда в колхозах»8 рекомендовал колхозам распределять доходы с учетом урожая, собранного бригадой, а в брига­дах — по звеньям, ic тем, чтобы колхозники бригад и звеньев, получив­ших более высокие урожаи, получали бы соответственно и более высо­кую оплату. В этих целях Совет Министров СССР предлагает три способа дополнительного начисления или списания трудодней.

Порядок распределения доходов, рекомендованный Постановле­нием Совета Министров СССР от 19 апреля 1948 г., способствовал вне­дрению более прогрессивной системы оплаты труда. Однако и данная система имеет также ряд недостатков, которые были выявлены в про­цессе ее применения на практике. Эти недостатки стали особо ощутимы сейчас ib период всестороннего подъема всех отраслей сельскохозяй­ственного производства.

Недостаток первого способа (ст. 19) состоит в том, что труд брига­ды или звена оценивается в зависимости от выполнения установлен­ного для них плана урожайности данной культуры или группы одно­родных культур. Недостаток этого способа особенно сильно сказы­вался до изменения практики планирования сельского хозяйства, т. е. до 9 марта 1955 г. В литературе немало приводилось примеров, когда урожайность культур устанавливалась иногда крайне завышенной или заниженной. Очень часто бригады, сеявшие зерновые культуры, нахо­дились в невыгодным для них положении, и получали заниженную оплату, а бригады, занятые выращиванием овощей, незаслуженно по­лучали высокую оплату за труд.

Изменение практики планирования сельского хозяйства внесло огромные изменения в дальнейшее развитие колхозного производства. До изменения практики планирования колхозы не имели права сами уста­навливать план урожайности, сейчас колхозники сами определяют планы урожайности. Это обстоятельство в целом весьма прогрессивное, на первых порах, однако, повлекло за собой тенденцию колхозников в некоторых колхозах к установлению заниженных планов урожайности для того, чтобы бригады смогли не только выполнить, но и перевыпол­нить план урожайности, а следовательно, получить более высокую оплату.

Нам представляется, что в целях максимального развития ини­циативы колхозников в снижении затраты трудодней на производство, единицы продукции следовало бы изменить ст. 19, установив, что бри­гаде, получившей урожай выше планового, дополнительно начисляют­ся трудодни не из фактически затраченных трудодней, а из количества трудодней, предусмотренных планом. В данном случае бригада будет заинтересована в снижении затрат трудодней, в повышении произво­дительности труда. Бели ст. 19 применять без изменения, то бригада, получившая высокие результаты и снизившая затраты труда, окажется в худшем положении по сравнению с теми бригадами, которые, хотя и получили хорошие результаты, но израсходовали все трудодни, предусмотренные планом.

Другим недостатком первого способа (ст. 19) является то, что списание трудодней за невыполнение планового задания производится пропорционально выработанным трудодням. Чем больше колхозник вло­жил труда в производство определенного вида продукции, тем больше с него будет списано трудодней. На первый взгляд такой порядок спра­ведлив. Однако практически выявляется его крайняя несправедливость. Известно, что результаты труда бригады, звена зависят от усилии всех членов бригады или звена, от количества и качества вложенного труда. Поэтому часто низкая урожайность или продуктивность животновод­ства зависит именно от того, что некоторые члены бригады (звена; недостаточно поработали. Спрашивается, почему же такие колхозники должны в меньшей мере отвечать за плохие результаты труда всей бригады? Почему с них нужно списывать меньше трудодней, чем с тех колхозников, которые добросовестно потрудились?

Представляется, что в осуществлении принципа коллективной от­ветственности за результаты труда бригады и усиления принцип ма­териальной заинтересованности списание трудодней необходимо произ­водить в равном количестве со всех членов бригады, за исключением, конечно, подростков и престарелых, на которых не распространяется обязанность выработать минимум трудодней. Такой порядок списания трудодней будет более справедлив, чем рекомендованный ст. 19.

Далее, в ст. 19 говорится, что, если бригада добьется результатов, труда выше планового, то ей должны начислять столько трудодней, сколько она затратила, а за каждый процент перевыполнения плана, дополнительно начисляется один процент трудодней, затраченных на, производство данного вида продукции. Такой порядок также не создает у колхозников заинтересованности в изыскании более прогрессивных приемов труда, дающих значительную экономию трудодней при полу­чении высоких результатов труда, так как бригада, получившая высо­кий урожай или добившаяся высокой продуктивности животноводства и затратившая меньше трудодней, оказывается в худшем положении, чем та бригада, которая добилась таких же результатов, но затратила все трудодни, предусмотренные планом. Поэтому ст. 19 (следовало бы изменить так, чтобы бригаде, добившейся высоких результатов, допол­нительное начисление производилось из всего числа трудодней, преду­смотренных планом затрат трудодней.

Большая роль в организации труда бригады принадлежит брига­диру. От бригадира во многом зависит и экономия трудодней. Однако при существующей оплате труда бригадир не заинтересован в сокра­щении затрат трудодней, напротив, вся бригада во главе с бригадиром, заинтересована израсходовать все трудодни, предусмотренные планом. Исправляя этот недостаток, следует установить такой порядок оплаты труда бригадира, который материально заинтересовывает его сокра­щать затраты трудодней. Например, бригадирам можно начислять, определенный процент числа трудодней от числа сэкономленных трудо­дней при выполнении плана бригады в натуре и деньгах.

Второй способ дополнительного начисления или списания трудо­дней (ст. 20) мало чем отличается от способа, предусмотренного ст. 19. Разница состоит лишь в методе подсчета выполнения плана. Если ст. 19 .предусматривает сравнение фактического результата труда бригады с плановым заданием, то ст. 20 — сравнение процента выпол­нения плана в среднем по колхозу с процентом выполнения плана бригады. Поэтому для ст. 20 свойственны такие же недостатки, как и для ст. 19. Но помимо этих общих недостатков, о которых сказано выше, ст. 20 имеет и свои недостатки. Выполнение плана в среднем по колхозу всецело зависит от фактического выполнения плановых зада­ний каждой бригады. По результатам работы бригад производится под­счет выполнения плана в среднем по колхозу. Следовательно, чем выше показатели работы бригад, тем выше и показатели в среднем по колхо­зу, и, наоборот, если некоторые из бригад имеют низкие показатели, то и средне-колхозный результат также будет низким. Именно это об­стоятельство и составляет основной недостаток второго способа. Доста­точно внимательно проанализировать рекомендацию ст. 20, как станет ясным, что этот способ не создает и не может создать стимулов для повышения производительности труда.

Какая может быть заинтересованность в труде у членов бригады: или эвена, если они не знают, каков будет средне-колхозный урожай и не могут узнать при всем желании, так как он будет выяснен только в конце хозяйственного года. Естественно, что работа без твердой уве­ренности в результатах труда резко снижает производственную активность колхозов и отрицательно сказывается на общественном произ­водстве колхоза.

Далее в ч. 3 ст. 20 говорится, что «с бригады или звена, выполнив­ших или перевыполнивших установленный для них план урожайности, хотя и в меньшем проценте, чем в среднем по колхозу, списание тру­додней не производится...» Это положение ст. 20 берет под защиту бригады и звенья, которые выполнили план или перевыполнили его, но в меньшем проценте, чем в среднем по колхозу. А как же быть в том случае, если бригада получила урожай ниже планового, но в боль­шем проценте, чем в среднем по колхозу? Имеет ли данная бригада право на дополнительное начисление трудодней? Судя по указанному предписанию ст. 20, данной бригаде следует за каждый процент «пере­выполнения» плана в среднем по колхозу начислять один процент тру­додней. А бригада, перевыполнившая установленный для нее план, со­гласно ч. 3 ст. 20 не имеет право на дополнительное начисление и должна довольствоваться тем, что с нее не списывают трудодни. Эти парадоксы ст. 20 еще резче проявляются, если произвести подсчет од­них и тех же показателей одновременно по ст. 20 и ст. 19. Даже не­сложный пример с наглядностью убедит, что в том случае, когда бри­гады недовыполняют установленные им планы, для них выгоднее, что­бы расчеты производились по ст. 20. Если бригады перевыполнили план, то выгоднее расчеты производить по ст. 19. Поэтому мы считаем, что способ, предусмотренный ст. 20, требует соответствующих изме­нений.

Практика применения рекомендованных постановлением от 19 ап­реля 1948 г. способов с полной очевидностью выяснила, что наиболее прогрессивным способом распределения трудодней является третий способ, предусмотренный ст. 24. Он относительно прост в технике под­счета и наиболее удобен для практического применения. Указанный способ понятен колхозникам, и самое важное то, что распределение трудодней производится исключительно по конечным результатам тру­да — урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности скота и т. п.

Третий способ начисления или списания трудодней наиболее верно отвечает социалистическому принципу оплаты труда и создает мате­риальную заинтересованность у колхозников. О преимуществах этого способа перед двумя другими сказано достаточно определенно в лите­ратуре, поэтому нет необходимости рассматривать его в данной статье.10 Сейчас стоит вопрос, пожалуй, не столько в устранении недо­статков в способах, рекомендованных ст.от. 19 и 20, так как в практике колхозов в таком виде они почти не применяются, сколько в выяснении вопроса, следует ли вообще применять дополнительное начисление и списание трудодней. Среди некоторых практиков колхозного производ­ства и работников науки колхозного права существует мнение о том, что дополнительное начисление и дополнительная оплата производятся за одни и те же показатели, за один и тот же результат труда — пере­выполнение плановых заданий. Кроме того, считается, что колхозники бригад, перевыполнивших плановые задания, получают фактически двойную оплату за часть продукции, полученную сверх плана; в резуль­тате дополнительного начисления в колхозе увеличивается общее коли­чество трудодней, подлежащих оплате, и таким образом якобы умень­шается общая стоимость трудодня. В целях устранения недостатков предлагается отказаться от дополнительного начисления и списания трудодней и ввести хорошо продуманную систему дополнительной оплаты.

Такое мнение сложилось в результате несовершенства рекомендо­ванных способов дополнительного начисления или списания трудодней, предусмотренных постановлением Совета Министров СССР от 19 апреля 1948 г. Рекомендованные способы содержали ряд недостатков, о которых говорилось выше, мало были понятны колхозникам, и, что самое важное, они не устраняли недостатков трудодня. Поэтому колхо­зы постепенно перестали применять эти способы, и, в конце концов, значительное число колхозов вовсе отказалось от практики начисления и списания трудодней, в зависимости от результатов труда, заменив их различными видами дополнительной оплаты.

Несмотря на ряд недостатков существующей системы дополнитель­ного начисления или списания трудодней, которые следует устранить, в принципе нельзя согласиться с указанными доводами о необходи­мости ликвидации системы дополнительного начисления или списания трудодней.

Подобно тому, как дополнительное начисление трудодней является не формой поощрения колхозников и не дополнительной оплатой труда, так и списание на низкие показатели нельзя рассматривать в качестве наказания за плохой труд. Дополнительное начисление и списание тру­додней — это один из способов, при помощи которого можно достичь правильной оценки труда колхозников по количеству, качеству и ко­нечным его результатам, т. е. произвести правильный расчет с колхоз­никами по основной оплате.

Дополнительная оплата преследует иную цель, исходит из иных оснований и ничего общего не имеет с дополнительным начислением трудодней. Она устанавливается не в трудоднях, стоимость которых определяется деятельностью колхоза, а выдается натурой или деньгами; за достижение высоких показателей в производстве отдельных видов продукции растениеводства и животноводства.

По вопросу о дополнительной оплате труда в колхозах в Постано­влении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 марта 1956 г. гово­рится, что она должна являться поощрительной формой вознагражде­ния за хорошую работу и выдается тем колхозникам и специалистам,, «которые, повышая уровень своих знаний, проявляя творческую ини­циативу и внедряя в колхозное производство все передовое и прогрес­сивное, перевыполняют плановые задания, принятые колхозом, и своей хорошей работой создают дополнительную продукцию сельского хо­зяйства».

Таким образом, дополнительная оплата, являясь важным стиму­лом повышения производительности труда и создания дополнитель­ной продукции сельского хозяйства, остается лишь поощрительной мерой и ни в коем случае не подменяет основную оплату. Поэтому, по­ка в колхозах оплата труда производится по трудодням, дополнитель­ное начисление или списание трудодней в зависимости от результатов труда не только можно, но необходимо применять, так как ни аванси­рование, ни дополнительная оплата не могут заменить этой меры, пока существует оплата по трудодням.

В связи с этим считаем неосновательными высказывания о том, что все три способа начисления или списания трудодней утратили свое значение.11 Передовые колхозы, ранее не применявшие дополнительного начисления и списания трудодней, именно сейчас, когда они добились высоких результатов хозяйственной деятельности, начинают применять дополнительное начисление и описание трудодней, (несколько изменив рекомендацию ст. 24 постановления от 19 апреля 1948 г.12

В связи с рассмотренными выше вопросами оплаты труда в кол­хозах само собой напрашивается вопрос: имеют ли право колхозы по своей инициативе вводить необходимые изменения в рекомендованный порядок перераспределения трудодней, предусмотренный постановле­нием Совета Министров СССР от 19 апреля 1948 г. (ст.ст. 19, 20, 24)? Этот вопрос тесно связан с определением правовой природы рекомен­даций. В юридической литературе по данному вопросу нет единого мнения. Все высказывания сводятся в основном к двум точкам зрения.

Первая состоит в том, что рекомендации, содержащиеся в поста­новлениях Партии и Правительства, являются нормами права, поэтому соблюдение их является обязательным для всех тех, кому они адре­сованы, и изменять их содержание или вносить поправки нельзя.13

Вторая точка зрения отрицает нормативный характер актов, издан­ных в форме рекомендаций, потому что они не носят императивного характера, не имеют санкций, выполнение их не обеспечивается прину­дительной силой государства, а, следовательно, они не являются норма­ми права.14

Мы полностью разделяем мнение, согласно которому рекомендации не относятся к нормам права. Поэтому мы считаем, что они не порож­дают никаких правовых последствий для колхозов в том случае, если они их в какой-то мере изменят или вовсе не применят. Слов нет, что рекомендации Партии и Правительства по своему содержанию являют­ся обобщением лучшего опыта колхозного строительства, что они на­правлены на оказание помощи колхозам во внедрении последних дости­жений науки и техники ib колхозное производство, применении более прогрессивных приемов труда и форм оплаты за труд и т. п. Однако при всем их огромном значении, с правовой точки зрения, они все-таки только рекомендации, пожелания, но не императивные нормы права и приведение их в жизнь не может осуществляться в форме прямого предписания. Обычно рекомендации воспринимаются колхозниками и проводятся в жизнь сразу же после их опубликования в печати, так как колхозники на большом опыте убедились в целесообразности осу­ществления на практике рекомендаций Партии и Правительства. Но иногда рекомендации навязываются колхозникам и без их согласия, без учета местных особенностей, т. е. фактически рекомендацию мест­ные органы власти превращают в императивную норму права и тре­буют безусловного ее выполнения. Такое неверное понимание право­вой природы рекомендаций искажает сущность и самую идею реко­мендательных актов и, конечно, в какой-то мере приводит к нарушению демократических основ управления делами колхоза.

Рекомендации, в отличие от императивных норм права, не утрачи­вают своего значения и после издания другого, нового рекомендатель­ного акта по тому же вопросу, и поэтому колхозы могут использовать как новую, так и старую рекомендацию.

Было бы ошибочным полагать, что ранее изданные рекомендации теряют всякое практическое значение и после издания новой рекомен­дации колхозы уже не имеют .права пользоваться старой рекоменда­цией.15 Такое толкование правового положения рекомендаций исказило «бы самую сущность рекомендательных актов. Поэтому мы считаем, что колхозы имеют полное право, как вносить необходимые изменения в те или иные рекомендации, связанные с особенностями данного колхоза, так и исправлять недостатки, обнаруженные в процессе их применения.

Если согласиться с тем, что старая рекомендация утрачивает зна­чение, как только появляется новая, мы неизбежно придем к выводу, противоречащему действительности, что колхозы и сейчас не свободны в выборе формы оплаты труда и решении других внутрихозяйственных вопросов. Неизбежен и другой вывод, что рекомендации по своей юри­дической природе ничем не отличаются от норм права, обладающих свойствами императивного характера, что также является неверным. Поэтому представляется, что такое понимание юридической природы рекомендации противоречит самой сущности рекомендаций. Оно не вы­текает из смысла всех тех решений Партии и Правительства, которые были изданы в последние годы по вопросам дальнейшего развития ини­циативы колхозников, укрепления внутриколхозной демократии и раз­вития колхозного производства. Оно противоречит практике сегодняш­него дня, так как колхозы обладают самой широкой инициативой в решении всех вопросов внутриколхозной жизни.

В этой связи считаем, что действия исполкомов местных Советов депутатов трудящихся, которые своими решениями прядают некоторым рекомендациям Партии и Правительства силу императивной нормы права, являются незаконными. Такие решения неоправданны даже тем, что они якобы издаются в целях конкретизации той или иной рекомен­дации сообразно с местными условиями. На самом деле, превратив ре­комендацию в обязательную норму права, местные органы власти под­меняют государственное руководство колхозами государственным адми­нистрированием и нарушают принципы колхозной демократии.

Нельзя поэтому согласиться с Ц. А. Ямпольской, которая, с одной стороны, отрицает императивный характер рекомендаций, а с другой — считает, что исполкомы местных Советов имеют право __ превращать рекомендации в нормы права посредством своих решений.16 Если со­гласиться с Ц А. Ямпольской, то нужно согласиться и с тем, что исполкомы местных Советов могут любую рекомендацию превратить в обязательную норму права и требовать от колхозов безусловного и точного ее исполнения. Представляется, что такое превращение реко­мендации в обязательные нормы права является необоснованным и противоречит их юридической природе.

Совершенно очевидно, что колхозы вправе избирать любую систе­му оплаты труда, которая наиболее полно учитывает местные конкрет­ные условия отвечает социалистическому принципу распределения по труду и создает материальную заинтересованность колхозников рабо­тать в общественном хозяйстве колхоза. Как правило, рекомендации по вопросам оплаты труда в основном отвечают всем этим требова­ниям. Поэтому колхозы применяют их в практике без каких-либо из­менений. Но могут быть случаи, когда рекомендованные формы оплаты труда не вполне соответствуют конкретным условиям того или иного колхоза и колхозники вынуждены вносить свои коррективы в такие рекомендации. Следует отметить, что внесение поправок и дополнений не всегда улучшает рекомендованную систему оплаты, и колхозники впоследствии сами от них отказываются, но, естественно, что поиски более совершенной системы оплаты труда не могут быть гарантированы от ошибок и неудач, которые устраняются уже в процессе проверки на практике.

Особенно широкий размах приобрели поиски новых форм оплаты труда в колхозах после издания постановления от 6 марта 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР этим постановлением призвали кол­хозников шире развивать инициативу и творчество колхозных масс в со­вершенствовании всех процессов производства, организации и управле­нии делами колхозов. Во многих колхозах были разработаны и прове­дены в жизнь такие формы оплаты труда, которые значительно отли­чаются от рекомендованных постановлением от 19 апреля 1948 г.

Поиски мер, повышающих материальную заинтересованность кол­хозников, сводятся к изысканию способов, обеспечивающих установле­ние гарантированной ежемесячной оплаты труда и той формы, в кото­рой она должна выдаваться.

В какой форме следует установить гарантированную оплату — в денежном выражении или в трудоднях? В зависимости от решения этого вопроса решается и вопрос о способах, обеспечивающих гаран­тированную оплату. В литературе все чаще высказывается мнение практиков колхозного производства, что трудодень изжил себя, потерял свое значение.17 «Трудодень не может быть признан правильным, объективным мерилом затрат труда на производство продукции».18 Словом, трудодень отнюдь не идеальная мера труда, и следует изыскивать более прогрессивные формы оплаты труда. Вместо трудодня пред­лагается ввести гарантированную ежемесячную денежную оплату.

Несомненно, что высокая гарантированная оплата лучше негаран­тированной, будь то в денежном выражении или в трудоднях. Экономи­чески крепкие колхозы имеют все возможности ввести гарантирован­ную оплату. У них имеются необходимые резервы, спланированы дохо­ды и расходы, и неблагоприятные результаты данного хозяйственного года не могут серьезно повлиять на экономику колхоза. Иное положе­ние в экономически слабых колхозах. У них слабая трудовая актив­ность колхозников, невысокая продуктивность животноводства, низкие урожаи, у них нет необходимых денежных резервов, и они не могут обеспечить гарантированную оплату. Где им взять средства для обе­спечения гарантированной оплаты?

Ответ на этот вопрос высказан в печати: «Отстающим колхозам выдать государственный кредит для авансирования колхозников, чтобы повысить их материальную заинтересованность в развитии обществен­ного производства, скажем, на первых порах по 2—3 рубля на трудо­день».19 Итак, выход найден — переложить на плечи государства огромные расходы по обеспечению (гарантированной оплаты. Предложен­ный способ обеспечения гарантированной оплаты самый легкий. Он не требует ни творческой инициативы от правления колхоза в укрепле­нии экономики своего колхоза, ни поисков внутренних резервов кол­хозного производства.

Такой подход к решению данного вопроса представляется невер­ным, так как о« воспитывает иждивенческие настроения у колхозов, которые и без того имеются в практике колхозного строительства.20 Государство оказывало и оказывает колхозам огромную всестороннюю помощь, в том числе и кредитами. Постановления Партии и Правитель­ства по вопросам дальнейшего развития сельского хозяйства СССР, изданные в последние годы, представляют колхозам широчайшие воз­можности в укреплении их экономики, повышения материального бла­госостояния колхозников. Практика большинства колхозов убедительно свидетельствует о том, что колхозы сумели использовать предоставлен­ные им права и льготы и в короткий срок добились больших успехов в развитии своего общественного хозяйства. Однако есть еще и слабые колхозы, которые по различным причинам не смогли пока добиться успехов, хотя все объективные условия для их роста имеются. Причина» отставания отдельных колхозов кроется, главным образом, в их слабой организационно-хозяйственной деятельности, в неумении руководителей колхозов, правлений быстро перестроить свою работу, по-новому ис­пользовать преимущества коллективного производства. Некоторые ру­ководители отстающих колхозов ждут готовых рецептов в решения тех или других вопросов. Поэтому в печати и появляются такие высказы­вания и то вопросам гарантированной оплаты труда. Нам предста­вляется, что установление гарантированной оплаты в колхозах за счет специальных кредитов государства не решает данной проблемы, и мало будет способствовать укреплению экономики колхозов. Практика боль­шинства колхозов убедительно показывает, что путь к гарантирован­ной оплате лежит не через государственный кредит, и причина отста­вания некоторых колхозов вовсе не в трудодне, а в слабой организа­ционно-хозяйственной деятельности руководителей колхозов. Поэтому само по себе упразднение трудодня без большой организационно-хо­зяйственной работы по поднятию уровня колхозного производства о том или ином колхозе не укрепит экономики отстающего колхоза. Масса колхозов страны добились выдающихся успехов в развитии свое­го общественного хозяйства через трудодень и при его помощи путем его укрепления, повышения его стоимости, а не в результате упраздне­ния трудодня. Другая часть колхозов добилась больших успехов, упразднив трудодень и введя денежную гарантированную оплату, на первых порах относительно не высокую. Следовательно, пути укрепле­ния общественного хозяйства колхозов могут быть различными, и все зависит от конкретных особенностей развития отдельных колхозов.

Другое дело, что трудодень не являлся и не является универсаль­ной мерой затрат труда колхозников в общественном производстве, что он имеет органические недостатки, исправление которых требует известных искусственных дополнений в виде дополнительного начисле­ния и списания трудодней, дополнительной оплаты, авансирования. И поэтому необходимо искать более совершенную систему учета и оплаты труда в колхозах.

Н. С. Хрущев, указывая на недостатки трудодня, советует поду­мать над тем, «не следует ли перейти к более прогрессивным формам оценки труда? Можно, — говорит Н. С. Хрущев,— затраты труда опре­делять во времени, например, в часах или в каких-то других показа­телях». Несомненно то, что на смену трудодню должна прийти более совершенная форма оплаты труда и скорее всего денежная форма.

Таким образом, установление гарантированной оплаты труда в колхозах может быть как в трудоднях, так и в денежной форме. Одна­ко механически упразднять трудодень без учета конкретных специфи­ческих условий данного колхоза, нам представляется, нельзя. Но «Нам не нужно в данном отношении ограничивать инициативу колхозни­ков»,— говорит Н. С. Хрущев. Практика колхозного производства, не­сомненно, выработает наиболее совершенную форму учета и оплаты труда в колхозах, так как колхозам сейчас предоставлены в этом деле широчайшие возможности.

Рекомендована кафедрой земельного и колхозного права Ленинградского университета

__________________________________

1 Н. С. Хрущев. Отчетный доклад ЦК КПСС XX съезду партии. Госполитиздат, 1956, стр. 86.

2 К. Е. Цыбенко. Второй год без трудодня. Сельхозгиз, М., 1958, стр. 1&„

3 Там же, стр. 9.

4 См. «Правда», 10 марта 1956 г.

5 Г. С. Севликянц. Некоторые вопросы правового регулирования оплаты труда колхозников в полеводстве (по материалам хлопкосеющих колхозов Таджик­ской ССР). Ученые записки Таджикского государственного университета. Труды юри­дического факультета, т. XI, вып. 4. Сталинабад, 1956, стр. 123.

6 Н. С. Хрущев. Итоги развития сельского хозяйства за последние пять лет и задачи дальнейшего увеличения производства сельскохозяйственных продуктов. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1958 г. «Правда». 16 декабря 1958 г.

7 Я. П. Агеев. Организация и оплата труда в колхозах. Куйбышев. 1952; Кол­хозное право. Госюриздат. М., 1955, гл. X. См. также «Советское государство и право», 1957, № 5, стр. 130.

8 Сборник руководящих материалов по колхозному строительству. Юриздат, М. 1948. стр. 287.

9 Г. С. Севликянц (см. ук. статью) предлагает размер списания трудодней определять в зависимости от коэффициента затрат труда. Чем больше колхозник за­тратил труда в общественном хозяйстве, больше выработал трудодней тем меньше с него списывать трудодней, и чем меньше выработано трудодней, тем больше спи­сывать. Предложенная система, хотя и оригинальна, однако она преследует не столько полное обеспечение социалистического принципа оплаты по труду сколько усиление санкции за недостаточное трудовое участие некоторых колхозников в общественном хозяйстве колхоза.

10 См., например, Н. И. Xараков. Некоторые вопросы оплаты труда в Киргиз­ской ССР. Фрунзе, 1954; М. П. Осадько. Трудодень и его оплата. Сельхозгиз, 1956.

11 И.В. Павлов в статье «Изменения в правовом регулировании деятельности колхозов» («Советское государство и право», 1956, № 4, стр. 43) считает, что в целом постановление от 19 апреля 1948 г. не утратило своего значения, однако «...перестали действовать те статьи постановления Совета Министров СССР от 19 апреля 1948 г., которыми определялся порядок дополнительного начисления и списания трудодне» бригадам и звеньям...», вследствие того, что в постановлении от 6 марта 1956 г. «...решение этих вопросов передано сейчас самим колхозам и рекомендовано приме­нять иной подход при их решении».

12 В помощь изучающим экономику колхозов. Сельхозгиз, М., 1956; Новое в ор­ганизации и оплате труда в колхозах. Сельхозгиз, М., 1957.

13 Л. И. Дембо. Рецензия на книгу И. В. Павлова. Правовые формы упра­вления делами в колхозах. Госюриздат, М., 1955 («Советское государство и право», 1956, № 2, стр. 143).

14 См. Ц. А. Ямпольская. Об убеждении и принуждении в советском адми­нистративном праве. Сб. «Вопросы советского административного и финансового права». Изд. АН СССР, 1952; И. В. Павлов. Правовые формы управления делами в колхозах. Госюриздат, М., 1955, стр. 97; С. Беляева. Правовые формы и методы государственного руководства колхозами. Автореферат канд. дисс., М., 1954,

15 См. И. В. Павлов. Изменения в правовом регулировании деятельности кол­хозов «Советское государство и право», 1956, 4.

16 Ц. А. Ямпольская, ук. статья, стр. 170.

17 К Е. Цыбенко, ук. соч., стр. 16.

18 Н. С Хрущев Итоги развития сельского хозяйства за последние пять лет и задачи дальнейшего увеличения производства сельскохозяйственных продуктов. Доклад на Пленуме УK КПСС 15 декабря 1958 г. «Правда», 16 декабря 1958 г.

19 См. Новое в организации и оплате труда в колхозах, стр. 314.

20 См Доклад Н. С. Хрущева на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1958 г. «Итоги: развития сельского хозяйства за последние пять лет и задачи дальнейшего увеличе­ния производства сельскохозяйственных продуктов».

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Книги, статьи, документы 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru