Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Неонацизм и его роль в общественно-политической жизни Европейского Союза /


Д. А. Кошелев.

Кошелев, Д. А.

Полный текст документа:

Кошелев Д. А. Неонацизм и его роль в общественно-политической жизни Европейского Союза

2

Почти 60 лет минуло со дня великой победы над германским нацизмом. Политический мир с тех пор кардинальным образом изменился: организован и проведен важнейший судебный процесс в истории международного права – Нюрнбергский, в ходе которого национал-социалистические идеология и мировоззрение, а также организации, созданные гитлеровским режимом для обеспечения своей гегемонии (НСДАП, СС, СД, гестапо и проч.) признаны преступными по своим сущности, функциям и целям; вынужденное «сердечное согласие» Запада и Востока, демократий англосаксонского образца и советского коммунизма превратилось сначала во взаимное недоверие, потом – в раздражение от разногласий по вопросу определения размера вклада каждой из сторон в дело победы над общим врагом и видения пути дальнейшего развития побежденной и разрушенной Германии и ее места в послевоенной Европе. Общеизвестно, что впоследствии мир стал свидетелем идеологического, скрытого за завесой искусной дипломатии и фальшивых улыбок политических руководителей, а в некоторых сферах очевидного военно-политического противостояния СССР и других участников антигитлеровской коалиции, ведомых Соединенными Штатами Америки.

Изменилось и отношение стран-союзников друг к другу: нетрудно обнаружить, что систематическое проведение политики жесткого внешнеполитического, военно-экономического и культурного экспансионизма прочно закрепило за США и их сателлитами малопривлекательный статус «международного жандарма» и «оплота мирового Зла», против которого с неослабевающим  напором сражаются не только организации и движения, имеющие в своем арсенале как многочисленную армию смертников и самые современные виды вооружения, так и солидную государственную поддержку,

3

но и даже отдельные страны-смельчаки. При этом противоборство американской экспансии в любых ее формах приобретает характер национально-освободительной борьбы против внешнего врага (Сербия, Ирак, в дальнейшем, возможно, Иран). В России антиамериканские настроения также весьма сильны, которые подогрела длящаяся война за гегемонию над нефтяными ресурсами Ирака и грубое вмешательство американской дипломатии в кампанию по выборам президентов Грузии и Украины.

К бывшему смертельному врагу, Германии, отношение россиян за шесть послевоенных десятилетий кардинальным образом изменилось. Из несущего слезы, порабощение и смерть «коричневого захватчика» Федеративная Республика Германия превратилась для России в ключевого внешнеэкономического партнера и даже политического союзника, что опять-таки продемонстрировала захватническая война США против Ирака и последующее за ней совместное заявление руководителей России, Германии и Франции о несогласии с ее ведением под надуманными предлогами якобы вынашивания иракской стороной агрессивных планов в отношении США и Израиля, наличия у нее ядерных вооружений и поддержкой международных террористических организаций. Проводимые в России социологические опросы населения на тему: «Самые дружественные России государства» также демонстрируют качественные изменения в российско-германских отношениях. Так, по данным опроса фонда «Общественное мнение», Германия расценивается как наиболее дружественное современной России государство (11% респондентов), в то время как США находятся лишь на 5 позиции (5%)[1].

Что касается самой идеологии национального (расового) превосходства, то интерес к изучению ее различных форм и проявлений за два последних десятилетия значительно возрос как среди зарубежных, так и отечественных исследователей.

Нетрудно предположить, что влечение ученых (да и политиков применительно к использованию некоторых апробированных и показавших

4

свою высокую эффективность средств и методов завоевания симпатий избирателей, мобилизации общества для достижения какой-либо цели и т.д.) лежат, прежде всего, в сфере национальной и международной политики. С одной стороны, требуют ответа  все еще многочисленные вопросы о причинах возникновения национал-социализма, его исторических, политико-правовых и духовно-культурных формах, заинтересованных в нем общественных слоях и противостоящих ему силах. С другой стороны, возникает еще более важный вопрос: в чем скрыта историческая устойчивость нацизма как явления в политической и духовно-культурной жизни общества, ибо насущная потребность в обстоятельном рассмотрении нацизма сквозь призму современной науки существует и в силу того, что в Европе по сей день возникают и успешно функционируют многочисленные неонацистские и расистские группировки, движения и партии, пользующиеся популярностью у молодежи, а также  довольно значительной части населения, враждебно настроенной к иностранцам.

Неонацисты активно участвуют в местных, региональных и общегосударственных выборах, результаты которых, пусть, непризнанные или наспех аннулированные по надуманным предлогам, заставляют признать тот факт, что рубеж ХХ-ХХI столетий ознаменовался небывалым ростом популярности праворадикальных настроений в Старом Свете; подчас неонаци ассоциируются в глазах обывателей с единственным эффективным заслоном неконтролируемому потоку беженцев и нелегалов.

Красноречивыми примерами служат парламентские выборы и резкое увеличение электорального поля крайне-правых партий в ряде европейских стран (Австрия, Дания, Норвегия, Голландия и др.), а также  президентские выборы 2002 года во Франции, когда во второй тур вышли нынешний президент республики  Ж. Ширак и лидер Национального Фронта Франции Ж.-М. Ле Пен, получивший массовую поддержку населения, недовольного постоянно растущим количеством беженцев из североафриканских и азиатских стран, служащих главным фактором ухудшения криминогенной и

5

демографической обстановки в стране, а также перетягивающими на свое содержание значительную расходную средств национального бюджета, обнажая тем самым насущные проблемы коренного населения[2].

Отдельные дискриминационные положения и нормы, порожденные и воплощенные в жизнь германским национал-социализмом, находят свое непосредственное воплощение в правовых системах некоторых европейских стран. Вдвойне печально, что подобные примеры можно найти среди государств, некогда входивших в Советский Союз, страну, освободившую Европу и мир от нацистского господства, – это страны Балтии: Литва, Эстония и, в особенности, Латвийская республика, законодательство которых на настоящий момент, по нашему мнению, можно охарактеризовать как откровенно дискриминационное по отношению к некоренному русскоязычному населению, составляющему чуть ли не половину всех жителей. Так, в частности, в некоторых нормативных правовых актах Латвии термин «гражданство» используется в целях определения национальности лица: в официальных английских переводах законодательства термин «национальность» иногда используется в скобках вместе с термином «гражданство». Например, официальный английский перевод статьи 1 Закона Латвийской республики «О гражданстве» (1994) звучит следующим образом: «Иностранец – это лицо, имеющее гражданство (национальность) другого государства; апатрид – это лицо, не имеющее гражданства (национальности)»[3].

Смысл приведенной нормы поразительно схож с некоторыми «шедеврами» национал-социалистического законодательства. Так, пункт 1 статьи 2 Закона «О гражданстве» от 15 сентября 1935г. напрямую предполагал наличие у соискателя германского гражданства «немецкой или

6

близкой ей крови»[4]. Иными словами, подтверждение принадлежности к германской нации подразумевало приобретение гражданства рейха и сопутствующей ему гражданско-правовой дееспособности. В свою очередь поправка к этому закону навсегда закрыла для евреев возможность обретения германского гражданства  и занятия любых общественных должностей. 

Можно констатировать наличие явно прослеживаемой государственной русофобской линии с использованием правотворческих рычагов в бывших советских республиках (не только балтийского региона), направленной на выдавливание русскоязычного населения за пределы республик, попытки создания национально однородных общностей: судебному преследованию регулярно подвергаются бывшие бойцы регулярных частей Красной Армии, члены местного сопротивления, которые обвиняются, ни много, ни мало, в преднамеренных убийствах, грабежах и даже государственной измене(!); воздвигаются памятники легионерам СС, «геройски павшим» в боях с «евреями и коммунистами»; местными властями раздаются разрешения на проведение манифестаций и шествий членов неонацистских, большей частью русофобских группировок… Всячески культивируется ненависть молодежи к России и русским через умышленное грубое искажение исторических событий в школьных и вузовских учебниках и пособиях. Все это свидетельствует о нескрываемой симпатии и поддержке прибалтийскими странами признанных преступными идеологии и практики германского нацизма.

Для нас также не будет шоком, если однажды новоявленные латышские или эстонские националисты додумаются до выделения своих народов в совершенно особую «расу», занимающую какое-нибудь «привилегированное» положение в расовом составе Земли и  имеющую в своем активе совершенно неожиданные и неизвестные до недавнего времени успехи во всемирных науке и культуре. 

7

Настораживает и то обстоятельство, что указанные «инциденты» никоим образом не воспрепятствовали процессу вступления этих государств в Европейский Союз и НАТО и не способствовали их исключению из международных организаций, ставящих, между прочим, своей основной целью обеспечение мирного сосуществования государств, недопущение развязывания агрессивных войн, дискриминации населения по расовому, национальному, религиозному или иному признакам.

Современному неонацизму посвящен немалый массив отечественно и зарубежной научной литературы. Однако однозначных ответов на вопросы: что такое современный неонацизм, насколько корректен этот термин по отношению к его последователям, в чем причины исторической, социальной и политической устойчивости этого учения, до сих пор не обнаружено.

Это вполне закономерно. Национал-социализм представляет собой чрезвычайно сложный в понятийном и структурном отношении феномен; он требует всестороннего анализа и не терпит искусственных упрощений и примитивизаций своей природы, что используется в трудах ряда исследователей, именующих идеологию и мировоззрение гитлеровской Германии «пещерными». Доказательством ошибочности данного подхода служит само национал-социалистическое мировоззрение, фундамент которого составлен из «кирпичиков», заложенных авторитетными учеными, университетскими преподавателями, всемирно известными композиторами. Идеологический багаж «белокурых бестий», наряду с изысканиями функционеров НСДАП, не отличавшихся глубокими познаниями в какой бы то ни было отрасли знаний, существенно пополнен такими имеющими всемирные успех и почитание деятелями, как, к примеру, историк Х. А. Паальцов, философ и историк Й. Г. фон Гердер, великий композитор Р. Вагнер, мыслитель Э. Юнгер, блестящий теоретик права К. Шмитт и многие другие. 

Подчас не проявляется совершенно необходимой в данном случае осмотрительности и корректности при выборе интеллектуального (научного,

8

литературного и фактологического) оружия в полемике с нацизмом и его преемниками: множество исследователей-германистов в качестве одной из ключевых задач своих трудов, посвященных какому-либо аспекту функционирования третьего рейха, видят в поиске факторов, обусловивших торжество нацистской идеологии «в такой стране высокой культуры, как Германия», «в умах столь образованных людей, как немцы»[5].

Совершенно очевидно, что подобная постановка проблемы совершенно непозволительна, ведь если предположить, что колыбелью европейских наци стала бы, к примеру, Албания, Словения или, допустим, Ирландия, то что от этого изменилось бы? Невозможно предположить, что у упомянутых авторов появился бы повод дополнить свои сочинения следующим выводом: «совершенно закономерным представляется то обстоятельство, что «коричневая чума» зародилась в одной из этих стран, ведь ни словенцев, ни ирландцев, ни албанцев нельзя причислить к «народам высокой культуры»! Так чего же еще от них ждать, как ни порождения столь человеконенавистнического и кровожадного учения, как национал-социализм?!

Что касается непосредственно Германии, то минувший год ознаменовался для нее внушительными результатами, которых, впервые с конца 1960-х гг., добились германские неонацисты из Национал-демократической партии и Национальной народной партии Германии добились на выборах в ландтаги сразу в нескольких землях. Этот успех не носит случайного характера. Он стал закономерным итогом совместного (одновременного) действия целого ряда факторов различного характера:

перманентный значительный рост количества мигрантов из Турции, стран бывшего СССР, африканских и арабских стран;

ухудшение криминогенной обстановки в стране (следует признать, что это реакция на, подчас, асоциальную деятельность мигрантов);

9

мощное воздействие на германскую культуру и национальные традиции, которое оказывают мигранты путем создания многочисленных, структурно стройных этнических диаспор;

резкое увеличение расходов федерального и земельных бюджетов на социальное обеспечение мигрантов, в том числе так называемых нелегалов.

Экономическую ситуацию в Германии также нельзя назвать благоприятной, что лишь катализирует радикализацию настроений общественности. В этой связи достаточно вспомнить недовольство безработных из числа коренного населения отменой федеральным правительством фиксированного содержания в размере до 70% от прежней заработной платы  и некоторых других льгот.

Примечательно, что рост популярности германских и австрийских «новых правых» связан, в том числе, с увеличением количества людей, недовольных «атлантистским» влиянием Соединенных Штатов и отвергающих «общечеловеческую» (читай – американскую) систему ценностей и образ жизни[6].

Следует признать, что принципиально неверной представляется примитивизация мировоззрения и идеологической основы «новых германских правых» и сравнение их деятельности с классическим нацизмом 20-40-х гг.  прошлого столетия. И НДПГ, и ННПГ отличает от НСДАП ряд довольно существенных особенностей:

1). Прежде всего, германские и австрийские неонацисты в подавляющем своем большинстве отказались от принятия национал-социалистической идеологии в ее первозданном виде и слепого подражания НСДАП: нацистская символика и атрибутика не используется, шествия и демонстрации проводятся после получения официальных разрешений со стороны властей.

10

2). Существенны изменения и в пропагандистской тактике. Сохранив и тщательно заретушировав ставшую, думается, constanta, юдофобию как идеологический стержень, идейный багаж неонаци пополнился ксенофобией более общего характера: в группу риска входят теперь не только турки, с обширной диаспорой которых немцы мирились, памятуя о многочисленных и кровавых жертвах широкомасштабного геноцида, организованного национал-социалистами, но и китайцы, русские, сербы, не говоря уже о выходцах с черного континента.

        Делая ставку на молодой электорат (18-35 лет), современные поборники расовой чистоты практикуют пропаганду своих идей посредством организации рок-концертов и использования широчайших возможностей глобальной компьютерной сети. Направления идеологического экспорта выбраны чрезвычайно удачно, ибо время факельных шествий, многотысячных митингов, сжигания «вредоносной» литературы, изнурительной военной муштры безвозвратно ушло; гедонистически воспитанное молодое поколение нуждается в так называемом универсальном синтетическом продукте, то есть, одновременном получении сразу нескольких требуемых вещей (эмоций) – музыки, ощущения общности, концентрации и выплеска агрессии, образа национальных врагов и т.д.

3). Ставшая почти всеобщей для нацистов новой волны ориентированность на участие в политической жизни страны посредством выдвижения своих кандидатур на местных, региональных и общегосударственных выборах. В данном контексте совершенно понятным представляется мнение ряда государственных деятелей и представителей судебной системы Германии, которые, несмотря на многочисленные требования об официальном запрещении НДПГ и обращения с соответствующими представлениями и заявлениями в федеральные и судебные структуры, высказываются против этих действий, так как уверены, что после этого неонацисты уйдут в глубокое подполье и осуществление контроля за их деятельностью будет весьма проблематично.

11

4). Весьма примечательно, что общими идеями для новых европейских правых являются неприятие европейской интеграции, требования упразднения Европейского Союза, а также культивирование и подогревание антиамериканских настроений. Данные требования можно обнаружить и у французских, и у германских, и у австрийских неонаци. Так, Ле Пен утверждает: «Пропаганда так называемой «американской мечты» оставляет далеко позади себя пропаганду Геббельса, так как она намного тоньше и, на первый взгляд, мало заметна. Низкопробные боевики и другие фальшивые американские ценности сейчас оккупируют европейский континент»[7]; германские национал-демократы обрушиваются с уничтожающей критикой на «экономическую империю ЕС-Европа» и «пагубный союз супернациональных демократов» (п. 9 партийной Программы) (очевидно, имея в виду Европарламент и другие надправительственные европейские учреждения), выступая против «интернационализации экономик (пункт 4 Программы НДПГ) и возвращения марки в качестве национальной валюты (п. 6)[8].

Вполне обоснованным выглядит прогноз дальнейшего роста интереса со стороны общественности к так называемым «идейным правым», их идеологии, целям, ценностям и победам «национальных кандидатов» на выборах самых различных уровней. Вместе с этим, представляется, что уменьшение численности неонацистского электората вполне возможно, ибо оно, в первую очередь, зависит, как ни парадоксально звучит, не от сдерживания политической активности самих неонаци, но от степени возможного ужесточения законодательства Евросоюза и других европейских государств о гражданстве и регулировании миграционных процессов. Однако признаем, что это представляется довольно проблематичным по причине законотворческой неповоротливости еврочиновников и возможных протестов со стороны международных правозащитных организаций, видящих

12

в закручивании «иммиграционных гаек» широкомасштабный нацистский ренессанс. Что касается распространенности национализма и ксенофобии, то, пожалуй, с ними следует согласиться. Однако существует и другая сторона этого явления – это глубина проникновения в общественное сознание «Просвещенной Европы», которая приобрела статус не только распространителя либеральных и толерантных идей, но и крупнейшего экспортера неонацистского мировоззрения. Будем надеяться, что эту глубину еще не поздно измерить и принять эффективные меры по ее если не полной ликвидации, то значительному уменьшению.     


[1] Аргументы и факты, 14 октября, 2004 г.

[2]  Полезным дополнением к указанной информации является обзор Комиссии ЕС по проблемам расизма в Европе, в котором особое внимание обращается на рост ксенофобских и расистских настроений в Англии и Австрии; в меньшей степени – в Албании, Македонии и Дании / www.pda.lenta.ru. Вместе с тем, довольно показательно, что жители Нидерландов назвали Пима Фортайна, крайне правового голландского политика, убитого в мае 2002 г. в ходе предвыборной кампании, «величайшим голландцем» / www.gazeta.ru.   

[3] Справочно-правовая система «Консультант Плюс – 3000», версия «Проф», Информационный банк «Международное право», версия от 19 ноября 2004 года.

[4] Михман Д. Катастрофа европейского еврейства / В 2 ч. – Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1995. – Ч. 2. – С. 193.

[5] Здесь мы умышленно воздержимся от конкретных ссылок на научные произведения, дабы соблюсти научную корректность.

[6] Подробнее см.: Аралов С. Коричневая реконкиста / http://newrussia.by.ru/materials/politics/reconkista.htm

[7] По материалам: www.strana.ru/stories/02/04/19/2777/131486/html

[8] Программа Национал-демократической партии Германии / www.ndp.de


Источник информации:
Информационное письмо ( )

Информация обновлена:25.03.2005


Сопутствующие материалы:
  | Персоны 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru