Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Рассмотрение в Европейском Суде по правам человека жалоб против Российской Федерации, касающихся защиты избирательных прав граждан /


Ю. Берестнев.

Берестнев, Ю.
2006

Аннотация: Ранее опубликовано : Политические права и свободные выборы : Сборник докладов. - М., 2005. С. 94 - 101. Опубликовано : Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии : Дайджест официальных материалов и публикаций периодической печати. - 2006. - № 2. - С. 120 - 123.
Полный текст документа:

Рассмотрение в Европейском Суде по правам человека жалоб против Российской Федерации, касающихся защиты избирательных прав граждан

Юрий Берестнев

Референт Государственно-правового управления Президента РФ

На сегодняшний день органы власти Российской Федерации работают по 405 коммуницированным делам в Европейском Суде[1], Российская Федерация должна по ним сформировать свою позицию: Среди этих дел есть такие, которые были признаны приемлемыми, по ним вынесены постановления, которые однако еще не вступили в силу, некоторые дела уже рассмотрены, но решения по ним обжалованы в Большую палату Суда, есть дела, находящиеся на других стадиях рассмотрения. Таким образом, на данный момент в Европейском Суде рассматривается всего 405 жалоб, поданных против Российской Федерации. Лишь два из этих дел касаются вопросов, связанных с защитой избирательных прав. Это очень значимый показатель. При рассмотрении практики Европейского Суда по избирательным спорам будут затронуты не только дела, касающиеся защиты избирательных прав граждан, но и связанные с содержанием и реализацией других политических прав, которые представляют интерес в свете рассматриваемой темы.

В частности, это дела, связанные с регистрацией политических партий и их деятельностью. Наиболее значимыми в данной категории дел являются две жалобы, объединенные в одно производство: это жалобы Российской консервативной партии предпринимателей (полное наименование: Общероссийская политическая общественная организация «Российская консервативная партия предпринимателей» — РКПП) и жалобы двух граждан. Один из них — гражданин Жуков — являлся кандидатом от этой партии на выборах в Государственную Думу 1999 года, другой — гражданин Васильев — политический сторонник данной партии, хотя формально он не является ее членом, но полагает, что его права были нарушены.

По содержанию эта жалоба состоит из двух частей. Во-первых, это собственно утверждение о якобы имевшем место нарушении статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и. основных свобод (далее — Конвенция) в связи с отказом в регистрации федерального списка кандидатов от РКПП.

Этот Отказ стал следствием решения Верховного Суда РФ, установившего факт нарушения со стороны РКПП требований закона, действовавшего в то время. Соответственно, список РКПП остался незарегистрированным, и партия не смогла принять участие в выборах депутатов в Государственную Думу, которые состоялись в декабре 1999 года.

25 апреля 2000. года Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения законодательства о выборах депутатов Государственной Думы[2], которые послужили основанием для отказа в регистрации федерального списка кандидатов от РКПП.

При этом Суд отметил, что признание положений Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» не соответствующими Конституции РФ не. затрагивает результаты выборов в Государственную Думу, состоявшихся 19 декабря 1999 года, и не может служить основанием для пересмотра их итогов. В 2001 году Президиум Верховного Суда РФ отказал РКПП в пересмотре решения Верховного Суда, вынесенного в 1999 году, основанного на нормах, признанных Конституционным Судом противоречащими Конституции РФ:

Вторая часть жалобы по делу РКПП от граждан Жукова и Васильева — это жалоба со ссылкой на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с невозможностью вернуть избирательный залог, внесенный этой партией осенью 1999 года. Суд Российской Федерации, отказывая заявителю в удовлетворении требования о возврате избирательного залога, указывал на то, что оно, по сути, представляет собой завуалированное требование о пересмотре результатов выборов, на недопустимость чего было прямо указано в Постановлении Конституционного Суда.

И, наконец, 18 марта 2004 года Европейский Суд объявил эту жалобу приемлемой для рассмотрения дела по существу. Но ее можно назвать условно приемлемой, поскольку Суд не отклонил доводы, представленные властями по вопросам приемлемости, а приобщил их к материалам дела, оставив этот вопрос в целом для решения на стадии разбирательства по существу. Есть такая сложная конструкция в Европейском Суде, когда приемлемая жалоба переводится на новую стадию рассмотрения по существу, но при этом рассматривается не только дело по существу, но и вопросы приемлемости. В связи с этим следует отметить, что в практике Европейского Суда был случай, когда именно на этой стадии выносилось постановление о прекращении рассмотрения дела в связи с тем, что ранее объявленная приемлемой жалоба на более поздней стадии объявлялась неприемлемой.

Второе дело, которое представляет определенный интерес, это дело Жермаль против Российской Федерации. Его суть состоит в том, что гражданин Н.Э.Жермаль, проживающий на острове Сахалин, в 2000 году подал жалобу, в которой указал, что, по его мнению, в результате неправильного применения избирательного законодательства при проведении выборов главы администрации Сахалинской области в октябре 1996 года (когда был избран губернатор Фархутдинов, который некоторое время назад погиб в авиакатастрофе), была нарушена статья 3 Протокола № 1 Конвенции. Кроме того, гражданин Н.Жермаль ссылался на необоснованность решений судов Российской Федерации, в которых ему было отказано в требовании о проведении перевыборов. Это дело до сих пор не было рассмотрено Европейским Судом по существу.

Наконец, третье дело, касающееся избирательной проблематики, это известная жалоба бывшего мэра Владивостока В.Черепкова, которая была рассмотрена без коммуникации Европейским Судом и признана неприемлемой для рассмотрения по существу. Но поскольку дело рассматривалось палатой из семи судей, а не комитетом из трех судей и содержит мотивировочную часть, то его, как и другие дела подобного рода, можно рассматривать в качестве своеобразного прецедента. Правовая позиция Суда по данному делу представляется особо важной. В жалобе Виктор Черепков против Российской Федерации, которая была подана в 1999 году, заявитель со ссылкой на статью 3 Протокола № 1 к Конвенции указывал на несовершенство нормативных положений законодательства о выборах главы местного самоуправления в городе Владивостоке, в результате чего, по его мнению, были нарушены его избирательные права как кандидата на пост мэра города Владивостока. 25 января 2000 года Европейский Суд признал эту жалобу неприемлемой ratione materiae, указав на то, что статья 3 Протокола № 1 к Конвенции в данном деле неприменима, такое решение было мотивировано тем, что полномочия, которыми закон наделил муниципальное образование и мэра, не являются законодательными в смысле Конституции РФ и Устава Приморского края, и это имеет особо важное значение при рассмотрении данного дела как прецедента.

Таким образом, даже несмотря на то, что органы местного самоуправления издают предписания нормативного характера, они не относятся к законодательной власти в смысле статьи 3 Протокола № 1 к Конвенциии, следовательно, муниципальные выборы не входят в предмет регулирования статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции.

Следует отметить, что на практике по другим странам нельзя говорить о том, что сфера действия статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции ограничивается исключительно законодательной властью парламента. Существует практика по другим странам, когда Европейский Суд рассматривал и признавал в качестве законодательной власти в смысле статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции выборы не только в общегосударственные законодательные органы, но и в представительные органы на уровне субъектов федераций.

Исходя из этого, можно предположить, что существует возможность рассмотрения Судом жалоб, связанных с защитой избирательных прав граждан, при проведении выборов в парламенты субъектов РФ. Однако пока таких дел не было.

Нельзя не упомянуть еще о двух жалобах, которые непосредственно не относятся к избирательным правам, но представляют значительный интерес. Это жалоба Народно-демократической партии «Ватап» (ее Симбирского (Ульяновского) областного отделения) против Российской Федерации. В этой жалобе заявители ссылались на то, что судебным решением о приостановлении деятельности этого отделения на 6 месяцев были нарушены статьи 9, 11 и 14 Конвенции.

Европейский Суд вынес Постановление, в котором признал данную жалобу не подлежащей рассмотрению по существу, то есть неприемлемой. При этом следует отметить, что мотивация Суда носила исключительно процессуальный характер и не затрагивала вопроса о существе дела. Аргументация сводилась к тому, что заявитель по делу — Народно-демократическая партия «Ватам» — не может в принципе непосредственно рассматриваться в качестве жертвы, поскольку обстоятельства дела связаны с событиями вокруг региональной организации этой партии. Обстоятельства затрагивали конкретно Симбирское (Ульяновское) отделение, и Суд согласился с доводами властей о том, что между указанными юридическими лицами, то есть между федеральной партией и ее региональным отделением, не существовало достаточно тесных отношений, при которых центральная организация могла бы представлять интересы своего регионального отделения. Поэтому было признано, что ratione persona данная жалоба не подлежит рассмотрению по существу, поскольку была подана ненадлежащим лицом.

В заключение хотелось бы рассмотреть еще одно дело: «Президентская партия Мордовии против Российской Федерации». Президентская партия Мордовии обжаловала незаконный отказ в её перерегистрации и заявляла, что этим отказом и последующей принудительной ликвидацией была нарушена статья 11 Конвенции. Необходимость перерегистрации была вызвана вступлением в силу в 1995 году Федерального закона

 «Об общественных объединениях». Судебное разбирательство вокруг этой организации продолжалось с августа 1999 года по сентябрь 2002 года, когда, наконец, Президиум Верховного Суда Республики Мордовия признал отказ в перерегистрации партии незаконным. Однако в связи с изменением законодательства «О политических партиях» и соответствующих требований к регистрации Постановление Президиума Верховного Суда Мордовии как решение суда первой инстанции в пользу заявителя, оставленное в силе, исполнено не было. Европейский Суд пришел к выводу, что в связи с невозможностью для этой организации в течение длительного времени осуществлять свою деятельность' в результате незаконного отказа в ее перерегистрации были нарушены права заявителей, тем более что вред, причиненный заявителю вследствие изменения законодательства, является невосполнимым. Последнее связано, в частности, с тем, что партия потеряла возможность участвовать в региональных выборах.

Президентской партии Мордовии Европейский Суд в качестве справедливой компенсации за причиненный неимущественный вред присудил 3000 евро. В настоящее время юридически эта организация не существует, но такое Постановление все же было вынесено (оно пока не вступило в силу, но вступит через три месяца, если не будет обжаловано в Большую палату Европейского Суда).

Подводя итог всему изложенному выше, необходимо отметить, что в настоящее время в Европейском Суде находится около 10000 жалоб против Российской Федерации на разных стадиях рассмотрения, часть которых вообще еще не начинала рассматриваться, часть находится на продвинутой стадии, часть коммуницирована. Это число растет, но тем не менее только два из 405 коммуницированных дел связаны непосредственно с избирательными правами.

Можно сделать определенные выводы. Во-первых, Европейский Суд пока не считает избирательную тематику в отношении жалоб из Российской Федерации приоритетной. У Суда нет ощущения того, что избирательное законодательство или правоприменительная практика, касающаяся выборов, в Российской Федерации настолько плохи, что требуют первоочередного внимания. В России есть другие проблемы, которые заслуживают, по мнению Суда, более пристального и более срочного внимания: условия содержания заключенных под стражей, сроки рассмотрения дел в судах, исполнения судебных решений и т.д.

Во-вторых, избирательное право вообще и российское в частности — весьма специфичная и достаточно сложная область права, и, видимо, ни у Суда, ни у тех адвокатов, которые готовят жалобы для подачи в Европейский Суд, не хватает интеллектуального ресурса для того, чтобы рассматривать этот вопрос в качестве остро стоящей проблемы. В Суде практически нет юристов, работающих по российским делам, которые бы в своей предыдущей деятельности специализировались в избирательном праве.

В-третьих, значимость и сложность дел, связанных с защитой избирательных прав, обусловлена вызываемыми ими политическими последствиями. Последнее обстоятельство имеет непосредственное отношение к проблеме независимости Европейского Суда. Так или иначе, его решения влияют на политическую и правоприменительную практику, прежде всего, при рассмотрении дел, имеющих политическое значение, к которым относятся избирательные споры.

В производстве Европейского Суда на сегодняшний день находится целый ряд дел, по которым вынесены постановления, имеющие серьезные политические последствия. К таким делам следует отнести, например, дело Илашку и другие против Молдавии и России, политическое значение решения по этому делу преобладает над правовым. Форсировать рассмотрение дел, потенциально имеющих политическую окраску, в сегодняшней обстановке, очевидно, не в интересах Европейского Суда, что также предопределяет его деятельность и решения по рассматриваемой проблеме.

Исходя из этого, можно сделать следующие выводы. Во-первых, рассматривая вышеназванные и другие дела, связанные с нарушением избирательных прав граждан другими государствами, можно прийти к выводу о том, что жалобы граждан и их объединений поступают не на избирательную систему в целом и законодательство о выборах, а на правоприменительную практику. Заявители, которые подают жалобы в Европейский Суд против России, обжалуют в первую очередь решения и действия государственных органов и должностных лиц, затрагивающие их избирательные и другие политические права и свободы. Профессор Л. Гарлицкий на основе анализа практической ситуации по жалобам граждан за последние 15—17 лет отметил, что по делам против Бельгии, Греции, Турции, связанным с избирательными спорами, в фокусе внимания Европейского Суда в первую очередь оказывались дела, связанные с применением законов и иных нормативных правовых актов. Речь шла о том, что в этом заложен возможный порок системы, а не в том, как реализуется эта система. Применительно к России наблюдается обратная ситуация. У нас нет сколь-нибудь значительного количества обращений граждан или организаций, связанных с недостатками системы.

Во-вторых, для адвокатов и заявителей подача жалобы в Европейский Суд по вопросам, связанным с избирательными спорами, как и по целому ряду других вопросов, превратилась из средства защиты и восстановления нарушенных прав, скорее, в некую политическую составляющую общественной жизни, политическую борьбу. Не интересуясь тем, насколько законодательство соответствует европейским стандартам, заявители и их адвокаты исходят из того, что сам факт такого обращения привлекает внимание общественности и поэтому приносит определенные политические дивиденды.

Такое отношение во многом поддерживается благодаря самому Суду, поскольку споры решаются крайне долго, и рассмотрение дел, вытекающих из избирательных правоотношений, по событиям 1996 или 1999 годов сегодня практически бесперспективно с точки зрения конкретных правовых и политических интересов заявителя. Последний может получить моральное удовлетворение от выигрыша дела и даже некую денежную компенсацию, но совершенно очевидно, что невозможно повернуть историю вспять и отменить результаты выборов ни в нынешнюю Думу, ни тем более в предыдущую. Это невозможно ни с политической, ни с правовой точки зрения, ни с точки зрения здравого смысла. Поэтому все споры превращаются в некое занятие академического плана. Применительно к российской ситуации, если бы жалобы подавались в отношении системных проблем, тогда было бы понятно, что заявитель, не претендуя на денежную компенсацию, по крайней мере, добивается некой корректировки системы в целом. В ином случае Суд рассматривает лишь конкретную правоприменительную ситуацию, в результате чего заявитель может получить компенсацию, удовлетворяя тем самым свой личный интерес. Разница еще состоит и в том, что если бы рассматривались споры относительно системных проблем, изложенных в жалобе, то у Суда было бы больше возможностей определить меры индивидуального характера, носящие в то же время системный характер.

Сегодня, поскольку речь идет только о правоприменительной практике, фактически все вопросы переданы на разрешение Комитету министров, который, рассматривая меры общего характера, не определенные непосредственно в постановлении Суда, фактически превращает диалог с властями в негласные переговоры, где позиции формируются не в результате принятия судебного решения, а путем политических компромиссов и консультаций между Секретариатом Совета Европы, который осуществляет эту работу, и властями государства-ответчика, то есть не в интересах ни государства, ни заявителя, ни граждан, ни гражданского общества в целом.

В выступлении профессора Л. Гарлицкого есть один аспект, на который мне бы хотелось обратить ваше внимание. Это позиция, изложенная в отношении действующего судьи. Судьи, с одной стороны, неохотно публично объявляют свою позицию по тому или иному делу, поскольку это может привести к оспариванию их статуса, отводам и т.д. Но, тем не менее, в научных конференциях они свои позиции иногда объявляют еще до того, как те определяются в постановлениях. Так вот, в своем выступлении Л.Гарлицкий обратил внимание на дело «Гулиев против Азербайджана». Эта жалоба связана с избирательным спором, возникшим в ходе проведения выборов Президента Азербайджана. В этой жалобе Суд признал отсутствие нарушения со стороны властей государства-ответчика со ссылкой на то, что данная жалоба подана в связи с имевшим место нарушением права, которое не относится к предмету регулирования статьи 3 Протокола № 1 Конвенции. Профессор Л.Гарлицкий, комментируя дело «Гулиев против Азербайджана», отмечает, что, исходя из взвешенной оценки конституционного статуса Президента Азербайджана, его полномочия ограничиваются необходимостью исполнения законов и, хотя он издает документы нормативного характера, тем не менее, его нельзя рассматривать в качестве некоего квазизаконодательного органа. Такая позиция понятна. Далее профессор Л.Гарлицкий очень прозрачно говорит: «Указанный подход необязательно должен распространяться на президентов, наделенных более выраженными законодательными полномочиями». Думается, что нас в обозримом будущем ожидает рассмотрение жалоб под таким углом зрения, и, судя по позиции, по крайней мере, одного судьи, эти жалобы имеют некую перспективу для рассмотрения в Суде и не будут отклоняться как неприемлимые.


[1] По состоянию на начало ноября 2004 года. — Примеч. авт.

[2] См. Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2000 года № 7-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1.1 статьи 51 Феде­рального закона от 24 июня 1999 года "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального .Собрания Российской Федерации"»// Собрание Законо­дательства Российской Федерации. 2000. № 19. Ст. 2102.


Источник информации:
Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии : Дайджест официальных материалов и публикаций периодической печати. - 2006. - № 2. ( )

Информация обновлена:26.05.2006


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru