Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Еще раз об объектах гражданских прав :

Деньги и ценные бумаги /
М. Сулейменов.

Сулейменов, М.
2003

Аннотация: Опубликовано : Юрист. - 2003. - № 11.
Полный текст документа:

Еще раз об объектах гражданских прав : деньги и ценные бумаги.

М. К. Сулейменов, директор НИИ частного права КазГЮА, член-корреспондент, профессор, доктор юридических наук

Эта очень простая классификация порождает немало проблем, особенно в последнее время, с развитием высоких технологий и электронных средств связи. Пока в обращении были в основном наличные деньги и документарные ценные бумаги, проблем не было. Все они относились к вещам. Но с развитием безналичного денежного оборота и бездокументарных ценных бумаг проблема обострилась.

Возможны два пути ее решения: или распространение режима вещных прав на безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги, или исключение этой части денег и ценных бумаг из мира вещей и перевод их в разряд обязательственных имущественных прав (прав требования).

В принципе допустимы оба варианта, и оба они аргументируются в литературе. Например, Ю. Г. Басин в последние годы активно доказывает распространение института права собственности на оборотную электронную запись принадлежности тому или иному субъекту права ценных бумаг и денег, на предметные символы имущественных прав[1].

В то же время наиболее распространенная точка зрения заключается в том, что наличные деньги и документарные ценные бумаги - это вещи (или вещные права), а безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги - это обязательственные права требования[2].

По мнению Ф. С. Карагусова, все объекты гражданских прав - это имущественные права, но, тем не менее, он различает права на наличные деньги и документарные ценные бумаги - как права на вещи или как бы на вещи, и права на безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги - как права на права[3].

Таким образом, здесь возможны два варианта:

1) расширение понятия «право собственности» и признание такового на электронные записи, обозначающие право на безналичные деньги или бездокументарные ценные бумаги; электронную запись в таком случае можно рассматривать как индивидуально определенную вещь;

2) признание права собственности на наличные деньги и документарные ценные бумаги, которые должны в таком случае выступать как индивидуально определенные вещи; и обязательственного права требования на безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги.

При первом варианте деньги и ценные бумаги включаются в состав вещей, при втором варианте наличные деньги и документарные ценные бумаги относятся к вещам, а безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги - к имущественным правам.

Теоретически допустимы два варианта, практически выбор того или иного варианта зависит от выбора законодателя.

В ГК РК (в редакции закона от 16 мая 2003 года) проводится единый подход к документарным и бездокументарным ценным бумагам.

Ценная бумага в ГК определяется как совокупность определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права (п. 1 ст. 129 ГК). Документарные ценные бумаги, выпущенные в документарной форме (на бумажном или ином материальном носителе с возможностью непосредственного чтения содержания ценной бумаги без использования специальных технических средств). Бездокументарные ценные бумаги - ценные бумаги, выпущенные в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей) (п. 3 ст. 129 ГК).

Из подобной формулировки можно сделать вывод, что право на ценную бумагу - это право собственности на документ или электронную запись, из которых возникают имущественные права.

Аналогичный подход должен быть, видимо, применен и к безналичным деньгам.

Энергия

Много споров вызывает определение места в системе объектов гражданских прав такого объекта, как энергия. Обычно энергию относят к вещам[4], но есть и утверждения, что это особый, отдельный от вещей, вид имущественных благ[5].

Существует также мнение, что энергия - это бестелесное имущество (то есть не вещь), но, тем не менее, являющееся объектом права собственности[6].

Лично для меня нет сомнения, что энергия - это вещь. Я всегда предлагаю тем, кто в этом сомневается, сунуть два пальца в розетку. Несомненно, энергия - это материальное, телесное имущество. Вопрос заключается в другом: возникает ли право собственности на энергию?

Энергия, как считают многие, относится к вещам, определяемым родовыми признаками. А вещные права возникают только в отношении индивидуально-определенных вещей. В отношении вещей, определенных родовыми признаками, вещные права возникнуть не могут, возникают только обязательственные права[7].

В отношении энергии эту мысль обосновал Р. Саватье. «Энергия, - пишет он, - это всегда вещь, выраженная родовыми признаками, которая выражается только в результате ее использования и продается в соответствии с единицей измерения. Юридически энергия может быть выражена только в форме обязательства. Кредитор никогда не может потребовать конкретной передачи объекта, поскольку, будучи переданной, энергия, как таковая, исчезает. Ее наличие определяется только результатом действия. Представляя собой важный объект обязательства, она не может быть объектом собственности»[8].

В целом поддерживая это эмоциональное утверждение, все же отмечу его некоторую излишнюю категоричность. Из любого правила возможны исключения, поэтому категоричное «не может быть» вполне может быть опровергнуто.

Вещное право на энергию может возникнуть, если произойдет индивидуализация вещи, определенной родовыми признаками. Ситуация, аналогичная положению с наличными деньгами, это тоже вещи, но определенные родовыми признаками. Пока они пребывают в качестве таковых, вещные права на них не возникают, только обязательственные. Но если деньги оказались в моем кармане или сейфе, они индивидуализированы и стали моей собственностью.

Такая же индивидуализация может произойти с энергией. Например, при поставке электроэнергии энергоснабжающая организация заключает два вида договоров: один - с потребителем (абонентом), выступающий как договор энергоснабжения (ст. 482 ГК), второй с энергопередающей организацией (собственником электросетей), выступающий традиционно как договор на оказание услуг, в соответствии с которым собственник электросетей берет на себя обязательство передать электроэнергию потребителю. Однако возможна ситуация, когда энергоснабжающие организации, стабильно поставляющие электроэнергию на определенном направлении через определенные электросети, предпримут попытки как-то гарантировать себе безотказное использование определенного объема энергетических мощностей. Например, половина или треть мощностей электроэнергии на определенный срок (3 года или 10 лет). Собственник электросетей обязан гарантировать наличие свободных мощностей в этом объеме в любое время, когда энергоснабжающая организация потребует их предоставить. Он не имеет права заключать контракты на эти мощности с третьими лицами и обязан не делать ничего, что помешало бы отправителю их использовать.

Электрические сети, энергетические мощности, электроэнергия, передаваемая по сетям, являются материальными объектами, вещами. Право владельца электросетей на электроэнергию является вещным правом, правом собственности. Обязанность владельца в течение определенного срока зарегистрировать часть энергетических мощностей для энергоснабжающей организации - это вещное обременение, которое владелец возложит на себя посредством договора о предоставлении этих мощностей в пользование и которое переходит при передаче сетей другому владельцу.

В данном договоре имеет место выделение части энергетической мощности и гарантирования ее для заказчика, то есть происходит индивидуализация вещи, определяемой родовыми признаками. Возникает вещное право на эту индивидуально-опеределенную вещь. Аналогичная ситуация имеет место, например, при залоге товаров в обороте (ст. 327 ГК), который рассматривается как вещное право[9].

Место работ и услуг в составе имущества

Эти вопросы также решаются неоднозначно. Обычно ограничиваются тем, что выделяют работы и услуги в составе имущества наряду с вещами, и на этом все заканчивается[10]. Такой подход был продемонстрирован и мною при исследовании вещных прав[11].

Однако при построении системы объектов гражданских прав такого механического выделения работ и услуг как имущественного объекта гражданских прав явно недостаточно. Необходимо определить их место в классификации объектов.

В данном случае мы будем исходить из классификации, которую предложили выше: вещи и действия других лиц. Какое место занимают работы и услуги в этой классификации?

Как представляется, выделение работ и услуг как объектов гражданских прав берет свое начало в классификации обязательственных правоотношений, прежде всего - договорных. Вспомним, каково основное деление договорных обязательств? В первую очередь их делят по видам осуществляемой должником деятельности: передача вещей, выполнение работ и оказание услуг[12]. Эта классификация охватывает все договорные обязательства. С точки зрения правоотношения (вещи, работы, услуги) разница между этими обязательствами заключается в том, что при передаче вещей происходит реализация прав на вещь как объект права собственности, то есть речь идет о своих действиях по поводу своей вещи; при выполнении работ и оказании услуг речь идет о праве на чужие действия (работы, услуги). Поэтому работы и услуги по принятой нами классификации мы можем отнести к действиям других лиц, то есть к обязательственным правам требования совершения чужих действий (выполнение работ, оказание услуг).

Такое понимание соответствует положениям, принятым в теории права и гражданско-правовой литературе. Наиболее точно это выразил, пожалуй, С. П. Гришаев: «Работы и услуги, которые в теории гражданского права получили название «действия», являются объектами обязательственного права»[13].

Исключительные права

Предложенная нами классификация имущества: вещи и имущественные права (права на действия других лиц) страдает существенным изъяном. В нее же вписывается такая группа объектов, перечисленная в п. 2 ст. 115 ГК, как «объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий». То есть это то, что в литературе и законодательстве именуется как право интеллектуальной собственности (ст. 125 ГК). Ясно, что ни к вещам, ни к имущественным правам интеллектуальную собственность отнести нельзя.

По ГК РК к объектам права интеллектуальной собственности относятся: 1 ) результаты интеллектуальной творческой деятельности; 2) средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг (п. 1 ст. 961 ГК). В отношении результатов творческой интеллектуальной деятельности их авторам принадлежат личные неимущественные и имущественные права. Обладателям права на средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ и услуг (далее - средства индивидуализации) принадлежат в отношении этих средств имущественные права (ст. 963 ГК).

Исключительным правом на результат интеллектуальной творческой деятельности или средство индивидуализации признается имущественное право их обладателя использовать объект интеллектуальной собственности любым способом по своему усмотрению (п. 1 ст. 964 ГК).

Следовательно, имущественные права на объект интеллектуальной собственности - это исключительные права. Из этого вытекает, что право интеллектуальной собственности делится на два вида: исключительные права и личные неимущественные права.

Исключительные права нельзя относить к вещным правам, прежде всего к праву собственности, так как объектом их выступают не вещи, а бестелесные, нематериальные объекты. Основным признаком исключительных прав (и вообще всей интеллектуальной собственности) является их бестелесность и идеальность[14].

В то же время исследователи отмечают наличие общих черт между правом собственности и исключительными правами.

Например, В. А. Дозорцев писал: «Всякие товарные отношения опираются на некоторые общие предпосылки независимо от специфики объекта, без них товарные отношения невозможны. Такой предпосылкой является наличие у товаровладельца монополии, которая в зависимости от свойств объекта получает разное правовое закрепление. Для материальных вещей монополия выражается в институте права собственности, а для нематериальных результатов интеллектуальной деятельности – в исключительных правах. Если быть точным, монополия получает юридическое выражение в общей категории абсолютных прав, одной из ветвей которых, и в течение тысячелетий единственной, является право собственности, а другой, сравнительно недавно появившейся, - исключительные права»[15].

Таким образом, главным признаком, объединяющим исключительные права с правом собственности, - является то, что те и другие права являются абсолютными правами[16].

Исходя из общности права собственности и исключительных прав в юридической литературе периодически появляются конструкции, в основе которых лежит расширение института права собственности на исключительные права.

В частности, Р. Саватье писал в свое время: «По мере того, как в юридической технике стали появляться абстрактные имущества, первоначальный смысл слова «право собственности» был в действительности расширен. Этим словом хотят продолжать обозначать совокупность наиболее полную и наиболее абсолютную всех прав, которые можно иметь в отношении вновь возникших бестелесных имуществ. Это полнота прав. Мы вынуждены говорить о праве собственности на права для того, чтобы указать на полноту прав, о которых идет речь». Из-за такой полноты прав, принадлежащих писателю, автору изобретения, говорят о литературной, художественной или промышленной собственности[17].

Право собственности на бестелесные вещи (то есть на права) доказывает Д. В. Мурзин. Он считает, что бестелесная вещь – это субъективное обязательственное право, регулируемое нормами вещного права. Ценная бумага как бестелесная вещь – это обязательственное договорное право, регулируемое нормами вещного права[18].

В последнее время попытку расширить понятие права собственности предпринял проф. Ю. Г. Басин. Он включил в право собственности ряд новых прав, в частности, право интеллектуальной собственности. По его мнению, объединяет эти разновидности права собственности то, что собственник, обладающий правомочиями на различные объекты, является их абсолютным и исключительным хозяином. Все эти правомочия можно рассматривать как элементы хозяйской власти, границы которой устанавливает закон и только закон. Собственник вправе в пределах этих границ непосредственно собственными действиями, не запрашивая особых разрешений, по своему усмотрению использовать объекты для достижения им же определенных целей[19].

Нетрудно заметить, что доводы Р. Саватье и Ю. Г. Басина в общем схожи и заключаются в полноте власти, наличии хозяйской власти у обладателей права собственности и исключительных прав.

Все это верно, и такая общность действительно существует, но вопрос заключается в том, необходимо ли эти права объединять под эгидой права собственности, или есть другое, более общее понятие.

Такое понятие существует, и это подчеркивают все авторы - как сторонники, так и противники расширения понятия права собственности до безразмерных пределов. Это понятие абсолютных прав.

Абсолютные права

Для абсолютных прав характерным является признак полноты власти. Основываясь на наличии или отсутствии этого признака, некоторые авторы пытались доказать неприменимость понятия абсолютных прав к ограниченным вещным правам.

В частности, О. С. Иоффе писал в свое время: «Абсолютный характер права является отражением абсолютной полноты «своей власти», принадлежащей управомоченному; и именно потому, что полнота «своей власти» отсутствует в праве застройки и в праве залога, на противоположном полюсе обоих видов правоотношений появляется конкретная фигура, определенный субъект. Эта зависимость, отражающаяся на субъектном составе отношений залога и застройки, который отличается от субъектного состава отношений собственности, свидетельствует о том, что ни залоговое право, ни право застройки не являются абсолютными правами»[20].

Доводы О. С. Иоффе и В. К. Райхера о субъектном составе нельзя признать верными. Ими смешиваются два отдельных правоотношения: одно – относительное - с определенным субъектом, другое – абсолютное – со всеми другими лицами[21].

Но главное не в этом. Нельзя согласиться с утверждением, что полнота «своей власти» отсутствует в ограниченных вещных правах. Конечно, такой полноты «своей власти», как у собственника, у обладателя ограниченных вещных прав нет, они поэтому и называются ограниченными. Еще специалисты по римскому праву характеризовали ограниченные вещные права (jura in re aliena) как права, «которые подчиняют вещь управомоченному по нему лицу не во всех отношениях, а только в определенном направлении и с определенной целью»[22].

Однако в рамках того права, которое предоставляется собственником обладателю ограниченных вещных прав, последний обладает всей полнотой власти. Это подтверждается тем обстоятельством, что сам собственник в той сфере, которая была им предоставлена обладателю ограниченных вещных прав, устраняется от реализации своей власти, то есть вся полнота «своей власти» собственника осуществляется в этой части полнотой «своей власти» обладателя ограниченных вещных прав. В конце концов, полнота власти определяется не объемом власти, а тем, что в пределах этого объема обладатель права имеет защиту от всех других лиц, включая самого собственника[23].

По этим же основаниям нельзя согласиться с мнением о наличии как бы абсолютных, квази-абсолютных прав. В. А. Дозорцев имеет в виду так называемые коллективные знаки, которые представляют собой единый товарный знак для предприятий, создавших соответствующее добровольное объединение[24].

Абсолютный характер прав заключается в полноте «своей власти» над объектом, в данном случае товарным знаком. Эта полнота власти используется против всех других лиц, кроме сообладателей, права которых равны и одинаковы, и которые пользуются той же полнотой власти против всех других лиц. Правоотношения между сообладателями являются относительными, в данном случае это отношения по совместному обладанию товарным знаком. Но эти отношения никаким образом не влияют на абсолютный характер прав по отношению ко всем другим лицам. Это не квази-абсолютные, это полноценные абсолютные отношения.

В гражданском праве немало таких отношений. В частности, можно назвать отношения общей собственности, простого товарищества, соавторства, сонаследования и др. Во всех этих случаях правоотношения между сособственниками, соавторами, соизобретателями, наследниками и т. п. являются относительными (вещные относительные, обязательственные, авторские, изобретательские и т.п.). Но по отношению ко всем другим лицам они обладают полноценными абсолютными правами[25].

Структура абсолютных прав описывалась еще в дореволюционной литературе. Г. Ф. Шершеневич считал, что абсолютные права разделяются по объекту на три вида: а) права вещные - как право собственности, залога, пользования, в) права исключительные - как авторское право, право на промышленные изобретения, с) права личной власти - как право мужа, право отца[26]. Права личной власти в настоящее время не существуют, значит, остались права вещные и права исключительные.

Следовательно, классификацию «вещи и обязательственные права требования» можно заменить на объекты абсолютных прав (вещи, интеллектуальная собственность) и объекты относительных (обязательственных) прав.

Блага

Рассмотрев структуру объектов гражданских прав, вернемся к понятию «объект», под которым с теми или иными оговорками понимается «блага».

По ГК РК, как уже отмечалось, объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные права (п. 1 ст. 115 ГК). Далее закреплены нормы об имущественных благах и правах (имуществе) и о личных неимущественных благах и правах.

В ГК других стран СНГ употребляется термин «блага», только в ГК Республики Таджикистан используется термин «блага и права».

В литературе также встречаются различные варианты определения блага как объекта гражданских прав.

Например, Е. А. Суханов под объектами гражданских правоотношений понимает различные материальные (в том числе вещественные) и нематериальные (идеальные) блага либо процесс их создания, составляющий предмет деятельности субъектов гражданского права[27].

В юридической литературе само понятие «блага» почти не исследуется. Приведем одно из немногих определений блага: «Блага – явления, способные удовлетворять те или иные потребности людей»[28].

Связь между объектом гражданских прав и благом выявил еще Г. Ф. Шершеневич, который писал: «Насколько частноправовые отношения носят имущественный характер, настолько юридическое понятие об объекте права совпадает с экономическим понятием о благах. Блага являются предметом многих наук, но каждая из них имеет дело с другими благами… Нет, никаких правовых благ (Rechtsgue) не существует, право лишь обеспечивает пользование благами, то есть тем, что в действительной жизни признается благом. Право разграничивает интересы, нормирует отношения на почве сталкивающихся интересов, и защита его потому и имеет значение, что оно закрепляет за человеком то, что тот ценит с точки зрения своих потребностей. Объекты права – это блага в экономическом смысле»[29].

Наиболее фундаментальное исследование благ с точки зрения экономики было проведено Карлом Менгером (1840 – 1921 гг.) - главой «австрийской экономической школы»[30]. Подробное описание теории Карла Менгера дано В. А. Лапачем[31].

К. Менгером разработана теория субъективной ценности, методологической основой которой выступает учение о благах вообще и об экономических (хозяйственных) благах, в частности. По мнению Менгера, предметы, которые обладают способностью быть поставленными в причинную связь с удовлетворением человеческих потребностей, должны называться полезностями: поскольку же мы познаем эту причинную связь и в то же время обладаем властью действительно применить данные предметы к удовлетворению наших потребностей, мы называем их благами. Для того чтобы предмет стал благом или, другими словами, для того чтобы он приобрел характер блага (Guterqualitat), необходимо совпадение четырех условий: 1) человеческой потребности, 2) свойств предмета, делающих его годным быть поставленным в причинную связь с удовлетворением этой потребности, 3) познание человеком этой причинной связи, 4) возможности распоряжаться предметом таким образом, чтобы действительно употреблять его для удовлетворения этой потребности. По Менгеру, «благо» тогда и только тогда является благом, когда оно связано с удовлетворением человеческих потребностей: если исчезает потребность, то исчезает и благо.

Менгер выделяет также неимущественные блага, которые он называет отношениями (фирмы, монополии, права издания, круг покупателей и т.п.). Он считал, что всю совокупность благ должно разделить на следующие две категории: с одной стороны, материальные блага (включая сюда и все силы природы, поскольку они являются благами) и, с другой стороны, полезные человеческие действия (в соответствующем случае бездействие), из которых наибольшую важность представляет труд. В таком представлении благо становится центром системы полезностей, включающей в себя подсистемы материальных благ и полезных человеческих действий[32].

Следовательно, блага связаны с потребностями человека и с удовлетворением этих потребностей. Поэтому благо всегда конкретно, и с юридической точки зрения оно может существовать, лишь выступая объектом правового отношения. Поэтому классификация благ как объектов гражданских прав должна быть связана с классификацией правовых отношений. В делении благ на виды, произведенном К. Менгером, материальные блага и полезные человеческие действия - не учитывается существенный аспект содержания полезных человеческих действий, а именно: кем были произведены эти действия – самим обладателем блага или другим лицом (чужие действия). В первом случае имеет место обладание благами, во втором случае – обладание правом на эти блага (полезные чужие действия). Тогда неимущественные блага (в понимании Менгера) должны быть разделены на неимущественные блага, произведенные самим обладателем блага (в современном понимании это будут объекты исключительных прав) и неимущественные блага, произведенные другими лицами (в современном понимании это будут обязательственные права как объекты).

Мне кажется перспективным использовать то деление объектов гражданских прав, которое произведено в ГК РК: на блага и права (ст. 115).

В учебнике гражданского права, написанном на основе анализа ГК РК, автором главы об объектах гражданских прав Б. В. Покровским дается следующее понятие имущественных благ и имущественных прав: «Под имущественными благами понимаются те материальные предметы и иные ценности (в частности, энергия, работы и услуги), которые могут удовлетворять материальные и иные потребности субъектов гражданского права, подлежат, как правило, денежной оценке и включены в сферу отношений, регулируемых гражданским правом.

Под имущественными правами понимаются субъективные гражданские права на имущественные блага (в частности, права пользования, владения и распоряжения имущественными благами)»[33].

Мне представляется, что поскольку благо всегда конкретно, является объектом определенного правоотношения, главным в делении благ как объектов можно определить факт принадлежности и степени принадлежности благ определенному субъекту блага. По такому принципу основным будет деление благ не на материальные и нематериальные, а на «свое» благо и «чужое» благо.

Свое благо – это благо, в отношении которого управомоченный субъект обладает всей полнотой власти (по Р. Саватье), полнотой «своей власти» (по О. С. Иоффе), «хозяйской власти» (по Ю. Г. Басину).

Чужое благо – это благо, в отношении которого у управомоченного субъекта имеются только права требования, права на чужие действия, то есть относительные (обязательственные по большей части) права.

При таком подходе в первую группу попадают и материальные (вещь), и нематериальные (объекты исключительных прав) блага.

Деление объектов гражданских прав на блага и права как раз отражает деление благ на свои и чужие блага. Свои блага в ГК обозначены как блага, чужие блага как права (право на чужое благо). Естественно, на свое благо тоже есть права (в частности, право собственности на вещь, исключительное право на объект интеллектуальной собственности), но это право неразрывно связано с самим благом и без него немыслимо. Применительно к управомоченному объекту свое благо и право на него существуют слитно и неразрывно (поэтому можно говорить просто о благе), чужое благо существует только в виде имущественного права (поэтому можно говорить только о правах).

Исходя из этого, вряд ли следует признать удачным приведение Б. В. Покровским прав пользования, владения и распоряжения как примера имущественных прав[34]. Как известно, права владения, пользования и распоряжения – это правомочия вещного права, и эти права логичнее включить в группу имущественных благ.

Классификация объектов гражданских прав

Общепризнанная в литературе классификация правоотношений основана на делении благ на абсолютные и относительные.

Если провести классификацию гражданских прав по объектам (свои и чужие блага), то она будет выглядеть так:

1. Абсолютные права:

а) вещные права;

б) исключительные права;

в) информация;

г) личные неимущественные права.

2. Относительные права:

а) право на чужие действия, в том числе на энергию, работы и услуги.

б) обязанности (долги).

Что касается личных неимущественных прав, то я включил их в группу абсолютных прав, потому что они неразрывно связаны с управомоченным субъектом, являются неотчуждаемыми и носят абсолютный характер. Это всегда свое благо, право на чужое благо здесь в принципе невозможно. В п. 3 ст. 115 ГК говорится о личных неимущественных благах и правах, а в статьях 141, 142 ГК – о личных неимущественных правах. В данном случае это не принципиально, понятия «благо» и «право» практически совпадают, поэтому можно эти права называть или «благо», или «право», в любом случае, речь будет идти о благе (своем благе).

Объекты гражданских прав мы делим на имущественные и личные неимущественные блага.

Имущественные блага делятся на:

1) свои блага, объекты абсолютных прав (вещи, в том числе деньги и ценные бумаги, объекты исключительных прав, информация);

2) чужие блага, объекты относительных прав (чужие действия, в том числе энергия, работы и услуги).

Личные неимущественные блага ни на что не делятся, это всегда свои блага.


[1] См.: Басин Ю.Г. К вопросу о понятии права собственности. Юрист. 2003. № 8. С. 14

[2] См.: например: Право и собственность в Республике Казахстан. - Алматы: Жети Жаргы. С. 119-129 (автор главы Р.А. Маметова); Осипов Е.Б. Проблемы правового регулирования денег по законодательству Республики Казахстан. Право и государство. 2003. № 3. С. 68; Гражданское право. Том 1. Учебник /отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М.: Изд. БЕК. 1998. С. 312-313; 314, 322.

[3] См.: Карагусов Ф.С. Ценные бумаги и деньги в системе объектов гражданского права. Алматы: Жети Жаргы. 2002.

[4] См. например: Гражданское право. Учебник. Часть 1. Изд. 3-е/ Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект. 1998. С. 205; Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс).

[5] М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы. 2000. С. 232.

[6] См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М.: Изд. СТАТУТ. 1998. С. 75-79.

[7] Подробнее см.: Вещные права в Республике Казахстан/ Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: Жети Жаргы. 1999. С. 17.

[8] См.: Саватье Р. Теория обязательств. Юридический очерк. Пер. с франц. М.: Изд. Прогресс. 1972. С. 86.

[9] См.: Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. Обременение вещных прав в гражданском обороте. Предприниматель и право. 2000. № 8. С. 7-9; см. также в кн.: Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. Алматы: АЮ ВШП «Адилет», НИИ частного права КазГЮУ. 2003. С. 217-219.

[10] См.: например: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб.: Изд. Юридический центр Пресс. 2002. С. 451-461; Гражданское право. Учебник. Часть 1. Изд. 3-е/ Под. ред. А.П Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект. 1998. С. 227-229; Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы. 2000. С. 233.

[11] См.: Вещные права в Республике Казахстан. Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: Жети Жаргы. 1999. С. 16.

[12] Подробнее см.: Гражданское право. Том 1 Учебника для вузов (академический курс). Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы. 2000. С. 560-561.

[13] См.: Гражданское право. Часть 1. Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юрист. С. 50.

[14] См.: Каудыров Т.Е. Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности в Республике Казахстан. Алматы: Жети Жаргы. 2001. С. 51-52.

[15] См. Дозорцев В.А. Понятие исключительного права. В кн.: Проблемы современного гражданского права. Сб. статей. М.: Городец, 2000. С. 287-288.

[16] См., например: Каудыров Т.Е. Указанная работа. С. 52-53; Калягин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). Учебник для вузов. М.: Изд. НОРМА. 2000. С. 8; Гражданское право. Том 1. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2 изд. М.: Изд. БЕК. 1998. С. 623.

[17] См.: Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк. М.: Изд. “Прогресс”. 1972. С. 90.

[18] См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги – бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М.: Изд. Статут. 1998. С. 81.

[19] См.: Басин Ю.Г. К вопросу о понятии права собственности. Юрист. 2003. № 8. С. 19.

[20] См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву (1949). В кн.: Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2000. С. 616-617. См. также: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права. Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. Вып. 1. 1928. С. 314.

[21] Подробнее см.: Право собственности в Республике Казахстан. Алматы: Жети Жаргы. 1998. С. 57-64.

[22] См.: Хвостов В.М. Система римского права. М.: Изд. СПАРК, 1996. С. 299.

[23] См.: Баринова Е.А. Вещные права в системе субъективных гражданских прав. В кн.: Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 6. / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Изд. НОРМА, 2003. С. 164-198.

[24] См.: Дозорцев В.А. Исключительные права. В кн.: Проблемы современного гражданского права. Сб. статей. М.: Городец, 2000. С. 294-295.

[25] Подробнее см.: Право и собственность в Республике Казахстан. Алматы: Жети Жаргы. 1998. С. 57-64.

[26] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. III. М. 1911-1912. В кн.: Хропанюк В.Н. Указанная работа. С. 876; См. также: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф. 2001. С. 73.

[27] См.: Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 2 изд. М.: Изд. БЕК. С. 294.

[28] См.: Селиванов Ф.А. Благо. Томск. 1967; Протасов В.Н. Правоотношение как система. М.: Изд. Юридическая литература, 1991. С. 89.

[29] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. III. М. 1911-1912. В кн.: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. М.: Изд. Интерстиль, 1998. С. 876.

[30] См.: Менгер К. Основания политической экономии. В кн.: Австрийская школа в политической экономии: К. Менгер, Е. Бем-Баверк, Ф. Визер. Серия “Экономическое наследие”. М. 1992. С. 39-75.

[31] См.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. Спб.: Изд. Юридический центр Пресс. 2002. С. 72-76.

[32] См.: Менгер К. Указанная работа. С. 39-75; Лапач В.А. Указанная работа. С. 73-75.

[33] См.: Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 228.

[34] См.: Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 228.


Источник информации:
Казахстанский юридический портал. Журнал ¨Юрист¨. ( http://www.zakon.kz/magazine/archive/2003_11_0.asp )

Информация обновлена:09.11.2006


Сопутствующие материалы:
  | Персоны 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru