Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Судебное нормотворчество как источник гражданского процессуального права /


О. О. Волос.

Волос, О. О.

Полный текст документа:

Волос О. О.

 E-5-D 

Судебное нормотворчество как источник гражданского процессуального права.

Право имеет свои источники (формы), в которых выражаются общеобязательные правила поведения людей. Под источниками права понимаются именно внешние формы выражения права.

В силу исторического единого прошлого и союзного настоящего  Республики Беларусь и Российской Федерации система источников гражданского процессуального права носит схожий характер. Можно отметить такие общие источники, как: Конституция; кодифицированное законодательство, среди которых важно выделить процессуальные кодексы; законы, регулирующие деятельность судов и некоторых правоохранительных органов, в частности, законы «О прокуратуре», «О государственной пошлине»; международные договоры и соглашения; постановления Правительства.

Особенностью в Республике Беларусь является наличие такого источника гражданского процессуального права, как акты Президента: декреты и указы. Они имеют обязательную силу на всей территории Республики Беларусь. Декреты и указы Президента, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, имеют верховенство над актами иных государственных органов и должностных лиц[1]. Более того, в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом[2].

На уровне исполнительного производства ряд вопросов деятельности судебных исполнителей урегулирован таким источником, как Инструкция по исполнительному производству, утвержденная Министерством юстиции Республики Беларусь 20 декабря 2004 г. № 40[3].

На современном этапе принципиально новым является анализ судебных источников.

В Беларуси к таковым относятся:

· заключения Конституционного Суда Республики Беларусь;

· постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь;

·  конкретная судебная практика.

Отличительной особенностью в отношении Конституционного Суда в Республики Беларусь является закрепленная в ГПК норма о том, что если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу  о несоответствии нормативного акта Конституции Республики Беларусь, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным[4]. В соответствующей норме ГПК Российской Федерации такое положение отсутствует[5]. Но в АПК РФ указано, что если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле, Конституции Российской Федерации, то арбитражный суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона[6]. В ХПК Республики Беларусь закреплено в отношении несоответствия закона Конституции Республики Беларусь правило, согласно которому суд сам не обращается в Конституционный Суд Республики Беларусь, а ставит перед Президиумом или Пленумом Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь вопрос об обращении в Конституционный Суд Республики Беларусь в целях признания соответствующего нормативного правового акта неконституционным либо принимает меры по признанию ненормативного правового акта недействительным[7].

Как выше мною сказано, к судебным источникам относятся постановления Пленума Верховного Суда  Республики Беларусь. Являясь формой легального толкования, они в ряде случаев выполняют функцию нормотворчества. Так, Колядко И. Н. в своей статье[8] приводит в качестве примера постановление № 12 от 4 сентября 1992 г. «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющие права граждан». В то время еще не был принят новый  ГПК Республики Беларусь,  и  положения  постановления легли в основу проекта ГПК 1998 г. В нем даны разъяснения по вопросам подведомственности суду жалоб, порядка возбуждения и рассмотрения этих дел, а также исполнения решений. Пленум предоставил судам право оставить жалобу гражданина  без рассмотрения в случае возникновения спора о праве, подведомственного суду. Анализ судебной практики показывал, что споры о праве при рассмотрении жалоб граждан на неправомерные действия органов государственного управления и должностных лиц возникают, и без их рассмотрения невозможно разрешение жалоб. Это требовало установления правила об оставлении жалобы без рассмотрения по аналогии с правилом, установленным в действовавшем на тот момент ГПК для дел особого производства. В теории гражданского процесса необходимость такой нормы не вызывала сомнения и на момент рассмотрения вопроса Пленумом она закреплялась в проекте ГПК. Однако проблема заключалась в том, что из действовавшего на тот момент ГПК при толковании правил рассмотрения и разрешения жалоб граждан такой вывод не вытекал. Применение аналогии процессуального закона из особого производства также было проблематичным, так как для ряда институтов (прекращение производства по делу, оставление заявления без движения, приостановление производства по делу) в теории и судебной практике было общепризнано, что основания их применения исчерпывающе указаны в законе и расширительному толкованию не подлежат.

На сегодняшний момент вопрос о применении  аналогии процессуального закона также актуален. В отличие от  Республики Беларусь в Российской Федерации в  п.4 ст. 1 ГПК закреплено, что в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

В Белоруссии аналогия процессуального закона существует de facto,  на законодательном уровне по-прежнему не закреплена, но используется в постановлениях Пленума Верховного Суда Республики Беларусь и рекомендуется ими для отдельных случаев. В доктрине сторонники аналогии (например, Циховский А.В.) отмечают, что гражданское процессуальное право, являясь элементом системы права, имеет общие для системы признаки. Следовательно, объективно оно содержит пробелы, которые могут преодолеваться посредством аналогии, что предопределяет предложение о закреплении в ГПК специальной нормы, которая имела бы непосредственное отношение к аналогии как способу преодоления пробелов в процессуальном законодательстве[9].

Улетова Г.Д. и Момотов В.В. в своей статье «К вопросу о применении аналогии закона и аналогии права в материальном и процессуальном праве: история и современность»[10] приводят такие фундаментальные принципы аналогии как:

· применение лишь в том случае, когда ясно можно установить, что по соответствующему вопросу имеется пробел в праве;

· недопустимость ее применения там, где можно отыскать норму, относящуюся к рассматриваемому вопросу;

·  дела должны разрешаться строго в рамках нормы, применяемой по аналогии, не выходя за ее пределы;

· недопустимо применение аналогии там, где законодатель преднамеренно по-иному урегулировал отношения.

Как мною уже было отмечено вопрос о законодательном закреплении аналогии процессуального закона остается не решенным. Но полагаю, это возможно, учитывая опыт других стран и выработанные доктриной принципы.

В качестве примера судебной правотворческой деятельности можно привести п.3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 4 от 28.06.2002 г. «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса, регулирующих производство дел в кассационном порядке»[11], где указано, что для суда кассационной инстанции дополнительными средствами доказывания являются: письменные объяснения сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц; письменные и вещественные доказательства; заключения экспертов; данные осмотра на месте; протоколы, в том числе допроса свидетелей, и материалы, составленные и собранные районными судами в порядке выполнения поручения суда кассационной инстанции (например, повторный или дополнительный допрос свидетелей – суд кассационной инстанции не может осуществить, так как это не относится к его компетенции, но он может поручить это районному суду).

Также примером может быть  ч.2 п.1 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 7 от 26.06.2003 г. «О практике рассмотрения гражданских дел в порядке судебного надзора»[12], согласно которой суд надзорной инстанции вправе по аналогии применять процессуальные нормы, регулирующие производство дел в кассационном порядке. Хотя из статей ГПК Республики Беларусь этого не следует. Так, в ст. 406  указано, что производство по делам в судах кассационной инстанции ведется в соответствии с правилами настоящего Кодекса, в том числе с правилами, установленными для производства по делам в суде первой инстанции, и сущности кассационного производства. А в ст. 445 указано, что при рассмотрении дела в порядке надзора применяются правила настоящего Кодекса для рассмотрения дел в суде первой инстанции, а также  учитывается сущность надзорного производства. Таким образом, предусмотренная постановлением возможность применения в надзорной инстанции норм, регулирующих производство дел в кассационной инстанции является  судебным нормотворчеством.

Велика  роль судебной практики в странах, традиционно относящихся к романо-германской правовой семье[13].

Так, нормотворческая роль судебной практики при толковании закона и восполнении пробелов в законе закреплена за Кассацион­ным судом Франции.

Немецкая традиция судебной практики основана на законе и обы­чае. Полномочия, связанные с осуществлением толкования, призна­ются доктриной в соответствии с  Основным законом ФРГ, согласно которому правосудие связано законом и правом в широком смысле слова. Вместе с тем в Германии не существует обязательной силы прецедента, за исключением решений Федерального конститу­ционного суда, несмотря на то, что за судьями признается право тол­кования закона. Конституционный суд играет особую фундаменталь­ную роль, так как одним из рассматриваемых споров является рас­смотрение вопросов о соответствии федерального права и права земель Основному закону, а также о соответствии права земель Феде­ральному праву. Верховный Федеральный суд как суд высшей инстан­ции, в частности, по гражданским делам не рассматривает вопросы факта, а рассматривает важные вопросы права.             

Высока роль Конституционного суда и в Австрии. Если Конституционный суд сочтет рассматриваемый закон не соответствующим Кон­ституции, он аннулирует его своим решением полностью или частично.

В Ирландии компетенция Высокого суда распространяется также на действительность любого закона, относящегося к положениям Конституции. Верховный суд рассматривает жалобы, если решение, вынесенное нижестоящим судом, касается вопросов права, представляющего исключительное значение для общества, и это желательно общественных интересах.

В Бельгии деятельность судов основана на законе, и они приме­няют регламентарные акты, только если последние соответствуют законам. Кассационный суд выполняет регулятивную роль, обеспечи­вая единообразие толкования права.

В Греции Верховный суд по гражданским делам не рассматривает фактическую сторону дела, а определяет, правильно ли применен закон нижестоящими судами, рассматривая ходатайства об отмене су­дебных решений. Верховный суд рассматривает дела на заседании палат и на пленуме. Высший специальный суд обладает полномочи­ем выносить постановления по поводу жалобы на неконституционность статей закона. В соответствии с ч. 4 ст. 100 Конституции Греции положение закона, объявленное неконституционным, перестает дей­ствовать с момента публикации решения об этом или по истечении определенного этим решением срока.

В компетенцию Верховного суда Польши входит разъясне­ние правовых положений, допускающих неоднозначное толкование либо применение которых нарушает единство судебной практики.

В функции Федерального суда Швейцарии входит контроль за единообразным применением гражданского права на всей территории федерации[14].

В Италии Конституционный суд рассматривает споры, в том чис­ле о конституционности законов и актов, имеющих силу закона, го­сударства и областей. Если суд объявляет неконституционной норму закона или акт, имеющий силу закона, они утрачивают силу на сле­дующий день после опубликования решения суда. Кассационный суд, стоящий на вершине судебной системы, обеспечивает точное соблю­дение и единообразное толкование закона, единство национального объективного права[15].

Решения пленума Верховного суда Португалии являются судебны­ми прецедентами.

 Правотворческие функции официально признаны в Испании за Верховным судом.

Следует отметить, что судебная практика в настоящее время превратилась в один из источников и российского права, включая гражданское процессуальное. Она не только является ступенью к последующему правовому регулированию, но и представляет собой непосредственный источник такого регулирования. Подобный подход разделяется все большим числом специалистов в области юриспруденции[16].

Совершенство права зависит от совершенства форм (источ­ников) права, поскольку от внешней формы, в которую воплощается государственная воля, нормативное предписание, зависят его дей­ственность, юридическая сила. Характерной чертой развития ис­точников права стало явное увеличение их многообразия. Одна из причин этого процесса — усиление регулятивной роли судебной практики в вышеуказанных формах и ее активное пра­вовое воздействие на регулирование экономических отношений.

Так, су­дебная практика в форме актов Конституционного Суда РФ и постановлений Пленумов высших судебных  инстанций по вопросам  применения законодательства оказывает положительное влияние на развитие права, способствуя тому, чтобы последнее реально выполняло свои функции.

Более того, в новом Арбитражном процессуальном кодексе РФ 2002 г. закреп­лены положения, ранее отсутствовавшие в АПК РФ 1992, 1995 гг., зак­лючающиеся в возможности официального применения судебной практики в качестве правового основания при принятии арбитраж­ным судом решений.

Таким образом, в национальных правовых системах стран евро­пейского континента, относящихся к романо-германской правовой семье, созданы условия для функционирования и развития судебной  практики в определенных ее формах как  источника права. Для Российской Федерации и Республики Беларусь уже реально существуют в качестве таких источников акты Конституционных Судов, постановления Пленумов Верховных Судов, возможность применения аналогии процессуального закона. Вместе с тем судебная практика по конкретным делам как источник права находится в стадии становления, не является источником на уровне прецедента.

[1]ст. 28  Закона Республики Беларусь «О президенте Республики Беларусь»// НРПА.2001. №2/478.

[2] ст. 10 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»// НРПА. 2000. №2/136.

[3] НРПА.2005. №2. 8/11871.

[4]  Ст. 21 Гражданского процессуального кодекса  Республики Беларусь.// НРПА. 1999. № 2/13.

[5] Ст. 11 Гражданского процессуального кодекса  Российской Федерации. 2002 г.// СПС «КонсультантПлюс».                                

[6] Ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 2002 г.// СПС «КонсультантПлюс».

[7] Ст.25 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь..//НРПА.2001. № 2/745.

[8] Колядко И.Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда Республики Беларусь./ /Верховный Суд Республики Беларусь: история и современность(1923 – 1998)/ Под. Ред. В.О. Сукало, Л.Л. Зайцевой. – Мн.: «ИнтерДайджест», 1998. – 240 с.

[9] См. сборник докладов «Реформа гражданского процесса в суде первой инстанции в государствах региона Балтийского моря и Центральной Европы» 16-19 сентября 2004 года.

[10] См. там же.

[11] Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 4 от 28.06.2002 г. «О применении судами  норм Гражданского процессуального кодекса, регулирующих производство дел в кассационном порядке» // НРПА. 2002. № 6/332.

[12] Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 7 от 26.06.2003 г. «О практике рассмотрения гражданских дел в порядке судебного надзора» // НРПА. 2003. № 6/ 371.

[13] Судебные системы европейских стран. Справочник / Пер. с франц. Д.И. Васильева и с англ. О.Ю. Кобякова. М., 2002. С.74, 75.

[14] Судебные системы европейских стран. Справочник / Пер. с франц. Д.И. Васильева и с англ. О.Ю. Кобякова. М., 2002. С.96, 108, 125, 317.

[15] Судебные системы европейских стран. Справочник / Пер. с франц. Д.И. Васильева и с англ. О.Ю. Кобякова. М., 2002. С. 141,144.

[16] См., напр., материалы дискуссии: Судебная практика как источник права. М., 2000 г.


Источник информации:
По данным, представленным организацией ( )

Информация обновлена:28.03.2007


Сопутствующие материалы:
  | Организации 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru