Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог библиотеки

юридического факультета СПбГУ

Современные тенденции развития права в Украине /


И. В. Полякова.

Полякова, И. В.

Полный текст документа:

Полякова И. В.

137 - Д

А – 3 - D

Современные тенденции развития права в Украине       

Украина – страна, которая только стает на путь своего развития. Это страна, которая только начинает формировать политику своего становления и позиционирования в системе стран мира. Новые международные тенденции имеют значительное влияние на развитие права государства, на ее политические, экономические и социальные институты. Именно от других стран Украина перенимает опыт организации власти, ведения социальной политики, регулирования экономического равновесия страны, защиты прав и свобод человека и гражданина и т.п. Но наше государство имеет и свои особенности, которые связаны с ее географическим расположением, особенностями климата, менталитетом и традициями народа.

Тенденции развития права Украины на данном этапе имеют демократический  перспективный характер. В конституции закреплены основные демократические права и свободы, плюрализм, верховенство права, базу для развития правового социального государства. Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность являются наивысшей социальной ценностью. В процессе внедрения положений Конституции Украины как юридической основы законотворчества, создания современной законодательной системы, осознание сути прогресса в национальном праве, соотношения законодательства с системой права и национальной правовой системой методологическими ориентирами должны быть конституционные принципы «верховенства права» относительно его обязательности в законотворческой деятельности; «верховенства Конституции» относительно законодательных и иных правовых актов, а также «верховенства закона» в иерархии всех иных нормативных актов[1] .  Необходимо подчеркнуть, что эти принципы могут служить базовыми основами как в процессе правотворчества, так и правоприменения лишь в своей взаимосвязи, взаимосогласованности, диалектическому взаимодействию.   Нельзя абсолютизировать значение ни принципа верховенства права, ни принципа верховенства закона, как нельзя абстрактно рассматривать категории «право» и «закон», безапелляционно утверждая, что «ни абстрактная и размытая категория права, а именно закон является главной точкой отсчета для установления правопорядка в стране» . [2] Необходимо помнить, что тоталитарные правопорядки тоже строятся на законе, на принципе диктатуры закона.

Признание и применение в законотворческой деятельности, и в особенности в процессе обеспечения законности и справедливости, в правоприменении принципа верховенства права предопределяет в первую очередь необходимость глубокого осознания меры саморазвития права как явления негосударственного происхождения и меры его производности от государства[3].  А это в свою очередь актуализирует научную разработку проблемы методологии как познания права, так и правотворчества (в частности, законотворчества) и правоприменения.

Сущность диалектического взаимодействия конституционных принципов верховенства права и верховенства закона (ст. 8 Конституции Украины) состоит прежде всего в том, что она является проявлением общего и особого в праве.  Юридический закон или положительное (уставное) право, которое вытекает из воли законодателя, - это конкретная государственная нормативно-юридическая форма выражения права как сложного объективного социально-культурного явления.  Корень права, настоящие его истоки спускаются в объективный природный порядок вещей, глубину реального социального бытия, общественные индивидуальные и коллективные потребности и интересы, отношения общественного производства (материального и духовного). В этом плане «право в его общем понимании, - как справедливо подчеркивала известный российский ученый-юрист Г.Ф. Шершеневич, - есть понятие социологическое, а не юридическое.  Если право есть человеческое образование, то осознание его сущности невозможное без понимание природы человека во всех ее проявлениях, без проникновения в потребности человека, ее способности, стремление»[4] .

Юридический закон - это определенное выражение внешней формы правовой природы вещей, которые непосредственно наблюдаются, то есть внешних проявлений человеческих взаимоотношений.  Как раз поэтому, писал К. Маркс, правовая природа вещей не может «приноравливаться к закону -закон, наоборот, должен приноравливаться к ей». Законодатель путем законотворчества, то есть установления норм права, которые он должен выводить из реально существующих общественных отношений, жизненно необходимых потребностей предоставляет праву «в себе», как отмечал Гегель, форму всеобщности и истинной определенности.  Тем не менее это не означает, что свобода законодателя сама по себе и есть правом, она есть лишь способом его объективизации, конкретизации и реального применения.  Как раз поэтому существует объективное различие между правовым полем и пространством действия закона.  Действие закона распространяется сверху к низу, а влияние права совершается и от низа к верху, и сверху к низу.  «Право, - подчеркивает Г.Дж. Берман, - синхронно растет от низа к верху, от структуры и обычаев всего общества, и двигается сверху к низу под влиянием политики и ценностей людей, которые находятся при власти.  Право помогает интегрировать и то и другое».

Признание главными принципами законотворчества в Украине принципа верховенства права и верховенства закона означает, по крайней мере, что законы государства должны во-первых, отвечать праву как мере общей равной для всех свободы справедливости и, во-вторых, в законах должно быть ограничение частного своеволия как лица (физического и юридического), так и государства во благо общества.  При этом закон и иные нормативно-правовые акты должны приниматься на основе Конституции Украины и отвечать ей.

Согласно с содержанием принципа верховенства права, свобода граждан должна обеспечиваться таким правовым порядком, соответственно с которым никто не может быть принужденным делать то, что не предусматривается действующим законодательством.  Каждый человек должен иметь право и, бесспорно, при этом иметь условия на свободное и всестороннее развитие своей личности, если она не нарушает прав и свободы иных людей.

Становление и укрепление рыночных отношений, функционирование которых много в чем оправдывается принципом экономической эффективности, предусматривает реализацию и широкое применение в гражданско-правовой практике известного общеправового разрешительного принципа, который имеет стимулирующий характер: «разрешено то, что не запрещено законом».  Еще Томас Гоббс писал: «Там, где сюзерен не приписал никаких правил, подданный может действовать или не действовать по своему собственному усмотрению» То есть, по своей социальной сути свобода волеизъявления граждан в правовом государстве должна находить свое юридическое выражение в законе, принципиальной основой которого является общее разрешение «все кроме» За пределами запрета, что включает и общепринятую общественную норму «не нарушая права и свободы иных людей», лицо может  вести себя в соответствия со своими потребностями и интересами, но при условии конституционно-правовой гарантии, что государство не будет вмешиваться в частную жизнь и свободу граждан. 

Что же относительно государства, органов государственных властей и органов местного самоуправления то их должностные лица должны действовать лишь на основании и в границах полномочий и способами которые предусмотренные Конституцией и действующими законами Украины (ч.  2 ст. 19 Конституции Украины).  Такие полномочия вытекают из самой сути правового государства и принципа верховенства права: право должно доминировать над властями, не допускать возможное своеволие со стороны последней, обеспечивать возможность контроля со стороны гражданского общества за государственной деятельностью.  То есть в данном случае должен действовать общеправовой разрешительный принцип: «можно лишь то, что позволительно законом».  Как раз на   основании этого основоположного принципа должно определяться публично-правовое регулирование, в частности, сфера публично-властных отношений. Соответственно указанного принципа, органам законодательных, исполнительских и судебных властей позволяются лишь такие действия, которые непосредственно предусмотрены законом, что определяет их статус и компетенцию.  Даже приписывая законодательные запреты, государство может ввести лишь такие ограничения субъективных прав граждан, целью которых есть благоприятствование обеспечению общенародных интересов в целом, благосостояния общества и, что в особенности важно, которые определены лишь законами.  Это следует из базовой (основоположной) конституционной нормы, которая устанавливает, что главной обязанностью правового государства есть утверждение и обеспечение прав и свобод человека (ч.  2 ст. 3 Конституции Украины).

Современный национальный прогресс в Украине, прогресс в праве возможен через включение в процесс общественного развития не только потенциала государства, а обязательно и творческого потенциала всех ее граждан, возрождение энергии гражданского общества.  Без последнего фактора все действия относительно внедрения положений Конституции Украины, политические старания осуществить демократические трансформации в украинском обществе будут бесплодными.  Любая политика, программа, модель рыночной трансформации экономики или законодательный акт теряют свой смысл, если им недостает человеческого измерения, ориентированного на обязательный учет частных интересов человека, их координацию с публичными интересами общества.  Ведь человек (а не государство) должно стать качественно новой основой демократического общественного развития Украины.  А отсюда, законодатель, сознавая эту историческую тенденцию, признал в Украине жизнь и здоровье человека, его честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность самой высокой социальной ценностью (ст. 3 Конституции Украины).  Конституция Украины, как известно, после первого раздела «Общие принципы» имеет специальный раздел «Права, свободы и обязанности человека и гражданина».

Демократизация экономической и социально-политической жизнедеятельности украинского общества актуализирует вопрос об отображении и закреплении в системе национального права меры, уровня оптимального соотношения и взаимосвязи интересов лица, общества и государства, размежевание и - главное - взаимодействия публично-правовых и частно-правових основ регулирования общественных отношений, прежде всего в экономической сфере.  Монопольный приоритет публично-правового режима регулирования экономических отношений, который был обусловленный главным образом спецификой советской централизованно-плановой организации народного хозяйства и властей, политическими мотивами защиты интересов советского государства, в конечном итоге интересами партгосноменклатуры, должно уступить сегодня балансу взаимодействия принципов и норм публичного и частного права - органических составляющих единой, целостной системы права Украины.  Речь идет о стратегии формирования, функционирования и развития такой системы права, которая гармонично обеспечивала б взаимодействие объективно существующих в обществе как частных, так и публичных потребностей и интересов лица, общества и государства, их взаимную ответственность.  При этом должны функционировать лишь адекватные формы и методы правового регулирования.  В частности, речь идет о реальном создании принципиально новой законодательной модели экономических отношений гражданского общества в Украине, основой которой должны быть публично признанные общепризнанные частноправовые основы.  В первую очередь речь идет о недопустимости своевольного вмешательства государства, ее органов и должностных лиц в частноправовые отношения граждан и частных юридических лиц при условии, что они не выходят из рамок закона; юридическое равенство, свободное волеизъявление, имущественную самостоятельность и свободу договоров участников хозяйственных (в широком понимании) отношений; продолжение незаконного лишения права собственности; судебная защита имущественных и личных неимущественных прав и интересов физических и юридических лиц в случае их нарушения и тому подобное.

Даже для государства, когда оно будет действовать в частноправовой сфере как субъект имущественных отношений, субъект гражданского права, выступая через создаваемые им публичные юридические лица, должны быть такие же права и такая же ответственность, как и для иных субъектов.  То есть к государству в этом случае должен применяться также частноправовой порядок регулирования и нормы частного права.  В частности, государственная собственность должна защищаться такими же гражданско-правовыми способами, как и иных собственников, а исковая давность при этом должна быть одинаковой для субъектов частноправовых отношений и тому подобное.

Тем не менее правовое государство как политико-управленческий феномен, который должен нести определенные социальные обязанности и ответственность перед обществом, должно иметь право вмешиваться (но все же лишь на законных основаниях) в сферу частной собственности, если нарушаются публичные интересы и права общества.  Это означает, что в обществе, где действует принцип верховенства права, не только государство обязано предохранять частную собственность, но и сам собственник должен иметь определенные социальные обязанности и нести ответственность (в том числе и юридическую) перед обществом.

Внедрение в жизнь новых идей, принципов и положений Конституции Украины, трансформация украинской правовой системы не могут и не должны быть осуществлены, во-первых, мгновенно, путем радикального, революционного слома существующих институтов и норм и, во-вторых, сами по себе[5] .  Преобразование современных общественных отношений на правовых принципах, становление в стране демократического политического режима и экономического порядка, обеспечение прав и свобод человека и достойных условий ее жизни, внедрение реального самоуправления и народовластия, обеспечение благосостояния народа и общественного согласия в обществе, организации функционирования государственных властей, ее ветвей согласно с Конституцией и на ее основе - дело значительного и кропотливого сотрудничества всего Украинского народа, согласованных действий государственных деятелей и служащих и пересекающихся граждан.  И этот процесс сотрудничества должен быть системным, последовательным, поэтапным и, главное, эволюционным.

Важным этапом на пути становления независимости Украины, развития признаков ее самостоятельной государственности стало принятие Верховным Советом Украины 28 июня 1996 г.  Конституции Украины.  Как политико-правовой акт чрезвычайной важности и долгосрочного действия она представляет фундамент не только современных, но и будущих демократических преобразований в общественных отношениях, основу формирования правовой системы украинского гражданского общества, социального, правового государства, ее национального законодательства.  Можно утверждать, что заложены фундаментальные конституционные основы правового поля экономического и политического функционирования общества, взаимоотношений государства, общества и лица (человека, гражданина).

Как Основный Закон Украины, Конституция не только очерчивает контуры цивилизованного социального, правового государства и выступает основным источником текущего законотворчества, но и юридическое закрепляет такие демократические ценности и принципы, которые еще необходимо будет вводить в практику национального правотворчества и правоприменения.  Это, во-первых определяет главные черты и особенности процесса непосредственной реализации демократических правовых идей и норм Конституции в жизнедеятельность украинского общества, поскольку степень реальной демократичности любой конституции может быть удостоверена лишь при практическом применении ее норм[6] .   Во-вторых, это предопределяет актуальность разработки новой парадигмы отечественной юридической науки, ее правоведения и государствоведения.  Известно, что в свое время социальная функция советской юридической науки сводилась властями прежде всего к поддержке и защите интересов государства, а правоведение тщательно исповедовало, главным образом, нормативный подход к праву, рассматривая его лишь как элемент надстройки, неотъемлемый от государства, продукт и инструмент последней, основу и орудие осуществления классового господства в государственных формах.  Марксистско-ленинское учение исходило из толкования государства как аппарата классового господства и подавления.  Отсюда производными были представления, что право - это свобода, закон господствующего класса, который получал свое выражение в юридической форме; право - это форма выражения применения насилия и тому подобное.  Справедливой является точка зрения, что как раз отождествление в теории и юридической практике права исключительно с нормами, которые издаются государственными органами, это ни что иное, как один с признаков тоталитарного политического режима, возвышенность государства над обществом, унижение демократии.  И надлежит признать, что и доселе непреодолено правовое наследство советского периода, когда право юридически закрепляло фактическую диктатуру партгосноменклатуры, господство административно-командных методов управления в экономике и легитимную основу тоталитарного режима в обществе . [7]

Что же относительно конструктивно-критического изучения и практического использования мирового опыта правового развития демократического общества при формировании национальной парадигмы права, то он без сомнения заслуживает внимания.  Однако при этом нужно учитывать, что на конкретные исторические юридические факты, события, институции и тому подобное необходимо смотреть лишь, как на возможные аналоги, варианты решений определенных общественных проблем, уже прежде, той или иной мерой реализованные.  Правовые понятия, которые применяются в юридической науке и практике, такие же непостоянные за своей сущностью и содержанию, как подвижные, динамические реальные жизненные процессы.  Поэтому, как оказывается, некорректно с научной точки зрения и даже опасно с прагматической как «модернизировать» историю права и строить заключения относительно событий далекого прошлого на основании правовых взглядов конца XX столетия, современных представлений о добре и зле, так и слепо переносить на современный национальный грунт старый и чужой правовой опыт и знание, не определившись с особенностями конкретно-исторического правового состояния нашего общества.  В этом понимании можно утверждать, что прав был Гегель, когда писал: «...  Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно с поучением, которые можно было бы получить из ее.  В каждую эпоху возникают такие особые обстоятельства, что каждая эпоха представляет собой столь индивидуальное состояние, что в эту эпоху необходимо и возможно принимать лишь такие решения, которые следуют как раз из этого состояния...  Бледные воспоминания прошлого не имеют никакой силы против жизненности и свободы современности».  Нельзя компенсировать отсутствие в Украине реальной демократической социально-культурной, правовой среды попыткой вывести и применить правовые категории и понятия не из собственного правового опыта, а из научно-практического опыта стран развитой демократии, где историческому природно-эволюционному развитию рыночных отношений синхронно коррелировали становление гражданского общества и правового государства, соответствующего уровня развития.  При этом некорректно ссылаться и на экспортные оценки западных ученых-юристов, чьи знания и опыт базируются на исследованиях правовых отношений и проблем далеко не адекватных сути, содержанию и особенностям общественных отношений и проблем переходного периода в Украине.

Новые общественные реалии требуют не просто административно-политического упразднения бывшего советского права, реформирования, усовершенствования унаследованной от бывшего СССР правовой системы. Ведя дискуссию по поводу места Украины среди правовых систем мира, следует сказать, что Украина среди правовых систем мира не имеет однозначной позиции. Некоторые ученые считают, что Украина относиться к странам романо-германской системы, аргументируя это тем, что главным источником права является закон, нормы права имеет абстрактный характер, в Украине имеет место процесс кодификации др. Некоторые ученые предполагают, что Украина относиться к так называемой «постсоциалистической» правовой системе. Так как она перенимает опыт именно этих государств в своей организации и деятельности. Государство имеет «общие корни» со странами СНД, таким образом, развиваясь как «растение с зерна».  В учебной программе принято мнение, что Украина – это страна, которая на данный момент не относиться ни к одной из правовых систем, но все же приближаясь к романо-германской правовой системе.

 Известно, что в принципе реформировать или модернизировать (усовершенствование внешних проявлений, признаков объекта) любой социальный объект преобразований можно лишь в том случае, когда он в своей базисной структуре имеет потенциал положительного развития, а не представляет собой (как в нашем случае) дезинтегрирующую социально-культурную материю, которая не выдержала исторического испытания временем.  Сегодня речь должен идти о замене, на базе Конституции Украины, унаследованной системы права, трансформации всех составных правовой системы, их взаимосвязей: правовой культуры и сознания, идеологии, юридической науки, правовой политики и юридической практики и тому подобное.  И, безусловно, речь должна идти о создании качественно новой системы национального законодательства, о повышении роли законотворческого процесса в жизнедеятельности общества и функционирования государства.  Уместно в этом плане прислушаться к словам профессора права, академика Украинской академии наук Б. Кистяковского, что еще в 1909 г., анализируя суть процесса правообразования, делал ударение, что «старое право не может являть просто упраздненное, поскольку его упразднение имеет действие только тогда, когда оно заменяется новым правом.  Наоборот, простое упразднение старого права ведет лишь к тому, что временно оно вроде не действует, но зато потом восстанавливается во всей своей силе»[8] .

Закрепление законодателем в Конституции Украины основ демократических социальных свобод в обществе, порождает необходимость не только расширения правового пространства, разработки организационно-правовых механизмов их реализации, создание не просто «количественно нового» законодательства, а «качественно нового» - правового законодательства, его системы, которая отвечала бы общим потребностям Украинского народа в демократическом политико-экономическом развитии общества.  В этой системе каждый закон должен быть не только органично связан с другими, а и отвечать как объективным потребностям общественной жизни, так и, главное, реальным возможностям их удовлетворения, должен не только учитывать приоритеты общечеловеческих правовых ценностей, а и особенности национально-культурного и социально-классового характера общественных отношений, должен включать достижения юридической науки и законодательной техники.

Таким образом, Украине еще предстоит долгий путь своего развития и становления среди высокоразвитых стран. Но, конечно же, она не сможет это сделать без взаимопомощи стран мира. Нашими главными задачами на данном этапе является установление четкого механизма защиты прав и свобод человека и гражданина, установление четких рамок полномочий органов власти и органов местного самоуправления, улучшение экономической ситуации страны путем борьбы с коррупцией, монополиями, «теневой экономикой» и другими деструктивными факторами.

Я верю, что в будущем жизнь каждого человека не только отдельной страны, но и мира – будет делом всего человечества, а в каждой стране восторжествует справедливость!

[1] См.: Рабінович П. М. Філософія права: деякі наукознавчі аспекти // Вісник Академії правових наук України. — X., 1997. — №1.— С. 46.

[2] См.: Шемшученко Ю. Теоретичні засади концепції розвитку законодавства України // Право України. - 1996. - №8.-С. З, 4.

[3] См.: Тихомиров Ю. А. Государство на рубеже столетий // Государство и право. — 1997. - № 2. С. 32.

[4] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. — М., 1910. —Т. 1.—С. 25.

[5] См.: Назаренко Є. До питання про конституційну реформу державної влади України // Право України. — 1996. — №10.—С. 7, 9; Тацій В., Тодика Ю. Методологічні питання розвитку конституційного процесу // Право України. — 1996. — №12.—С. 29.

[6] Див.: Опришко В. Конституція — основа подальшого розвитку законодавства і правової системи України // Право України. — 1996. — ¹9. — С. 45—46; Т о дика К}. М. Функції Конституції України та її загальна характеристика // Вісник Академії правових наук України. -1997.-¹1.-С. 20-28.

[7] Дів.: Медведчу к В. Про теорію і практику конституційного процесу в Україні // Право України. — 1995. —¹8.—С. 16.

[8] Кистяковский Б. А. В защиту права // Вехи. Интеллигенция в России: Сб. ст. 1909-1910. - М., 1991.. - С. 123.


Источник информации:
По данным, представленным организацией ( )

Информация обновлена:02.04.2007


Сопутствующие материалы:
  | Организации 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru