Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог библиотеки

юридического факультета СПбГУ

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник права :

Вопросы теории и практики /
Н. А. Скакалина.

Скакалина, Н. А.

Полный текст документа:

Скакалина Надежда Александровна

Институт права Башкирского  государственного университета

А – 1 - Д         

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник права : вопросы теории и практики                                                      

Создание в Российской Федерации специализированного судебного органа конституционного контроля – Конституционного Суда явилось логическим завершением начатых ещё в советское время крупномасштабных государственно-правовых преобразований, направленных на утверждение демократических институтов, идей правового государства и гражданского общества, укрепление позиций судебной власти в нашей стране. Важнейшую роль в обеспечении режима конституционной законности играют решения Конституционного Суда. В настоящее время Конституционным Судом вынесено более ста шестидесяти постановлений, более тысячи трёхсот определений[1]. Вместе с тем обозначились и определённые проблемы, связанные, например, с квалификацией правовых позиций Конституционного Суда как одного  из источников российского права.

В отечественной юридической литературе этому вопросу уделяется значительное внимание[2]. Категория «правовая позиция» стала использоваться в научной лексике с начала 90-х гг. прошлого века. Законодательно она была закреплена в Федеральном Конституционном законе Российской Федерации «О Конституционном Суде Российской Федерации», ст. 73 которого регламентировала, что в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняется к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда РФ, дело передаётся на рассмотрение в пленарное заседание[3]. Однако отсутствие официального признания особой регулирующей роли данного правового явления приводит к его неоднозначной трактовке в научной литературе.

А.А. Петров под понятием «правовая позиция Конституционного Суда РФ» понимает общеобязательное толкование положений  Конституции РФ или конституционное толкование положений иных правовых актов, которое содержится в мотивировочной части решений Конституционного Суда РФ и использовано Конституционным Судом РФ в качестве обоснования своих итоговых решений по существу поставленных перед ним вопросов не менее двух раз[4]. С данной точкой зрения в полной мере согласиться нельзя, ибо правовые позиции могут содержаться  как в мотивировочной, так и в резолютивной части постановления, в отказных определениях о прекращении производства по делу.

В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев утверждают, что правовые позиции Конституционного Суда представляют собой отношение суда к значимым правовым явлениям, отражённое в его решениях, которыми он руководствуется при рассмотрении конкретных дел[5].

Н.В. Витрук считает, что под понятием «правовая позиция» следует понимать «правовые представления (выводы) общего характера Конституционного Суда РФ как результат толкования Конституционным Судом Конституции РФ и выявления им  конституционного смысла положений законов и других нормативных актов в пределах компетенции Конституционного Суда, которые снимают конституционную неопределённость и служат правовым основанием итоговых решений Конституционного Суда РФ»[6].

Представляет научный интерес точка зрения А. Курбатова, рассматривающего «правовую позицию как обязательную для исполнения часть решения Конституционного Суда РФ, выражающую коллективную позицию его судей по поводу применения тех или иных норм Конституции РФ»[7].

Думается, что под понятием «правовая  позиция» следует понимать отношение судей Конституционного Суда РФ к определённым правовым проблемам, закреплённое в судебных решениях. Но правовые позиции могут не совпадать по объёму с решением суда. Поэтому Г.А. Гаджиев различает в судебном решении racio decidendi – решающий довод, аргумент, обязательный для применения другими судами, и попутно сказанное, часть решения, которая не может быть применена в качестве источника права. Эту точку зрения разделяет и  Г.В. Демченко, который полагает, что  необходимым предположением и юридическим основанием для судьи при разрешении других тождественных и однородных дел является только  racio decidendi[8].

Нет единства мнения и относительно возможности рассмотрения правовой позиции Конституционного Суда РФ в качестве источника российского права.

Е. Мартынчик, Э. Колоколова считают, что деятельность Конституционного Суда РФ не должна быть источником прецедентного права, так как Конституционный Суд РФ уполномочен лишь проверять соответствие судебного прецедента Основному Закону государства[9].

Следует согласиться с В.В. Лазаревым, рассматривающим отношение судей Конституционного Суда к определённым правовым проблемам в качестве источника права, посредством которого осуществляется временное восполнение пробела в законе. Действительно, судебное право развивается более динамично, чем законодательный процесс. Оно более оперативнее реагирует на изменения, происходящие в правовой действительности. В связи с возникшим пробелом, судья не может применить норму закона, способную урегулировать сложившуюся обстановку. Но, основываясь на общих принципах права и своей правовой позиции, суд разрешает спор. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации снимают конституционно – правовую неопределённость и тем самым устанавливают единственно возможный вариант поведения законодателей и правоприменителей. Другими словами, «судебная практика, не дожидаясь, пока доктрина изменит свои взгляды на ее роль, постоянно двигалась вперед «с помощью кодекса, но дальше кодекса», подобно тому, как в давние времена прогресс шел «с помощью римского права, но дальше римского права»[10].

Иного  мнения придерживается А.А. Петров, относящий правовую позицию к особому виду правовых актов[11]. Подобная точка зрения представляется нам ошибочной. Безусловно, правовая позиция является одним из источников российского права, но относить данную категорию к нормативным правовым актам не представляется возможным. Нормативные правовые акты инициативно принимаются государственными органами, должностными лицами в рамках их компетенции. В процессе же отправления правосудия судебные решения не могут приниматься судом по его собственной инициативе. Для начала судебного процесса необходимы достаточно весомые основания. Необходимо также иметь в виду, что в судебных актах решаются только вопросы права, тогда как  предметом нормативных правовых актов могут выступать и иные аспекты общественных отношений.

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации имеют два существенных свойства. Во-первых, они носят всеобщий характер, распространяются не только на конкретный, ставший предметом рассмотрения в Конституционном Суде случай, но и на все аналогичные дела, имеющие место в правовой практике. Причём, в зависимости от степени их схожести, при выработке решения по новому делу используется ограничительное или расширительное толкование правовых позиций. Ограничительное толкование, используемое Конституционным Судом, заключается в установлении того, что само содержание ранее принятых решений Суда и сформулированных в них правовых позиций настолько различно с тем делом, которое находится в данный момент на рассмотрении Суда, что не может быть применено к нему. При этом такое нераспространение на новое дело уже сформулированной правовой позиции сопровождается фактически сужением объёма её содержания. В то же время это не приводит к отмене предыдущего решения. Расширительное толкование сводится к выбору схожего дела и сформулированной в нём правовой позиции, а также её переносу на новое дело[12].  Однако Конституционный Суд не связан жёсткими рамками со своими ранее созданными правовыми позициями. Он может отходить от них. Это обусловлено тем, что при изменении событий, предшествовавших уже принятым правовым позициям, нормы понимаются по-новому. В таком случае не происходит пересмотра в целом судебной практики Конституционного Суда. Правовая позиция сохраняет свою юридическую силу, Суд может вернуться к ней в будущем, когда она будет соответствовать событиям, существующим в государстве[13]. Во-вторых, правовые позиции Конституционного Суда носят официальный, обязательный характер. Они имеют такую же юридическую силу, что и сами решения Суда, обязательны на всей территории России для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Поэтому нельзя согласиться с мнением ряда учёных, утверждающих, что правовые позиции Конституционного Суда являются лишь рекомендациями. По юридической силе они приравниваются к Конституции Российской Федерации.

Таким образом, правовые позиции Конституционного Суда РФ, выраженные в его решениях, имеют преюдициальную силу для всех судов, так как если определённая норма отраслевого законодательства признана недействительной и подобные ей по содержанию имеются в других нормативных актах, то суды не имеют право их применять.  

В этой связи назревает вопрос другого свойства: если правовые позиции Конституционного Суда РФ являются источником российского права, то возможно ли считать его деятельность правотворческой?

Р.З. Лившиц справедливо заметил, что «государственная власть осуществляется тремя основными ветвями: законодательством, управлением, правосудием. Средством осуществления власти служат, прежде всего, правовые нормы, поэтому основными видами правовых норм следует считать акты законодательства, управления и правосудия»[14]. Поэтому весьма часто при толковании норм существующего законодательства возникает ситуация, когда ряд общественных отношений не охватывается нормативной регламентацией, вследствие чего судебные органы преодолевают пробелы посредством осуществления именно правотворческой функции.

Представляет научный интерес и другая точка зрения, согласно которой «правовые позиции и судебные решения не могут и не должны создавать новых норм права, новых законов, они должны укреплять действующие законы»[15].

В современных условиях, когда происходит процесс конвергенции (сближения) правовых систем, безусловно, значение правовых позиций, выраженных в судебных решениях, в странах романо-германской правовой семьи возрастает, «различие состоит, как мы это увидим, лишь в том, что в странах романо-германской правовой семьи стремятся найти справедливое юридическое решение, используя правовую технику, в основе которой находится закон, тогда как в странах, относящихся к семье общего права, стремятся к тому же результату, основываясь в первую очередь на судебных решениях. Отсюда и различные подходы к норме права, которая в странах романо-германской правовой семьи понимается в ее законодательном и доктринальном аспектах, а в странах общего права – в аспекте судебной практики. В конечном счете, теория источников права во всех странах романо-германской правовой семьи, по нашему мнению, отражает традиционную для всех этих стран концепцию, согласно которой право не создается априорным путем и не содержится исключительно в законодательных нормах.»[16].  Однако до сих пор не найден компромисс между непререкаемым действием принципа разделения властей и таким влиянием правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации на правовую систему России, характеризующим их в качестве источников права. На практике приходится сталкиваться с проблемой применения правовых позиций Конституционного Суда, выраженных в его решениях, в качестве источников права. Правовая система каждого отдельного государства является относительно динамичной и развивающейся. Введение же института конституционного правосудия представляет собой весьма важный фактор воздействия на данную систему.   

 Таким образом, на основании всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод: правовые позиции Конституционного Суда  Российской Федерации, выступающего в качестве  субъекта правотворчества, обязательны для всех, являются одним из источников российского права и занимают самостоятельное место в правовой системе России.

[1] Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации в цифрах (ноябрь 1991г. – июль 2001г.) // Российская юстиция. 2001. №10. С.43-44.

[2] Гаджиев Г. А., Пепеляев С. Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М., 1998. С. 55-67.

[3] См.: Федеральный Конституционный закон Российской Федерации «О Конституционном Суде РФ» // Сборник законов Российской Федерации. - М.: Омега-Л, 2005. С.112.

[4] Петров А. А. Основы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации в решениях Конституционного Суда РФ. Автореф. канд. юрид. наук. Тюмень, 2002. С.11.

[5] Кряжков В. А., Лазарев Л. В. Конституционная юстиция в РФ. СПб., 1998. С. 246.

[6] Витрук Н. В. Конституционное правосудие в России (1991 – 2001 гг.): Очерки теории и практики. М., 2001. С. 111.

[7] Бастен И. Правовые позиции Конституционного Суда РФ. Понятие, виды, юридическая сила // Вестник Челябинского университета. Серия 9. Право. 2003. №2. С.15.

[8] Кажлаев С. А. Судебное усмотрение в деятельности Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. 2003. №11. С. 157.

[9] Мартынчик Е., Колоколова Э. Прецедентное право: от советской идеологии к международной практике // Российская юстиция. 1994. №12. С. 22.

[10] Давид Р., Жоффре - Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В. А. Туманова.- М.: Междунар. отношения. 1998. С. 24.

[11] Петров А. А. Основы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации в решениях Конституционного Суда РФ. Автореф. канд. юрид. наук. Тюмень, 2002. С.12.

[12] Кажлаев С. А. Судебное усмотрение в деятельности Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. №11. 2003. С. 154.

[13] Кажлаев С. А. Указ. соч. С. 158.

[14] Спектор Е. И. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. 2003. №5. С. 94.

[15] Нерсесянц В. С. О правоприменительной практике судебных органов // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 34.

[16] Давид Р., Жоффре - Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В. А. Туманова.- М.: Междунар. отношения. 1998. С. 183.


Источник информации:
По данным, представленным организацией ( )

Информация обновлена:03.04.2007


Сопутствующие материалы:
  | Организации 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru