Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Общие и отличительные черты арбитражного (третейского) разбирательства в международном публичном и коммерческом арбитраже /


Д. В. Петров.

Петров, Д. В.
2007

Аннотация: Опубликовано : Вестник ТИСБИ. - 2007. - № 2.
Полный текст документа:

Общие и отличительные черты арбитражного (третейского) разбирательства в международном публичном и коммерческом арбитраже

Д. В. Петров, Казанский государственный университет

В международном публичном и коммерческом арбитраже существуют сходные этапы арбитражного (третейского) разбирательства. В обоих случаях основанием арбитража является заключение сторонами арбитражного соглашения (компромисса), где стороны формируют состав арбитража и определяют применимое к спору право. В обоих случаях решение, принимаемое арбитрами (судьями), считается окончательным.

Однако следует выделить характерные черты арбитражного (третейского) разбирательства в межгосударственном и коммерческом арбитраже.

1. Арбитражное соглашение (арбитражная оговорка)

 В международном публичном арбитраже согласие сторон на арбитражное разбирательство может выражаться как до, так и после возникновения спора. Это обязательство может быть предусмотрено и в многосторонних, и в двусторонних договорах (соглашениях).

К числу многосторонних соглашений общего типа можно отнести Гаагскую конвенцию 1907 г. и Пересмотренный Общий акт о мирном разрешении международных споров.

Примером двустороннего договора, посвященного мирному урегулированию споров, является Договор о примире-нии, судебном урегулировании и арбитраже (с приложениями) между Великобританией и Швейцарией 1965 г.[1] (далее - «Договор»), где в главе 4 Договора предусматривались число арбитров, их гражданство, порядок назначения,  сферы компетенции арбитражного суда. В приложении к договору приводились правила арбитражной процедуры, которые стороны могли избрать.

Распространенным методом является включение в договор арбитражной оговорки, по которой стороны соглашаются передавать все или часть своих будущих споров в отношении договора на рассмотрение арбитража. Стороны могут также обратиться в арбитраж на основании специальной договоренности или компромисса после возникновения спора.

Таким образом, арбитражное соглашение в международном публичном арбитраже может быть в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде специального соглашения (компромисса). Арбитражные оговорки отражают согласие сторон передавать все или определенные виды споров на рассмотрение арбитража. Оговорки обычно не содержат конкретных положений относительно правил формирования и деятельности суда, в силу чего сторонам приходится заключать в дальнейшем компромисс, в котором детально регламентируется следующее: состав суда, число членов и порядок их назначения; вопросы, рассматриваемые судом; правила процедуры, включая, в соответствующих случаях, рабочие языки; применимые правовые нормы; место работы; покрытие расходов суда и обязательный характер решений третейского суда.

В практике международных публичных арбитражей имели место арбитражные соглашения, не затрагивающие вопроса о применимых правовых нормах. В такие арбитражные соглашения включались положения, касающиеся привилегий и иммунитетов членов арбитражного суда[2].

Некоторые специальные соглашения являются краткими и содержат лишь основные элементы и не затрагивают административные и финансовые вопросы деятельности суда, метод его работы и правила процедуры.[3].

В международном коммерческом арбитраже арбитражное соглашение, как правило, заранее включается во внешнеторговый контракт. Стороны могут его заключить и после возникновения спора. В арбитражном соглашении указывается конкретный третейский суд, который будет рассматривать спор.

Арбитражное соглашение рассматривается как гражданскоправовой договор с процессуальными последствиями, где определяется круг вопросов, которые могут быть переданы на разрешение арбитров. В международном коммерческом арбитраже преобладает доктрина, что арбитражная оговорка и остальная часть договора рассматриваются как отдельные соглашения, то есть имеет место «автономность арбитражного соглашения». В практике международного коммерческого арбитража имели место неоднократные примеры подтверждения арбитрами принципа «автономии арбитражного соглашения».

2. Компетенция арбитража

 В международном публичном арбитраже рассматриваются споры юридического характера, кроме относящихся к прерогативе Международного суда ООН и за исключением вопросов, которые международное право относит к исключительной компетенции государств (административные и уголовные дела). В Постоянную палату Третейского суда в Гааге могут обращаться физические и юридические лица.

В международном коммерческом арбитраже рассматриваются, как правило, гражданско-правовые споры между юридическими лицами.

Компетенция арбитража, как правило, не регулируется международными конвенциями и определяется в соответствии с национальным законодательством. Например, во Франции считается, что все споры, не касающиеся публичного порядка, могут быть предметом арбитража. В   шведском законе об арбитраже говорится, что все споры, в которых стороны могут достичь разрешения конфликта, считаются предметом арбитража[4].

3. Формирование состава арбитража

 В международном публичном арбитраже, в соответствии с Гаагской конвенцией 1907 г. (ст. 45), каждая сторона назначает двух судей, из которых только один может быть ее подданным или выбранным из лиц, назначенных ею членами Постоянной палаты. Эти судьи сообща выбирают старшего судью. Пересмотренный общий акт 1949 г. оговаривает (ст. 22), что третейский суд должен состоять из 5 членов. Стороны назначают каждая по одному члену, который может быть избран из числа граждан соответствующей стороны. Два других третейских судьи и суперарбитр избираются с общего согласия из числа граждан третьих стран.

Однако истории известны примеры, где арбитраж осуществлялся одним лицом. В частности, король Италии был назначен в 1901 году в качестве единоличного третейского судьи в споре между Великобританией и Бразилией по вопросу о прохождении границы между Британской Гвианой и Бразилией. Некоторые многосторонние конвенции также предусматривали назначение единого арбитра, например, Конвенция о международной гидрографической организации 1967 г. (ст. 17) и Европейское соглашение, касающееся программы космических спутников, 1971 г.[5].

Большинство договоров, создающих арбитражный суд в соответствии с Гаагской конвенцией 1907 г., предусматривает назначение пяти арбитров. Например, соглашение между Великобританией и Францией 1975 г., касающееся создания арбитражного суда для разрешения спора о разграничении континентального шельфа по Ла-Маншу, предусматривало создание арбитражного суда из пяти человек. По одному члену назначили Франция и Великобритания и три члена были нейтральными.

Специальным соглашением 1986 года между Египтом и Израилем, касающимся спора о прохождении их границы в районе Таба, был также учрежден суд из пяти человек.

Распространение также получили арбитражные суды из трех человек.  Например, третейский суд из трех человек предусматривался при заключении Международной конвенции о защите новых видов растений 1961 г., в Протоколе о привилегиях и иммунитетах Европейской организации космических исследований 1963 г., в Международной конвенции по предотвращению загрязнения судов 1973 г. и в двух Ломейских конвенциях между Европейским Экономическим сообществом и странами Африки, Карибского бассейна и района Тихого океана 1971 и 1979 годов[6].

Как правило, каждая сторона в споре имеет право назначить, соответственно, одного из трех или двух из пяти арбитров. Третий или пятый арбитр, который часто также является председателем, обычно назначается совместным решением сторон в споре из уже назначенных арбитров.

В случае, если в положенные сроки третий или пятый арбитр не будет назначен, стороны могут передать право произвести необходимое назначение третьему государству или какому-либо лицу. Например, в Гаагской конвенции 1907 г. (ст. 45) эта задача возлагается на третье государство, а в Пересмотренном акте 1949 г. (ст. 23) сначала на третье государство, а затем на председателя Международного Суда.

В международном коммерческом арбитраже порядок формирования состава арбитража международными конвенциями не регулируется. На практике, обращаясь в конкретный третейский суд, стороны выбирают его арбитражный регламент.

Большинством регламентов международных коммерческих арбитражных судов предусматривается три арбитра. Каждая из сторон назначает одного арбитра, а третий арбитр выбирается ранее назначенными арбитрами. Если они не смогут этого сделать, то посредником (Торговой палатой, судебным органом). Нет никаких ограничений относительно гражданства и личности арбитров.

Типовой закон об арбитраже ЮНСИТРАЛ, а также соответствующие национальные законы об арбитраже Бельгии, Финляндии, Испании и Швеции определяют назначение трех арбитров, если стороны не договорились иначе. Во французском и нидерландском законах об арбитраже определяется, что количество арбитров оговаривается сторонами.

4. Правила процедуры и расходы по арбитражу

 Международные конвенции, регулирующие правила процедуры в международном публичном арбитраже, приняты не были.

Отдельные компромиссы устанавливают лишь некоторые правила процедуры, а процедурные вопросы полностью оставлены на усмотрение арбитража.

Так, например, специальным соглашением 1925 года, заключенным между Францией, США и Нидерландами по делу «TheIslandofPalmas» предусматривалось, что арбитр решает любые вопросы процедуры, которые могут возникнуть в ходе арбитражного разбирательства.

В качестве примера следует отметить третейское разбирательство 1897 года территориального спора между Англией и Венесуэлой, о границах их владений в Гвиане и разделе рек Эссеквибо и Ориноко[7], где суд состоял из 5 судей. Данное разбирательство отличалось тем, что впервые дело разрешалось на основании составленного его председателем и одобренного всеми членами третейского суда регламента и устава производства. До этого случая  международные третейские суды не имели никаких правил производства.

В соответствии с существующей практикой стороны в спорах покрывают собственные расходы и совместно финансируют административные расходы арбитража. Сюда включаются следующие расходы: на гонорар адвоката, на вознаграждение экспертов, на сбор доказательств, на перевод документации, путевые расходы, выплату вознаграждения арбитрам.

В международном коммерческом арбитраже правила процедуры детально регламентируются Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ 1978 г.[8] и регламентами Международных коммерческих арбитражных судов. Обращаясь в конкретный арбитражный суд, стороны, как правило, выбирают и регламент этого арбитражного суда.

Расходы по арбитражу детально оговариваются в регламентах международных коммерческих арбитражных судов. В соглашениях оговариваются язык разбирательства и количество арбитров.

5. Оспаривание решения

 В международном публичном арбитраже апелляция на решения не предусмотрена и Гаагские конвенции 1899 и 1907 годов не установили никакого порядка обжалования третейских решений.

Однако в соответствии со статьей 31 Типовых правил Комиссии Международного права допускается, что после вынесения решения оно может быть исправлено или пересмотрено в связи с очевидными ошибками, такими как описки, опечатки или арифметические ошибки. В статье 82 Гаагской конвенции 1907 г. оговаривается общая компетенция арбитражного органа, вынесшего решение, толковать его.

Таким образом, можно сказать, что есть прецеденты обжалования арбитражных решений в Международный Суд, что подразумевает так называемую «апелляцию».

В международном коммерческом арбитраже, в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией 1958 г. (ст. 5), возможен пересмотр принятых арбитражных решений в следующих строго оговоренных случаях:

отсутствие действительного арбитражного соглашения;

сторона, против которой было вынесено решение, не была должным образом уведомлена об арбитражном разбирательстве;

указанное решение вынесено по спору, не подпадающему под условия арбитражного соглашения;

арбитражный орган нарушил требуемые процессуальные нормы;

решение еще не стало окончательным для сторон и было отменено или приостановлено компетентной властью страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применялся.

В шведском Законе 1929 г. «О третейских судьях» в статье 20 было предусмотрено, что арбитражное решение может быть признано недействительным  в следующих случаях:

если арбитражное решение было вынесено при отсутствии имеющего юридическую силу арбитражного соглашения;

если арбитражное решение не было изложено в письменной форме и арбитрами подписано не было;

если арбитражное решение было вынесено по вопросу, который по закону не мог подлежать передаче на разрешение арбитража или если при вынесении арбитражного решения по разрешенному арбитражем вопросу имелось производство в суде, которое в связи с арбитражем приостановлено не было.

При наличии любого из этих обстоятельств арбитражное решение могло быть признано недействительным и проигравшей стороне не требовалось никаких судебных действий по его опротестованию.

 6. Исполнение арбитражных решений

 В международном публичном арбитраже порядок исполнения третейских решений не оговаривается. Предполагается, что государства, подчинившись арбитражу, заведомо обязуются выполнить его решение. В зависимости от характера конкретного спора стороны могут предусмотреть в арбитражном соглашении меры, которые надлежит принять для исполнения решения. Например, в случае пограничного спора стороны могут договориться о том, чтобы создать другую комиссию или назначить экспертов для демаркации границы после вынесения решения.

В арбитражной практике нередки случаи, когда сторона спора отказывается подчиниться решениям арбитража. Однако в большинстве случаев государства объективно заинтересованы в соблюдении условий арбитражного решения, поскольку отказ от выполнения может повлечь для них еще более негативные отрицательные последствия. Причем в данном случае речь идет не столько о заинтересованности в определенном исходе конкретного дела, сколько о стремлении к окончательному урегулированию спора, укреплению своего престижа на международной арене, сохранению дружественных отношений, защите национального достоинства, которое могло бы пострадать, если бы политические уступки другому государству были оформлены каким-то иным образом.

С образованием Организации Объединенных Наций система международных отношений и международного права претерпела существенные изменения. Устав ООН частично воспринял сформулированную в Статуте Лиги наций концепцию исполнения международных судебных решений. В то же время он внес в нее ряд существенных уточнений. Например, сфера ее действия была ограничена решениями главного судебного органа ООН.

В ст. 94 Устава ООН предусматривается:

«Каждый Член Организации обязуется выполнить решение Международного Суда по тому делу, в котором он является стороной.

В случае, если какая-либо сторона в деле не выполнит обязательства, возложенного на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который может, если признает это необходимым, сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение».

Толкование данной статьи неоднозначно. Некоторые авторы  считают, что в случае неисполнения решения арбитражного суда Совет Безопасности может прибегать к любым мерам, вплоть до военных санкций.

Совет Безопасности, действуя на основании п. 2 ст. 94 Устава ООН, может применить принудительные меры по ст. 41 Устава ООН в случае любого отказа от выполнения решения Международного Суда, а принудительные меры по ст. 42 - лишь в случае отказа, который создает опасность или приводит к нарушению международного мира и безопасности[9].

Согласно ст. 41 Устава ООН, Совет Безопасности компетентен решать, как добиться осуществления своих и только своих решений. В ней говорится: «Совет Безопасности уполномочивается решать, какие меры, не связанные с использованием вооруженных сил, должны применяться для осуществления его решений, и он может потребовать от Членов Организации применения этих мер. Эти меры могут включать полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений». Соответственно, Совет Безопасности вправе принять против государств, уклоняющихся от выполнения решений главного судебного органа ООН, принудительные меры лишь при наличии следующих особых условий:

если он подтверждает своим решением выводы Международного Суда и предлагает заинтересованным сторонам в обязательном порядке предпринять определенные действия;

если государство-oтветчик или государство-истец игнорируют требования Совета Безопасности;

если отказ следовать решению Совета Безопасности, принятому в целях исполнения решения Международного Суда, квалифицируется как угроза миру или нарушение мира.

Однако Совет Безопасности не выполняет функции судебного исполнителя. По заявлению потерпевшей стороны он рассматривает ситуацию, возникшую в связи с противоправным поведением конкретного государства, нарушающего свои международные обязательства. Он принимает рекомендации и решения в отношении ситуации, а не в отношении исполнения решений Суда. Совет Безопасности несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, ликвидацию нарушений мира, пресечение актов агрессии, устранение угрозы международному миру. Насколько это может содействовать реализации его основных задач и соответствовать характеру возникающей ситуации, Совет Безопасности вправе потребовать исполнений решений Международного Суда или вынести решение о принятии необходимых мер.

Решения Суда обязательны только для спорящих сторон. Сообщество государств в лице создаваемых ими политических органов и организаций лишь принимает к сведению постановления или отталкивается от выводов международного судебного учреждения при формировании своей позиции по тому или иному спорному вопросу.

В международном коммерческом арбитраже порядок исполнения третейских решений регулируется Нью-Йоркской конвенцией 1958 г.

Процедура исполнения арбитражного решения, к примеру, в Швеции, следующая. Выигравшая сторона в споре направляет арбитражное решение в соотвествующий государственный орган - «Управление по исполнению» (далее «Управление»). «Управление» является государственным органом Швеции по взысканию долгов с должников. «Управление» по исполнению осуществляет проверку в соответствии со статьей 20 закона 1929 г. арбитражного решения на предмет действительности этого решения. Если проигравшая сторона опротестовала решение, то управление отложит свое рассмотрение вопроса до завершения судебного разбирательства. В отсутствии протеста управление отдает распоряжение об исполнении решения. Это распоряжение может быть направлено ответчику и в Верховный Суд. Апелляций на распоряжение «Управления» по исполнению законодательством не предусмотрено.

Вынесенное арбитражное решение, признаваемое, согласно шведскому закону об арбитраже, окончательным, может быть приведено в исполнение на территории Швеции путем замораживания счетов ответчика.

При приведении в исполнение решения на территории других стран истец обращается к соответствующим судебным властям на основании действующих соглашений между государствами по исполнению решений. Например, на территории США следует обратиться к государственному секретарю соответствующего штата.

В соответствии с Нью-Йоркской конвенцией при подаче такого заявления Истец представляет заверенное подлинное арбитражное решение или заверенную копию решения, а также подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенную копию такового.

Арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно вынесено, признается обязательным. Оснований для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, предусмотренных ст. 3 Конвенции, нет.

Таким образом, подводя итог всему сказанному, можно сказать, что международный арбитраж, как коммерческий, так и публичный, имеет ряд общих и отличительных черт, которые позволяют четко провести границу между этими арбитражами. Среди общих черт арбитражей можно выделить такие: передача спора осуществляется, как правило, на основании арбитражной оговорки, которая предусматривается в договоре (соглашениях), согласие сторон может выражаться как до, так и после возникновения спора; принимаемое по результатам рассмотрения спора решение, как правило, является окончательным. Однако имеются и существенные отличия, позволяющие четко разграничить эти учреждения между собой. Среди них такие, как: субъекты спора, порядок назначения и количество будущих судей, процедурные вопросы, возможность пересмотра вынесенного решения (в строго определенных случаях), порядок исполнения вынесенного решения.

[1] UN, Treaty Series, vol. 605, page 205.

[2] Специальное соглашение между Великобританией и султанатом Саудовской Аравии - UN, TreatySeries, vol. 201, page 317.

[3] Специальное соглашение в отношении спора о прохождении границы между Гватемалой и Гондурасом 1930 г. - UN, ReportsofInternationalArbitralAwardsvol. 2 page. 1312.

[4] Ny lag om skilje for farande, Malmo, 1994, s. 55.

[5] Справочник ООН по мирному разрешению споров между государствами. - Нью-Йорк, 1992. - 69 с.

[6] Справочник ООН по мирному разрешению споров между государствами. - Нью-Йорк, 1992. - 70 с.

[7] Мартене Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов, 1900. -  Т. 2. - 495 с.

[8] The work of international law commission, 4. ed., page 154.

[9] Левин Д.Б. Международное  право  и сохранение  мира. - М., 1971. -  192 с.


Источник информации:
Сайт Академии управления ¨ТИСБИ¨ (Татарский институт содействия бизнесу). Вестник ТИСБИ. ( http://www.tisbi.ru/science/vestnik/2007/issue2/Low8.html )

Информация обновлена:11.10.2007


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru