Во второй главе - «Современная система знаний об оружии и следах его применения в судебной экспертизе» - исходя из совре­менного состояния ее теории и практики, аргументируется необходи­мость формирования экспертного учения об оружии и следах его применения и демонстрируются в динамике зарождение, становление и тенденции развития данного учения как новой частной экспертной теории с определением ее предмета, объектов, методов, структуры, места в системе общей теории судебной экспертизы, а также раскрываются значение и формы реализации положений указанной теории в борьбе с «вооруженной» преступностью.

Первый параграф - «Учение об оружии и следах его применения как частная экспертная теория: возникновение, этапы становления и тенденции развития» - посвящен обоснованию потребности форми­рования в рамках общей теории судебной экспертизы учения об ору­жии и следах его применения как частной экспертной теории и соот­ветственно научной основы одного из родов криминалистической экс­пертизы - экспертизы оружия и следов его применения.

Отмечается, что в настоящее время усилиями нескольких поколе­ний ученых и практиков в криминалистике и судебной экспертизе на­коплена определенная сумма знаний об оружии и следах его приме­нения, требующая критического осмысления с учетом современных тенденций развития криминалистической и судебно-экспертной тео­рии и практики. Одной из таких тенденций в области экспертно-криминалистического исследования «оружейных» объектов является тенденция объединения существующих направлений исследования различных видов индивидуального оружия в одно для выработки единого методического подхода к изучению оружия в криминалистике и судебной экспертизе. Это особенно актуально для теории и практи­ки судебно-экспертного исследования новых видов оружия, которые в современной жизни все чаще стали использоваться в криминальных целях.

На основе теоретического осмысления происшедших в последние годы существенных изменений в динамике современной «вооружен­ной» преступности и экспертно-криминалистической практике борьбы с нею однозначно констатируется, что сегодня возникла настоятель­ная потребность в новом концептуальном взгляде на теорию и прак­тику судебно-экспертного исследования стремительно расширяюще­гося в последние десятилетия круга «оружейных» объектов. Показа­но, что эффективное исследование названных объектов, особенно новых видов и образцов оружия, возможно лишь с использованием данных, консолидированных, систематизированных и теоретически осмысленных в рамках частной экспертной теории об оружии и сле­дах его применения, представляющей собой единую научно-методическую базу изучения как исторически сложившегося индиви­дуального оружия, так и его новых (нетрадиционных) видов, исходя из наличия естественных системных связей между ними (отношения к одной группе объектов - оружию), одних и тех же закономерностей их развития, общей направленности в эволюции оружия, цельности и системности знаний о нем, общности задач, решаемых при исследо­вании «оружейных» объектов.

Автором в развернутом виде демонстрируется процесс формиро­вания названной частной экспертной теории. Ее становлению пред­шествовали периоды накопления и консолидации определенной сум­мы знаний, послужившие впоследствии исходной базой для форми­рования данной теории. Если процесс становления частной эксперт­ной теории об оружии и следах его применения рассматривать в ши­роком плане (т. е. с момента накопления первичного эмпирического материала, начала его научного осмысления и до формирования ча­стной экспертной теории), то в нем можно выделить три этапа:

1)   этап возникновения, накопления эмпирического материала и формирования на его базе отдельных теоретических построений, лежащих в основе экспертно-криминалистического исследования различных видов оружия: огнестрельного, холодного, некоторых об­разцов метательного, минновзрывного, пневматического (вторая по­ловина XIX в. - начало 1970-х гг.);

2)  этап консолидации различных направлений исследования ору­жия в одно, т, е. этап объединения отдельных теоретических по­строений, предшествующих созданию частной экспертной теории (на­чало 1970-середина 1990 гг.);

3)  этап возникновения и становления частной экспертной теории об оружии и следах его применения и формирования в рамках ее от­дельных научных положений экспертно-криминалистического исследования вновь возникающих видов оружия (середина 1990-х гг. по настоящее время).

Подвергая подробному анализу все этапы формирования частной экспертной теории об оружии и следах его применения, диссертант приходит к выводу, что в ее рамках необходимо консолидировать (со­ответственно, систематизировать и теоретически осмыслить) наряду с определенной частью знаний из криминалистики, имеющих «экс­пертную составляющую», также данные из ряда других наук.

Выработка единых методических подходов в судебной экспертизе к проблеме экспертного изучения оружия и следов его применения значительно облегчит процесс создания экспертных методик иссле­дования перманентно появляющихся новых (нетрадиционных) видов оружия и следов их применения. Такое решение указанной проблемы оптимально, будет соответствовать позиции законодателя, изложен­ной в действующем Федеральном законе «Об оружии», и отвечать потребностям экспертной практики.

Во втором параграфе - «Предмет, объекты, методы, структура экспертного учения об оружии и следах его применения. Место уче­ния в системе общей теории судебной экспертизы» - раскрывается содержание перечисленных категорий и понятий, присущих любой частной теории.

По мнению диссертанта, предмет экспертного учения об оружии и следах его применения составляют четыре группы закономерностей:

1) закономерности возникновения (создания), развития и совер­шенствования оружия (и боеприпасов к нему), определяющие его конструктивно-технические данные и обусловливающие, в конечном счете, использование оружия в качестве средства преступления;

2) закономерности образования следов применения оружия, кон­структивно и функционально подобных ему устройств;

3) закономерности судебно-экспертной практики исследования оружия, конструктивно (функционально) подобных ему устройств и предметов, а также следов их применения;

4) закономерности практики использования правоохранительными органами информации, полученной в процессе судебно-экспертного исследования оружия, конструктивно (функционально) подобных ему устройств, предметов и следов их применения в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

В качестве объекта названного учения как частной экспертной тео­рии рассматриваются:

1) криминальная деятельность, в процессе осуществления кото­рой оружие, конструктивно (функционально) подобные ему устройства и предметы использовались в качестве средства совершения пре­ступления либо являлись предметом преступления;

2) материальные объекты как носители криминалистически значи­мой информации об обстоятельствах криминальной деятельности;

3) деятельность правоохранительных органов по раскрытию, рас­следованию и предупреждению преступлений, связанных с оружием.

Особое внимание уделено структуре формирующегося экспертно­го учения об оружии и следах его применения, включающей общую часть, в которой прежде всего должны освещаться имеющиеся есте­ственные системные связи между различными видами оружия в це­лях соответствующего сближения методик их экспертного исследова­ния, выработки единого методического подхода к изучению оружия в целом, выявления общности решаемых задач и, в конечном итоге, методического обоснования интеграционных связей внутри форми­рующегося учения, а также особенную, представленную следующими отдельными направлениями:

1)  экспертно-криминалистическим исследованием ручного стрел­кового оружия (огнестрельного, пневматического, ствольного газово­го), конструктивно и функционально подобных ему объектов и следов их применения (судебно-баллистическим исследованием);

2)  экспертно-криминалистическим исследованием холодного и ме­тательного оружия,  конструктивно  и  функционально  подобных им объектов и следов их применения;

3)  экспертно-криминалистическим исследованием минновзрывного оружия, конструктивно и функционально подобных ему объектов и следов их применения;

4)  экспертно-криминалистическим исследованием индивидуально­го зажигательного оружия, конструктивно и функционально подобных ему объектов;

5)  основами экспертно-криминалистического исследования новых (нетрадиционных) видов оружия (включая оружие массового пораже­ния) и следов их применения.

Как структурный элемент общей теории судебной экспертизы экс­пертное учение об оружии и следах его применения играет роль цен­трального ядра, каркаса, благодаря которому образуется тесная взаимосвязь всех звеньев системы экспертно-криминалистического исследования различных видов оружия и следов их применения.

Содержание третьего параграфа - «Формы реализации положе­ний экспертного учения об оружии и следах его применения в раскры­тии и расследовании преступлений, связанных с оружием» - состав­ляет прикладной аспект проблемы названного экспертного учения.

На основе анализа и обобщения экспертной практики и результа­тов анкетирования практических работников (следователей и экспер­тов-криминалистов) освещены нацеленные на решение конкретных задач борьбы с «вооруженной» преступностью наиболее эффектив­ные направления деятельности сотрудников судебно-экспертных уч­реждений (в том числе ЭКП ОВД), являющихся основными субъекта­ми использования знаний, аккумулируемых в рамках экспертного уче­ния об оружии и следах его применения. Так, отмечается, что за по­следние семь лет ежегодный объем работ, выполняемых ЭКП ОВД по заданиям оперативных и следственных подразделений, увеличил­ся в три раза[i].

Помощь сотрудников ЭКП МВД России и, в частности, специали­стов может понадобиться в любой стадии расследования преступле­ний, связанных с использованием оружия, в процессе любого следст­венного действия. Практика расследования этой категории престу­плений и результаты проведенного анкетирования показывают, что чаще всего знания специалистов используются при проведении таких следственных действий, как осмотр места происшествия (42,5%), ос­мотр предметов (24,3%), следственный эксперимент (15,2%), получе­ние образцов для сравнительного исследования (9%), освидетельст­вование (6%), обыск (3%). Для этих целей обычно привлекаются спе­циалисты-баллисты (41,6%), специалисты в области исследования хо­лодного и метательного оружия (20,8%), специалисты-взрывотехники (16,6%), судебные медики (12,5%), иные специалисты (8,5%).

Значительную часть преступлений, связанных с использованием оружия, составляют убийства, а также грабежи и разбои, при совер­шении которых во многих случаях применяются различные виды оружия. Например, по результатам исследования отдельных криминоло­гов, почти каждое пятое преступление по делам о разбоях (ст. 162 УК России) совершается с использованием того или иногда вида ору­жия. При этом удельный вес вооруженных разбоев в общей массе «вооруженной» преступности в отдельных регионах страны состав­ляет свыше 15 %. Важно отметить, что около 60 % таких преступле­ний совершается с применением предметов, конструктивно схожих с оружием[ii].

В процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с оружием, активно практикуется и такая помощь сотрудников судебно-экспертных учреждений, использующих в своей деятельности поло­жения учения об оружии и следах его применения, как консультации специалиста; сообщение специалистом справочных сведений об ору­жии и следах его применения следователю и оперативному работни­ку; оказание специалистом организационно-технического содействия следователю и оперативному работнику в выполнении работы с ору­жием и следами его применения, не связанной с производством следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; уча­стие специалиста в оперативно-розыскных мероприятиях; проведение специальных исследований оружия (схожих с ним предметов) и сле­дов его применения до возбуждения уголовного дела; обучение спе­циалистом следователей и оперативных работников современным приемам и методам исследования оружия и следов его применения, работе с новыми научно-техническими средствами, а также их вне­дрение специалистом в следственную и оперативно-розыскную дея­тельность; участие специалиста в разработке профилактических предложений.

Данные анкетирования экспертов-криминалистов свидетельству­ют, что при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с оружием, они чаще всего привлекаются для оказания таких видов не­процессуальной помощи, как консультационная (56,5%), справочная (26,1%), техническая (13,1%) и методическая (4,3%).

Диссертантом подробно раскрываются все перечисленные на­правления деятельности, а также формулируются конкретные пред­ложения по их совершенствованию, в том числе по законодательно­му урегулированию отдельных видов помощи, оказываемой сотруд­никами судебно-экспертных учреждений в процессе раскрытия и рас­следования преступлений, связанных с оружием.



[i] См.: Об объявлении решения коллегии МВД России от 24 декабря 2002 г. № 5 км/2 «О состоянии и мерах по повышению эффективности деятельности экспертно-криминалистических подразделений в борьбе с преступностью: Приказ МВД России от 4 февраля 2003 г. № 79.

[ii] См.: Корецкий Д. А., Косматенко А. А., Коваленко В. И., Мясников К. А. Состояние вооруженной преступности в Ростовской области и меры борьбы с ней. - Ростов н/Д., 2001.-С. 10.