Государственная власть, единая по социальной сущности, источнику и суверенному характеру, может иметь различные виды в зависимости от типа общества, где она функционирует, способов и пределов своего существования. Единство государственной власти неизбежно сочетается с определенными формами ее выражения и структурой внутренней организации. В соответствии со структурным и функциональным назначением принципов рациональной организации всей властной деятельности выделяются отдельные виды и ветви государственной власти, которые в зависимости от характера полномочий их органов действуют самостоятельно в пределах собственной компетенции, но при этом уравновешивают друг друга и взаимодействуют между собой. Именно способность государственной власти разветвляться в процессе своей реализации лежит в основе принципа разделения властей.

Разновидности государственной власти определяются по следующим основаниям: способам господства социальных сил в обществе, полномочиям органов государства, территориальным масштабам их деятельности.

Первое из оснований выражает господство соответствующей социальной группы в зависимости от того или иного исторического типа общества.

Это господство может осуществляться через тоталитарную, авторитарную, демократическую государственную власть. В своем первоначальном (классическом) проявлении государственная власть может служить олицетворением диктатуры господствующего класса и обеспечивать организованное насилие этого класса для подавления другого. При отсутствии демократических форм ее осуществления и тотального (всеобщего) распространения на все сферы общественной жизни личной и бесконтрольной власти диктатора устанавливается тоталитарная государственная власть. Ее действие направлено на беспредельное вмешательство в жизнь человека и устранение институтов гражданского общества. Тоталитарный политический режим как форма проявления власти является, как правило, порождением XX в., — это фашистские государства, социалистические государства периодов культа личности. Термин «культ личности» появился в конце 20-х годов, когда некоторые политологи стремились отделить социалистическое государство от демократических государств и искали четкое определение социалистической государственности. Тоталитарный режим является крайней формой авторитарного режима. Тоталитарное государство выступает как всеохватывающая, все контролирующая и всепроникающая власть.

Характеризуется тоталитарный режим, как правило, наличием одной официальной идеологии, которая формируется и задается общественно-политическим движением, политической партией, правящей элитой, политическим лидером, вождем народа — в большинстве случаев харизматической личностью.

Тоталитарный режим допускает только одну правящую партию, а все другие, даже ранее существовавшие, партии стремится разогнать, запретить или уничтожить. Правящая партия объявляется ведущей силой общества, ее установки рассматриваются как священные догмы. Конкурирующие идеи о социальном переустройстве общества объявляются антинародными, направленными на подрыв устоев общества, на разжигание социальной вражды. Правящая партия захватывает бразды государственного управления: происходит сращивание партийного и государственного аппаратов. В результате этого становится массовым явлением одновременное занятие партийной и государственной должности, а там, где этого не происходит, государственными должностными лицами выполняются прямые указания лиц, занимающих партийные посты. Кроме того, осуществляется демагогическая ориентация всех членов общества на якобы имевшие место выдающиеся достижения правящей партии. Монополия на информацию делает это осуществимым.

В государственном управлении тоталитарный режим характеризуется крайним центризмом. Практически управление выглядит как исполнение команд сверху, при этом инициатива фактически отнюдь не поощряется, а строго наказывается. Местные органы власти и управления становятся простыми передатчиками команд. Особенности регионов (экономические, национальные, культурные, социально-бытовые, религиозные и др.), как правило, не учитываются.

Центром тоталитарной системы является вождь. Его фактическое положение сакрализируется. Он объявляется самым мудрым, непогрешимым, справедливым, неустанно думающим о благе народа. Какое-либо критическое отношение к нему пресекается. Обычно на эту роль выдвигаются харизматические личности.

На фоне этого происходит усиление мощи исполнительных органов, возникает всевластие номенклатуры, т. е. должностных лиц, назначение которых согласуется с высшими органами правящей партии или производится по их указанию. Номенклатура, бюрократия осуществляет власть в целях обогащения, присвоения привилегий в образовательной, медицинской и иных социальных областях. Возрастают дискреционные, т. е. законом не предусмотренные, и не ограниченные полномочия, растет свобода усмотре­ния административных органов. Особенно выделяется на фоне разросшихся исполнительных органов «силовой кулак» (армия, полиция, органы безопасности, прокуратура и т. п.), т. е. карательные органы.

Тоталитарный режим широко и постоянно применяет террор по отношению к населению. Физическое насилие, несмотря на его широкое использование, уже не становится самоцелью, как при деспотии и тирании, а выступает в качестве главного условия для укрепления и осуществления власти.

При тоталитаризме устанавливается полный контроль над всеми сферами жизни общества. Государство стремится буквально «слить» общество с собой, полностью его огосударствить. В экономической жизни происходит процесс огосударствления в тех или иных формах собственности. В политической жизни общества личность, как правило, ограничивается в правах и свободах. А если формально политические права и свободы закрепляются в законе, то отсутствует механизм их реализации, а также реальные возможности для пользования ими. Контроль пронизывает и сферу личной жизни людей. Демагогия, догматизм становятся способом идеологической, политической, правовой жизни. Тоталитарное государство выступает против экономически и соответственно политически свободного человека. Оно всячески ограничивает предприимчивость индивидуума.

Различаются тоталитарные режимы по субъективному признаку, позволяющему определить обладателя монопольной власти.

Если власть сосредоточена и осуществляется одним лицом — монархом, президентом, диктатором, — тоталитарный режим имеет вид автократии. Его именуют также авторитарным режимом. Система власти связана с конкретным «автором», личные возможности которого позволяют ему распоряжаться поступками подчиненных ему соратников и граждан государства. Как и при любом тоталитарном режиме, авторитарная власть, власть автократа, «не сдерживается конституционными нормами и ограничениями».[12]

Авторитаризм, безусловно, существует, но не отдельно, а в русле тоталитарной власти как ее разновидность. Понятие авторитарного режима указывает на политическое господство одной личности. Отличительной чертой авторитаризма является сильная исполнительная власть, основанная как правило, на личности лидера. Авторитарный режим может быть основан на праве, моральных началах, но его нельзя все же отнести к режимам, где население участвует в управлении, а власть осуществляется наиболее эффективным способом. При любой форме авторитаризма государственная власть не формируется и не контролируется народом. Несмотря на то, что существуют представительные органы, реально они никакой роли в жизни общества не играют. Парламент штампует решения, выработанные правящей элитой во главе с вождем или группой лиц.

Реально при авторитарном режиме жизнь в стране направляется правящей элитой, которая себя не ограничивает законом, особенно в части привилегий, льгот. В ее среде выделяется еще более узкий круг людей, — небольшая группа высших должностных лиц, осуществляющих политическое руководство.

Если руководство государства формируется вследствие военного или государственного переворота, то авторитарный режим называют кликой или хунтой. Внутри правящей клики выделяется лидер. Его влияние очень значительно. Однако единолично он не склонен принимать решения. Советы, рекомендации, учет мнений, обсуждение того или иного вопроса со своей командой становятся для него необходимыми. Лидером является обычно сильная, чаще всего харизматическая личность. И хотя общественное мнение не обожествляет лидера, не называет его вождем, тем не менее оно ориентируется на эту сильную личность.

Авторитарные режимы в относительно «мягкой» форме возникают порой для проведения реформ, укрепления государства, его целостности, единства, противопоставления сепаратизму, экономическому развалу.

В авторитарном государстве управление осуществляется, как правило, централизованно. Решения центральной власти, не учитывающие зачастую экономических, национальных, географических, бытовых, религиозных и других особенностей тех или иных групп населения, исполняются отнюдь не добровольно. В случае отклонения людей от «генеральной линии» применяется принуждение. Использование насилия становится характерным для авторитарного режима. Вот почему авторитарное государство не может существовать без опоры на полицейский и военный аппараты. Суд в таком государстве — вспомогательный инструмент, поскольку широко используются внесудебные методы принуждения людей.

Оппозиция при авторитаризме не допускается. В политической жизни могут участвовать и несколько партий, однако все эти партии должны ориентироваться на линию, выработанную правящей партией, в противном случае они запрещаются, разгоняются. Оппозиционеры, как организации, так и граждане, жестко наказываются. Власть применяет к инакомыслящим законные и незаконные методы расправы. Личность в авторитарном государстве фактически не может пользоваться конституционными правами и свободами, даже если они и провозглашаются формально, так как отсутствует механизм их реализации, гарантии. Она лишена также гарантий своей безопасности в ее взаимоотношениях с властью, поскольку власть не стесняет себя в применении принуждения. Провозглашается полный приоритет интересов государства над личностью, а права личности игнорируются. Авторитарная власть осознает, что доверие народа — великая сила, и поэтому она культивирует фанатизм в массах по отношению к себе, используя демагогию.

Наличие авторитарной власти не всегда служит показателем антидемократической сущности государства. Сильная централизованная власть иногда является необходимым противовесом распаду и анархии и может стать переходным этапом к началу создания гражданского общества. Но в целом авторитарная власть допускает вмешательство в общественную жизнь и нарушение частной автономии граждан.

Произвольное, бесконтрольное правление большинства называют охлократией, или народным самодержавием, народным абсолютизмом (С. Франк), плебисцитарной диктатурой (Ф. А. фон Хайек), «деспотизмом толпы, безгранично властвующей не только в области общественных отношений, но и над всей частной жизнью человека...».[13]

Охлократия, «власть толпы», не способна существовать в чистом виде сколько-нибудь длительное время. Самая простая согласованность действий больших масс людей нуждается хотя бы в минимальной организации. Тем более без соединяющего, авторитетного начала немыслимо государство. В действительности охлократия всегда сосуществует с авторитаризмом или олигархией. Обычно она оборачивается властью харизматического, обожествленного лидера, получающего бесспорную и неограниченную поддержку большинства — «народ возвышает кого-либо одного, чтобы в его власти обрести для себя защиту».[14] Конечно, эти доверие и поддержка, как правило, целенаправленно организуются, но они очевидны.

В условиях охлократии диктатор, наделенный неограниченным доверием, поддерживает это доверие всеми средствами. Утверждается принцип «salus populi suprema lex» (благо народа— высший закон). Решения диктатора воспринимаются как осуществление надежд и чаяний народа, его политика ставит целью благополучие нации, могущество государства, расширение территории, борьбу с внутренними и внешними врагами. Широкие массы населения привлечены к реализации политических мероприятий, к насилию. В России после октябрьской революции 1917 г. В. И. Ленин писал: «Задача партии — разрабатывать формы насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие».[15] Подобных примеров немало — цезаризм, бонапартизм, правление Гитлера, Сталина, Мао Цзе-Дуна, Ф. Кастро. Во всех перечисленных случаях автократическая власть возникала и существовала при очевидном одобрении подавляющей массы общества.

Тиранический режим основан на единоличном правлении. Однако в отличие от деспотии власть тирана, как правило, устанавливается насильственным, захватническим путем, часто смещением законной власти с помощью государственного переворота. Она также лишена правовых и нравственных начал, построена на произволе, подчас терроре и геноциде. Следует учесть, что понятие «тирания» имеет эмоциональную и политико-правовую оценку. Когда речь идет о тирании как политическом режиме, используется именно оценка тех жестоких способов, с помощью которых тиран осуществляет государственную власть. В этом смысле власть тирана, как правило, является жестокой. Стремясь подавить сопротивление в зародыше, тиранический режим осуществляет казни не только за выраженное неповиновение, но часто за обнаруженный умысел на этот счет. Кроме того, превентивное принуждение широко используют захватчики и для того, чтобы посеять страх среди населения. Овладение территорией и населением другой страны обычно связано не только с физическим и моральным насилием над людьми, но и над обычаями, которые существуют у народа. Тиранические режимы можно наблюдать в полисах Древней Греции, в некоторых средневековых городах-государствах.

Тирания, как и деспотия, основана на произволе. Однако если в деспотии произвол и самовластье обрушиваются прежде всего на головы высших должностных лиц, то при тирании им подвержен каждый человек. Законы не действуют, поскольку тираническая власть в большинстве своем не стремится их создать.

Деспотический режим (от греч. «despotia» — неограниченная власть) характерен для монархической формы правления, а именно для абсолютистской монархии, когда власть осуществляется исключительно одним лицом, становящимся деспотом. Деспотии возникли в древности и характеризовались крайним произволом в управлении (власть осуществлялась подчас болезненно властолюбивыми лицами), полным бесправием и подчинением деспоту со стороны его подданных, отсутствием правовых и моральных начал в управлении. Для многих государств «азиатского способа производства» с их общественной, государственной собственностью, принуждением к труду, жесткой регламентацией труда и распределением его результатов, завоевательными, имперскими тенденциями деспотический режим становился типичной формой осуществления власти. В деспотическом государстве доминировала карательная, жесткая налоговая политика по отношению к народу. При деспотии осуществлялось жесткое подавление любой самостоятельности, недовольства, возмущения и даже несогласия подвластных. Санкции, применяемые при этом, потрясают воображение своей суровостью, причем, как правило, они не соответствовали содеянному, а определялись произвольно. Жесткое подавление применялось весьма широко.

Психологические основы деспотии также своеобразны: страх пронизывает все поры в государстве. Деспотия держалась на страхе. Характеризуя деспотию, Монтескье пишет о том, что в таком государстве все должны чувствовать ежеминутно вечно поднятую длань государя. «Если государь хотя бы на мгновение опустит угрожающую руку, если он не может без промедления уничтожить лиц, занимающих первые места в государстве, то все пропало, так как страх — единственное начало этого образа правления — исчез, и у народа нет более защитника».[16]

Деспотический режим встречался в основном в странах Средиземноморья, на Ближнем Востоке, в странах Азии, Африки, Южной Америки. Он характерен для ранних этапов развития человеческого общества, государственности. Однако этот режим возникал и может возникнуть и в некоторых современных государствах в силу исторического своеобразия их развития, личностных характеристик политических лидеров, монархов, способов борьбы за власть и ее осуществление или подавление противников режима и т. д.

Теократии как разновидности политического режима обнаруживают много своеобразного в своих политико-правовых системах. Дословно теократия означает «божественное правление», власть Бога. Для клерикала и просто искренне верующего религия воплощает истину и справедливость. Поэтому вероятно ожидать от верующего человека, что, став политиком, он постарается утвердить религиозные нормы и ценности властью, силой государства.

Неоднократно предпринимались попытки изобрести образец теократии, где все живут счастливо и справедливо под властью Бога. Вместе с тем мировая государственно-правовая практика свидетельствует о трудностях или даже неосуществимости создания режима, где свобода совести и нравственного выбора уживаются с политическим господством религии. Существующие модели теократии тоталитарны, и потому теократический режим неприемлем для общества, приверженного идеалам личной свободы.

В литературе встречаются упрощенные, неточные определения теократии. Например, теократию обозначают как «форму правления, при которой глава государства (обычно монархического) является одновременно его религиозным главой».[17] Следуя такому определению, мы должны были бы причислить к теократиям Великобританию, где монарх имеет титул главы англиканской церкви. В действительности понятие теократии сложнее.

Теократия — это режим, в котором политическая власть реально принадлежит духовным лидерам, божеству, а регулятором общественных, в том числе политических, отношений являются предписания религиозного происхождения, каноны. Носитель религиозной власти связан ответственностью прежде всего перед небесной инстанцией. Поэтому он приобретает свободу от политических обязательств перед единоверцами, от контроля с их стороны. Так, в исламе довольно широко распространена идея таклида, т. е. беспрекословного повиновения религиозным авторитетам и доктринам. Мера добросовестности, характер власти зависят от личных нравственных и интеллектуальных качеств религиозных лидеров, а не от свободного политического выбора граждан.

Альтернативой жесткой антидемократической власти с элементами личной диктатуры выступает демократическая государственная власть. Она осуществима в подлинно демократическом государстве, где может быть обеспечен процесс обратного «поглощения» государственной власти обществом. В этом случае единым и единственным носителем всей власти в государстве становится весь народ. Народ должен быть суверенным обладателем государственной власти, которая принадлежит ему в полном объеме.

Демократическая власть использует многообразные формы, сочетая их в интересах обеспечения полновластия народа. Наиболее важной из этих форм является представительная демократия, выступающая своеобразным связующим звеном между народом и профессиональным государственным аппаратом, осуществляющим оперативную властную деятельность. Выборы представительных органов концентрируют важнейшие черты подлинного народовластия, поскольку они служат высшим непосредственным выражением власти народа и одновременно составляют институт народного представительства в нашей стране.

Представительная демократия означает вручение народом посредством всенародных свободных выборов определенных важных функций по руководству делами государства и общества своим выборным представителям (депутатам), которые объединяются в организации осуществления государственной власти на уровне федерации и ее субъектов или местного самоуправления на муниципальном уровне. Таким образом, данная форма обеспечивает осуществление полновластия народа через выборные представительные органы, составляющие систему представительной демократии. Именно система представительной демократии выражает государственную волю народа, воплощенную в законе, и обеспечивает решение населением вопросов местного значения. Тем самым демократические формы проявления суверенитета народа начинаются именно с представительной системы, а сам народный суверенитет определяет характер народного представительства.

Не менее существенное значение в системе народовластия имеет непосредственная, прямая демократия. Это значение определяется той ролью, которую играет прямое выражение воли народа, не преломленное ни через какие промежуточные звенья, как в процессе правотворчества, так и при решении важнейших вопросов государственного строительства.

Непосредственная демократия означает возможность обсуждать вопросы государственной и общественной жизни и принимать решения по ним не через посредство представительных органов, а путем прямого волеизъявления народа или его частей. Такое волеизъявление, надлежащим образом оформленное в виде акта, содержащего решение по обсуждаемому вопросу, является окончательным и не подлежит утверждению или отмене со стороны какого-либо органа. Конституция (например, Конституция РФ) закрепляет институты прямой демократии в качестве высшего непосредственного выражения власти народа, называя в их числе референдум и свободные выборы. Но при всем их значении они не могут быть признаны единственной формой воплощения народовластия, несмотря на прямое выражение в них воли народа. Громадная масса сложнейших вопросов руководства государством и обществом не может повседневно решаться непосредственно народом, без использования форм представительной демократии. Это было бы нецелесообразно и неэкономно, да и просто невозможно в силу организационных условий. Развивая институты прямой демократии, государство использует их в качестве необходимой гарантии привлечения масс к правотворческой деятельности, к управлению государственными делами, но в сочетании с представительной демократией. Именно в таком сочетании суверенитет и власть народа находят свое полное проявление.

Институты прямой демократии отличаются большим разнообразием. Кроме указанных в Конституции РФ используются такие, как обсуждение народом важнейших законопроектов и иных вопросов государственной жизни, собрания граждан, совещания по отраслевым вопросам, деятельность общественных объединений, политических партий, митинги и демонстрации, пикетирование, составление петиций и сборы подписей, обращения в органы государства и общественные организации и т. д. Ряд из них носит императивный характер, т. е. принятые в результате их проведения решения имеют высшую юридическую силу для государства и его органов, являются общеобязательными (референдум, выборы). Другие являются консультативными, т. е. имеют не обязательное, а рекомендательное значение для государственных органов и иных субъектов (например, обсуждение проектов законов, решения собраний граждан, резолюции митингов и др.).

Важную роль в осуществлении государственной власти народа играют органы государства, составляющие в своей совокупности государственный аппарат, который работает на профессиональной основе и обеспечивает повседневное управление делами государства и общества. Следует отметить, что с установлением в Российской Федерации должности единоличного главы государства, избираемого народом, появились основания для выделения в системе народовластия еще одной формы — президентской демократии. Важнейшим принципом демократии, находящим отражение в Конституции РФ, является идеологический и политический плюрализм, многопартийность и многоформенность общественной жизни. Это предполагает различие в направлениях деятельности политических сил, их борьбу за власть в рамках закона, различие взглядов и представлений о путях развития общества. Все эти различия выявляются и реализуются в процессе образования и деятельности таких организационных форм общественной активности, как политические партии и иные общественные объединения. Они оказывают содействие государству и его органам в управлении обществом, являются участниками осуществления политической власти. Но вместе с тем такое множество выдвинутых жизнью политических форм не является чем-то аморфным и расплывчатым, оно не составляет также простой арифметической суммы разнородных организаций. Все эти формы объединяются в единую политическую систему общества, составляющую конституционный механизм народовластия.


[12] Black's Law Dictionary. St. Paul, 1991. P. 90.

[13] Чичерин Б. Н. Политические и социальные идеалы // Власть и право. Л., 1990. С. !

[14] Макиавелли Н. Государь. М/, 1990. С. 29.

[15] Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 36. С. 386.

[16] Монтескье Ш. О духе законов: Избр. произв. М., 1955. С. 185.

[17] Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1329.